“May Allah Help Me!”. Letters by Anna Tveretinova to Vladimir Gordlevsky (1939—1951)
Table of contents
Share
Metrics
“May Allah Help Me!”. Letters by Anna Tveretinova to Vladimir Gordlevsky (1939—1951)
Annotation
PII
S207987840008180-7-1
DOI
10.18254/S207987840008180-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Ilya Zaytsev 
Affiliation: Institute of Oriental Studies
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The article publishes 11 letters of the Soviet historian-turkologist Anna Tveritinova addressed to the outstanding Russian historian of the Ottoman Empire, academician Vladimir Gordlevsky. The letters from 1939 to 1951 are preserved in the Archive of the Russian Academy of Sciences. These documents are an important source on the history of Soviet Oriental studies, in particular the history of the study of Ottoman Turkey in the USSR. They described in detail the history of A. S. Tveritinova PhD thesis defending about Kara Yazici (Deli Hasan) uprising. This dissertation (on the basis of which in 1946 the book was published) was an important approach in studying of Medieval Turkey in the USSR. The mentions of unknown writings of A. S. Tveritinova in the letters are very important as well.

Keywords
History of the Soviet Oriental Studies, Ottoman Studies
Received
15.09.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
39577
Number of purchasers
1
Views
19
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 В 1928 г. 18-летняя выпускница бакинской школы Анна Тверитинова уехала по командировке Народного Комиссариата просвещения Азербайджанской ССР в Ленинград — учиться на Восточном факультете Ленинградского университета1. Выбор был сделан правильно. Впоследствии Анна Степановна стала выдающимся историком-османистом, удачно соединив в своем творчестве петербургские и московские традиции изучения истории Османской империи. Вся ее жизнь после окончания ЛГУ была связана с работой в Институте востоковедения АН СССР — сначала в Ленинграде, а после переезда Института с ноября 1951 г. вплоть до своей кончины в 1973 г. — в Москве.
1. Васильев Д. Д., Орешкова С. Ф., Смилянская И. М. Об Анне Степановне Тверитиновой // Османский мир и османистика. Сборник статей к 100-летию со дня рождения А. С. Тверитиновой (1910—1973). М., 2010. С. 17.
2 Значительную роль в становлении ее как ученого сыграл другой выдающийся турколог — Владимир Александрович Гордлевский (1876—1956). После переезда в Москву Анне Степановне суждено было занять его место главы отечественной школы османистики.
3

Публикуемые ниже 11 писем А. С. Тверитиновой В. А. Гордлевскому относятся к периоду 1939—1951 гг. Они сохранились в Архиве РАН в Москве, в фонде В. А. Гордлевского2. Восемь писем относятся к довоенному периоду, три датированы 1951 г., годом переезда А. С. Тверитиновой в Москву. Длительный перерыв в эпистолярном общении ученых, конечно, был вызван событиями военного времени. В жизни Анны Степановны, как и в жизни всей страны, эта пора была очень трагична: в 1941 г. на Ленинградском фронте погиб ее муж, в 1942 г. в блокадном городе от голода умерли мать и новорожденный сын. В феврале 1942 г. А. С. Тверитинова в тяжелом состоянии была эвакуирована сначала в Поволжье, а потом в Ташкент3. В одном из писем 1951 г. В. А. Гордлевскому она вспоминала о работе в Институте восточных рукописей АН Узбекской ССР.

2. АРАН. Ф. 688. Оп. 4. Eд. хр. 318.

3. Васильев Д. Д., Орешкова С. Ф., Смилянская И. М. Об Анне Степановне Тверитиновой // Османский мир и османистика. Сборник статей к 100-летию со дня рождения А. С. Тверитиновой (1910—1973). М., 2010. С. 18.
4 В чем ценность этих писем как источника по истории отечественной туркологии?
5 В них подробно изложена история защиты А. С. Тверитиновой кандидатской диссертации о восстании Кара Языджи — Дели Хасана, оппонентом которой был В. А. Гордлевский. А диссертация эта (на основе которой в 1946 г. была напечатана книга) была важным шагом вперед в развитии нашей науки изучения средневековой Турции.
6

Очень важны упоминания в письмах о не известных нам ранее (но, будем надеяться, сохранившихся в академических архивах) трудах Анны Степановны. Тут и русский перевод «Канун-и джедид» («Нового Уголовного закона») Османской империи 1851 г., который начал выполнять И. Леманов, а Тверитинова переделывала. Перевод этого османского юридического памятника был опубликован в 1991 г., но это был, кажется, другой перевод (не Леманова-Тверитиновой ?)4.

4. Дулина Н. А. Османский уголовный закон 1851 г. (О соотношении буржуазных и традиционных элементов в области уголовного права Танзимата) // Восток в новое время: экономика, государственный строй: Сб. ст. / Акад. наук СССР, Ин-т востоковедения. Отв. ред. И. М. Смилянская, Г. Г. Котовский. М., 1991. Приложение — перевод.
7 Самое, наверное, главное, — это упоминание в одном из писем о большой книге Анны Степановны по истории посольства в Россию Османа Шехди. Я уверен, что будь это исследование, снабженное многочисленными приложениями в виде текстов источников, опубликовано в 1950-х гг. целиком, мы бы получили образец того, как надо писать книги по истории османо-российских отношений. Но в печати появился лишь перевод донесения Шехди, а отрывок из аналитической части. Другие документы посольства в свет так и не вышли.
8 Нет-нет, да и мелькнут в письмах приметы времени, вроде борьбы с «фальсификацими», «реакционной политикой» и всякими «происками», но даже на этом фоне автор откровенно сожалеет, что пришлось оставить пока любимое средневековье. Но это временно. А. С. Тверитинова — историк увлекающийся: «так как я вообще всегда увлекаюсь работой, то успела увлечься и пантюркизмом. Все новое, что удается извлечь, всегда является интересным». В целом стоит сказать, что автор открыто сторонится схем, когда пишет, что источники противоречат оценке восстания Кара Языджи как исключительно крестьянского и антифеодального.
9

Без этих писем история нашей османистики будет конечно, неполной. Кроме писем, в архивном деле есть и записка, отправленная А. С. Тверитиновой В. А. Гордлевскому, который присутствовал на заседании, посвященном памяти И. Ю. Крачковского. Вот ее текст: «Владимир Александрович! Здесь присутствует Андрей Петрович Ковалевский, который также смог бы выступить с кратким воспоминанием об Игнатии Юлиановиче. Не считаете ли Вы желательным его выступление? А. Тверитинова»5.

5. Кроме того, Речь идет об Андрее Петровиче Ковалевском (1895—1969) — советском востоковеде, историке-арабисте, авторе русского перевода Записки Ибн Фадлана. В 1938 г. А. П. Ковалевский был репрессирован и пять лет провел в трудовом лагере. Впоследствии — профессор Харьковского университета.
10

Тексты публикуются по автографам, сохранившимся в Архиве РАН (Ф. 688. Оп. 4. Ед. хр. 318). Особенности орфографии и пунктуации оригиналов оставлены без изменений.

11

I6

Л[енингра]д, 7/IV, 1939 г.

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Полагая, что Вас должно повергнуть в недоумение столь длительное молчание Дирекции Института Востоковедения о сроке защиты моей диссертации, я решила сама написать Вам и изложить обстоятельства, связанные с этим делом. После того, как Ученым Советом Ин-та в декабре 1938 г. моя работа, на основании Вашего отзыва, была назначена к защите, директор Ин-та А. П. Баранников7, обнаружив, что право назначать диссертации к защите дано ему единолично, ознакомился с моей работой сам и нашел, что она не может удовлетворить требованиям, предъявляемым кандидатским диссертациям, т. к. размер ее всего 4 п.л., а по его представлению требуется не менее 8—10 п.л. Став на эту точку зрения и чувствуя, что она одна не может служить основанием для отказа, А. П. Баранников начал изыскивать способы «зарезать» работу основательнее. Для этой цели был составлен список рецензентов примерно в 7—8 персон. Пока из числа их только три человека представили свои отзывы. Два отзыва (П. П. Иванова8 и Е. Э. Бертельса9) положительные, которые считают, что несмотря на ряд недостатков, работу можно допустить к защите, и один отзыв (М. С. Иванова10 — весьма молодого ученого, историка Ирана 19 в.) — отрицательный, считающий, что в таком виде работа быть допущена к защите не может. Основной его довод: все восстания «джеляли» были анти-феодальными и потому восстание Кара Языджи должно быть восстанием крестьянским. Если у меня нет достаточно материалов доказать, что это восстание крестьянское, то значит тема избрана неудачно, а если тема избрана неудачно, то … следует, во всяком случае, «еще поработать». Ни с существом вопроса, ни с материалами сей рецензент не знаком. Однако, его отзыв имел решающее значение. Получив этот отзыв, А. П. Баранников заявил, что он не согласен с отзывами всех остальных специалистов и отказался допустить к защите мою работу. Мои заявления о том, что я могу с материалами в руках возразить всем доводам рецензента, не увенчались успехом. Директор заявил, что основному аргументу — недостаточность размера — я возразить не сумею.

Я вполне сознаю, что работа моя очень далека от совершенства, но я положила столько усердия и труда на нее, что, право, немного грустно сознавать, неужто в самом деле ничего не показано и не доказано? И. Ю. Крачковский11 как-то поинтересовался моими делами и когда я рассказала ему, он советовал не сдаваться. Поэтому, возможно, сделаю попытку, заручившись еще отзывом И. Ю., подать апелляцию в Ученый Совет. Но возможно, проиграю и там.

С Вашим отзывом, Владимир Александрович, я ознакомилась и с большой благодарностью принимаю все Ваши замечания. Очень сожалею, что не имела возможности посоветоваться с Вами по целому ряду вопросов в процессе работы над темой. Мне очень неприятно, что попавший к Вам экземпляр моей работы оказался в таком неряшливом состоянии. Предполагаемая срочная защита в декабре сбила меня с толку и я передала в Дирекцию экземпляры наспех просмотренные. Очень прошу извинить меня, хотя понимаю, что за такие вещи не извиняют, а ругают. И это правильно. В другой раз буду внимательнее. Если защита все-таки состоится, то вместе с тезисами вышлю и другой экземпляр работы. А если придется переделывать, то вряд ли мне удастся сделать это быстро. По плану 1939 г. мне поручена Кабинетом12 подготовка к печати перевода сборника законов قانون جديد, переведенного Лемановым13. Перевод этот таков, что требует во многих случаях совершенно полной переделки. Кроме того, я обнаружила, что этот сборник подан в журнале ملى تتبعلرمجموعه سى №№ 1, 2, 3 и привожу разночтения. Поэтому вряд ли мне удастся выкроить время для своей диссертации.

Очень буду благодарна Вам, если сочтете возможным написать мне Ваше мнение: настаивать ли мне на защите ее в таком виде, как она есть сейчас или лучше, в самом деле, переделать ее, но не в духе моего «самого строгого» рецензента, а с точки зрения еще большего обоснования и уточнения излагаемых мною фактов. Хотя новых материалов по самому восстанию вряд ли удастся обнаружить. Все Ваши указания будут иметь для меня исключительную ценность и как помощь по существу, и как моральная поддержка.

Приношу тысячи извинений за причиненное Вам беспокойство.

С глубоким уважением к Вам

А.Тверитинова.

Мне можно писать на институт. Ленинград, В.О., Тифлисская, 1, Ин-т востоковедения, Тур[кологический]. каб[инет]. А.С.Тверитинова.

6. Чернила, автограф.

7. Баранников Алексей Петрович (1890—1952), востоковед-индолог, директор ИВ АН в 1934—1940 гг. (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 124—125).

8. Иванов Павел Петрович (1893—1942) историк Средней Азии, иранист и тюрколог (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 477—478).

9. Бертельс Евгений Эдуардович (1890—1957) — выдающийся отечественный иранист (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 162—164).

10. Иванов Михаил Сергеевич (1909—1986) — иранист (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 476).

11. Крачковский Игнатий Юлианович (1883—1951) — выдающийся отечественный арабист (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 614—617).

12. Имеется в виду тюркологический кабинет, секретарем которого А. С. Т. была с 1936 г.

13. Имеется в виду крымский татарин, ученый-языковед Исмаил Номанович Леманов (1871—1942), сотрудник отдела рукописей Института востоковедения. Письмо относится к периоду, когда Леманов по обвинению в пантюркизме и работе на разведку сразу трех государств был арестован (с ноября 1938 по июнь 1939 г.). Коллеги считали его «самым лучшим работником отдела рукописей». Видимо, именно поэтому работу Леманова перепоручили Тверитиновой. Ученый умер от голода во время блокады. См. Деятели крымскотатарской культуры (1921—1944). Биобиблиографический словарь. 2-е изд. Симферополь, 1999. С. 125—126.
12

II14

Л[енингра]д, 13.V. 1939 г.

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Должна Вам доложить, что наконец все перипетии с моей диссертацией закончились тем, что я взяла ее обратно и села за переработку. Было учреждено специальное заседание Ученого совета Ин-та, на котором поднимали общий вопрос, какими должны быть кандидатские диссертации. В решениях одного заседания Уч. Совета наряду с пунктами об усилении роли руководителей, усилении ответственности рецензентов и т.п. весьма мало меня касающимися положениями, т. к. я работаю без всякого руководства, написано и о том, что размер кандидатской диссертации в среднем должен быть 8—10 п.л. в научном отношении — 5—6 листов. Дело в том, что следом за моей диссертацией была подана диссертация А. Е. Мочанова еще меньшего размера (70 стр. на машинке). Директор был страшно напуган таким явлением («куда мы идем» ?!). Одним словом было сделано все для того, чтобы не создать прецедента на будущее время. Понятно, я никогда не считала свою работу бездефектной. Я выступила с первым своим опытом и вдруг совершенно неожиданно для меня поднялось столько шуму. Народ разделился на два лагеря. Вообще вся эта история повергла меня в крайнее смущение. Хотя я работала честно и добросовестно, но почему-то почувствовала себя виноватой. В чем и сама не могу понять. Конечно, количество затраченного мною труда не оправдалось. И это сильно огорчило меня. Результатом этого моего огорчения и явилось мое первое письмо к Вам. Теперь я понемногу успокоилась. Дирекция разрешила мне на некоторое время отложить мою плановую работу и заняться диссертацией.

Предполагаю внести некоторые изменения по следующим разделам:

  1. Несколько расширить критически обзорную главу.
  2. Придать больше исторической динамики II-ой главе. Насколько это мне удастся пока не знаю, но попробую.
  3. Еще раз просмотрю материалы с точки зрения оценки характера восстания. Несомненно, что участвовали в нем и феодалы и крестьяне. Но защищал ли Кара Языджи только интересы крестьянства, как меня стараются все убедить на основании моих же материалов? Это надо еще раз продумать.
  4. Все термины и некоторые цитаты, говорят мне, надо дать в турецком начертании, а не только в переводе. Тогда работа будет выглядеть якобы более «наукообразно». Это как раз самое нетрудное.
  5. Дать приложение некоторых материалов из Тарихи-Селяники, Кятиба Челеби и др.
  6. Дать всевозможные индексы и указатели.

Увеличится ли особенно размер моей работы от этого пока предполагать трудно. Да я специально и не буду преследовать этой цели.

Полагаю, что в июне я снова сдам ее не строгое суждение рецензентов.

Владимир Александрович, весь Кабинет наш ждет с огромным нетерпением Вашего прибытия в Ленинград. Если приедете, будем просить Вас сделать сообщение о Ваших работах.

Извините меня, что я надоедаю Вам со своими делами.

С приветом, Тверитинова Анна Степановна

P. S. А кандидатского минимума мне сдавать не надо, я проходила аспирантуру.

А.Т.

14. Чернила, автограф.
13

III15

Многоуважаемый Владимир Александрович,

Как и следовало с самого начала полагать, защита моей диссертации в июле не состоится. С 1-го июля почти все члены Уч.совета уходят в отпуск. Договорилась я с Директором, что организована будет защита во второй половине сентября. Т.к. теперь нет большой нужды в спешке, я вышлю Вам работу числа 10-го июля вместе с тезисами.

Моя к Вам покорнейшая просьба будет состоять в следующем:

1. просмотреть мою диссертацию и дать письменное о ней заключение до Вашего отъезда в отпуск, чтобы в августе по возвращении директора из отпуска я могла ему вручит все положенные документы.

Отзыв прошу Вас прислать на мое имя, т. к. у нас в канцелярии имеется тенденция терять иногда письма и прочие «бумажки».

2. Если это Вас не очень затруднит, сообщите мне, в каких числах сентября для Вас была бы удобнее всего защита. Я хочу попытаться «связать» директора каким-нибудь определенным сроком. Иначе не исключена возможность новых и совершенно бесконечных проволочек. А они-то именно и являются самым трудным и мучительным для диссертанта делом во всей процедуре защиты.

Наша последняя новость: Кононов16 20.VI благополучно защитил канд. Диссертацию.

С глубоким уважением к Вам

22.VI. 1939 г.             А.Тверитинова.

15. Чернила, автограф.

16. Кононов Андрей Николаевич (1906—1986) — выдающийся отечественный тюрколог.Речь идет о диссертации под названием «Система турецкой грамматики в изложении турецких авторов», защищенной 20 июня 1939 г. (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 586—588).
14

IV17

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Итак, посылаю Вам мою диссертацию и тезисы к ней в сопровождении официального письма Дирекции Ин-та. Моя к Вам покорнейшая просьба остается прежней, а именно:

Прислать Ваш отзыв, по возможности, ну скажем, не позже 15-го августа.

Кроме того, как я уже просила, лучше было бы, если отзыв Вы прислали лично мне. В канцелярии Ин-та отпускной период и я боюсь как бы его случайно не затеряли. Я все-таки по натуре оптимист и все надеюсь, что [в] сентябре мне удастся организовать защиту. Да поможет мне аллах!

Владимир Александрович, я уже, кажется, начинаю портить Вам летний отпуск; не сердитесь на меня, пожалуйста. Если моя просьба для Вас трудновыполнима, известите только кратко меня или Дирекцию, когда можно будет получить от Вас отзыв.

С искренним уважением к Вам,

А.Тверитинова

13.VII. 1939 г.

17. Чернила, автограф.
15

V18

Ленинград, 13.VIII. 39 г.

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Вернувшись сегодня из отпуска, я обнаружила в недрах канцелярии Ваши две открытки. Очень сожалею, что не получила их на руки своевременно. (В канцелярии не сообразили, конечно, послать их мне на дом). Этим и объясняется задержка моего ответного письма. Отвечаю на Ваши вопросы:

  1. Работа о Сельджукском государстве была своевременно получена Ин-том19. Из РИСО имеется на нее очень хороший отзыв. В сентябре будет пересматриваться перечень работ, намеченных к изданию, и, как мне сказал Рафиков20, Ваша работа будет поставлена в число первоочередных. В производство она будет сдана в этом году, но выйдет в свет в начале 1940 г. А сейчас она пока еще у Рафикова.
  2. О Горьковском сборнике мне пока ничего узнать не удалось. Арешьян в отпуску. А больше никто ничего мне сказать не мог. Говорят, что числа 20.VIII в Ин-те будет Игнатий Юлианович21. Я спрошу у него и тогда Вам сообщу.
  3. Сегодня видела у Рафикова Вашу работу об ископаемых в Турции22. Он только что получил ее и сидит читает. Она предполагается к изданию в виде статьи в «Ученых записках»? Рафиков точно не знает.

Отпуск у меня уже кончился и я теперь все время буду в Ин-те. Если у Вас будут какие-либо поручения, сообщите мне, я незамедлительно все сделаю.

А.Тверитинова

18. Чернила, автограф.

19. Имеется в виду книга В. А. Гордлевского «Государство Сельджукидов Малой Азии», изданная в издательством АН СССР в 1941 г.

20. Ахмет Халилович Рафиков (1906—1989) — советский турколог, уроженец бедной оренбургской деревни. Учился в Московском институте истории, философии и литературы, где под руководством известного востоковеда А. Ф. Миллера подготовил и в 1940 г. защитил кандидатскую диссертацию. На протяжении всего периода Великой Отечественной войны А. X. Рафиков находился в рядах действующей армии (воевал на Волховском и Ленинградском фронтах, был награжден боевыми орденами и медалями). В послевоенные годы Ахмет Халилович стал сотрудником Института востоковедения АН СССР, заведовал там аспирантурой, был ученым секретарем). Вплоть до кончины — один из старейших сотрудников Библиотеки Академии наук СССР. Автор книги «Очерки истории книгопечатания в Турции». (Л., 1973).

21. И. Ю. Крачковский.

22. Имеется в виду статья В. А. Гордлевского «Эксплуатация недр земли в Tурции», которая была опубликована в журнале «Cоветское востоковедение». Т. 3. M.; Л., 1945.
16

VI23

23.IX.1939

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Уведомляю Вас, что А. П. Баранников, рассмотрев все отзывы о моей злополучной диссертации, нашел, наконец, возможным допустить меня к защите оной.

Срок защиты назначен на 11 октября с.г. Однако, теперь, все будет зависеть от Вашего приезда. Поэтому А. П. Баранников поручил мне известить Вас о назначенном сроке и просить возможно скорее прислать Ваше согласие выступать 11-го октября. Это необходимо как можно скорее потому, что за несколько дней до защиты (за 15-ть что ли ?) должно быть оповещение по радио. Хорошо, если бы Вы могли прислать ответ телеграфно.

А за то, что я не даю Вам покоя и на курорте — чувствую себя, во первых, чрезвычайно виноватой перед Вами, а во-вторых, — на всю жизнь неоплатным должником.

Желаю хорошо отдохнуть и поправиться.

А. Тверитинова

P. S. Меня постигло большое несчастие: вопреки моему желанию назначили на «великий пост» — вместо Артемова ведать издательскими делами Ин-та.

Горе мое не поддается описанию, но уж раз поручено, по мере сил постараюсь справиться с этим делом.

А.Т.

23. Чернила, автограф.
17

VII24

5.X.1939

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Итак, окончательно: защита состоится 17-го октября в 17 часов в помещении читального зала ИВ.

Тезисы печатаются в типографии Ун-та. Успею ли я выслать их Вам в Москву напечатанными — не знаю.

После того, как была послана Вам моя работа, я, прочитывая ее еще и еще, обнаружила ряд погрешностей, которые не заметила и не исправила в отправленном Вам экземпляре. Все эти погрешности я выписала и составила табличку исправлений, которую и посылаю Вам. Учтите ее, пожалуйста!

Ваше письмо из Кисловодска сейчас только получила. Приложу все усилия к Вашему приезду достать все нужные Вам книги.

Да поможет мне аллах спокойно дождаться день 17-го октября! А все таки чуточку волнуюсь. С приветом. А.Тверитинова25.

24. Чернила, автограф.

25. Далее к письму приложена таблица на двух листах с опечатками и их исправлениями из диссертационной работы. Эту таблицу мы в публикации опускаем.
18

VIII26

9 октября 1940 г.

Многоуважаемый Владимир Александрович!

Помня Ваше любезное обещание оказать мне помощь материалами для моей работы по законодательству Мехмеда Фатиха, я, пользуясь поездкой в Москву Арона Давидовича27, обращаюсь к Вам с просьбой прислать мне, если это возможно, некоторые из номеров T.O.E.M.28, содержащие то, что необходимо для моей работы.

Так как я никогда не имела возможности познакомиться с содержанием всего комплекта T.O.E.M., то возможно и не знаю о существовании в нем многих интересных для меня публикаций и статей. Если Вы, Владимир Александрович, укажете мне что-нибудь не учтенное мною, я буду чрезвычайно благодарна Вам.

Пока мне известны только следующие статьи, с которыми я хотела бы ознакомиться:

Приложение к T.O.E.M. 1330 محمد عارف -  فاتح قانوننامه سى

1923, № 49: 62 رفيق -  فاتح دورينه عايد وثيقه لر  

احمد

1924, № 3 (80)  اويوكى سلطان زماننده فاتح          - // -

№ 79  ايى  

زماننده تكه 

فاتح          - // -

1923, № 49: 62 على  فاتح زماننده آقچه نه ايدى

1926, 17 (94) حسام الدين اورحان بكك وقفيه سى

№ 14—11 حليل ادهم قارامان  اوغوللرى حقنده وثايق 

26. Чернила, автограф.

27. Арон Давидович Новичев (1902—1987) — турколог (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. II. М-Я. М., 1995. С.159).

28. Имеется в виду журнал Tarihi Osmani Encumeni Mecmuası. تاريخ عثمانى انجمنى مجموعسى
19

У M. Köprülü я нашла указание на то, что в каком-то № T.O.E.M. имеется Kritovulos — Fatih Tarihi türkçe tercumesi.

Владимир Александрович, как Вы думаете, следует ли мне приехать в Москву и поискать материалов в московских библиотеках? Я в ноябре могла бы дней на 10 приехать. В Ленинграде я уже как будто учла все, что возможно достать. Здесь в первую очередь, наряду с документами, я использую неизданную часть истории Аали (كنه الاحبار), хранящуюся в рукоп. отделе Гос. Публ. Б-ки. К сожалению, мне не удается здесь разыскать изданные Kraelitz'ом несколько документов эпохи Фатиха. Надеюсь найти их в Москве. Арон Давидович29 обещает мне выцарапать из МИВ'а30Историю Аашик пашазаде. Если Вы посоветуете мне приехать в Москву и познакомиться с б-ками лично, то я это обязательно сделаю.

Могу сообщить Вам, что нами получено из Турции несколько новинок:

  1. Cemal Bardakçi Anadolu isyanları
  2. Vakıflar Dergisi № 1
  3. Şükrullah — Dokuz Boy Türkler ve Osmanlı Sultanları Tarihi

По литературе получена только одна книжка: Жизнь и творчество Решада Нури31.

Остальные новости нашего кабинета расскажет Вам Арон Давидович.

Остаюсь искренне уважающая Вас

А. Тверитинова

29. Новичев.

30. Московский институт востоковедения.

31. Написано вместо зачеркнутого: Reşat Nuri Hayatı ve...
20

IX32

Ленинград, 20 апреля 1951 г.

Глубокоуважаемый Владимир Александрович!

Дошли до меня вести, что Вы весьма недовольны тем списком турецкой литературы, который был послан из Ленинграда. Список этот составляла я и позвольте мне объяснить Вам, руководствовалась при этом указанием, что посылаем пока только вторые экземпляры. Первоначальная установка от Дирекции была такова, что библиотека не должна утратить здесь своей цельности и комплектности. Поэтому я и включила в первый список из арабизированного фонда только вторые экземпляры. Латинизированный фонд я еще не подготовляла и не делала из него выборок потому, что не могла понять, и до сих пор не понимаю, с какой меркой к этому делу подходить. Я ждала точных инструкций. Однако инструкций до сего времени нет, и до сего времени неизвестно, должна ли я из этого фонда выбрать тоже только вторые экземпляры, или составлять списки по какому-то иному принципу. Я хотела, чтобы Вы имели полное представление о моей и А. Н. Кононова позиции в этом вопросе: мы не возражаем отправить хоть весь фонд в Москву, оставив здесь лишь самый minimum, необходимый для выполнения наших плановых тем. Следовательно, каких-либо возражений и препятствий с нашей стороны здесь нет. Но это дело ведь не наше личное, а касается библиотеки целиком. В зависимости от того, по какому принципу и как будет перевозиться б-ка в Москву, по такому принципу будет переправлен и турецкий фонд или его часть. Сейчас я составила список вторых экземпляров из латинизированного фонда и выбрала не важнейшее по вопросам экономики, полагая, что это может более всего интересовать товарищей. Но мне трудно здесь решить, что им нужнее.

В связи с изложенным, убедительно прошу Вас, Владимир Александрович, снабдить меня хоть какой-нибудь инструкцией, списком, общими пожеланиями, которыми я могла бы руководствоваться. Однако, надо, чтобы все такого рода инструкции имели силу приказа и были подтверждены резолюцией Дирекции. Это нужно не для меня, для Зав. Библиотекой.

Я думаю, что наша договоренность и совместная работа в этом вопросе устранит все недоразумения и поводы для каких-либо недовольств, т.к. принципе с нашей стороны такого рода поводов не может быть и не будет.

Моя работа по плановой теме (пантюркизм и панисламизм в Турции до 1-ой мировой войны) протекает, как мне кажется, успешно. Отработанные мною журналы تورك يوردى, سبيل الرشاد , صراط المستقيم и др., а также публицистическая и политическая литература того времени дали мне огромный и исключительно интересный материал. В июне я могла бы на секторе прочитать первый доклад на тему «Пантюркизм и панисламизм — орудие реакционной политики младотурок накануне 1-ой мировой войны». К сожалению, не имею никаких отзывов на мою статью «О фальсификации средневековой истории Турции». Обсуждалась ли она? Рецензировалась? Трудновато работать в таком абсолютном отрыве от коллектива. У меня всегда что-нибудь есть, чем я могла бы поделиться на секторе и к мнению товарищей я всегда стараюсь чутко прислушаться. Сейчас этого всего я в значительной мере лишена.

Единственное утешение — работаю, не покладая рук и накапливаю материалы. К сожалению, пока средневековую тематику, к которой я продолжаю оставаться весьма неравнодушной, пришлось отложить. Но так как я вообще всегда увлекаюсь работой, то успела увлечься и пантюркизмом. Все новое, что удается извлечь, всегда является интересным. Так, например, я наткнулась на материал, из которого видно, что идеей пантюркизма перед первой мировой войной весьма интересовалась Япония и по этой линии между нею и Турцией возникли довольно интересные связи. Из Турции в 1909 г. в Японию был послан عبد الرشيد (он из русских татар: سبيريالى)33, который старался всячески заинтересовать японские правящие круги идеей: под флагом панисламизма вытеснить из Азии Англию и Россию. Это ему удалось. В 1910 г. он привез с собой в Стамбул некоего г-на Ямаоха, который будто бы принял мусульманство и назывался еще Ходжа Омер34. Была попытка насадить и в Японии мусульманское общество и издания (журн. «Islamic Fraternity”, газета «Ислам» на японском яз. и т.д.). Я просила И.С.Брагинского привлечь кого-либо из японистов и выяснить, какое отражение имело это все в японской прессе. Он мне еще не ответил. По линии происков панисламистов и пантюркистов в России — очень большой материал. Выясняются направления и германской политики. Вот я опять увлеклась и замучила Вас своим письмом. Извините. Привет Варваре Александровне35. Искренне уважающая Вас А.Тверитинова.

32. Чернила, автограф.

33. То есть «Сибирский». Имеется в виду Абдурашид Ибрагимов (1857—1944) — проповедник, публицист, общественный деятель. В последние годы жизни имам Токийской мечети.

34. Имеется в виду один из первых японцев-мусульман Ямаока Котаро (1880—1959), сподвижник А. Ибрагимова.

35. Варвара Александровна Гордлевская (1885—1962) — супруга В. А. Гордлевского.
21

X36

Глубокоуважаемый Владимир Александрович!

Позвольте мне отчитаться перед Вами о моей работе по плану текущего года. 15 июня я закончила запланированный на первое полугодие раздел на тему: «Пантюркизм и панисламизм — орудие реакционной политики младотурок» (1908—1914). Получилось 60 рукописных стр., т. е. более 2-х авт. Листов. Сейчас работа перепечатывается и в ближайшие дня я отправлю ее в Дирекцию. Это моя, так сказать, проба в новой для меня области. Я привлекла очень большой материал, однако за такой короткий срок, разумеется, физически не могла ознакомиться со всем, что имеется по данному вопросу. Результат работу меня самою не мало поразил. Действительно, как Вы мне тогда говорили, политическое значение этих проблем огромно. Раньше я никогда об этом не думала и убедилась в этом, связно изложив собранный мною материал.

Теперь для продолжения этой работы чрезвычайно важно мне знать, правильно ли я поняла свою задачу, и так ли, как надо, ее решаю. Кто лучше Вас может знать этот период и кто лучше Вас подскажет мне, что я не учла и что не досмотрела? Вот потому Вашего отзыва я буду ждать с исключительным нетерпением. Я прошу И. С. Брагинского37 доставить Вам работу как можно скорее, потому что мне так хотелось бы знать отзыв на нее до отъезда в отпуск, чтобы я могла подумать, как писать дальше. Мне предстоит теперь обратиться к вопросам панисламизма и османизма до младотурок. Это мне кажется еще более трудным, чем то, что я уже написала.

Кроме того, я написала 2 авт. л. на тему «Правительство кемалистов — правительство борьбы против рабочих и крестьян» (1919—1922). Это сверх плана. Она тоже скоро будет перепечатана и прислана в Дирекцию.

Теперь я хотела обратиться к Вам, Владимир Александрович, еще вот по какому вопросу. Во время моего пребывания в Ташкенте я работала в Ин-те по изучению Вост. Рукописей Узб.Ак.Наук, описывала турецкие рукописи, литографии и печатн.издания. Там я наткнулась на рукопись, показавшуюся особенно занятной. Это был отчет о посольстве в Россию ко двору Елизаветы Петровны некоего Османа Шехди. По совету А. А. Семенова38, возглавлявшего тогда этот Институт, я стала готовить рукопись к изданию, скопировала ее и сделала полный перевод. Возвратившись из Ташкента, я решила поискать следов об этом посольстве в наших архивах. В московском архиве Древних Актов раскопала огромное количество документов обо всех обстоятельствах, связанных с посольством. На базе всего этого у меня получилась монография почти в 20 авт.л. В 1947 г. я сдала ее в Дирекцию и так пролежала она до сего времени в его издательских завалах.

Недавно я узнала, что И.С.Брагинский в числе прочих отобранных из этого завала работ увез и эту мою «Турецкое посольство в Россию в 1758 г.». Что с нею собираются делать, мне не сообщают. Мое желание, совершенно естественно, состоит в том, чтобы так или иначе довести ее до логического конца. И опять же, кто лучше Вас может сказать, нужна ли такая работа и если нужна, то как лучше ее издать? Я не отказываюсь, разумеется, принять любые полезные рекомендации и сделать все, чтобы улучшить ее, если это окажется необходимым. Но для этого мне нужны отзывы и советы. Если бы Вы, Владимир Александрович, смогли найти для себя возможным просмотреть эту работу и сказать Ваше мнение? Вот в чем состоит моя огромная просьба. Для предварительного ознакомления посылаю Вам краткий проспект этой работы39.

На смелость такой просьбы подбил меня Е. Ф. Лутшувейт40 и если эта просьба вызовет с Вашей стороны внимание — буду счастлива.

Уважающая Вас А. Тверитинова.

P.S. Сердечный привет Варваре Александровне41.

27.VI.51 P.P.S. Прилагаю краткий проспект работы.

36. Машинопись с рукописными вставками.

37. Брагинский Иосиф Самуилович (1905—1989) — выдающийся отечественный иранист (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 190—192).

38. Семенов Александр Александрович (1873—1958) — выдающийся отечественный иранист, арабист и турколог (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. II. М-Я. М., 1995. С. 381—383).

39. Судьба этой монографии А. С. Тверитиновой мне неизвестна. Среди опубликованных работ Анны Степановны числится лишь статья 1949 г. «К истории русско-турецких отношений в елизаветинское время» и статья 1969 г. «Извлечение из описания посольства в Россию Шехди Османа в 1758 г.». См. Список научных трудов А. С. Тверитиновой / cост Э. И. Раззакова. Ред. С. Д. Милибанд // Средневековый Восток. История, культура, источниковедение. М., 1980. С. 287, 292.

40. Лудшувейт Евгений Федорович (1899—1966) — советский турколог (Милибанд С. Д. Биобиблиографический словарь отечественных востоковедов с 1917 г. 2-е изд. Кн. I. А-Л. М., 1995. С. 690).

41. См. сноску 35.
22

А. С. Тверитинова

Турецкое посольство в Россию в 1758 г.

От автора …………………………………..стр. 1—12

Глава I Краткая характеристика русско-турецких отношений в середине

XVIII в. …………………………………… 13—43

Глава II История посольства Османа Шехди ……………. 44—76

Глава III Некоторые черты русского и турецкого дипломатического этикета по

документам о посольстве Османа Шехди ……………….. 77—103

Глава IV Петербург елизаветинского времени по документам о посольстве

Османа Шехди …………………………………………………104—12

ПРИЛОЖЕНИЯ I

Осман Шехди «Описание посольства в Россию»

  1. Русский перевод с комментариями …..................................122—233
  2. Турецкий текст …..................................................................234—316

II Русские архивные документы о посольстве Османа Шехди

  1. Журнал лейб-гвардии капитана Чичерина ….......................... 317—372
  2. Описание публичного въезда посольства в Петербург …........373—379
  3. Описание визита Османа Шехди к вице-канцлеру М.Воронцову...380—383
  4. Описание приемной публичной аудиенции …..................................384—389
  5. Грамота султана Мустафы III к Елизавете ......................................390—391
  6. Письмо великого везира Рагыба паши к Елизавете …............392—394
  7. Письмо великого везира Рагыба паши к бывшему канцлеру Бестужеву …................................................................................................395—397

  8. Записка, поданная Порте резидентом Обресковым …............398—401
  9. Уведомление Порте от резидента Обрескова ….......................402—404
  10. Письмо великого везира к Осману Шехди...............................405—406
  11. Копия с реляции резидента Обрескова …................................407—413
  12. Экстракт из донесения ст. сов. Хризоскулеева и капитана Чичерина …..................................................................................................414—422

  13. Описание отпускной публичной аудиенции …................................. 423—427
  14. Известие из Киева о пробытии посольства из Петербурга и об
  15. отправлении его в Константинополь …....................................... 428—436
  16. Письмо Османа Шехди к киевскому обер-коменданту Лопухину ...437—438
  17. Расходная ведомость на содержание посольства Османа Шехди….439—443
23

УКАЗАТЕЛИ

  1. Указатель личных имен и географических названий
  2. Указатель терминов
  3. Библиография
24

XI42

Глубокоуважаемый Владимир Александрович!

Передаю на Ваше рассмотрение выполненные мною в этом году работы:

1. «Фальсифицированная версия о турецком халифате»

2. «Пантюркизм и панисламизм — орудие реакционной политики младотурок (1908—1914 гг.)».

(Эти две работы отвечают плановому заданию в 3 авт.л.)

3. «Правительство кемалистов — правительство борьбы против рабочих и крестьян».

4. «Второй трактат Кочибея».

Последние две работы выполнены в дополнение к плановому заданию: из них одна (3) сдана в сборник в честь В.А.Гордлевского, другая (4) — сдана в Сборник Сектора Вост. Рукописей.

Извините, что первая работа не напечатана — не успела. Посылаю Вам единственный свой экземпляр.

Глубоко уважающая Вас А. Тверитинова

42. Чернила, автограф.

References

1. Vasil'ev D. D., Oreshkova S. F., Smilyanskaya I. M. Ob Anne Stepanovne Tveritinovoj // Osmanskij mir i osmanistika. Sbornik statej k 100-letiyu so dnya rozhdeniya A. S. Tveritinovoj (1910—1973). M., 2010.

2. Deyateli krymskotatarskoj kul'tury (1921—1944). Biobibliograficheskij slovar'. 2-e izd. Simferopol', 1999.

3. Dulina N. A. Osmanskij ugolovnyj zakon 1851 g. (O sootnoshenii burzhuaznykh i traditsionnykh ehlementov v oblasti ugolovnogo prava Tanzimata) // Vostok v novoe vremya: ehkonomika, gosudarstvennyj stroj: Sb. st. / Akad. nauk SSSR, In-t vostokovedeniya. Otv. red. I. M. Smilyanskaya, G. G. Kotovskij. M., 1991.

4. Miliband S. D. Biobibliograficheskij slovar' otechestvennykh vostokovedov s 1917 g. 2-e izd. Kn. I. A-L. M., 1995.

5. Miliband S. D. Biobibliograficheskij slovar' otechestvennykh vostokovedov s 1917 g. 2-e izd. Kn. II. M-Ya. M., 1995.

6. Spisok nauchnykh trudov A. S.Tveritinovoj / sost. Eh. I. Razzakova, red. S. D. Miliband // Srednevekovyj Vostok. Istoriya, kul'tura, istochnikovedenie. M., 1980.