Extraordinary Practices of Public Administration during the Formation of the Soviet State (on the Collection of Documents “Ufa Governoral Extraordinary Commission”)
Table of contents
Share
Metrics
Extraordinary Practices of Public Administration during the Formation of the Soviet State (on the Collection of Documents “Ufa Governoral Extraordinary Commission”)
Annotation
PII
S207987840012612-2-1
DOI
10.18254/S207987840012612-2
Publication type
Review
Источник материала для отзыва
Уфимская губернская чрезвычайная комиссия. 1918—1922 гг.: документы и материалы / сост. Е. П. Асабин, Т. В. Исмагилов, Ю. В. Минаев, Г. В. Мордвинцев, В. П. Федяшин. Уфа: Полиграфдизайн, 2018. 612 с.
Status
Published
Authors
Pavel Mistryugov 
Affiliation: Samara State Medical University
Address: Russian Federation, Samara
Abstract

The review of the compilation of documents, devoted to the topical issue of the history of regional VChK organs, represents a critical perspective on the publication of documents. This view suggests the analysis of the collection itself, the types of documents that are included in it, their correlation, etc. The book contains a significant number of documents from the central and, primarily, regional archives of the Republic of Bashkortostan. In terms of topics, the documentary materials, the various kinds of which are presented, cover almost every aspect of establishment and operating of VChK organs in the Ufa governorate. The appendix of the compilation includes photos of the employees of the extraordinary structures of the Soviet government which distinguishes it among other collections of the kind. The publication of the documentary heritage, which used to be unavailable to a wide range of researchers, allows everyone to stick to the principles of scientific objectivity and scientific honesty while studying the history of the VChK organs during the Civil War.

Keywords
the Ufa governorate, documents, the Civil war, VChK (The All-Russian Extraordinary Commission), ChK (The Extraordinary Commission), revolutionary tribunal
Received
15.11.2020
Publication date
15.04.2021
Number of characters
15552
Number of purchasers
4
Views
50
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Издание документов по истории органов ВЧК началось в советское время1 и проводилось в условиях господства классового подхода и советского марксистского методологического монизма, что влияло на специфику их отбора и интерпретаций. В 1990—2000-е гг. в результате архивной революции и смены теоретико-методологических практик историописания были опубликованы документы, включавшие ранее недоступные широкому кругу исследователей образцы чрезвычайного делопроизводства органов ВЧК, переписку высших и местных органов власти и управления РСФСР и РКП(б), извлеченные из центральных и местных государственных архивов2. Эти опубликованные документы позволили дополнить и заново переосмыслить многие проблемы создания, деятельности, кадрового состава органов ВЧК и ЧК в регионах, рассмотреть принципы их взаимодействия с властно-управленческими органами советской власти и РКП(б), объективно, научно честно оценить последствия политики «чрезвычайщины».
1. Из истории ВЧК. 1917—1921 гг.: сборник документов / под ред. Г. А. Белова. М.: Издательство «Политическая литература», 1958; В. И. Ленин и ВЧК: Сборник документов (1917—1922 гг.) / Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. М.: Политиздат, 1975. и др.

2. Крестьянское движение в Поволжье 1919—1922: документы и материалы / под ред. В. Данилова и Т. Шанина. М.: РОССПЭН, 2002; ВЧК уполномочена сообщить..., 1918 г.: материалы «Еженедельника чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» и журнала «Красный террор» / отв. ред. В. К. Виноградов. Жуковский; М.: Кучково поле, 2004; Архив ВЧК: сборник документов / отв. ред. В. Виноградов, А. Литвин, В. Христофоров. М.: Кучково поле, 2007; Отчет всероссийской чрезвычайной комиссии за четыре года ее деятельности // ВЧК (1917—1922 гг.): к столетию создания. Сборник статей и документов / отв. ред. В. С. Христофоров. М.: ИРИ РАН, 2017. С. 417—879.
2 Рецензируемый сборник привлекает внимание, прежде всего, потому, что составители выявили и отобрали документы по истории органов ВЧК в Уфимской губернии, население которой было включено во все процессы социального противостояния, а местные органы ВЧК стояли на гребне революционного насилия, обернувшегося для граждан бесконечной сменой власти и мобилизациями, расцветом уголовного экстремизма и голодом. Представленные документы характеризуют всю многоцветную палитру социально-политического противоборства в Уфимской губернии: борьбу советской власти с альтернативными социально-политическими силами, подавление крестьянства, ограничение демократической активности местных советов, участие в антирелигиозной работе, преодоление уголовщины. Таким образом, выход в свет данного сборника документов во многом продолжает советскую и постсоветскую традицию издания источников по истории органов ВЧК, ценную в деле преодоления идеологических мифов и штампов о природе насилия в революционное время, как точно пишет В. П. Булдаков, наделенном в советском марксизме «сакрально-жертвенным качеством»3.
3. Булдаков В. П. Марксизм, Ленин, революция: метаморфозы великой легенды // Российская история. 2020. № 2. С. 3—24.
3 В сборнике документов представлены материалы из центральных и региональных архивов. Составителями были включены в сборник документальные материалы из 4 фондов Государственного архива Российской Федерации4 и 16 фондов из региональных архивов, из них 12 фондов из Национального архива Республики Башкортостан5 и 4 фонда из архива Управления ФСБ по Республике Башкортостан6, а также использованы документы из фонда музея истории Управления ФСБ по Республике Башкортостан. Кроме этого, были привлечены центральные («Известия ВЦИК Советов», «Вестник НКВД») и местные («Наш путь», «Известия Уфимского губисполкома Советов и губкома РКП(б)», «Вперёд», «Известия Уфимского губревкома», «Известия Уфимского губисполкома Советов и губкома РКП(б)», «Око революции») периодические издания. Представленная составителями выборка документов разнообразная по видам источников, в целом носит репрезентативный характер и позволяет рассмотреть процессы становления и деятельности Уфимской губернской ЧК.
4. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 601, Р.-1235, Р.-3333, Р.-9401.

5. Национальный архив Республики Башкортостан. Ф. Р.-1, Р.-2, Р.-84, Р.-86, Р.-107, 342, Р.-396, Р.-536, Р.-987, Р.-1262, Р.-1815, 1832.

6. Архив Управления ФСБ по Республике Башкортостан. Ф. 5, 13, Р.-1694, 2058.
4 Составители показали процесс борьбы с саботажниками, уголовными элементами (см. док. № 12, 14, 29, 31, 556). Начальный этап советского строительства характеризовался военизацией власти и общества, что выразилось в создании советских революционных военных подразделений (Красной гвардии, революционного батальона и др.) в 1918 г. (см. док. № 13, 16, 20—22); в 1919 г. этот процесс создания отрядов продолжился в деле борьбы с «контрреволюционными выступлениями кулачества» (см. док. № 184). В 1921 г. возникали различные временные чрезвычайные структуры, например, «тройки по борьбе с бандитизмом и должностными преступлениями в деревне при Губчека» (см. док. № 497); в 1922 г. на территории Уфимской губернии происходило формирование частей особого назначения (см. док. № 510).
5 Сборник содержит документы об учреждении и реорганизации губернских и уездных органов ВЧК в Уфимской губернии в условиях нестабильной социально-политической и экономической обстановки (см. док. № 25, 30, 86, 101, 141, 182, 184, 225, 379, 432, 434, 449, 454), ТЧК и ОРТЧК (см. док. № 444, 492); подборе кадрового состава в ГубЧК, назначении руководящего состава (см. док. № 35, 37, 114, 124, 164, 167, 175, 462 и др.); информацию о социальном и партийном составе коллегии Уфимской ГубЧК (см. док. № 252, 465), свидетельствующую об определяющем влиянии структур РКП(б) и ревкомов в его подборе («все сотрудники должны быть партийными, рекомендованными Комитетом… за них должны поручиться два члена. Специалисты же могут быть приглашены коллегией с ведома Комитета», согласно решению Уфимского комитета РКП(б) от 4 марта 1919 г.) (см. док. № 175); имеются сведения о непростых взаимоотношениях ЧК и Губисполкома, связанных с конфликтами из-за попыток наладить контроль над ЧК (см. док. № 441). В сборнике восстановлен процесс организации и реорганизации Особого отдела (см. док. № 247, 268, 310, 431, 493). Представлены поименные списки сотрудников Уфимской ГубЧК в 1919 г. (см. док. № 188). Сотрудники ЧК проходили идеологическую подготовку, радикализировавшую их социальное восприятие, а само ожесточенное гражданское противостояние формировало определенные черты у его активных участников. В одном из заявлений сотрудника Уфимской ГубЧК о переводе в действующую армию было сказано: «…я находил упоение, уничтожая врагов, грозящих мне, в избиении настолько, насколько мне хватало на это моих сил» (см. док. № 324). Подобные примеры социопсихологической деструкции сознания сотрудников ГубЧК в экстремальных условиях жизни были нередким явлением (см. док. № 507).
6 Непосредственное функционирование чрезвычайных структур вызывало противостояние гражданских (чрезвычайных органов власти и управления) и военных структур, о чем наглядно свидетельствует доклад уполномоченного Уфимского губернского военного революционного комитета в ЦК РКП(б), сделанный 28 апреля 1919 г. (см. док. № 207). Этот пример конфронтации был характерен не только для чрезвычайных и военных властей Уфимской губернии. О формировании советско-партийного контроля над ГубЧК свидетельствуют факты о ревизиях ЧК (см. док. № 355), проверке протоколов ЧК Уфимским губисполком (см. док. № 391). В области содержания заключенных документы (например, см. док. № 389, 392) свидетельствуют о плохих условиях заключения арестованных граждан, числящихся за ЧК.
7 В ряде документов отразились типичные проявления существования органов ВЧК в Уфимской губернии, например, небезуспешные попытки сохранить ЧК в уездах в 1919—1920 г. в условиях нарастания крестьянских протестов, а также опыт их деятельности (см. док. № 153, 219, 332, 439, 538, 541).
8 Проблеме методов деятельности чрезвычайных структур в советской историографии уделялось недостаточно внимания. На современном этапе историографии круг вопросов, связанных с данной проблемой, остро дискуссионный и по-прежнему мало исследованный. В рецензируемом сборнике представлены документы о практике заложничества (см. док. № 83, 405); поименные списки граждан, подвергшихся внесудебной репрессии; следственные и административные разбирательства о незаконных репрессиях (см. док. № 19, 51, 52, 59, 60); телеграммы центра о принципах проведения высшей меры наказания в 1919 г. (см. док. № 145), указания военных властей по реализации политики «красного террора» в Уфимской губернии (см. док. № 272), приказы по борьбе с дезертирством (см. док. № 475). В сборнике имеются сведения об Уфимском концентрационном лагере (см. док. № 526, 542).
9 Ряд документов (приказы, постановления местных органов ВЧК и военных структур) содержит ценные сведения о мотивации внесудебных и судебных репрессий, именах и числе расстрелянных (см. док. № 291, 311, 325, 522), указания на избрание иных мер наказания (см. док. № 367, 369, 371, 381, 387).
10 Реализация политики по отношению к «бывшим», в частности аресты по причине прошлого социального статуса частично представлена в переписке чрезвычайных структур (см. док. № 293, 456). Ценным документом в исследовании практики повседневной жизни «бывших» можно считать записку купца Г. А. Бусова, арестованного Уфимской губернской ЧК и заключенного на баржу № 4 (см. док. № 70). В 1922 г. на территории Уфимской губернии проводилась регистрация «бывших» офицеров (см. док. № 533).
11 В сборнике представлены документы о складывании практики социально-политического контроля над населением Уфимской губернии: акты регистрации представителей «бывших» (см. док. № 99, 153, 178), их незаконных арестов (см. док. № 185), регистрации лиц, перешедших на сторону советской власти (см. док. № 285), вернувшихся из стана Колчака (см. док. № 437, 438, 459, 460, 490). В военно-революционное время использование контрольно-учетных и надзорных методов было целесообразным. На местах также исполняли инициативы центральной власти о создании прослойки коммунистов-информаторов ЧК (см. док. № 331), проводилась регистрация секретных сотрудников председателем ГубЧК и секретарем Губкома РКП(б) (см. док. № 547).
12 Органы ВЧК в Уфимской губернии реализовывали возложенную на них функцию сбора информации об общественных настроениях и социально-экономическом положении населения (см. док. № 503, 539, 554), после реорганизации ВЧК — ГПУ (см. док. № 562, 570).
13 Со стороны центральных и местных властей процесс создания чрезвычайных органов характеризовался вниманием к процедуре обысков и арестов, конфискаций и реквизиций. Составители представили значительный объем документов (см. док. № 18, 54, 55,113, 126, 133, 138, 162, 165, 195, 349 и др.), отражающий вопросы регламентации и упорядочения широких полномочий чрезвычайных и ординарных структур советской власти по проведению арестов и конфискаций в условиях военно-революционной охлократии по отношению к командующему составу, железнодорожникам, ответственным советским и партийным работникам и другим социально-профессиональным группам. Об участии РКП(б) в реализации следственно-судебной практики Уфимской ГубЧК говорит дело П. Колоярского (см. док. № 286). Позиция местной ЧК по вопросу проведения арестов содержится в ответе ЧК на запрос Ф.П. Большакова о правомерности обыска: «Губчека имеет право производить обыски и арестовывать всех граждан Уфимской губернии…» (см. док. № 305).
14

Незначительный ряд документов характеризует проблемы протестной активности низовых советов и столкновение крестьян с продотрядами (см. док. № 304), вследствие разорительной социально-экономической политики. Блок документов содержит сведения о подавлении крестьянского восстания «Черного орла и Земледельца» в 1920 г. (см. док. № 383, 384, 396—423, 435), дополняющий картину народного протеста и чрезвычайных методов его уничтожения. Незначительный объем документов посвящен проблеме участия чрезвычайных структур в борьбе с голодом и роли в этом процесса иностранных организаций (АРА) (см. док. № 551, 559).

15 Антирелигиозные меры чрезвычайных структур советской власти и РКП(б), как и в целом все взаимодействие советской власти с Русской православной церковью и другими религиозными организациями в период гражданской войны менялось от открытых форм противодействия к скрытым и паллиативным формам протеста. Их выражения были самыми разнообразными. Представленные документы, например, содержат информацию о том, что случались аресты священников (см. док. № 41); в декабре 1918 г. в тюрьму был заключен И. И. Смирнов за причащение больных (см. док. № 130); проводилось наблюдение за священнослужителями во время богослужений (см. док. № 304); частично показан процесс изъятия церковных ценностей во время голода и меры советской власти по расколу духовенства в 1922 г. (см. док. № 552, 555, 557, 566, 567).
16

Взаимоотношения советской власти и РКП(б) с местными представителями других политических партий и групп строились по принципу постепенного ограничения их влияния (см. док. № 176, 206, 215, 250, 264, 307, 320, 323, 453, 482, 483, 500, 501), к окончанию гражданской войны их значение было нивелировано. Представлены сведения о заключении юриста, издателя «Уфимского вестника», одного из лидеров уфимских кадетов Н. Н. Быховского (см. док. № 445). Осуществлялась борьба с уголовщиной (см. док. № 335), «бандитизмом» (см. док. № 535—537, 544, 545, 552, 553, 562, 571). Сборник имеет документальное приложение, в котором приведены документальные материалы о Николае II и его семье в 1918 г. Кроме архивных документов в сборнике воспроизведены важнейшие документы, касающиеся проблем организации органов ВЧК, подавлении политических партий, ранее опубликованные.

17 Отмечая несомненные достоинства данного сборника документов (тщательная работа с местными фондами, публикация значительного объёма архивных документов, в том числе публикация фотографий сотрудников чрезвычайных структур), следует указать на отсутствие группировки документов по их видам, проблематике, предметно-тематических указателей (в том числе именных). Составителями не привлечены фонды Российского государственного архива социально-политической истории и ряда других центральных архивных учреждений. Данные предложения позволят составителям усовершенствовать уже проведенную работу при переиздании сборника документов, адресованного всем, кто интересуется историей Отечества XX в.

References

1. Arkhiv VChK: sbornik dokumentov / otv. red. V. Vinogradov, A. Litvin, V. Khristoforov. M.: Kuchkovo pole, 2007.

2. Arkhiv Upravleniya FSB po Respublike Bashkortostan. F. 5, 13, R.-1694, 2058.

3. Buldakov V. P. Marksizm, Lenin, revolyutsiya: metamorfozy velikoj legendy // Rossijskaya istoriya. 2020. № 2. S. 3—24.

4. V. I. Lenin i VChK: sbornik dokumentov (1917—1922 gg.) / Institut marksizma-leninizma pri TsK KPSS. M.: Politizdat, 1975.

5. VChK upolnomochena soobschit'..., 1918 g.: materialy «Ezhenedel'nika chrezvychajnoj komissii po bor'be s kontrrevolyutsiej i spekulyatsiej» i zhurnala «Krasnyj terror» / otv. red. V. K. Vinogradov. Zhukovskij; M.: Kuchkovo pole, 2004.

6. Gosudarstvennyj arkhiv Rossijskoj Federatsii. F. 601, R.-1235, R.-3333, R.-9401.

7. Iz istorii VChK. 1917—1921 gg.: sbornik dokumentov / pod red. G. A. Belova. M.: Izdatel'stvo «Politicheskaya literatura», 1958.

8. Krest'yanskoe dvizhenie v Povolzh'e 1919—1922: dokumenty i materialy / pod red. V. Danilova i T. Shanina. M.: ROSSPEhN, 2002.

9. Natsional'nyj arkhiv Respubliki Bashkortostan. F. R.-1, R.-2, R.-84, R.-86, R.-107, 342, R.-396, R.-536, R.-987, R.-1262, R.-1815, 1832.

10. Otchet vserossijskoj chrezvychajnoj komissii za chetyre goda ee deyatel'nosti // VChK (1917—1922 gg.): k stoletiyu sozdaniya. Sbornik statej i dokumentov / otv. red. V. S. Khristoforov. M.: IRI RAN, 2017. S. 417—879.