P. M. Bicilli’s Textbook on World History in the Context of the Development of the Cultural and Historical Area of Focus of the Russian Historical School in the 1920s
Table of contents
Share
Metrics
P. M. Bicilli’s Textbook on World History in the Context of the Development of the Cultural and Historical Area of Focus of the Russian Historical School in the 1920s
Annotation
PII
S207987840008380-7-1
DOI
10.18254/S207987840008380-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Lydia Sychenkova 
Affiliation: Kazan Federal University
Address: Russian Federation, Kazan
Abstract

The article is devoted to the little-known textbook “Introduction to the universal history” by P. Bicilli, published in Serbian in 1923, which broadcast the best achievements of the cultural and historical direction of the “Russian historical school” in Europe. Familiarity with the content of the textbook by P. Bicilli allows you to adjust the existing ideas about the state of development of the “Russian historical school” on universal history in the 1920s-one of the most tragic and critical periods of its existence. It is established that didactic experience of P. Bicilli far ahead of the first Soviet textbooks on General history for universities, published in the 1930s. Conceptually, the textbook of p. Bicilli anticipated the latest synthetic approaches to the description of cultural phenomena that have developed in the world scientific and educational literature of the XXI century. The article States That the textbook of p. Bicilli is not only of historiographical interest for the academic community, but also for the modern professional education of historians and culturologists. Peter Bicilli's forgotten textbook complements our knowledge of the enormous potential of the cultural and historical direction of the Russian historical school of universal history, which allowed him not only to develop, but to reach the forefront of world science, overcoming the incredible difficulties of ideological pressure in the USSR and emigrant isolation in the European humanitarian space.

Keywords
cultural and historical direction, Russian historical school of universal history, Peter Bitsilli, textbook of universal history, periodization of history, methodology, educational process
Received
08.10.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
37141
Number of purchasers
1
Views
21
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Биография одного из ярких представителей русской исторической школы медиевиста, историка культуры Петра Михайловича Бицилли (1870—1953) в общих чертах сегодня известна. В жизни ученого много трагических моментов, типичных для судьбы русского интеллигента. В 1920 г.он, будучи экстраординарным профессором всеобщей истории Новороссийского университета, был вынужден эмигрировать вместе с семьей в Сербию . Началось время скитаний, добывания хлеба насущного на чужбине. Затем в 1924 г. переехал в Болгарию, где заведовал кафедрой новой и новейшей истории Западной Европы Софийского университета до 1948 г. При жизни П. Бицилли не получил заслуженного признания ни в России, ни за рубежом. Возвращение и историографическое осмысление наследия ученого в Россию было начато в 1990 гг. и продолжается до сих пор.

2

Особое место в дидактическом наследии П. М. Бицилли занимает учебник по всеобщей истории «Увод у светску историjу» («Введение во всеобщую историю»). Учебник, напечатаннный в 1923 г. в белградском издательстве «Геце Кон» на сербском языке, транслировал в европейское гуманитарное знание новую концепцию всеобщей истории, сформировавшуюся у русского историка еще в России1. Учебник П. Бицилли синтезировал лучшие достижения культурно-исторического направления «русской исторической школы», накопленные к середине 1920-х гг. Вопреки сложившимся стереотипам о тотальном господстве вульгарно-материалистического подхода в советской исторической науке, традиции культурно-исторического подхода не прерывались и продолжали развиваться в 1920-е — 1940-е гг. Направление культурно-исторических исследований превратилось в незримый колледж, сохранив главный схоларный признак — методологический подход. Представителями этого сообщества всеобщей истории в советской России были А. Г. Вульфиус2, медиевист Г. П. Федотов3, Д. Н. Егоров4, И. М. Гревс5 и его ученики — О. А. Добиаш-Рождественская6, А. И. Хоментовская7 и другие8. Усилиями официальной советской историографии культурно-исторические исследования были надолго отодвинуты в тень, их открытия оставались невостребованными, не проникали в советские учебники истории. Сами историки признавались в том, что в условиях докториального террора научились «говорить в полголоса».

*Огромное содействие в организации перевода книги оказала болгарская исследовательница Таня Галчева, за что выражаю ей свою признательность и благодарность.

1. Спустя 84 года после первой публикации в 2007 г., учебник П. Бицилли был переиздан в Софии на болгарском языке. До настоящего времени этот труд П. Бицилли не издан на русском языке. Перевод книги с болгарского переиздания (Бицилли П. М. Въведение в световната история. София, 2007), на русский осуществила внучка П. Бицилли — Наталья Андреевна Галь (Мещерская), проживающая в Женеве (Швейцария), хорошо знающая стиль своего деда. Данным переводом мы воспользовались при подготовке статьи.

2. Вульфиус А. Г. Западная Европа в новое время. Петербург, 1920; Его же. Проблемы духовного развития. Гуманизм, реформация, католическая реформа. Петербург, 1922; Его же. Основные проблемы эпохи «просвещения». Пг., 1923.

3. Федотов Г. П. Абеляр. Петербург, 1924.

4. Егоров Д. Н. Культурная история средних веков. М., 1918; Его же. Что такое история культуры. М., 1920.

5. Гревс И. М. Кровавая свадьба Буондельмонте. Жизнь итальянского города в XIII в. Л., 1925; Его же. Тургенев и Италия (Культурно-исторический этюд). Л., 1925.

6. Добиаш-Рождественская О. А. Западная Европа в Средние века. Петербург,1920; Ее же. История письма в Средние века. Руководство к изучению латинской палеографии . Петербург, 1923; Ее же. Эпоха Крестовых походов. Запад в крестоносном движении. Пг., 1918; Ее же. Западные паломничества в средние века. Л., 1924.

7. Хоментовская А. И. Итальянская гуманистическая эпитафия: ее судьба и проблематика / отв. ред. А. Н. Немилов, А. Х. Горфункель. СПб., 1995.

8. В эмиграции незримый колледж культурно-исторического направления поддерживали Л. П. Карсавин, Н. П. Кондаков, Н. П. Забугин и др.
3

Итак, обратимся к истории появления книги П. М. Бицилли. В феврале 1920 г. в Скопье (Македония) был открыт филиал философского факультета Белградского университета. П. М. Бицилли предложили занять должность доцента кафедры всеобщей истории. Внешние обстоятельства заставили медиевиста Петра Бицилли, уже известного в кругу русских историков, обратися к разработке учебной литературы. В своих письмах П. Бицилли откровенно признавался в мотивах своего поступка: «я в настоящее время пишу не более не менее как... всемирную историю (!!??) на сербском языке страниц эдак в 200, а то и 250, пишу все исключительно “от ума своего”, единственно из любостяжания πλεονέξυδ (ασ) и в целях приобрести себе брюки вместо того суррогата их, которым я в настоящее время располагаю»9. Другим мотивом, все-таки служило осознание русским ученым своей просветительской миссии. П. Бицилли, познакомившись с учебной литературой в Сербии, неожиданно для себя обнаружил, что на тот момент в Сербии не было учебных пособий по истории для студентов. «У них по части истории вне-балканских частей земного шара нет ничего, кроме учебника Н. И. Кареева, переведенного под чужим именем10». — делился П. Бицилли своим открытием с К. В. Флоровской. Одновременно П. Бицилли был вынужден констатировать слабость понятийного аппарата в сербской учебной литературе.

9. В результате тщательных и кропотливых исследований эпистолярного наследия П. Бицилли, проведенного Т. Галчевой, И. Голубовской стала известна история появления книги и мотивы неожиданного обращения П. Бицилли к жанру учебника. См.: Из письма Бицилли П. М. — К. В. Флоровской. № 2. 3 января 1922 // Галчева Т. Н., Голубович И. В. «Понемногу приспосабливаюсь к “независящим от меня обстоятельствам”». П. М. Бицилли и семья Флоровских в первые годы эмиграции. София, 2015. С. 57. В блестящей, умной, книге много тонких наблюдений, интересных находок и идей, которыми авторы щедро делятся со своими читателями. Они будят мысль и дают толчок для дальнейших направлений исследования, напоминая читателю, что творчество П. Бицилли — это, действительно, целый континент, процесс изучения которого бесконечен.

10. Галчева Т. Н., Голубович И. В. «Понемногу приспосабливаюсь к “независящим от меня обстоятельствам”». С. 57.
4

К своему труду П. М. Бицилли относился очень скептически, о чем неоднократно сокрушался в письмах: «Пишу с отвращением и с величайшими усилиями. Едва только я пробую напялить на мои “идеи” сербскую форму, как эти идеи частью заскакивают в какие-то совсем отдаленные уголки моей головы, как-то сморщиваются и съеживаются, становятся удивительно тощими и противными, — одним словом, причиняют мне много хлопот и беспокойств». Уже в марте 1922 г. он сообщил коллегам о том, что «свою знаменитую книгу на сербском языке кончил и послал в Белград для печатания. Эта книга ляжет тяжелым камнем на моей совести и главное выходит, что продал я черту душу задаром — за 10 % продажной цены11».

11. Из письма П. М. Бицилли — К. В. Флоровской. № 3. 7 марта 1922 // Галчева Т. Н., Голубович И. В. Указ соч. С. 66—67.
5

Как всякий ученый, П. М. Бицилли ждал оценок своего труда именно со стороны русского сообщества историков и спешил поделиться новостью о выходе книги: «...Понимаете ли Вы по-сербски? Если да, то я Вам пришлю мое произведение, написанное на этом языке... Оно носит громкое название “Введение во всемирную историю” и отличается тем достоинством, что благодаря нему мы могли кое-как прожить это лето. Но “критика” нашла в нем и другие достоинства — для меня не столь очевидные, и, читая последнюю рецензию, я чувствую себя чем-то вроде не то Шаляпина, не то маршала Фоша, — гением и благодетелем человечества12».

12. Из письма Бицилли П. М. — К. В. Флоровской. № 11. 29 июня 1922 // Галчева Т. Н., Голубович И. В. Указ соч. С. 79.
6

Несмотря на то, что П. Бицилли, весьма самокритично относился к своему первому дидактическому опыту, нам представляется, что этим самобичеваниям нельзя полностью доверять. Такой мастер, как П. Бицилли, априори не мог написать совершенно слабую или компилятивную работу, поскольку все его предыдущие исследования отличает не только высокий профессионализм, оригинальность, но и блестящее изложение, глубина и красота мысли.

7

Предмет учебника

 

Существуют все основания предполагать, что учебник, так или иначе, отразил концепцию русского медиевиста и историка культуры о всеобщей истории, хотя и в популярном, доступном для сербской аудитории виде.

8

Известно, что П. Бицилли во многих своих работах осмысливал самые значимые проблемы всеобщей истории: античности13, европейского Средневековья и Ренессанса14. Полемизируя с утвержданиями евразийцев, в частности с Н. С. Трубецким, П. М. Бицилли выработал свой “набросок плана новой исторической схемы”, который находился “в сознательном противоречии как с известной нам по учебникам исторической вульгатой, так и с некоторыми от времени до времени всплывающими попытками ее преобразования”. Следовательно, у П. Бицилли были свои представления о том, как надо писать всемирную историю (историю культуры), и как ее излагать в учебных целях.

13. Бицилли П. М. Падение Римской империи. Одесса, 1919.

14. Бицилли П. М. Салимбене: (Очерки итальянской жизни XIII в.). Одесса, 1916; Его же. Элементы средневековой культуры. Одесса, 1919.
9

П. Бицилли настаивал, что данная книга отражает, прежде всего, историю интеллектуальных движений, а, по существу, историю мышления «для понимания культурной индивидуальности известной исторической среды удобнее работать с материалом, принадлежащим истории, так называемых «интеллектуальных ценностей», чем с тем, который относится к «политике»15, и главное заявление автора — «эволюции веры культурного человечества займет в этой книге первое место (Выделено нами — Л. С.).16

15. Бицилли П. М. Въведение в световната история. София, 2007. С. 4—5.

16. Там же.
10

Предмет истории культуры П. Бицилли определяет, следующим образом: «это — “язык, мораль, право, вера и тому подобное”, все, что позволяет говорить о “духе” соответствующего времени. …Эта творческая деятельность духа … является подлинным объектом истории культуры. Следовательно, в эту историю включаются все возможные категории “ценностей”, в той степени, в которой они служат пониманию культуры или этого духа, так как “культура” суть, не что иное, как именно сама эта творческая деятельность»17. Следуя заданному определению «культуры», П. Бицилли включает в сферу своего анализа и искусство, архитектуру, литературу, но практически не касается вопросов музыкальной культуры и истории театра18.

17. Бицилли П. М. Въведение в световната история. С. 5.

18. Невнимание к этому компоненту духовной культуры в данной работе, отнюдь не свидетельствовало о равнодушии автора к музыке и театру. На наш взгляд, темы «П. М. Бицилли и музыка», «П. М. Бицилли и театр» должны стать предметом специального исследования. Известно, что П. Бицилли специально обратился к истории итальянского театра в книге «Театр Италии времен Ренессанса» (1930-е). См.: Герашко Л. В., Кудрявцев В. Б. Фонд профессора П. М. Бицилли в Рукописном отделе Пушкинского Дома // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского Дома на 2005—2006 гг. СПб., 2009. С. 63.
11

Совершенно оригинально П. Бицилли предлагает характеристику высшим достижениям художественного гения различных эпох и народов. Многие идеи, изложенные тезисной форме в учебнике, получили развернутый вид в его более позднем специальном исследовании — «Место Ренессанса в истории культуры» (1932). П. Бицилли не дает эстетических оценок, описаний стилистических приемов художников, поэтов, скульпторов, поэтов, писателей, как это было принято в искусствоведческой и историко-культурной литературе. Значение этой культурной эпохи П. Бицилли определяет сжато и кратко: «Все величие “Ренессанса” с его идеалом красивой жизни и совершенного человека бросается в глаза в искусстве. С классического стиля XIII в. в скульптуре от византийского — в живописи, в XIV в. пластическое искусство переходит к реализму и сентиментализму. Сейчас его главная задача сводится к воспроизведению реальной жизни, воспринимаемой с ее эмоциональной стороны»19.

19. Бицилли П. М. Въведение в световната история. … С. 6.
12

Структура книги

 

Структура книги отражает подход П. М. Бицилли к проблеме периодизации истории. Известно, что П. М. Бицилли в течение всей своей жизни последовательно разрабатывал одну важнейших теоретических проблем исторической науки — проблему периодизации истории. Размышления П. Бицилли о проблеме периодизации истории культуры нашли отражение в более поздних работах «Очерки теории исторической науки» (1925) и «Место Ренессанса в истории культуры» (1932). Мысли П. Бицилли удивительным образом совпадают с выводами французского историка Ж. Ле Гоффа (1924—2014), которую он изложил в своей последней книге «Надо ли резать историю на куски» (2014)20. В этом смысле учебник П. Бицилли 1923 г. — пример удачного концептуального построения курса, намного опередившего эксперименты в постсоветской системе исторического и культурологического образования.

20. Le Goff J. Faut-il vraiment decouper l’histoire en tranches? P., 2014.
13

С первого взгляда на содержание, становится ясно, что перед нами совершенно оригинальный учебник. Он не похож на все известные учебники по всеобщей истории, издаваемые в советское и постсоветское время. Привлекает внимание название глав. Как видно, автор представил широкую панораму всемирной истории, избегая европоцентристского подхода, уделяя почти равное внимание, как Западу, так и Востоку.

14

Первая часть учебника, состоит из двух глав, и посвящена политической истории. В первой главе — “Международная политика”, он начинает излагать историю с древности до мировой войны.

15

Вторая глава посвящена истории государственного устройства (“Развитие на държавното устройство”). В ней освещается история с древнейших времен до возникновения национальных государств и история развития национальных империй.

16

После первых вводных глав по политической и государственной истории, П. Бицилли переходит к рассмотрению истории культуры. Это раздел прописан более основательно, по существу, он главный в книге. Ученый выделил важнейшие культурные эпохи, начиная с классической древности (Древнего Востока, держав Ахменидов), эллинистическую и римскую культуру, историю распространения христианства, августизм, средневековую культуру Европы, историю культуры Багдадского халифата, историю мистики начала Ренессанса (XIII—XIV вв.), историю культуры Запада XIII—XIV вв.

17

Интересны и парадоксальны бицилливские обобщения о культуре Индии, в которых культурная специфика страны объясняется национальной ментальностью. Индусам, по мнению П. Бицилли, не хватает ощущение времени, поэтому их воображение не знает границ, а фантазия не обуздана. Другая особенность, это кастовый режим, который препятствует любому общественному объединению в Индии, — является последствием этих особенностей народного характера индусов21.

21. Бицилли П. М. Главные черты культуры Индии // Бицилли П. М. Въведение в световната история. София, 2007. С. 106.
18

Вторую главу П. М. Бицилли называет «Эпоха культурной изолированности Европы». В ней выделены такие периоды: гуманизм и Ренессанс XV—XVI вв., Реформация и реформа Католической церкви, эпоха Просвещения, культура современности.

19

Интерес представляет раздел учебника, где излагаются истоки Реформации: «Помимо мистического направления, Реформация имела и еще один источник — рационалистически, против культа Богородицы, святых, мощей и так далее была явлением, вызванным общим — как у протестантов, так и у католиков — стремлением к рационализации веры. Интересно то, что эта рационализация привела к неожиданному последствию. По всей Европе, особенно в Германии, на протяжении всегo ХVI в. бушевала страшная эпидемия нового суеверия — веры в волшебство. Тысячи женщин были сожжены на кострах, осуждены за любовные отношения с “демонами-инубами” (incubus)*. В высших кругах общества этому сопутствовала мода на астрологию, магию; серьезные ученые занимались составлением гороскопов; известный астроном Кеплер (1571—1630) занимал должность “астролога” при короле Рудольфе II, но в эпоху Средневековья все это было лишь исключением. Церковь строжайшим образом осуждала веру в “ведьм” и “волшебников”, в возможность интимных отношений между людьми и “демонами”. Мораль обыкновенного человека в эпоху наивного католического политеизма была намного более здоровой и чистой, чем во время религиозного “возрождения”»22.

22. Бицилли П. М. Въведение в световната история. С. 157.
20 Разделы «А» и «Б» этой части работы включают, соответственно, «Историю первой половины XIX в.» и «Историю второй половины XIX в.». В разделе «А» последовательно освещаются: Романтизм, Гегель и французские теории прогресса, общественное движение в Европе в первой половине XIX в., общий характер и культура перед французской революцией. Раздел «Б» посвящен Революции 1848 г., возникновению марксизма и социал-демократии, идеалистической реакции и русской культуре XIX в. П. Бицилли завешает исторический обзор своим заключением23.
23. Бицилли П. М.Указ соч. С. 4—5.
21

Необычно название главы о Ренессансе — «История мистики начала Ренессанса (XIII—XIV вв.)». П. Бицилли начинает освещение Ренессанса не с возрождения античной культуры, как это принято почти до сих пор в учебной литературе в разделе о Возрождении, а с истории мистики. Это был совершенно другой подход к осмыслению истории европейской культуры. В названии он раскрывает собственное понимание имманентных истоков Ренессанса в европейской культуре. В XIX в. П. М. Бицилли выделил только те события, которые определи эволюцию европейского мировоззрения: Романтизм, гегельянство, французские теории прогресса, общественное движение в Европе в первой половине XIX в., французская революция 1848 г., возникновение марксизма и социал-демократии.

22

Методология

 

Теоретический подход к написанию всеобщей истории П. Бицилли определил еще в Одессе, и отразил ее в книге «Элементы средневековой культуры» (1919). Тогда ученый четко сформулировал свое методологическое кредо: «задача историка — не воспроизведение прошлой жизни во всей ее полноте, а воссоздание специфически неповторимого. …Воскрешение жизни во всей его полноте — дело не историка, а художника. Поэтому не только у Тьерри и Маколея, но и высоко ценимого им Момзена, Бицилли критикует увлечение пластичностью», бессодержательное психологизирование и «оживление» деталей, исторически ничего не дающих»24.

24. Каганович Б. С. П. М. Бицилли и его книга «Элементы средневековой культуры» // Бицилли П. М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1996. С. XIX.
23

П. Бицилли применил и в данном учебнике метод историко-культурного синтеза, согласно которому все культурные элементы (религиозные представления, интеллектуальные течения, систему ценностей и художественные открытия определенных исторических эпох и так далее) проанализированы автором в контексте событии политической и социальной истории. В этом культурном синтезе все сферы культуры переплетаются, создавая единый образ эпохи. П. М. Бицилли было предложено синтезированное знание о культурном прошлом. П. Бицилли, также выявлял изменения в ментальных установках различных эпох, сосредотачивает внимание на процессах смены мировоззрения.

24

Историографический контекст и методические особенности учебника

 

Концепция учебника П. Бицилли кардинальным образом отличалась от концепции первых советских учебников по истории, где культурная история практически не излагалась. В СССР вопреки существующим установкам борьбы с «идеализмом» историко-культурные исследования продолжали проводить всеобщие историки, сформировавшиеся еще в дореволюционное время. Но в учебную литературу новые наработки историков, представлявших историко-культурное направление, не проникали.

25

В начале 1920-х гг. в советских вузах продолжали учиться (совсем недолго) по старым дореволюционным учебникам всеобщей истории, авторами которых были профессора университетов П. Г. Виноградов, Н. И. Кареев, Р. Ю. Виппер. Новых советских учебников еще не было. Учебник Н. М. Лукина по Новой истории появился значительно позднее в конце 1930-х гг.25 В середине 1930-х гг. и был подготовлен учебник по Новой истории для средней школы, соавторами которого были В. М. Далин, А. В. Ефимов, Г. С. Зейдель, Г. С. Фридлянд. Это были марксистские учебники, в которых центральными событиями истории Нового времени Западной Европы были Великая Французская революция и Парижская коммуна. Н. М. Лукин был робиспьерит, и конечно, ни о какой культуре в его учебнике не могло быть и речи. Концепция учебника Н. М. Лукина была транслирована в советскую систему профессиональной подготовки историков на несколько десятилетий вперед. Так, студентам-историкам Казанского университета поколений 1960 — начала 1980-х гг. лукинскую концепцию Новой истории излагал доцент В. И. Адо (1905—1995).

25. Дунаевский В. А. «Дело» академика Николая Михайловича Лукина // Новая и новейшая история. 1998. № 6. С. 186—191.
26

В последующем — с 1940-х гг. и вплоть до середины 1980-х гг. разделы культуры оставались на «задворках» советских учебников истории, в которых история была представлена в виде схемы в заданной парадигме вульгаризированного марксизма. Материалистический подход к истории, доминировавший в советской науке, исключал обращение к феноменам духовной культуры, истории повседневности. Живая ткань истории при таком подходе к осмыслению прошлого ускользала. Содержание текстов учебников создавало общее впечатление о том, что люди в истории не любили, не радовались, а просыпались и ложились спать с мыслью о классовой борьбе.

27

Как известно, почти сразу после революции началась реорганизация высшего образования, в результате которой гуманитарные факультеты, в числе которых были и исторический и филологический, были преобразованы в ФОНы. Началось плановое уничтожение традиций дореволюционного исторического образования в университетах. В такой ситуации, достижения медиевистов, антиковедов, востоковедов, работавших в «идеалистической парадигме», в новую советскую учебную литературу не проникали. В отличие от своих коллег, оставшихся в СССР, в эмиграции П. Бицилли был совершенно свободен в выборе методологического подхода для изложения всеобщей истории в учебных целях. В построении концепции учебника П. Бицилли опирался на багаж знаний и педагогического опыта, полученный в российской медиевистической школе. В эмиграции П. Бицилли не отгораживался от России, всячески стремился сохранять связь советским научным миром, следил за тем, что в 1920-е — 1940-е гг. писали в советской России его коллеги. Сохранились редкие свидетельства этих контактов. Так, зять П. Бицилли — князь А. П. Мещерский в одном из писем 1980 г. сообщал: «П. М. имел в своей библиотеке26 статьи г-жи Добиаш-Рождественской. Откуда он их доставал — не знаю. Но само их наличие на полках его библиотеки, говорит о том, что он интересовался работами этой ученой»27. В письмах начала 1920-х гг. П. Бицилли интересовался судьбой Л. П. Карсавина, своего ученика О. Л. Вайнштейна, коллег В. Э. Крусмана и Н. П. Оттокара28. Однако тонкие нити, которые обеспечивали коммуникацию между эмигрантом П. Бицилли и научным миром советских медиевистов, вскоре по разным обстоятельствам прервались. Заслуга П. Бицилли состояла еще и в том, что он, сохраняя лучшие традиции «русской исторической школы», сделал историю духовной культуры важнейшим компонентом всеобщей истории, предвосхитив новейшие подходы в мировой исторической науке.

26. Большая часть библиотеки П. М. Бицилли сохранилась в библиотеке А. П. Мещерского. До настоящего времени она не описана. В библиотеке П. Бицилли сохранились не только книги, но и неопубликованные рукописи ученого, которые значительно дополняют представление о его наследии. Несколько лет назад благодаря участию Т. Н. Галчевой была передана Болгарской Академии наук.

27. Каганович Б. С. П. М. Бицилли и его книга «Элементы средневековой культуры» // Бицилли П. М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1996. С. XVII—XVIII.

28. Галчева Т. Н., Голубович И. В. Указ соч. С. 84—86.
28

Удивительно другое обстоятельство. П. Бицилли, страдающему от нехватки библиотек и книжных магазинов в Скопье, удалось привлечь в своем учебнике самую новейшую литературу западных коллег по всеобщей истории. Список литературы не типичен для учебника, и впечатляет своим разнообразием. Достаточно перечислить авторов, которых цитирует П. Бицилли. Из российских ученых — это Л. П. Карсавин, М. И. Корелин, А. Котляревский, В. Э. Крусман, Ф. Ф. Зелинский, Б. А. Тураев и др. Очень широк круг книг зарубежных ученых, начиная с середины XIX в. буквально до 1921 г. Среди зарубежных авторов в учебнике встречаются ссылки на труды таких известных историков, как Л. Ранке, М. Вебер, Э. Трельч, Эд. Мейер, С. Ренан, К. Гарнак, М. Маспреро, Ю. Керст, Р. Пельман, Ж. Мишле, В. Вунд. Историография Ренессанса представлена работами Я. Бурхардта, К. Бурдаха, П. Сабатье, Г. Тоде, лингвиста К. Фосслера. Привлечены монографии французского историка средневекового искусства Э. Маля, востоковеда А. фон Кремера, Фр. Пикавета. Кроме того, автор ссылается на исследования самых разнообразных представителей гуманитарного знания: Г. Буасье, Д. Л. Кауна, Г. Нейманна, Г. Дж. Шпингарта, Ф. Тоссо, Л. Дурауэ, В. Тоффанини, Эб. Готеина, Ип. Луазо и других. Простое перечисление имен цитируемых авторов позволяет сделать заключение о том, что П. Бицилли обращался к текстам не только классиков, признанных корифеев мировой историографии, но трудам исследователей нового поколения, среди которых были лингвисты, литературоведы, философы, религиоведы, историки культуры, искусствоведы. Каждый раздел учебника сопровождает небольшой список литературы, к которому, вероятно, могли обратиться и студенты. В этих списках дидактически точно соблюдена мера и объем рекомендуемой литературы, которую должен и в состоянии освоить студент.

29

Если оценивать концепцию учебника П. Бицилли в методическом плане, то она не вписывается в сложившиеся стандарты. Во-первых, учебник оформлен крайне скромно. Учебник не имел яркой обложки, привычных иллюстраций, фотографий, схем, сравнительных таблиц, карт. В нем дидактического сопровождения: вопросов по разделам, заданий для самостоятельной работы, хронологических выкладок, именного словника. Это — просто текст, который читается легко, поскольку в нем нет перегруженного фактического материала, сложных понятий, имен, дат, событий. Текст учебника не упрощает проблемы, и предназначен для студентов, уже имеющих общие представления об истории. Определенные моменты текста требуют вдумчивого анализа. П. М. Бицилли мастерски удалось избежать беллетристического изложения материала, «соблюсти любимую греческую меру, чтобы не впасть в излишний просветительский пафос или академическое занудство»29. В общем, как, отмечали многие исследователи П. Бицилли, его стиль изложения отличает красота мысли, ясность фраз и законченность формулировок.

29. Шкловский Е. Все как в Древней Греции. М. Л. Гаспаров. Занимательная Греция, Рассказы о древнегреческой культуре // Знамя, 1996. № 2 [Электронный ресурс]. URL: >>>.
30

В учебнике П. Бицилли обобщил свой преподавательский опыт, который был накоплен в Новороссийском университете. В годы эмиграции П. Бицилли продолжил написание учебников истории. Среди них, кроме рассматриваемого нами учебника30, учебники по истории, написанные во время работы в Софийском университете: 1. Основные направления в историческом развитии Европы: От начала христианской эпохи до нашего времени. — София, 194031; 2. «Введение в изучение новой и новейшей истории». Опыт периодизации. — София, 192732.

30. Бицилли П. М. Увод у светску историjу (Введение во всеобщую историю). Белград, 1923.

31. Бицилли П. М. Основни насоки в историческото развитие на Европа: От началото на християнската ера до наше време / Петър Бицилли. 2. фототипно изд. София: 1993.

32. Бицилли П. М. Увод в изучаване на новата и найновата история. София, 1936.
31

В учебниках П. Бицилли рассматривались вопросы теории периодизации исторических процессов, истории духовной культуры33. Учебники по истории П. Бицилли до настоящего времени не стали историографическим фактом в России, поскольку остаются непереведенными на русский язык. Дидактическое наследие П. Бицилли еще ждет своего исследования.

33. Более известные в современной российской науке учебники П. Бицилли по русской литературе. Например: Бицилли П. М. Краткая история русской литературы. Часть вторая. От Пушкина до нашего времени. София, 1934.
32

Если мы оцениваем историко-культурную концепцию П. Бицилли в целом, то невозможно обойти вниманием, пятитомный труд Л. П. Карсавина «История европейской культуры»34, который выходил 1931—1937  гг., но оказался вне поля внимания П. Бицилли в силу разных обстоятельств. Л. Карсавин35 и П. Бицилли работали в одном проблемном поле, имели один общий предмет исследования — культура западноевропейского Средневековья. Они следили за творчеством друг друга, полемизировали на протяжении десятков лет. Приходится только сожалеть о том, что П. Бицилли ничего не знал о последнем фундаментальном исследовании своего коллеги и давнего оппонента. Конечно, написанный на полтора десятилетия позднее «Увод у светску историjу» («Введение во всеобщую историю»), пятитомный труд Л. Карсавина, не мог оказать влияния на концепцию истории культуры П. Бицилли, но он в равной степени отражал направление развития российского историко-культурного знания первой половины XX столетия.

34. Карсавин Л. П. История европейской культуры. Т. 1. Римская империя, христианство и варвары. СПб., 2003. В труде Л. Карсавина осуществлено исследование западноевропейской, а отчасти и восточноевропейской культуры от ее зарождения в римскую эпоху вплоть до XVIII—XIX вв. За исключением первого тома, другие четыре части общего труда Л. П. Карсавина до сих пор не введены в научный оборот в России.

35. В 1927 г. Л. Карсавин переехал в Литву, и исчез из поля зрения П. Бицилли.
33

За период 1924—1949 гг. П. М. Бицилли прочел около 80 лекционных курсов для студентов на самые разные темы36: «Исторические синтезы и социальные утопии», «Историческая терминология», «История Англии в период империализма». «Происхождение Британской империи», «Общество и государство Западной Европы в эпоху романтизма», «История современной культуры: Гуманизм и Ренессанс», «История европейской культуры XV—XVI вв.», «История Великой Французской революции», «Европейская культура XVI в.», «Демократия в Европе после 1870» и другие.

36. Историк М. А. Бирман насчитал 95 (!!!) спецкурсов прочитанных и подготовленных П. М. Бицилли за свою преподавательскую деятельность. См.: Бирман М. А. П. М. Бицилли (1879—1953). Жизнь и творчество. М., 2018. С. 325—329.
34

В одном из писем Н. С. Трубецкого к П. М. Бицилли встречается предложение о том, что нужно переработать «вульгату» и подготовить новые учебники истории в условиях эмиграции. Но, к сожалению, этого не случилось.

35

В заключение

 

Знакомство с содержанием малоизвестного в российской историографии учебником П. М. Бицилли «Введение во всеобщую историю» («Увод у светску историjу») 1923 г. позволяет скорректировать существующие представления о состоянии развития «русской исторической школы» по всеобщей истории в один из самых трагических и переломных периодов ее существования. Предложенные в учебнике П. Бицилли подходы к периодизации всеобщей истории и способам ее изложения отражали самое передовое направление развития российского исторического знания, которое не успело приобрести признания у современников, и было забыто на многие десятилетия. Учебник П. Бицилли, учит синтетическому осмыслению прошлого37. Заслуга П. Бицилли в том, что он сделал историю духовной культуры важнейшим компонентом всеобщей истории.

37. Сыченкова Л. А. История западноевропейской культуры в российской культурологии. Казань, 2015.
36

Учебник П. М. Бицилли представляет интерес не только для академического сообщества, но и для современного образовательного процесса. Как известно, современные магистратуры по истории в России и за рубежом, концептуально построены на совершенствовании навыков самостоятельной интерпретации источников. В этом смысле учебник П. Бицилли — прекрасный образец, и одновременно опыт осмысления историко-культурного прошлого на основе анализа самых разнообразных источников. Цитирование работ европейских и российских исследователей культуры второй половины XIX в. и начала XX в. настраивает учащегося на изучение самих источников, а не механическое усвоение готовых интерпретаций38.

38. По этому принципу построено современное историческое образование в Европейских университетах. Однако, наши студенты культурологи редко обращаются к тесту источников, предпочитая комментарии из интернета.
37

Итак, в своем учебнике П. Бицилли сделал историю культуры одним из важнейших компонентов всеобщей истории, предложил новый способ периодизации. Учебник всеобщей истории П. М. Бицилли намного опередил советские первые учебники по истории, вышедшие в 1930-е гг., и предвосхитил новейшие синтетические подходы к описанию культурных феноменов в научной и учебной литературе первых десятилетий XXI в. Забытый учебник Петра Бицилли, расширяет существующие представления о границах историописания, о возможных способах осмысления современных социо-культурных процессов39, а, главное, он дополняет наше знание о потенциале русской исторической школы первой половины XX в.

39. Бицилли П. М. История на Русия. От началото на ХІХ-ия век до втората революция (1917 г.). Вътрешна политика и обществени движения. София, 1947.

References

1. Birman M. A. P. M. Bitsilli (1879—1953). Zhizn' i tvorchestvo. M., 2018.

2. Birman. M. A. P. M. Bitsilli (1879—1953). Shtrikhi k portretu uchenogo» // P. M. Bitsilli. Izbrannye trudy po srednevekovoj istorii: Rossiya i Zapad / sost. F. B. Uspenskij, otv. red. M. A. Yusim. M., 2006. S. 633—712.

3. Bitsilli P. M. V'vedenie v svetovnata istoriya. Sofiya, 2007. S. 4—5.

4. Bitsilli P. M. V'treshna politika i obschestveni dvizheniya. Sofiya, 1947.

5. Bitsilli P. M. Kratkaya istoriya russkoj literatury. Chast' vtoraya. Ot Pushkina do nashego vremeni. Sofiya, 1934.

6. Bitsilli P. M. Osnovni nasoki v istoricheskoto razvitie na Evropa: Ot nachaloto na khristiyanskata era do nashe vreme / Pet'r Bitsilli. 2. fototipno izd. Sofiya, 1993.

7. Bitsilli P. M. Padenie Rimskoj imperii. Odessa, 1919.

8. Grevs I. M. Krovavaya svad'ba Buondel'monte. Zhizn' ital'yanskogo goroda v XIII v. L., 1925.

9. Vul'fius A. G. Zapadnaya Evropa v novoe vremya. Peterburg, 1920.

10. Vul'fius A. G. Osnovnye problemy ehpokhi «prosvescheniya». Pg., 1923.

11. Vul'fius A. G. Problemy dukhovnogo razvitiya. Gumanizm, reformatsiya, katolicheskaya reforma. Peterburg, 1922.

12. Galcheva T. N., Golubovich I. V. «Ponemnogu prisposablivayus' k “nezavisyaschim ot menya obstoyatel'stvam”». P. M. Bitsilli i sem'ya Florovskikh v pervye gody ehmigratsii. Sofiya, 2015.

13. Grevs I. M. Turgenev i Italiya (Kul'turno-istoricheskij ehtyud). L., 1925.

14. Dobiash-Rozhdestvenskaya O. A. Zapadnaya Evropa v Srednie veka. Peterburg, 1920.

15. Dobiash-Rozhdestvenskaya O. A. Zapadnye palomnichestva v srednie veka. Peterburg, 1924.

16. Dobiash-Rozhdestvenskaya O. A. Istoriya pis'ma v Srednie veka. Rukovodstvo k izucheniyu latinskoj paleografii. M.; L., 1936.

17. Dobiash-Rozhdestvenskaya O. A. Ehpokha Krestovykh pokhodov. Zapad v krestonosnom dvizhenii. Pg., 1918.

18. Egorov D. N. Kul'turnaya istoriya Srednikh vekov. M., 1918.

19. Egorov D. N. Chto takoe istoriya kul'tury. M., 1928.

20. Kaganovich B. S. P. M. Bitsilli i ego kniga «Ehlementy srednevekovoj kul'tury» // Bitsilli P. M. Ehlementy srednevekovoj kul'tury. SPb., 1996. S. XIX.

21. Karsavin L. P. Istoriya evropejskoj kul'tury. T. 1. Rimskaya imperiya, khristianstvo i varvary. SPb., 2003.

22. Sychenkova L. A. Istoriya zapadnoevropejskoj kul'tury v rossijskoj kul'turologii. Kazan', 2015.

23. Sychenkova L. A. Preodolet' bar'er «Ehmigrantskoj periferii»: P. M. Bitsilli v evropejskoj medievistike // Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye nauki. T. 158. № 3. Kazan', 2016. S. 829—839.

24. Fedotov G. P. Abelyar. Peterburg, 1924.

25. Khomentovskaya A. I. Ital'yanskaya gumanisticheskaya ehpitafiya: ee sud'ba i problematika / otv. red. A. N. Nemilov, A. Kh. Gorfunkel'. SPb., 1995.

26. Shklovskij E. Vse kak v Drevnej Gretsii. M. L. Gasparov. Zanimatel'naya Gretsiya, Rasskazy o drevnegrecheskoj kul'ture // Znamya. 1996. № 2 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://magazines.russ.ru/znamia/1996/2/n5.html

27. Le Goff J. Faut-il vraiment decouper l’histoire en tranches? P., 2014.