Grand Duchy of Luxembourg in Belgium’s Foreign Policy in the Second Half of 19th — early 20th Century
Table of contents
Share
Metrics
Grand Duchy of Luxembourg in Belgium’s Foreign Policy in the Second Half of 19th — early 20th Century
Annotation
PII
S207987840002456-0-1
DOI
10.18254/S0002456-0-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Aleksandra Khorosheva 
Affiliation: Institute of World History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract
The article examines the claims of Belgium over the Grand Duchy of Luxembourg and its rivalry with France in this question. It is an insufficiently studied issue of the international relations in the second half of 19th — early 20th century. Based on the archival and published documents it reveals Belgium’s plans over Luxembourg, studies the activity of Belgian diplomacy during the World War I and the period of the Paris Peace Conference, shows how did the solution of the contradictions influenced on Luxembourg’s further evolution.
Keywords
international relations, Grand Duchy of Luxembourg, Belgium, France, Luxembourg crisis of 1867, First World War
Received
12.06.2018
Publication date
28.09.2018
Number of characters
46383
Number of purchasers
41
Views
1548
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Так называемый люксембургский вопрос, не будучи центральным во внешней политике Бельгии, тем не менее, занимал особое место в комплексе внешнеполитических задач королевства, составляя суть одного из главных противоречий с Францией, претендовавшей на Великое герцогство.
2 На протяжении большей части XIX в. Бельгия стремилась не допустить усиления экономического и политического влияния Франции, от которой не раз исходила угроза не только подчинения, но и аннексии. Бельгийцы осознавали, что для Франции получение Великого герцогства Люксембург было вопросом стратегической необходимости в противоборстве с Пруссией, а затем – с Германской империей. Не секретом было и то, что вплоть до Первой мировой войны французы искали любую возможность утвердиться в политически ориентированном на Германию и целиком вовлеченном в германскую экономику Люксембурге. В этой связи соперничая с Францией в соседнем герцогстве, некогда составлявшем единое целое с одноименной бельгийской провинцией, Бельгия преследовала цель максимально ослабить влияние Франции, не допустить «окружения» ею. В борьбе за Люксембург в XIX в. постоянно нейтральная Бельгия, не имевшая права осуществлять открытые агрессивные шаги в отношении другого государства, действовала осторожно, заявляя о национальной основе своих притязаний. Однако попытки короля Бельгии приобрести Люксембург свидетельствовали о серьезных целях набиравшего силу государства, в начале ХХ в. превратившегося в колониальную державу. По окончании Первой мировой войны последовал новый виток напряженности отношений между странами по люксембургскому вопросу. Отказавшись от нейтралитета, Бельгия оказалась реальной и весьма активной соперницей Франции, выдвигая в качестве основы требований объединения с Люксембургом все тот же национальный принцип.
3 Данный аспект международных отношений до настоящего времени не являлся предметом исследований российских историков. Основное внимание уделялось франко-прусским противоречиям из-за Люксембурга, а также участию России в решении Люксембургского вопроса в 1867 г. Проблема притязаний Бельгии на Великое герцогство оставалась за рамками исследований. В связи с этим в задачи данной статьи входит на основе архивных и опубликованных дипломатических документов провести анализ внешнеполитических планов Бельгии в отношении Люксембурга в период второй половины XIX – начала ХХ вв., исследовать действия бельгийской дипломатии в период Первой мировой войны и по ее окончании, показать, как решение вопроса о Люксембурге между Францией и Бельгией повлияло на дальнейшую судьбу герцогства.
4 * * *
5 На протяжении длительного периода, задолго до обретения независимости, в силу своего географического положения герцогство Люксембург находилось в сфере интересов европейских держав. Его границы менялись, оно переходило из рук в руки, мощная крепость Люксембурга, называемая «северным Гибралтаром», многократно осаждалась.
6 Поворотным в истории Люксембурга стал 1815 год. После разгрома Наполеона великие державы, преследуя цель создания барьера против Франции, выделили Люксембург из комплекса южно-нидерландских земель1. По решению Венского конгресса 1814–15 гг. герцогство получило суверенитет, было возведено в ранг Великого Герцогства и объединено личной унией с Королевством Нидерландов. Кроме того, в качестве уступки претендовавшей на герцогство Пруссии и для укрепления системы барьера, было принято решение о вхождении Люксембурга в созданный Германский союз, в крепости расположился прусский контингент2.
1. В 963 г. Люксембург стал частью одноимённого графства в составе Священной Римской империи. В 1354 г. император Священной Римской империи Карл IV преобразовал Люксембург в герцогство. В 1441 г. оно вошло в состав Бургундского герцогства, после раздела которого в 1482 г. герцогство Люксембург перешло во владение Габсбургов (с 1555 г. – их испанской ветви), став одной из 17 провинций Испанских Нидерландов. В составе комплекса южно-нидерландских земель в 1714 г. оно было передано во владение Австрии, с 1795 по 1814 г. находилось в составе Франции.

2. Подробнее о судьбе Люксембурга на Венском конгрессе см.: Хорошева А.О. Великие державы и создание Великого герцогства Люксембург в XIX в. // Россия и современный мир. № 4. 2017. С. 86-101.
7 Недовольство политикой нидерландского короля, великого герцога Люксембурга, рассматривавшего герцогство как одну из провинций королевства, побудило люксембуржцев в 1830 г. поддержать Бельгийскую революцию, целью которой было отделение Южных Нидерландов от Королевства Нидерландов. В результате военных столкновений Вильгельм I сохранил за собой столицу Люксембурга и окрестности, западная часть отошла к Бельгии. Бельгийцы, не решаясь атаковать крепость Люксембурга, дабы не провоцировать Германский союз, дипломатическим путем продолжили отстаивать право на вхождение герцогства в состав Бельгии. Однако по решению международной Лондонской конференции 1839 г., к огромному разочарованию бельгийцев, к Бельгии отошла только небольшая часть герцогства3. Основная часть Люксембурга признавалась суверенной, но оставалась связанной личной унией с Королевством Нидерландов4. Экономически Люксембург был ориентирован на нидерландские провинции и Пруссию, в 1842 г. Великое герцогство вошло в Германский таможенный союз.
3. Подробнее см.: Trausch J. Le Luxembourg entre la Belgique et la Hollande 1830-1839. Aux origines du sentiment national luxembourgeois // Actes du Colloque historique sur les relations belgo-néerlandaises entre 1815 et 1945. Bruxelles, 1982.

4. В рамках этого объединения жители герцогства продолжали стремиться к автономии. В результате ряда волнений в 1841 г. нидерландский король, наконец, даровал Великому герцогству конституцию, признав его независимость при сохранении личной унии.
8 Несмотря на то, что Люксембург еще не являлся полностью независимым, по мнению исследователей и люксембургского общества, события периода 1830-1839 гг. дали рождение Люксембургу как государству и люксембургской нации как таковой. Однако и это не мешало Франции, набиравшей мощь Пруссии, а также Бельгии, претендовать на Великое герцогство.
9 Во второй половине 1860-х гг. Люксембург оказался в центре международного конфликта. После распада Германского союза в 1866 г. последовал так называемый Люксембургский кризис, связанный с желанием императора Франции Наполеона III приобрести Великое герцогство у нидерландского короля. Наполеон III добился отказа люксембургского правительства присоединиться к Северогерманскому союзу. Однако позиция Пруссии в этом вопросе внушала нидерландскому королю Вильгельму III (великому герцогу Люксембурга) серьезные опасения. Он отказался от предложения французского императора, вызвав негодование Наполеона III. Назревал франко-прусский конфликт5. В Люксембурге началась активная пропагандистская кампания, в ходе которой французские агенты стремились подготовить население к референдуму по вопросу о присоединении к Франции. Люксембуржцы высказали королю Нидерландов свое мнение: если не будет возможности сохранить независимость герцогства, целесообразнее будет уступить желаниям Франции6.
5. Подробнее см.: Шнеерсон Л.М. Франко-германский конфликт из-за Люксембурга в 1867 г. Минск, 1969.

6. Согласно исследованиям люксембургского историка Ж. Трауша, если бы люксембуржцам пришлось выбирать между Пруссией и Францией, скорее всего, они предпочли бы слияние с Францией (Trausch G. Les Luxembourgeois devant la Révolution française // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman. Actes du Colloque de Luxembourg / Sous la dir. de R. Poidevin et G. Trausch. Metz, 1978. P. 115).
10 Франко-прусские противоречия в Люксембурге напрямую касались безопасности Бельгии. В этот момент в борьбу за Люксембург вступил недавно взошедший на престол амбициозный монарх Бельгии Леопольд II, питавший надежды воссоединить прежде единую территорию Люксембурга. Леопольд II выдвинул свои варианты решения вопроса, рассчитывая на помощь Великобритании в получении Великого герцогства. В письме своей кузине королеве Виктории от 2 апреля король писал о необходимости провести в Люксембурге плебисцит: «Одной из важнейших проблем на континенте остается вопрос Люксембурга. В Бельгии особенно пристально следят за судьбой Великого герцогства, которое до 1839 г. составляло часть этого королевства. Тогда великие державы вынудили нас уступить две территории, известные сегодня как голландские Лимбург7 и Люксембург. Несмотря на это вынужденное разделение, сегодня нас объединяют самые теплые симпатии. Говорят, что сегодня Европа вновь хочет вмешаться в решение этого вопроса. Если это произойдет, я надеюсь, что кабинеты устроят дело таким образом, что люксембуржцам будет дана свобода самим решить свое будущее. Чтобы понять, чего население хочет на самом деле, нужно спросить его об этом до продажи или разделения, а на время голосования в определенном смысле нейтрализовать весь регион для того, чтобы население смогло решиться и свободно высказаться»8. Бельгийские газеты заговорили о необходимости создания нейтрального Люксембурга и разрушения крепости.
7. До 1795 г. Лимбург находился в совместном владении Соединенных провинций Нидерландов и епископства Льежского. С 1831 г. по 1839 г. входил в состав Бельгии, по договорам 1839 г. западная часть Лимбурга отошла к Бельгии, северная и южная – к Нидерландам.

8. Dumoulin R. Léopold II et le Grand Duché de Luxembourg au printemps de 1867 // Mélanges offerts à G. Jaquemins. P. 165.
11 Леопольду II не удалось добиться от Великобритании решительных действий. Британское правительство хранило молчание9. Тогда Леопольд направился в Париж под предлогом посещения бельгийских павильонов на открывшейся Всемирной выставке и напрямую спросил императора о его намерениях. Наполеон III ответил, что на покупку Люксембурга его толкал канцлер Бисмарк.
9. Emerson B. Léopold II. Le Royaume et l’Empire. P., 1988. P. 46-47.
12 Леопольд II вновь попытался склонить на свою сторону Викторию, учитывая, что Великобританию беспокоило возможное присутствие французов в Люксембурге. Великобритания предложила Франции 3 варианта: присоединение Люксембурга к Бельгии, сохранение существующего положения, либо плебисцит, причем все варианты были бы возможны только при нейтрализации крепости. Свое решение предложила и Австрия: разрушение крепости, либо присоединение к Бельгии в обмен на крепости в бельгийском Эно, отторгнутые у Франции в пользу Бельгии в 1814-1815 гг. Такой вариант был неприемлем для Леопольда. В письме королеве Виктории Леопольд категорически настаивал на нейтрализации Люксембурга, добиваясь, чтобы прусский гарнизон покинул крепость10. Лондон беспокоили не только аннексионистские планы Наполеона III, вплотную затрагивавшие ее интересы на континенте11, но и нежелание Пруссии покидать крепость Люксембурга. В ситуацию вмешалась и Россия, способствовавшая сохранению европейского равновесия. А.М. Горчаков предписывал российскому послу в Лондоне Ф.И. Бруннову настаивать на основных условиях России: «эвакуация крепости, разрушение ее… Нейтрализация Великого Герцогства Люксембургского по образцу Бельгии под европейской гарантией. Люксембург сохранит династические узы с Оранским домом»12.
10. Dumoulin R. Léopold II et le Grand Duché de Luxembourg… P. 169.

11. Наполеон III рассматривал возможность аннексии Бельгии, что ставило под угрозу позиции Великобритании на континенте.

12. Цит. по: Русская дипломатия и нейтралитет Люксембурга в XIX веке // Новая и новейшая история. М., 1973. №2. С. 143.
13 В ситуации международного вмешательства, 18 апреля принц Наполеон от имени Наполеона III озвучил предложения Франции королю Леопольду II: император отказывается от Люксембурга, который необходимо вернуть Бельгии, как этого хотят народы. Император не просит об изменении границ. Он лишь требует эвакуации пруссаков из крепости. Об этом Леопольд немедленно сообщил королеве Виктории, настаивая на вмешательстве Великобритании ради сохранения мира в Европе13.
13. О переписке Леопольда II и Виктории см.: Dumoulin R. Léopold II et le Grand Duché de Luxembourg… P. 170-173.
14 В мае 1867 г. в Лондоне была созвана международная конференция великих держав. Несмотря на то, что король Леопольд II сохранял надежду на получение герцогства и в ходе конференции, Лондон посоветовал Брюсселю сохранять в отношении Люксембурга «строжайшую сдержанность». Лондонская конференция подтвердила суверенитет Люксембурга при сохранении личной унии. Государство было признано постоянно нейтральным14, за Люксембургом признавалось право государственной самостоятельности и право дипломатического представительства. Великобритания осталась на позиции сохранения баланса сил, гарантировав нейтралитет Люксембурга, однако, суть гарантии звучала таким образом: гарантия не совместная и отдельная, а гарантия коллективная, что, в отличие от случая Бельгии, исключало выступления Великобритании в защиту Люксембурга в одиночку15. Как было предусмотрено договором, крепостные укрепления Люксембурга были срыты, прусский гарнизон покинул крепость.
14. Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1898. С. 370-376.

15. О позиции Великобритании см.: Marx R. L’Angleterre et la crise de 1867 // Mélanges offerts à G. Jaquemins. P. 137-145.
15 Однако и после провозглашения Люксембурга постоянно нейтральным государством соседние государства продолжили споры о политическом и экономическом влиянии в Великом герцогстве. Франция, потерпев неудачу в получении Люксембурга в 1867 г., уступила и в политике экономического вмешательства. В 1872 г. Германия завладела всей железнодорожной сетью Люксембурга (с 1857 г. одна часть люксембургской железнодорожной сети находилась под контролем французской Восточной Компании, другая – линия Гийом-Люксембург – в руках Пруссии)16. С этого времени Люксембург полностью оказался под влиянием восточного соседа, благодаря вложениям которого в развитие люксембургской металлургии герцогство оказалось вовлечено в комплекс Рур–Саар–Лотарингия. В последующие десятилетия, вплоть до Первой мировой войны, Франция безуспешно будет пытаться ослабить германско-люксембургские связи.
16. Kurgan-Van Hentenryk G. Le réseau de chemins de fer Prince-Henri et les intérêts français dans le Grand-Duché de Luxembourg (1868-1877) // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman. Metz, 1978. P. 119-136.
16 Сохранение Люксембурга в личной унии с Нидерландами было дипломатическим провалом для амбициозного короля Леопольда II, хотя перед представителями иностранных держав он выразил свое одобрение решениям конференции17. Еще несколько раз бельгийский король пытался «приобрести» Люксембург. В 1884 г. Леопольд II искал возможность покупки у не имевшего наследников мужского пола Оранско-Нассауского дома прав на владение Люксембургом18. В 1906 г. у Леопольда II возник план передачи права наследования семьи Великого герцога Адольфа19 бельгийскому дому за 20 млн франков, однако, оба эти предприятия не осуществились.
17. Архив внешней политики Российской империи (далее – АВПРИ). Ф. 133. Оп. 470. Д. 20. Л. 173.

18. Согласно договору 1783 г. между Нассаускими княжескими домами (в число которых входила правящая Оранско-Нассауская династия Нидерландов), признанному Венским конгрессом 1815 г., а также Лондонскими договорами 1839 г. и 1867 г., на престол Люксембурга мог претендовать только наследник мужского пола.

19. В 1890 г. после смерти не имевшего сыновей нидерландского короля Вильгельма III, титул великого герцога перешел к герцогу Адольфу из династии Нассау-Вайльбург. Личная уния Люксембурга с Нидерландами распалась.
17 Даже учитывая то, что укрепления Люксембурга больше не представляли значения в военном отношении после их срытия в 1867 г., стратегически важное расположение герцогства неминуемо превращало его в плацдарм для атаки Германии на Францию. Разработанный германским штабом «план Шлиффена» это подтвердил. И французы, и бельгийцы прекрасно осознавали опасность прохода германских войск через территорию «полуподчиненного» Германии Люксембурга, причем в своих стратегических планах Франция рассматривала возможность первой нарушить нейтралитет герцогства20.
20. См. подробнее: Pedroncini G. Influence de la neutralité belge et luxembourgeoise sur la stratégie française: le plan XVII // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à R. Schouman. P. 185-196.
18 Как известно, договоры о постоянном нейтралитете Люксембурга 2 августа 1914 г. нарушила Германия. Предъявив ультиматум, она вторглась на территорию герцогства. Правительство Люксембурга выразило формальный протест, однако герцогство не сопротивлялось захватчику. Германское командование расположило в Люксембурге свою ставку, потребовав, чтобы бельгийский и французский посланники покинули герцогство.
19 В годы Первой мировой войны вопрос присоединения Люксембурга приобрел для Бельгии особую важность и новые перспективы. Невыполнение Люксембургом обязанностей нейтрального государства, а именно – то, что Великое герцогство не оказало сопротивления Германии, побудило Бельгию заговорить о целесообразности сохранения такого государства независимым. Бельгия, как потерпевшая страна, защищавшая свой нейтралитет с оружием в руках, неофициально претендовала на его присоединение. Бельгийцы рассматривали несколько возможных путей. Максимальный – аннексия, личная уния, минимальный – экономический союз с Люксембургом. Во французском МИДе также были сторонники присоединения Люксембурга как по политическим, так и экономическим причинам. Французы не могли отказаться от соблазна завладеть герцогством, используя вопрос о Люксембурге для давления на бельгийцев в других вопросах.
20 В начале войны в Бельгии получила распространение идея «Великой Бельгии» (присоединении Великого герцогства Люксембург, нидерландских территорий и части германских земель). Определенные неофициальные, а затем официальные шаги в направлении получения территориальных компенсаций бельгийское руководство предпринимало уже в самом начале войны. Еще в сентябре 1914 г. бельгийский МИД выработал проект ноты о возможных территориальных приобретениях. В январе 1915 г. политическим управлением МИД Бельгии была составлена еще одна нота – программа требований, в которой констатировалась необходимость пересмотра статей договора 1839 г.21, говорилось о необходимости присоединения Люксембурга, выдвигались претензии на нидерландские Фландрию и южный Лимбург, а также увеличение территории бельгийского Конго22.
21. 19 апреля 1839 г. на специально созванной в Лондоне международной конференции были подписаны договоры между Бельгией и Нидерландами, а также между Бельгией и пятью великими державами. В них были закреплены границы Бельгии, а также подтвержден ее международный статус постоянно нейтрального государства.

22. Trausch G. Les relations fraco-belges à propos de la question luxembourgeoise (1914-1922) // Les relations franco-belges de 1830 à 1934. P. 276.
21 Первые неофициальные зондирования французской точки зрения были положительными для Бельгии. В феврале 1915 г. во время встречи с министром иностранных дел Франции Делькассе премьер-министр Бельгии Ш. де Броквиль услышал мнение французского политика, что Люксембург должен отойти к Бельгии. Однако бельгийское правительство старалось не делать открытых заявлений, которые могли быть негативно восприняты мировой общественностью. Совет министров 17 апреля 1915 г. принял решение воздерживаться от официальных заявлений на этот счет23. 22 июня президент Французской республики Р. Пуанкаре, не обсуждая вопрос с собственным правительством, заявил бельгийскому посланнику Э. де Гэффиеру, что Франция не станет претендовать на герцогство (этой позиции президент придерживался вплоть до своей отставки в 1920 г.)24. Однако во французском МИДе борьба взглядов по этому вопросу не утихала. Заместитель главы политического управления Кэ д’Орсе Филипп Бертоло доказывал, что возвращения Эльзаса и Лотарингии недостаточно, Люксембург должен быть возвращен Франции по соображениям военным, экономическим, а также поскольку этого желает само население герцогства. Генеральный секретарь МИД Жюль Камбон утверждал, что безопасность Франции более гарантирована в случае заключения военного соглашения с Бельгией, Люксембургом придется пожертвовать.
23. Albert Ier. Carnets et correspondance de guerre 1914-1918, présentés par M.-R. Thielеmans. P.; Louvain-la-Neuve, 1991. P. 190.

24. Тrausch G. Les relations franco-belges... P. 278.
22 Позиция бельгийского короля Альберта I в отношении аннексий поначалу была резко негативной. Однако в июне 1915 г. он стал осознавать, насколько опасной для независимой Бельгии станет ситуация, если Люксембург попадет в руки Франции25. Претензии бельгийцев в отношении герцогства стали звучать открыто со страниц газет со времени подписания в феврале 1916 г. Сент-Адресской декларации26. Сведения по проблеме территориальных претензий Бельгии передавал и российский посланник при бельгийском дворе. В июле 1916 г. Д.А. Нелидов передавал, что в разговоре с ним британский посланник сообщил о представлении бельгийским правительством в Лондоне и Париже памятных записок по интересующим вопросам, а именно – по вопросу об устье Шельды, о Люксембурге и о бельгийском нейтралитете27. Бельгийцы начали проводить аннексионистскую кампанию в нидерландском Лимбурге28.
25. Albert Ier. Carnets et correspondance de guerre 1914-1918. P. 203.

26. Соглашение, о гарантии политической и экономической независимости Бельгии, обеспечения ей вознаграждения за понесенные убытки, незаключения мира до окончательной эвакуации королевства и, наконец, приглашения Бельгии участвовать в выработке условий мира, было подписано союзниками 14 февраля 1916 г. в Сент-Адрессе (Франция).

27. АВПРИ. Ф. 138. Оп. 467. 1914-1917 гг. Д. 574/606. Л. 57.

28. Waele M. De. De Belgische annexionnistische campagne in Nederlands-Limbourg (1914-1920) // Actes du Colloque historique sur les relations belgo-néerlandaises entre 1815 et 1945. Brux., 1982. P. 353-396.
23 Французы, в свою очередь, хранили по этому вопросу молчание вплоть до лета 1917 г. В июне 1917 г. министр иностранных дел Франции А. Рибо сообщил бельгийскому посланнику де Гэффиеру, что Люксембург не является военной целью Франции, пообещав подкрепить свои слова официальным письмом. Де Гэффиер пытался получить дальнейшие заверения со стороны французов. Именно на эти заявления Рибо бельгийцы ссылались в вопросе о Люксембурге вплоть до Версальской мирной конференции.
24 Позиция бельгийского МИД этого периода отражена в памятной записке, составленной в 1917 г. министром иностранных дел Бельгии Э. Бейансом29. В ней описывается связь истории Люксембурга с историей бельгийских провинций. Особо рассматриваются события августа 1914 г., когда немецкие войска нарушили границу нейтрального Люксембурга, не оказавшего никакого сопротивления неприятелю. Такое поведение, утверждал министр, давало основание державам-победительницам задуматься вообще о существовании такого государства, не способного защищаться, способного стать добычей первого, кто нарушит его границы, и предоставить свою территорию под плацдарм военных операций30. В документе довольно жестко заявляется, что с политической точки зрения такое государство обречено.
29. АВПРИ. Ф. 138. Оп. 467. 1914-1917 гг. Д. 574/606. Л. 146.

30. Там же.
25 Присоединение Люксембурга к Франции или к Германии рассматривалось Бейансом как маловероятное. Однако это не мешало бояться объединения Франции и Люксембурга, в результате которого могло осуществиться «окружение» Бельгии, что привело бы к подчинению Бельгии Франции. Единственно приемлемым путем (и это открыто говорится в документе) являлось присоединение, а вернее, возвращение Люксембурга Бельгии, благодаря которому не нарушилась бы политическая и экономическая жизнь страны: «Вернуть Люксембург нашей стране, – всё нас побуждает требовать этого: общность исторического прошлого и еще живое воспоминание о жертве, сделанной в 1839 г.»31.
31. Там же. Л. 147.
26 Как утверждалось в документе, присоединение Люксембурга не было подчинено желанию получить материальную выгоду, а лишь представляло собой возвращение «старого владения», объединение нации, что является «моральной компенсацией за несправедливости прошлого и испытания настоящего»32. В записке также утверждается, что жители Люксембурга испытывают многовековую симпатию к бельгийскому народу, и многие свидетельства указывают на то, что подавляющее большинство населения Люксембурга «предпочитает присоединение к Бельгии»33. «Бельгия, если она получит эту часть одной из своих старых провинций, таким образом, вберет в себя территорию, которая была у нее несправедливо отнята в еще недавнем прошлом после единого существования на протяжении почти десяти веков»34. Программа бельгийского МИДа подразумевала полное воссоединение с Люксембургом – политическое, административное и экономическое, на национальной основе. Такая формулировка была своего рода козырем, делавшим неправомерной возможность аннексии со стороны Германии или Франции.
32. Там же.

33. Там же. Л. 148.

34. Там же. Л. 149.
27 Несмотря на позицию, отраженную в вышеуказанных документах, министр иностранных дел Бельгии настаивал на том, чтобы вопрос о Люксембурге официально не обсуждался. Бейанс был прекрасно информирован о настроениях в самом герцогстве: прежде всего, люксембуржцы предпочитали независимость, во-вторых, их симпатии были на стороне Франции. Интересно, что другие сведения в марте 1916 г. сообщал в беседе королю генеральный консул бельгийского посольства в Париже Бастен. По его словам, люксембуржцы хотели «остаться независимыми, в противном случае их симпатии находятся на стороне Бельгии»35.
35. Trausсh G. Les relations franco-belges... P. 260.
28 Для Бельгии было важно выйти из войны более крепкой страной с международной точки зрения, более крупной географически. Правительство России заняло нейтральную позицию по этому вопросу, заявив, что оно присоединится к решению французских и британских коллег. Правительство Франции более ревностно отнеслось к притязаниям бельгийцев. В той же памятной записке Бейанса приводятся слова французских государственных лиц, положительно или нейтрально воспринявших предложения Бельгии36.
36. АВПРИ. Ф. 138. Оп. 467. 1914-1917 гг. Д. 574/606. Л. 150.
29 Проблема Люксембурга рассмотрена и в памятной записке 1917 г. бельгийского посланника в Петрограде Жюля Дестре. Он подчеркивает, что издавна Люксембург с бельгийскими провинциями объединял единый ход истории. В 1815 г. Люксембург стал независимым государством стараниями Пруссии, которая мечтала им завладеть. В 1830 г. он стал частью Нидерландского королевства; его народ участвовал вместе с бельгийцами в революции, из которой Бельгия вышла независимым государством37. Эту правомерную информацию Дестре подкреплял утверждением о том, что затем Люксембург был отторгнут от Бельгии вопреки желанию как люксембуржцев, так и бельгийцев, по настоянию англо-французской дипломатии, обусловившей независимость Бельгии территориальными уступками королевству Нидерландов в виде части Лимбурга и самостоятельности Люксембурга, оставшегося, однако, в личной унии с Нидерландами.
37. Там же. Л. 101.
30 Дестре сильно преувеличивал, говоря о желании люксембуржцев объединиться с бельгийцами в рамках единого государства. Жители Люксембурга считали себя самостоятельной нацией, и на протяжении XIX в. в этом государстве царило недовольство нидерландским правительством, пошедшим на уступки Бельгии за счет герцогства. В заключение Дестре призывал союзные державы не оставлять этот вопрос нерешенным. Несмотря на то, что тон записки Дестре о территориальных присоединениях к Бельгии не столь категоричен, позиция автора выражена достаточно точно.
31 Отставка Бейанса в августе 1917 г., его замещение Ш. де Броквилем, а затем, в январе 1918 г., Полем Имансом открыла дорогу приверженцам идеи «Великой Бельгии» в министерстве иностранных дел. Началась активная пропаганда среди люксембуржцев, находящихся за границей. За пропаганду идеи о «Великой Бельгии» взялись писатель, националист Пьер Нотом и люксембуржец по происхождению Гастон Барбансон, секретарь парижского отделения Комиссии по определению нужд по обмену в военное время. Барбансон доказывал необходимость династического объединения Бельгии и Люксембурга, которое имело бы военную и экономическую подоплеку38. Им была составлена памятная записка «Возможности экономического восстановления Бельгии после войны», в которой говорилось о необходимости экономического альянса между Бельгией и Люксембургом. Несмотря на то, что деятельность пропагандистов поощрялась правительством, идеям о «Великой Бельгии» не суждено было распространиться ни в Бельгии, ни в самом Люксембурге.
38. Willequet J. Gaston Barbanson, promoteur d’une «Grande Belgique» en 1914-1918 // Revue belge de philologie et d’histoire. Bruxelles, 1970. XLVIII. P. 353.
32 В ноябре 1917 г. пост премьер-министра Франции занял Ж. Клемансо, предпочитавший хранить молчание по вопросу о Люксембурге. Однако именно при нем в 1918 г. активизировалась французская пропаганда в Люксембурге. Бельгийская агитация в этой ситуации имела мало шансов на успех. Тактика французов была следующей – не давать обещаний, не высказываться против желания бельгийцев заполучить герцогство, параллельно вести пропаганду в свою пользу. В свете такого курса новый министр иностранных дел С. Пишон заявлял бельгийцам, что со стороны Франции нет политических возражений против объединения Бельгии с Люксембургом.
33 По причине слабого успеха бельгийской пропаганды, в конце войны бельгийское руководство приступило к формированию корпуса, который должен был в будущем участвовать в оккупации Люксембурга, как территории, находившейся под германским влиянием. Часть контингента составлялась из бельгийцев люксембургского происхождения. Однако после подписания Компьенского перемирия 1918 г. Люксембург вошел в зону американского контроля. Тем не менее, французы не упускали возможности присутствовать на этой территории. Маршал Фош именно здесь расположил ставку командования. Фактически вытеснив американцев, французы продолжили активную агитацию посредством парадов, концертов, драматических спектаклей, они контролировали прессу, проводившую кампанию против Бельгии, взяли на себя управление железнодорожной сетью Гийом–Люксембург. В результате таких мер сообщение, как телеграфное, так и железнодорожное, между Бельгией и Люксембургом было чрезвычайно затруднено. Небольшая часть населения Люксембурга, в основном, крестьян, положительно относившихся к Бельгии, в конце концов, поддалась на агитацию и обратила свои взоры к Франции39.
39. Marks S. Innocent abroad: Belgium at the Paris Peace Conference of 1919. Chapel Hill, 1981. P. 219-220.
34 Во время встречи с президентом Франции Р. Пуанкаре в ноябре 1918 г. король Альберт I открыто заявил, что «Бельгия, после всего, что она пережила, рассчитывает на некоторые компенсации, среди которых Люксембург кажется многим бельгийцам основной». В случае если Люксембург отойдет к другому государству, под которым, несомненно, король подразумевал Францию, «бельгийское правительство и я сам потеряем доверие нации». На это Пуанкаре ответил, что Франция считает лучшим решение в пользу Бельгии40. Незадолго до этого Пуанкаре выступил приверженцем франко-бельгийского военного соглашения, активно доказывая министру иностранных дел Бельгии необходимость его заключения. Однако в это же время из французского министерства донеслись сведения о том, что Клемансо и Пишон не намерены поддерживать Бельгию в решении люксембургского вопроса, ссылаясь на выдвинутый В. Вильсоном принцип о праве наций на самоопределение. Осложняло позиции бельгийцев и то, что Великобритания, хотя и была в этом вопросе на стороне Бельгии, не предпринимала никаких шагов.
40. Albert Ier. Carnets et correspondance de guerre 1914-1918. P. 500.
35 Согласно решениям Версальской мирной конференции, в декабре 1918 г. Люксембург вышел из Германского таможенного союза. Германия отказалась от прав на эксплуатацию железных дорог герцогства41, приняв заранее любые международные соглашения, подписанные союзными державами в отношении Люксембурга. 31 декабря пронемецки настроенная великая герцогиня Мария-Аделаида отреклась от престола. Германия была исключена из числа претендентов на Люксембург.
41. Действие Соглашения 1872 г. об использовании Германией железнодорожной линии Люксембурга в 1902 г. было продлено до 1959 г.
36 Борьба за Люксембург продолжилась на мирной конференции, где бельгийская дипломатия завуалировала свои стремления в отношении Люксембурга расплывчатым термином «сближение». Однако этот вопрос сразу же был вычеркнут из круга проблем, которыми занималась комиссия по делам Бельгии, поскольку он имел политический характер. Обсуждение проблемы осталось в ведении Совета десяти. 11 февраля 1919 г. глава бельгийской делегации Поль Иманс обратился к Совету с просьбой рассмотреть вопрос о сближении Бельгии с Люксембургом. Противоречивость позиции бельгийцев заключалась в том, что, с одной стороны, они выражали уважение воле люксембуржцев, с другой – призывали великие державы оказать давление на правительство Люксембурга с целью добиться решения вопроса в пользу Бельгии42. 21 февраля люксембургское правительство обратилось к Франции и Бельгии с предложением о таможенном союзе. Французы поначалу пытались не вмешиваться, не отвечая на запрос. Такая уклончивость только раздражала бельгийцев. Наконец, французы заявили, что в данный момент не готовы к переговорам, но в будущем смогут обсуждать вопрос о сближении. Париж использовал люксембургскую проблему как способ давления на Брюссель с целью получить максимум уступок по многим вопросам, в частности, по репарациям43. Помимо этого, французы стремились вынудить бельгийцев согласиться на подписание важного для них военного соглашения, которое должно было дополнить создаваемую Версальским мирным договором систему безопасности для Франции. Поэтому для них было выгодно как можно дольше воздерживаться от любых официальных заявлений.
42. См.: Trausch G. Les relations franco-belges... P. 287.

43. Willequet J. Albert Ier roi des belges: un portrait politique et humain. Bruxelles, 1979. P. 183.
37 В конце марта 1919 г. правительство Люксембурга взяло курс на организацию референдума по поводу экономической ориентации государства. Бельгийцы хотели не допустить референдума, учитывая профранцузские настроения общественности Люксембурга. Иманс просил поддержки у Великобритании во время встречи с Ллойд Джорджем и членом британской делегации А. Бальфуром 14 апреля. Последний добился согласия американского президента Вильсона, который, в свою очередь, получил согласие Клемансо на отсрочку референдума. Таким образом, бельгийская дипломатия добилась своего. В Люксембурге прошла антибельгийская манифестация. В сложившихся условиях у бельгийцев не было шансов победить. А. Тардье в написанных в 1921 г. воспоминаниях под названием «Мир» утверждает, что на отсрочке референдума настоял сам Клемансо в целях сохранения за Бельгией полной свободы действий44. Стоит отметить, что книга Тардье вышла после подписания франко-бельгийского военного соглашения, и в ней придается огромное значение этому альянсу двух стран. Тардье оценивает политику правительства Клемансо как исключительно дружелюбную по отношению к Бельгии, умалчивая о множестве противоречий, существовавших между странами.
44. Тардье А. Мир. М., 1943. С. 194.
38 На самом деле настроения французских политиков несколько изменились. Клемансо и Пишон не склонны были рассматривать возможность аннексии Люксембурга. Бертоло оставил идею об аннексии, предпочитая использовать люксембургский вопрос для давления на Бельгию. 28 мая на Совете четырех45, собравшемся выслушать люксембургского премьер-министра Э. Рейтера, Клемансо предложил экономический союз Франции, Бельгии и Люксембурга, заявив, что предложение исходит от люксембургской стороны46. Бельгийцы высказались категорически против союза, готовые пойти на уступки по благоприятному режиму экспорта французских вин, угля и кокса ради единоличного получения Люксембурга. Выступавший на стороне бельгийцев член британской делегации А. Бальфур тщетно пытался привлечь внимание Ллойд Джорджа к опасности давления, оказываемого Францией на Бельгию.
45. Заседания представителей США, Великобритании, Франции и Италии.

46. Mantoux P. Les déliberations du Conseil des Quatre 24 mars – 28 juin 1919. P., 1955. T. II. P. 249-250.
39 Что касается политического будущего Люксембурга, французская дипломатия также настаивала на том, что судьбу герцогства должен решить национальный референдум. Поначалу негласно Франция проводила кампанию за установление республиканского режима в Люксембурге. Однако вскоре французы поддержали монархические настроения в герцогстве именно для того, чтобы сохранение династии не оставило шансов для присоединения герцогства к Бельгии47. На референдуме 19 сентября 1919 г. победили сторонники монархии (за нее высказались 80%). Правление приняла принцесса Шарлотта. Через своего посланника Шарля де Линь Бельгия заявила об отсутствии притязаний на люксембургский трон.
47. Trausch G. Les relations franco-luxembourgeoises au lendemain de la premiere guerre mondiale // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman. P. 202.
40 Референдум в герцогстве 28 сентября 1919 г. по вопросу возможного экономического сближения с Францией или Бельгией показал заинтересованность 73% населения в союзе с Францией, 28% высказались за союз с Бельгией. Бельгийцы были разочарованы. Результат референдума показал, что с 1860-х годов настроения в герцогстве не изменились. Люксембург все так же тяготел к Франции.
41 Практически сразу после референдума, в октябре 1919 г., продолжились франко-люксембургские переговоры по вопросу о линии Гийом-Люксембург, которую Люксембург был не в состоянии самостоятельно эксплуатировать и которая, как и до войны, являлась неотъемлемой частью комплекса Эльзас-Лотарингия48.
48. Documents Diplomatiques Belges (далее - DDB). 1920-1940. T. I. Bruxelles, 1964. №130. P. 324.
42 Спустя два месяца, в январе 1920 г., французы активизировались и в отношении франко-бельгийского военного соглашения. Бельгийцы воспользовались этим, чтобы потребовать от французов решить, наконец, вопрос о разделе сферы влияния над железнодорожными дорогами Люксембурга. На Совете министров Бельгии 14 января 1920 г. правительство постановило, что военное соглашение с Францией может быть заключено только после решения вопроса о линии Гийом-Люксембург. Официально Бельгия высказала протест по поводу переговоров Франции и Люксембурга49.
49. DDB. T.1. №121. P. 302.
43 В феврале 1920 г. из Парижа барон де Гэффиер сообщал, что осознание необходимости военного соглашения между Францией и Бельгией прослеживается во всех слоях населения50. Париж торопил Брюссель принять окончательное решение, намекая на то, что, отказавшись от нейтралитета, Бельгия должна более точно высказать свою международную позицию и не подчинять заключение военного соглашения решению люксембургского вопроса. Король Альберт I на встрече с французским посланником де Маржери 5 марта заявил, что правительство Бельгии испытывает недоверие к Франции в связи с люксембургским вопросом. Общественное мнение Бельгии не сможет принять военное соглашение с Францией, не получив других преимуществ, имея в виду возможность для Бельгии экономического сближения с Люксембургом. Камнем преткновения является желание Франции завладеть железными дорогами герцогства, что автоматически означает подчинение его (это прекрасно подтверждает владение линией Гийом-Люксембург Германией до 1914 г., полностью подчинившей экономику герцогства империи)51.
50. Ibid. № 19. P. 89.

51. Ibid. № 135. P. 337.
44 Наконец, 11 марта председатель Совета министров Франции А. Мильеран согласился решить вопрос о разделе сфер влияния в люксембургской железнодорожной линии52. Определенную роль в том, что Франция все же пошла на уступки сыграло участие бельгийцев в оккупации Франкфурта, Дармштадта, Хомбурга, Ганау и Дюйсбурга после нарушения Германией 20 марта 43-й статьи Версальского договора о демилитаризации Рейнской зоны. В мае 1920 г. французский посланник в Люксембурге от имени своего правительства посоветовал руководству герцогства обратиться к экономическому союзу с Бельгией. Люксембург не скрывал своего разочарования. Соглашение о создании бельгийско-люксембургского экономического союза было подписано 25 июля 1921 г. и вступило в силу 5 марта 1922 г.
52. Ibid. № 138. P. 342.
45 Люксембургский исследователь Ж. Трауш считает политику французов в отношении Люксембурга непоследовательной, в отличие от политики бельгийцев, преследовавших единственную цель – заполучить Люксембург в любой форме. Однако и их действия не были лишены противоречий. Бельгийцы наивно полагали, что люксембуржцы окажутся на их стороне, поэтому отвергали обвинения в империалистической политике. Трауш считает, что именно комплекс малой нации, подвергшейся завоеванию более сильным соседом, провоцировал бельгийцев на схожие действия в отношении более слабого Люксембурга53. Тот факт, что в статью франко-бельгийского военного соглашения 1920 г. было включено положение о совместной обороне восточной границы Великого герцогства, говорил о допущении бельгийцами, как и французами, возможности нарушать неприкосновенность границ меньшего государства54.
53. Trausch G. Les relations fraco-belges... P. 293.

54. См.: Stengers J. L’accord militaire franco-belge de 1920 et le Luxembourg // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman. Metz, 1978. P. 233.
46 В люксембургском вопросе бельгийцы, в частности, Иманс, связывали свои неудачи с позицией Клемансо. В мемуарах он пишет о том, что для Клемансо, желавшего увеличения мощи Франции, позиция по отношению к Бельгии была неприемлемой55. Пуанкаре же отмечал в своих воспоминаниях, что Клемансо не поддерживал его предложение о проведении мирной конференции в Брюсселе, так как в этом случае он должен был бы уступить председательство королю Альберту56. Биограф Клемансо, французский историк Ж.-Б. Дюрозель, исследовав свидетельства многих современников, утверждает, что он, напротив, не был настроен оппозиционно. В частности, он восхищался королем бельгийцев. После их первой встречи, которая состоялась только в сентябре 1918 г., французский премьер отмечал: «Это один из самых образованных людей, разбирающийся во всем – будь то война, искусство или науки»57. По мнению Дюрозеля, Клемансо не задумывался об аннексии Люксембурга, поэтому подозрения Иманса по поводу длительного молчания по этому вопросу были необоснованными. Французские же высокопоставленные чиновники и генералы вообще выражали желание принести в жертву всякие амбиции в отношении Люксембурга в обмен на хорошие отношения с Бельгией58. Во время заседания Совета четырех в присутствии короля Альберта Клемансо заявил: «Дружба Бельгии стоит десяти Люксембургов»59. Исследователь Дюрозель приводит слова Клемансо: «На Конференции я был практически единственным, кто их (бельгийцев – А.Х.) защищал; я делал это, потому что кто, как не они, это точно, спасли наше вступление в войну»60. После войны в нескольких интервью газете «La Nation belge» Клемансо признавался: «Бельгия – это замóк Запада. Между ней и Францией существует общность интересов»61.
55. Hymans P. Mémoires. T. I. Bruxelles, 1958. P. 449.

56. Poincaré R. Souvenirs. P., 1931. T. X. P. 409.

57. Duroselle J.-B. Clemanceau. P., 1988. P. 795.

58. Ibid. P. 797.

59. Mantoux P. Op. cit. T. I. P. 148.

60. Duroselle J.-B. Clemanceau et la Belgique // Les relations franco-belges de 1830 à 1934. Metz, 1975. P. 248-249.

61. Цит. по: Duroselle J.-B. Clemanceau. P. 800.
47 Сразу после решения вопроса о Люксембурге возобновились переговоры по поводу франко-бельгийского военного соглашения и, наконец, 7 сентября 1920 г. маршал Франции Ф. Фош, начальник Генерального штаба бельгийской армии генерал А. Маглинз62 и глава Генерального штаба французской армии генерал Э. Бюа подписали соглашения о совместных военных мерах, принимаемых в случае неспровоцированной агрессии со стороны Германии по отношению к Бельгии или Франции. 10 сентября бельгийское правительство одобрило проект военного соглашения. 15 сентября последовало ответное сообщение французского министра об одобрении соглашения французским правительством63.
62. Анри Маглинз (1869-1945) – помощник главы штаба армии в 1916 г., глава штаба армии в 1920-1926 гг.

63. DDB. T. I. № 182. P. 419.
48 Таким образом, люксембургский вопрос, долгое время вызывавший разногласия между Бельгией и Францией, был урегулирован по окончании Первой мировой войны. Можно утверждать, что был найден компромисс, в конечном итоге устроивший всех. Франции была необходима поддержка Бельгии в осуществлении внешнеполитических послевоенных задач, она ее получила, отказавшись от экономического сближения с Люксембургом. Бельгии, выступавшей в новом статусе отказавшегося от постоянного нейтралитета государства, было необходимо утвердиться на международной арене, добиться от Франции новых гарантий своей безопасности, максимально ограничив ее влияние. Люксембург не был присоединен к Бельгии на национальной основе, как этого хотели многие бельгийские политики, однако, заключение франко-бельгийского военного соглашения было намного важнее. Великое герцогство, в свою очередь, предпочитало видеть в качестве партнера Францию, что доказало волеизъявление его граждан во время референдума. Однако несмотря на то, что по окончании Первой мировой войны национальное самосознание люксембуржцев и жажда независимости проявились значительно сильнее, чем в 1860-е гг., когда судьба герцогства целиком находилась в руках великих держав, в 1919 г. оно также не могло претендовать на самостоятельную политику и было вынуждено согласиться с решением более сильных соседей. И наконец, самым главным результатом было то, что сближение Люксембурга с Бельгией предопределило экономический путь обоих государств в межвоенный период и имело важные внешнеполитические последствия. Бельгийско-люксембургский экономический союз оказался устойчивым объединением, заложившим основы участия этих малых стран в период Второй мировой войны и по ее окончании в создании Бенилюкса, а затем и в процессе объединения Европы.

References

1. Arkhiv vneshnej politiki Rossijskoj imperii. F. 138. Op. 467. 1914-1917 gg. D. 574/606; F. 133. Op. 469. D.20.

2. Russkaya diplomatiya i nejtralitet Lyuksemburga v XIX veke // Novaya i novejshaya istoriya. M., 1973. №2.

3. Khorosheva A.O. Velikie derzhavy i sozdanie Velikogo gertsogstva Lyuksemburg v XIX v. // Rossiya i sovremennyj mir. № 4. 2017. S. 86-101.

4. Shneerson L.M. Franko-germanskij konflikt iz-za Lyuksemburga v 1867 g. Minsk, 1969.

5. Albert Ier. Carnets et correspondance de guerre 1914-1918, présentés par M.-R. Thielemans. P.; Louvain-la-Neuve, 1991.

6. Documents Diplomatiques Belges. 1920-1940. T. I. Bruxelles, 1964.

7. Dumoulin R. Léopold I et le Grand Duché de Luxembourg au printemps de 1867 // Mélanges offerts à G. Jaquemins. P. 163-189.

8. Duroselle J.-B. Clemanceau et la Belgique // Les relations franco-belges de 1830 à 1934. Metz, 1975.

9. Emerson B. Léopold II. Le royaume et l’empire. P., 1988.

10. Kurgan-Van Hentenryk G. Le réseau de chemins de fer Prince-Henri et les intérêts français dans le Grand-Duché de Luxembourg (1868-1877) // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman. Metz, 1978. P. 119-136.

11. Marx R. L’Angleterre et la crise de 1867 // Mélanges offerts à G. Jaquemins. Bruxelles, 1991. P. 137-145.

12. Pedroncini G. Influence de la neutralité belge et luxembourgeoise sur la stratégie française: le plan XVII // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à R. Schouman. P. 185-196.

13. Trausch G. Les relations franco-luxembourgeoises au lendemain de la premiere guerre mondiale // Les relations franco-luxembourgeoises de Louis XIV à Robert Schouman.

14. Willequet J. Gaston Barbanson, promoteur d’une «Grande Belgique» en 1914-1918 // Revue belge de philologie et d’histoire. Bruxelles, 1970. XLVIII.