Educational Activities of the Russian Museum in the 1920s — 1940s
Table of contents
Share
Metrics
Educational Activities of the Russian Museum in the 1920s — 1940s
Annotation
PII
S207987840008844-7-1
DOI
10.18254/S207987840008844-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Olga Tuminskaya 
Affiliation: The State Russian Museum
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Abstract

The Russian Museum's Educational activity in the 1920s — 1940s was similar to the work with the audience in museums of a similar profile. Museum education of the public was based on the principles of scientific study of art monuments and historical, chronological and thematic construction of the exhibition. After the October revolution, the composition of the public changed dramatically and the task arose of organizing a systematic mass visit to art museums for the purpose of cultural education of a new spectator. The visual principle of presentation of visually perceived monuments of fine art for the illiterate viewer became the leading one. The time allotted by the state to art museums to train the Museum audience covers two decades. Conventionally, there are three stages: the years 1919—1928 (note to the originals, tremendous research and collecting activities, the meticulous and extensive restoration, the practice of ancient monuments, the meticulous and extensive restoration, the practice of ancient monuments, mostly ancient and Byzantine); 1929—1932. (lecture heyday of the enlightenment, the inclusion in the exposition annotation and labeling) and 1933—1941 (a comprehensive practice of teaching students the art offices, increasing the level of qualification of Museum employees across the country, organizing conferences for Museum professionals educational Affairs).

Keywords
Museum, scientific and art propaganda, educational activity of art museums, excursion, lecture, exhibitions, exposition
Received
30.09.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
17738
Number of purchasers
1
Views
38
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 В первые годы советской власти на художественные музеи страны была возложена задача ликвидации музейной безграмотности населения. Методы пропаганды искусства остались прежними (экскурсия, лекция, консультация одиночных посетителей, кружковая работа, выставки постоянные и временные), а содержательно-тематическая направленность экспозиций менялась. От обзора и путеводителя по выставкам перешли к листовкам и афишам, кратким аннотациям, составлению этикетажа. Некоторое время существовали «бумажные экспозиции» — комплексное представление подлинников и их копий, макетов, сопровождавшееся пространными объяснительными записками. Коренным образом изменился состав зрителей, началась работа с «массовым зрителем», которая требовала и несколько иные методы подачи изобразительного материала. Приветствовались «сквозные обходы» экспозиции, экскурсии от профсоюзов, передвижные выставки, распространялись печатные листовки и афиши, осуществлялись выездные лекции на заводы и фабрики, внемузейные лекции в селах и малых городах, организация особого маршрута по выставкам для «колхозников и рабочих», то есть пропаганда советского искусства, началась работа со школьниками и студентами. В 1928 г. были организованы Бюро просветительской службы, переформировавшееся позднее в Экскурсионный отдел (Горэкскурсбюро) и Воскресный Рабочий университет, положивший начало дополнительного систематического культурного образования масс (в 1964 г. создание Народного университета русского и советского искусства; в 1970-е гг. — открытие ФОПов — факультетов общественных профессий для студенческой аудитории).
2 Началом новой эры в деле культурного просвещения граждан советского государства средствами искусства следует отметить 1919 г., когда нарком просвещения А. В. Луначарский выдвинул тезис о том, что в музеях новой России научно-просветительская работа должна стать ведущей, обозначив тем самым роль и значимость экскурсионно-лекторской работы в комплексе музейного образования масс. Первая конференция Отдела изобразительных искусств по делам музеев в рамках I Всероссийской конференции музеев прошла в Петрограде. Торжественное открытие конференции по делам музеев состоялось 11 февраля 1919 г. в 3 часа дня во Дворце искусств. Конференция должна была открыться в понедельник, 10 февраля, но вследствие того что московские делегаты не могли вовремя прибыть в Петроград, пришлось перенести открытие на 11 февраля.
3

На конференцию были приглашены представители музеев, научные деятели, работники просвещения и другие лица. А. В. Луначарский указал, что «центральный государственный музей должен быть разделен на две части: на музей—фонд и на музей—выставку. Выставки должны быть постоянные и временные. Небольшие выставки всегда привлекательны. Только таким делением музеев можно достигнуть того, что музеи действительно станут захватывать народ»1. Путем посещения музеев была определена задача ликвидации художественной безграмотности населения. Музейные экспозиции основывались на историко-хронологическом и историко-тематическом распределении коллекций в демонстрационных залах. Такая экспозиция должна была стать главным подспорьем в решении поставленной правительством задачи просвещения и обучения публики музейными средствами. А. А. Миллер — первый директор Русского музея на конференции научных работников по музееведению в том же 1919 г. предложил план принципиально нового и необходимого для времени начала ХХ в. устройства музея. В докладе «Основы деятельности и устройства большого музея» он выдвинул три важнейшие задачи существования и развития музея: а) культурно-просветительская; б) научная; в) консервация предметов. Обозначив культурно-просветительскую как первейшую, А. А. Миллер повторил предложение А. В. Луначарского о том, что все собрание музеев должно иметь «показательную и резервную» части, то есть экспозицию и фонды. Здание музея необходимо приспособить к культурно-просветительским задачам.

1. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 139. Тезисы докладов научных работников по музееведению. Основы деятельности и устройства большого музея. 1919—1928 гг. Л. 31 — 31 об. Л. 5.
4 Важная особенность открытого в конце XIX в. Русского музея императора Александра III заключалась в том, что перед публикой коллекция русского искусства раскрывалась как культурно-историческое наследие страны в целом, как самобытное национальное достояние, представляющее хронологическое поэтапное развитие Руси со времени принятия христианства в Х в. и обозначения ее как православной державы, продолжательницы Византийской империи до увенчанной победами Российской империи XVIII — начала ХХ вв. Изобразительное искусство отражало весь этот сложный путь. Примечательно, что культуре древнерусского времени было отдано большое внимание. Несколько залов в правом крыле I этажа Михайловского дворца демонстрировали экспозицию древнерусского искусства. Экскурсионное дело в Русском музее в условиях новой реальности было не просто возобновлено, но велось, как и прежде, на высоком профессиональном уровне.
5

Постановлением от 22 июня 1920 г. обозначаются важнейшие переустройства в деле просветительской службы Русского музея, а именно: «1) продолжение проведения экскурсий и распределение по тематике, связанной с экспозицией музея; 2) необходимость устройства Лектория с целью систематического и организованного образования публики; 3) увеличение числа экскурсоводов за счет распределения усилий между штатными сотрудниками и обучение новых специалистов, принимаемых на временных условиях работы и называемых “руководители экскурсий”»2.

2. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 181. Постановление от 22 июня 1920 г. Л. 1 об.
6 Институт истории искусств (Зубовский институт, Институт истории искусств, Российский Институт истории искусств, с 1925 г. — Государственный Институт истории искусств) одним из первых в стране начал уделять внимание обучению искусствоведов. Студенты этого института перед походом на экспозицию Русского музея оговаривали основные направления музейного посещения в отдельном помещении для лекций. Небольшой кабинет в здании Михайловского дворца мог вместить малое число экскурсантов.
7

В 1922 г. открывается новая комплексная экспозиция, последовательно выстроенная по научно-историческому принципу3. В ней впервые представлены работы Отдела новейших течений. Именно этот отдел становится флагманом будущих открытий в пропагандистской деятельности. Организатор и автор концепции — главный хранитель Художественного Отдела П. И. Нерадовский4.

3. Нерадовский П. И. Из жизни художника / под общей ред. А. Н. Савинова. Л., 1965. С. 178—181.

4. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 780. Отчет Русского музея за 1922 г. Л. 5.
8

Из Отчета Русского музея за 1922 г. узнаем: «В культурно-просветительской области исполнена следующая работа Руководство экскурсиями лежало на сотрудниках Художественного Отдела и сотрудниках экскурсионных организаций. Экскурсии были различных типов, начиная от красноармейцев, воспитанников детских домов и учащихся в школах для взрослых неграмотных и оканчивая слушателями ВУЗов и начинающими руководителями»5.

5. Отчет Русского музея за 1922 г. Пг., 1923. С. 7—15.
9 В 1925 г. появились «синтетические» экспозиции, включавшие в один ряд произведения искусства и информацию об этих произведениях — карты, рисунки, этикетки, схемы, модели, муляжи, таблицы. Экскурсоводам следовало включать в свой рассказ по экспозиции и обзор указанных вспомогательных средств.
10

В 1926 г. директором Государственного Русского музея назначен П. И. Воробьев. В этом же году была переустроена экспозиция древнерусского искусства под руководством Н. П. Сычева. В начале 1926 г. К. Е. Гриневич на III Конференции директоров учреждений Главнауки выдвинул тезис о возможности расстановки экспонатов «“в порядке экскурсионного рассказа”. Витрины, щиты, плакаты и все части экспозиции должны быть представлены зрителю как единое целое. Такая расстановка экспонатов должна была активизировать процесс восприятия зрителя»6. К. Е. Гриневич мыслил экспозицию художественного музея как театральную декорацию, в которой одинаковая роль доставалась и подлинным произведениям великих мастеров прошлого, и вспомогательным таблицам, исполненным оформителем — современником докладчика. Экспозиция картин и скульптур должна была быть выстроена таким образом, чтобы зритель в ней интеллектуально работал.

6. Архив ГИМ. ОПИ ГИМ. Ф. 54. П. 35. III конференция директоров учреждений Главнауки. 1926 г. Л. 7.
11

В Постановлении ВЦИК от 20 августа 1928 г. отмечено, что музеи отстают от общественно-исторической задачи времени7. Постепенно музей становился базой для пропаганды новых идей социалистического общества — истории марксизма, а затем марксизма-ленинизма.

7. Постановление ВЦИК // Известия ВЦИК. 1928. № 6.
12

Главной вехой в истории просветительского дела Государственного Русского музея стал 1928 г., когда открылось Бюро просветительской службы, явившееся фундаментальным вкладом в развитие всей системы культурной пропаганды музея. Работа со зрителем приобретала необходимые времени формы — общественные лекции, обзорные экскурсии, консультации с одиночными посетителями. Вместе с тем шла плодотворная работа по повышению уровня профессиональных качеств сотрудников отдела пропаганды. Велось рецензирование искусствоведческих рефератов, оказывалась помощь периферийным музеям в освоении экскурсионных маршрутов, осуществлялось налаживание связей с гуманитарными вузами и общественными организациями Ленинграда и Москвы, происходил обмен опытом с Эрмитажем, Третьяковской галереей и повышение квалификации сотрудников просветительской службы, организовывались экспедиции и командировки по отбору художественных памятников совместно с сотрудниками научной части музея.

13

Просветительская работа Художественного отдела распределялась по трем направлениям: 1) работа с персоналом музея; 2) работа с руководителями экскурсий; 3) работа с массой8. В третью часть входила «Работа со школой».

8. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 706. Просветительская работа. Л. 2— 4 об.
14

Самые ранние фотографии, сохранившиеся в Отделе фото-кино-видеофиксации по теме экскурсионно-лекционной деятельности сотрудников Русского музея, относятся к концу 1930-х гг. Экскурсоводы П. З. Мельцер и Д. М. Мигдал вели экскурсии для школьников, учащихся ремесленных училищ, морских и военных заведений (рис. 1).

15

Рис. 1. Занятие ремесленного училища в Белоколонном зале Русского музея. 1930-е гг.

16

Русский музей на бесплатной основе регулярно принимал воспитанников военных училищ (рис. 2).

17

Рис. 2. Красноармейцы в Русском музее. 1930- е гг.

18

Групповые фотографии конца 1930-х — 1940-х  гг. запечатлели лица посетителей музея: парадно одетые в белые блузы женщины и в черные пиджаки мужчины — работники заводов и фабрик, так называемые «стахановцы» — передовики производства, награжденные походом (или поездкой) в «очаг культуры». Здесь же учащиеся ремесленного училища, работники фабрики «Скороход» и другие. Чаще всего группы фотографировались в Белоколонном зале (рис. 3).

19

Рис. 3. Награжденные походом в музей: «стахановцы». До 1941 г.

20

В Историко-бытовом отделе с начала 1930-х гг. существовала Школьная комиссия, занимавшаяся вопросами проведения экскурсий для школьников и консультаций для школьных педагогов. На фотографии представлена одна из руководителей Школьной комиссии О. В. Волкова с учащимися за обсуждением их домашних рисунков.

21

Первый Всероссийский музейный съезд, прошедший с 1 по 5 декабря 1930 г. На съезде вместе с рапортом об успешных достижениях была высказана критика. Так, «На Антирелигиозной секции I Всероссийского музейного съезда указано, что в художественных музеях русского искусства антирелигиозная работа ведется плохо. Вынесена резолюция этого собрания: должен быть создан методический центр музейно-антирелигиозного строительства, который бы направлял антирелигиозную пропаганду музеев. Необходимо использовать опыт работы антирелигиозной бригады московских художественных музеев. В Ленинграде в художественных музеях антирелигиозная работа ведется неудовлетворительно»9.

9. Труды Первого Всероссийского музейного съезда. Т. II. Материалы секционных заседаний 1—5 декабря 1930 г. / под ред. И. К. Луппола. М., 1931. С. 118.
22

Знаменитая выставка памятников церковной старины «Древлехранилище», открытая в 1914 г., в 1920-х гг. была несколько раз перемонтирована. Акцент ставился на историко-региональном принципе подачи материала. Главными для изучения стали история и культура Новгорода XIV—XVI вв. и его провинций, наследие Византии. С конца 1920-х гг. памятники Отделения христианских древностей (до 1925 г.) по идеологическим причинам расформированы и вновь собраны на выставке «Искусство феодального Новгорода», открытой 8 июля 1931 г., представляющей подлинные памятники в комплексе с фотографиями реставрационных объектов и с пространными аннотациями, развешанными по стенам, на тему критики религиозного компонента древнерусского искусства (рис. 4). Впоследствии экспозиция залов Отдела древнерусского искусства перемещалась дважды: в западное крыло I этажа Михайловского дворца (1935—1939 гг.) и в восточное крыло II этажа (с 1939 г. по настоящее время).

23

Рис. 4. Выставка «Искусство феодального Новгорода». 1931 г.

24

23 апреля 1932 г. Постановлением ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» все художественные группировки прекратили свое существование. Их членам было предложено вступать в официально созданные творческие союзы под партийным руководством.

25

Постановление Президиума Всероссийского Центрального исполнительного комитета «О состоянии и задачах музейного строительства РСФСР» в целях укрепления и улучшения работы музеев от 13 марта 1934 г. рекомендует «Государственный Русский Музей реорганизовать в Музей Живописи, Скульптуры, Графики и Рисунка. Этнографический отдел ГРМ выделить в самостоятельный музей, закрепив за ним корпус с подзалами, занимаемый ныне Этнографическим отделом. Штат Этнографического отдела передать Государственному Этнографическому музею»10.

10. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 1670. Всероссийское совещание директоров и хранителей фондов художественных музеев. Стенографический отчет. 1947 г. Л. 9.
26

В 1938 г. к 20-летию Октябрьской революции была открыта экспозиция советского искусства (рис. 5).

27

Рис. 5. Посетители в зале советского искусства. До 1941 г.

28

Совершенно новой формой работы явились курсы повышения квалификации, организованные в Русском музее незадолго до Великой Отечественной войны (1—5 июня 1940 г.) по указанию Комитета по делам искусств, с выдачей удостоверений обучавшимся на этих курсах 28 сотрудникам периферийных художественных музеев СССР из Баку, Витебска, Куйбышева, Перми, Саратова, Ташкента, Харькова, Ярославля и других городов.

29

По понятным причинам экскурсионная работа была несколько приостановлена во время Великой Отечественной войны. Музейные сотрудники читали лекции на заводах, в госпиталях, детских учреждениях.

30

Первостепенным событием этого времени является открытие Государственного Русского музея для жителей и гостей Ленинграда 9 мая 1946 г. Возвращенная из Перми коллекция памятников искусства Государственного Русского музея предстала перед зрителями в обновленном виде.

31

В 1947 г. состоялось Всероссийское совещание директоров и хранителей фондов художественных музеев (рис. 6). На заседании от 18 июня представлены два доклада О. В. Волковой «Формы и методы популяризаторской деятельности музея» и «Работа художественных музеев со школами и вузами» и доклад Ю. В. Листковой «Методика проведения экскурсий в художественных музеях»11.

11. ВА ГРМ. Ф. ГРМ (I). Оп. 6. Ед. хр. 1666. Тезисы докладов о ГРМ и различных аспектах деятельности художественных музеев РСФСР на конференциях творческих работников художественных музеев РСФСР. 03.06. — 10.06.1947. Л. 6—7.
32

Рис. 6. Всероссийское совещание директоров и хранителей фондов художественных музеев. Июнь 1947 г.

33

В декабре 1948 г. в Русском музее проведено Всероссийское совещание директоров музеев по вопросам организации политико-просветительской работы, на котором наметились пути восстановления важного направления работы — просвещение в области культуры.

34

К концу 1940-х гг. в художественных музеях советской страны убедительно показали себя главные направления научно-просветительской деятельности художественных музеев, а именно: экскурсионная, лекционная, кружковая и издательская.

References

1. Arkhiv GIM. OPI GIM. F. 54. P. 35. III konferentsiya direktorov uchrezhdenij Glavnauki. 1926 g.

2. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 1003. Postanovleniya VTsIKa, prikazy i rasporyazheniya SNK po voprosam muzejnoj raboty. 01.01 — 28.12.1934. L. 9.

3. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 139. Tezisy dokladov nauchnykh rabotnikov po muzeevedeniyu. Osnovy deyatel'nosti i ustrojstva bol'shogo muzeya. 1919—1928 gg. L. 31 — 31 ob.

4. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 1666. Tezisy dokladov o GRM i razlichnykh aspektakh deyatel'nosti khudozhestvennykh muzeev RSFSR na konferentsiyakh tvorcheskikh rabotnikov khudozhestvennykh muzeev RSFSR. 03.06. — 10.06.1947.

5. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 1670. Vserossijskoe soveschanie direktorov i khranitelej fondov khudozhestvennykh muzeev. Stenograficheskij otchet. 1947.

6. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 181. Postanovlenie ot 22 iyunya 1920 g. Neradovskij P. I. Iz zhizni khudozhnika / pod obschej red. A. N. Savinova. L., 1965.

7. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 706. Prosvetitel'skaya rabota.

8. VA GRM. F. GRM (I). Op. 6. Ed. khr. 780. Otchet Russkogo muzeya za 1922 g.

9. Otchet Russkogo muzeya za 1922 g. Pg., 1923.

10. Postanovlenie VTsIK // Izvestiya VTsIK. 1928. № 6.

11. Trudy Pervogo Vserossijskogo muzejnogo s'ezda. T. II. Materialy sektsionnykh zasedanij 1—5 dekabrya 1930 g. / pod red. I. K. Luppola. M., 1931.