The Article of N. P. Gratsiansky “Roman Field System According to Treatises of Land Surveyors” and the Research of Economics and Agrarian Law in the Ancient Rome
Table of contents
Share
Metrics
The Article of N. P. Gratsiansky “Roman Field System According to Treatises of Land Surveyors” and the Research of Economics and Agrarian Law in the Ancient Rome
Annotation
PII
S207987840008178-4-1
DOI
10.18254/S207987840008178-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Tatiana Gvozdeva 
Affiliation: Maxim Gorky Literature Institute
Address: Russian Federation, Moscow
Inna Gvozdeva
Affiliation: Maxim Gorky Literature Institute
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The topic of this paper is an article of N. P. Gratsiansky on economics and agrarian law in Ancient Rome. It contrasted sharply with the issues of the Soviet historiography that developed on the ground of the Marxist-Leninist conception. The authors concluded that this article of N. P. Gratsiansky not only corresponded to the level of development of the European scholarship but was ahead of it on some aspects of research of Roman agrarian structure in the year 1940. Thus N. P. Gratsiansky criticized sharply the conception of M. Weber on dependence of the ways of land surveying on the legal status of this land. He proved convincingly that Romans had selected the way to divide the land depending on the topography and in accordance with the convenience of this or that technical solution. N. P. Gratsiansky examined carefully the conception of an well-known specialist on the Early Middle Ages A. Dopsch who had guessed that the chaotic patchwork of land plots of the Germanic tribes had been a heritage of the patchwork of Roman land surveying. N. P. Gratsiansky shed some light both on the theory and the practice of dividing of land plots in Ancient Rome. This dividing was aimed to the establishment of a connection with market by the use of ways-dividers what had helped develop of Roman agrarian structure. N. P. Gratsiansky opened for Soviet scholarship the possibility of the further research of not only the economic base but also of the legal status of all the Roman land types and categories.

Keywords
economics, agrarian law, land surveying, M. Weber, A. Dopsch, agrarian structure
Received
21.11.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
29206
Number of purchasers
2
Views
31
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

1930-е — 1940-е гг. для советской историографии об античности были временем введения в науку о древности марксистско-ленинской концепции развития человеческого общества. Согласно ей вся древность представляла собой рабовладельческую формацию, экономика же античного общества была тесно связана с классовой борьбой.

2 Поскольку борьба рабов против рабовладельцев в конечном итоге должна была привести к гибели рабовладельческого строя — то экономика оказалась не существенным составляющим всего античного общества.
3

Однако, несмотря на навязанный марксистский подход к исследованию экономической истории в 1940 г. в Вестнике Древней Истории была опубликована статья Н. П. Грацианского по экономике и земельному праву Древнего Рима «Система полей у римлян по трактатам землемеров»1.

1. Грацианский Н. П. Система полей у римлян по трактатам землемеров // Вестник древней истории. М., 1940. № 1 (10). С. 52—68. Второй раз статья была опубликована в сборнике «Из социально-экономической истории западно-европейского средневековья». См.: Н. П. Грацианский. Из социально-экономической истории западно-европейского средневековья. Сборник статей. М., 1960. Именно на это издание мы и будем ссылаться в нашей статье.
4

Грацианский Николай Павлович (1886—1945) — видный советский ученый, специалист по раннему средневековью. Выпускник Казанского университета, он сразу же приступил к публикации переводов источников по истории средних веков2. Совместно с А. Г. Муравьевым он подготовил перевод «Салической правды»3. В 1922 г. Н. П. Грацианский переехал в Москву, где работал в разных вузах и учреждениях Академии Наук. В 1934 г. он был приглашен на кафедру истории средних веков в МГУ, где работал с перерывами в 1934—1936 гг., и 1941—1945 гг. В 1934 г. Н. П. Грацианскому по совокупности заслуг была присуждена степень доктора исторических наук и звание профессора4.

2. Мильская Л. Т. Николай Павлович Грацианский (1886—1945) // Портреты историков: время и судьбы. Т. 2 / отв. ред. Г. Н. Севостьянов. М.; Иерусалим, 2000. С. 178.

3. Салическая правда. Русский перевод Lex Salica Н. П. Грацианского и А. Г. Муравьева. С введением Н. П. Грацианского. Казань, 1913.

4. Неусыхин А. И., Данилов А. И. Н. П. Грацианский как историк-медиевист // Из социально-экономической истории западно-европейского средневековья. Сборник статей. М., 1960. С. 4—5.
5

Автор учебников, учебных пособий и хрестоматий, Н. П. Грацианский являлся также переводчиком и комментатором многих источников. В сборнике «Западная Европа и средние века. Источники социально-экономической истории»5 он дал прекрасную подборку источников по социально-экономической истории Западной Европы в эпоху раннего средневековья. Многие источники для этого издания Н. П. Грацианский впервые перевел на русский язык. Он стал автором нескольких глав первого советского учебника по истории средних веков6, а также хрестоматии по истории средних веков, для которой он специально подготовил новые переводы7.

5. Западная Европа и средние века. Источники социально-экономической истории. М.; Л., 1925.

6. История средних веков (учебник для вузов) / под ред. А. Д. Удальцова, Е. А. Косминского, О. Л. Вайнштейна. Т. 1. М., 1038.

7. Хрестоматия по истории средних веков. Пособие для преподавателей средней школы / под ред. Н. П. Грацианского и С. Д. Сказкина. М., 1938—1939.
6

Основной научный труд Н. П. Грацианского — монография «Бургундская деревня в X—XII столетиях» (1935 г.)8, в которой он доказывал «разнообразие социально-экономических типов и распространение мелкой собственности в Бургундии X—XII вв.»9.

8. Грацианский Н. П. Бургундская деревня в X—XII столетиях. М.; Л., 1935.

9. Мильская Л. Т. Николай Павлович Грацианский (1886—1945) // Портреты историков: время и судьбы. Т. 2 / отв. ред. Г. Н. Севостьянов. М.; Иерусалим, 2000. С. 182.
7

Н. П. Грацианский проявил интерес и к античной истории. А. И. Неусыхин в статье «Н. П. Грацианский как историк-медиевист» обратил внимание на то, что статья «Система полей у римлян по трактатам землемеров», вышедшая в 1940 г., является особым направлением научной работы известного медиевиста10. Интерес к теме землеустроения в Риме у Н. П. Грацианского был не случайным, так как он занимался в том числе, и аграрной структурой раннего средневековья. Однако, непосредственной причиной для написания данной статьи послужил выход работы А. Допша, громко заявившем о наличие у древних германцем земельной чересполосицы, как остатков римского влияния11. В своей работе А. Допш ссылался на источник, изданный в середине XIX в. Карлом Лахманном — трактаты римских землемеров12. Н. П. Грацианский поставил перед собой задачу исследовать этот источник. Работа с текстами землемеров показала, что А. Допш во многом не понимал смысла текста землемеров, а его неверное толкование принципов римского землеустроения и послужило основой его концепции. Н. П. Грацианский работал с текстами агрименсоров не только по первому изданию, но и по второму, более новому — Corpus Agrimensorum Romanorum (CAR), изданным К. Тулиным в 1913 г.13. Н. П. Грацианский в своей статье сделал сноски на оба издания, что чрезвычайно важно для исследования, поскольку К. Тулин не только уточнил тексты Фронтина, Гигина, Сикула Флакка и Гигина Громатика, но и расширил некоторые пассажи за счет реконструкции так называемых смешанных текстов, существовавших в отдельных фрагментах рукописей и ранее не использованных. Опираясь на более полный набор источников, Н. П. Грацианский вступил в полемику с А. Допшем. Он начал ее с абсолютно точной классификации типов полей, обозначенных у агрименсоров. Важнейшим для себя типом он считал категорию agri divisi et assignati, предназначенную для передачи в собственность. Н. П. Грацианский сразу же определил тип межевания этих полей: на квадратные центурии или на прямоугольные стриги и скамьи. Ученый сразу показал, что он понимает сущность каждого способа межевания. В центуриации важным было проведение ориентации для главных осей — Decumanus Maximus (DM) и Cardo Maximus (CM). Н. П. Грацианский правильно определил, что создание при пересечении осей креста делителей на местности способствовало геометрическому оформлению плана межевания — квадрата. Идея квадрата закреплялась проведением параллельно главным осям прочих делителей-лимитов, что создавала решетку лимитации. В результате лимиты образовывали единицу площади — квадратную центурию. Н. П. Грацианский сразу перешел к уместному здесь объяснению происхождения единиц площади в Риме по сочинениям агрономов. Опираясь же на землемеров, он анализировал происхождение терминов, связанных с делителями-лимитами. Он совершенно справедливо отмечает наличие наряду с квадратной центурией такой категории площади, как прямоугольная центурия. Однако, на этом примере он пришел к выводу, что от уже сложившегося квадрата римляне могут отступить и перейти к прямоугольнику, как к единице площади. Прямоугольники на земле получили название striga (длинная сторона Север-Юг) et scamnum (длинная сторона Восток-Запад). Н. П. Грацианский воспринял эту особую систему межевания — стригация-скамнация — как переход от центуриации к следующему способу деления земельной площади. Пожалуй, это предположение Н. П. Грацианского является единственным заблуждением в его изучении римского землеустроения. Дело в том, что в 40-м г. анализ следов римского межевания в Европе аэрофотосъемкой был незначительным, а ее более активное использование началось только в 60-х гг. XX в. Но, применяя аэрофотосъемку, немецкий ученый Ф. Хинрикс в 70-х гг. XX в. проследил формирование стригации-скамнации в средней Италии от четырехугольника к прямоугольнику за период ранней Республики14. Он доказал, что стригация-скамнация предшествует центуриации, и прямоугольник уступает место квадрату как более совершенной форме единицы площади. Мнение Н. П. Грацианского вполне можно оправдать отсутствием в его время доступной ему аэрофотосъемки. Его же рассуждения о стригах и скамьях по сочинениям агрименсоров были абсолютно верны, поскольку он справедливо указал на отсутствие здесь креста главных делителей как в центуриации. Его замечания о том, что прямоугольная центурия является переходной формой справедливо, но только сам переход совершается от скамей и стриг к более жесткой решетке центуриации15. Н. П. Грацианский верно показал, что главным отличием деления на прямоугольники от центуриации мы видим в делителе ригоре (rigor). Rigor, по справедливому замечанию Н. П. Грацианского, является не линией, а дорогой, по ширине не уступавшей лимиту, в том случае, если он выделяет стригу или скамью, как единицу площади. Отличие же от лимита состоит в том, что ригор не проводится как прямая линия на большом расстоянии. Но, если бы Н. П. Грацианский мог пользоваться реконструкциями межевания по аэрофотосъемке, он убедился бы, что ригор представляет собой подобие коленчатого вала, окружающего положенный прямоугольник — скамью, а затем поставленный прямоугольник — стригу. Действительно, в отличие от лимита, он как бы прерывается в прямом направлении, но как общественная дорога (потому что он имеет такие же функции, как лимит), ригор обеспечивает проезд16. Это был смелый вывод, поскольку в Европе господствовало мнение Макса Вебера, что ригор, только линия17. Меньше внимания Н. П. Грацианский уделил ригору как границе sors. Отличие ригора от finis так наглядно проявилось в обсаживании его терновником, что послужило бы дополнительным аргументом в полемике с А. Допшем, что граница участка не линия, а дорога.

10. Неусыхин А. И., Данилов А. И. Н. П. Грацианский как историк-медиевист // Из социально-экономической истории западно-европейского средневековья. Сборник статей. М., 1960. С. 35.

11. Dopsch A. Wirtschaftlich und Soziale Grundlagen der europäschen Kulturentwiclung. Bd. 1-2. Wien, 1923.

12. Blume F., Lachmann K., Mommsen Th., Rudorff A. Die Schriften der Römischen Feldmesser. Bd. 1-2. 1848—1852.

13. Corpus Agrimensorum Romanorum / ed. C.Thulin. Leipzig, 1913.

14. Hinrichs F. T. Die Geschichte der Gromatischen Institutionen. Wiesbaden, 1974.

15. Гвоздева Т. Б., Гвоздева И. А. Strigatio-scamnatio – этап развития римского земельного права // Современный юрист. М., 2015. № 4 (13). С. 98—108.

16. Гвоздева И. А. Сельские дороги – структурообразующие единицы древнеримского землеустроения // Экономическая история: Ежегодник. 2002. М., 2003. С. 533—560.

17. Weber M. Die Römische Agrargeschichte in ihrer Bedeutung für das Staats und Privatrecht. Stuttgart, 1891.
8

Оценивая вклад Н. П. Грацианского в науку, историки-медиевисты обычно анализируют его полемику с А. Допшем. Но, именно в статье «Система полей у римлян по трактатам землемеров» (1940 г.) Н. П. Грацианский вступает в полемику с М. Вебером. Дело в том, что М. Вебер считал, что стригация-скамнация более примитивный или низший способ межевания у римлян, чем центуриация. А поскольку этот способ межевания применялся для agri vectigalis, то, по мнению М. Вебера, межевание на стриги и скамьи предназначалось для полей низшего юридического статуса18. Н. П. Грацианский правильно отметил позицию Т. Моммзена, в целом поддержавшего М. Вебера, но высказавшимся более осторожно о соотношении межевания и юридического статуса полей19. Н. П. Грацианский убедительно возражал М. Веберу и Т. Моммзену, ссылаясь на тексты агрименсоров о применении стригации-скамнации на провинциальных землях. Он поддержал точку зрения швейцарского ученого Э. Бодуэна о зависимости способов землеустроения у римлян от рельефа местности20. Н. П. Грацианский также, как и Э. Бодуэн, использовал для подкрепления своей концепции данные Libri coloniarum (l. c.), и выступал против определения Т. Моммзеном этого источника, как недостоверного21. Очень убедительным и точным утверждением Н. П. Грацианского является указание, что применение способов межевания в провинции необходимо уточнять — кому оно предназначено, римским поселенцам или провинциалам. Только в этом случае можно изучать применение особых методов межевания к определенным категориям земель. Очень важным было утверждение Н. П. Грацианского что, оба типа межевания были лишь подготовкой к передаче земли в собственность, а не самим актом ассигнации. Н. П. Грацианский обращается к утверждению А. Допша о том, что именно выделение нескольких жребиев наделов в разных единицах площади и создавало чересполосицу. С большим удовлетворением хочется отметить, что Н. П. Грацианский при отсутствии аэрофотосъемки и современных реконструкций римского межевания доказал, что наличие делителей — общественных дорог обеспечивало проезд к единице площади, а внутри их эту же функцию выполняли частные дороги, по которым подъезжали к любому жребию надела. Важно, что эти утверждения Н. П. Грацианского построены не только на текстах агрименсоров, но и археологических данных22. Это позволило ему отрицать утверждение А. Допша об идентичности римской и германской чересполосицы. Здесь была важна его ссылка на работу М. Вебера, где тот все-таки не отрицал, что делители-дороги обеспечивали округление наделов. Роль общественных дорог Н. П. Грацианский считал очень важным во всех системах римского межевания, причем он обращал внимание не только на главные делители, но и так называемые «актуарные» лимиты, выполнявшие контрольные функции проверки направления ориентации. Однако надо заметить, что Н. П. Грацианский воспринимал ригор, как прерывистый делитель, в значительной степени еще и потому, что он опирался здесь на идеальную схему, данную Гигином Громатиком. Практика межевания по схеме стриг и скамей, подтвержденная современной аэрофотосъемкой, показывает, что ригор внутри стриг и скамей, выделявший жребии надела можно скорее называть не «прерывавшимся» делителем, а «изгибающейся» границей23. Н. П. Грацианский убедительно выступил против концепции А. Допша о чересполосице, показав, что к каждой части жребия, составляющей надел, можно проехать сначала по общественной дороге, а потом — по частной. Выступая против утверждения А. Допша, что finis — это только линия, Н. П. Грацианский доказал, что finis — это граница-дорога частного характера. Более того, он тщательно проанализировал, как проводили и обозначали finis. Его даже удивляло, как это А. Допш не заметил, что обозначениями на частной финис были деревья (в данном случае он ссылается на CAR). Полемика с А. Допшем развертывается на материала Сикула Флакка об agri occupatorii. А. Допш утверждал, что не контролируемая occupatio обязательно приведет к чересполосице. Н. П. Грацианский же, считал, что А. Допш не понял пассаж Сикула Флакка об agri occupatorii. Н. П. Грацианский видел в тексте Сикула Флакка утверждение, что на agri occupatorii предполагается наличие лишь проселочных дорог. Используя данные libri coloniarum, он доказывал, что в имперский период количество agri occupatorii резко сократилось, более того, эти земли стали предназначаться в ассигнацию, поэтому подвергались межеванию. Утверждение А. Допша, что чересполосица с геванами была уже в римское время, основывалось на том, что собственность постоянно находилась в движении. Против этого утверждения Н. П. Грацианский резко возражал. Опираясь на Гигина Громатика, он считал, что владение по преимуществу лежало единым сплошным куском, хотя на нем и выращивались разные культуры. Несмотря на то, что часть владения могла быть продана, сам fundus всегда был замкнут. Это утверждение основывалось на данных землемеров о покупках ветеранами отдельных участков в Самнии при Веспасиане24, как добавке к полученным ими fundi. Поэтому, утверждение Н. П. Грацианского, что схема divisi et assignati не нарушалась, а напротив, фиксировалась на плане (forma), выглядит очень убедительно.

18. Weber M. Die Römische Agrargeschichte in ihrer Bedeutung für das Staats und Privatrecht. Stuttgart, 1891. S. 27.

19. Mommsen Th. Zum Römischen Bodenrecht // Hermes, Wiesbaden, 1892. Bd. 27. S. 85—86.

20. Beaudouin E. La limitation des fonds de terre dans ses rapport avec le droit de propriété. P., 1894.

21. Mommsen Th. Zum Römischen Bodenrecht // Hermes. Wiesbaden, 1892. Bd. 27. S. 85.

22. Schulten A. Das Römische Africa. Leipzig, 1899.

23. Hinrichs F. T. Die Geschichte der Gromatischen Institutionen. Wiesbaden, 1974.

24. Гвоздева И. А. Династия Флавиев и римский земельный кадастр // Вестник Российского Университета дружбы народов. Серия: Всеобщая история. М., 2014. № 3. С. 58—66.
9

Н. П. Грацианский откликнулся и на утверждение А. Допша о том, что чересполосица может возникнуть при наследовании. Но, прекрасно зная землемеров, Н. П. Грацианский показал, что доля наследника как бы «вырезалась» из всей наследственной массы. Эта операция обозначалась у землемеров pro in diviso. Н. П. Грацианский все время возвращался к доказательствам своего тезиса, что, несмотря на разбросанность жребия, разные категории дорог всегда обеспечивали активное функционирование всего надела. Далее, он обратил внимание на категории полей по качеству и выделил земли, непригодные для обработки (loca relicta)25. К ним он присоединил пустующие земли (extra clusa)26, специально оставленные в качестве резерва. Еще одной важной категорией полей, с его точки зрении, становятся отрезки от межевания (subsecivi). Н. П. Грацианский абсолютно прав, в том, что эту категорию мы можем обнаружить только в системе центуриации. Отрезок от межевания (subsecivus) представляет собой как часть центурии, так и может быть целой центурией. Этой важнейшей категории межевания Н. П. Грацианский уделил не достаточно внимания. Он лишь заметил, что subsecivi остаются в собственности Populus Romanus, поэтому они изъяты из ассигнации. Но землемеры указали, что пользоваться ими может или вся римская civitas, или только ближайшие соседи. Автор не развивает идею дальнейшего использования subsecivi, кроме одной функции. В том случае, если «отрезки» остаются в пользовании всей civitas, то на них создаются пастбища — pascua publica communalia. Такое общественно-коммунальное пастбище предполагало ограниченное число пользователей. Если же отрезками пользовались только ближайшие соседи, такое пастбище обозначалось как compascuus. Условия пользования compascuus отличались от правил использования леса. Н. П. Грацианский показал, что соседи создают и используют compascuus только в том случае, если их fundi находились рядом. Несмотря на то, что Н. П. Грацианский не углубился в проблему subsecivi, все-таки от указал, что право соседей на ager compascuus защищено судом (Cic. Hor. 12). Комментируя известное положение, о том, как Домициан отдал отрезки в собственность, Н. П. Грацианский очень тонко заметил, что все же это «как бы собственность», поскольку в сообществе соседей она неделима и привязана к fundi, хотя пользование ею предполагалось pro in diviso. Очень точным наблюдением Н. П. Грацианского было, что не только subsecivi становились пастбищами. Группа лиц могла даже купить соседствующую с их участками пустошь, в том случае если они могли доказать права собственности на свои fundi. В этом случае Н. П. Грацианский остроумно заметил, что создание совместного пастбища могло быть и результатом частноправовой сделки. Н. П. Грацианский смог понять очень сложные пассажи из Гигина Громатика и Сикула Флакка о том, что собственник fundus мог рассчитывать даже на приватизацию части леса, примыкавшего к его наделу. Сикул Флакк вообще называл это частной собственностью на леса и пастбища. Это противоречащее обычным представлениям об общественной собственности заявление Сикула Флакка Н. П. Грацианский верно разъяснил тесным соседством с лесом надела с документально подтвержденной на него собственностью. В большинстве же случаев автор видел коллективное владение общественным полем, называемым ager compascuus. У каждого из таких хозяев был свой надел в частной собственности, общим же владением, как правило, являлись пастбища и лес.

25. Гвоздева И. А. Locus relictus в земельном праве Древнего Рима // Аграрное и земельное право. 2016. № 8 (140). С. 61—65.

26. Гвоздева Т. Б., Гвоздева И. А. Ager extra clusus – в правовом поле римского кадастра // Современный юрист. М., 2016. № 4 (17). С. 53—62.
10 Первое в отечественной историографии упоминание о redditi принадлежит также Н. П. Грацианскому. Именно он проанализировал эту категорию, опираясь на тексты агрименсоров, а также вскрыв ее сущность в Италии как акцию возмещения италикам земли в период создания Римско-италийского союза. Однако, Н. П. Грацианский не проанализировал важнейшую функцию redditi, предполагавшую не только возврат земли старым владельцам, но и обмен участками внутри центуриации для слияния отдельных жребиев в единый надел. Это утверждение было бы чрезвычайно важно в полемике с. А. Допшем, который видел в redditi только чересполосицу. В практике центуриации redditi фактически было механизмом обмена эквивалентными жребиями для слияния участков в единый надел.
11

Н. П. Грацианский примыкал к концепции Э. Бодуэна, считавшего, что mensura per extremitamem conprehensus — это способ, предназначенный для выделения поля в аренду. Заслугой же Н. П. Грацианского стало указание на то, что особенно сложно было внедрить подобный метод межевания при пересчетах на местные меры длины и площади. Поскольку этими операциями занимались цензоры, то Н. П. Грацианский назвал поля, выделенные per extremitamem, цензорскими полями. Он справедлив полагал, что определение цензорских полей — это только locatio, но ее все же можно провести даже внутри межевания на центурии и на стриги. Далее, Н. П. Грацианский обратился к проблемам купли-продажи земли. Это так называемые квесторские поля. До акта продажи эти поля должны получить ориентацию главных осей и деление лимитами, которое создавало на них мелкую единицу площади — центурию в 50 югеров. Н. П. Грацианский хорошо знал работы А. Шультена. В данном случае он сослался на работу “Die Römische Flurteilung und ihre Reste”27. Эта же операция прослеживалась Н. П. Грацианским и по Книгам Колоний (libri coloniarum), где единицей их площади считался латеркул в 50 югеров. Н. П. Грацианский дал некоторую правовую характеристику результатом наделения землей. Земля провинций находилась в dominium populus Romanus, провинциалы же имели просто possessio, или usufructum (Gai. Inst. I. 7). Опираясь на Гая, он рассматривал земли стипендиарных общин и трибутарные земли как категорию ager privatus vectigalisque, а ни в коем случае не квиритскую собственность — ager privatus optimo iure. Однако, провинциальные земли могли быть размежеваны как в центуриации, но чаще в стригации-скамнации. В любом случае они оставались agri divisi et assignati. Н. П. Грацианский подвергал сомнению мнение Э. Бодуэна о введении при межевании провинций только римских мер28, хотя, limitatio на юге Галлии действительно была проведена в римских мерах. Следы римского кадастра оставались при Меровингах, и даже в VII в. Как вывод, Н. П. Грацианский приводил утверждение, что готы и бургунды восприняли порядок, сложившийся в галло-римских местностях.

27. Schulten A. Die Römische Flurteilung und ihre Reste. Berlin, 1898. S. 8—9.

28. Beaudouin E. La limitation des fonds de terre dans ses rapport avec le droit de propriété. P., 1894. P. 596—597.
12

Н. П. Грацианский, как специалист по истории раннего Средневековья изучал не только аграрные отношения древних германцев, но также интересовался проблемой подготовки земли к эксплуатации, в частности межеванием. Его статья о разделе земли у бургундов и вестготов была написала уже с учетом исследований трактатов римских землемеров29. Изучив произведения громатиков, он показал резкое отличие римского межевания от германской системы открытых полей30. Специалисты по средним векам дали высокую оценку заслугам Н. П. Грацианского в отечественной медиевистике. Но хотелось бы обратить внимание на то, что он внес не менее серьезный вклад и в отечественное антиковедение. До появления его статьи римская экономика определялась, в основном, беспощадной эксплуатацией рабов. Н. П. Грацианский показал, что аграрная структура Рима была сложным механизмом и состояла из нескольких отраслей: подготовки земли к сельскохозяйственному производству (межеванию), способах обработки почвы, производства сельскохозяйственных продуктов. В отечественной науке подготовке земли к сельскохозяйственному производству уделялось меньше внимания, и статья Н. П. Грацианского фактически закрыла эту лакуну. Однако, в 40 и 50-е гг. XX в. это серьезное научное исследование не получило должной оценки, в первую очередь потому что трактаты римских землемеров оказались вне интересов отечественных историков, да и по сути были не поняты.

29. Грацианский Н. П. О разделах земель у бургундов и у вестготов // Средние века. Вып. I. М., 1942. С. 7—19.

30. Неусыхин А. И., Данилов А. И. Н. П. Грацианский как историк-медиевист // Из социально-экономической истории западно-европейского средневековья. Сборник статей. М., 1960. С. 35.
13

Интерес к этим авторам проявился в отечественной науке в 70-х гг. XX в. у ученых, занимавшихся экономическими проблемами Древнего Рима. В. И. Кузищин в исследовании экономических типов конца Римской Республики — начало Империи проанализировал трактаты римских агрименсоров и показал механизм слияния отдельных частей владения в единое целое31. Он же тщательно проанализировал терминологию агрименсоров, показав техническую сторону всего сельскохозяйственного производства32. Использование этих авторов превратило аргументацию В. И. Кузищина по составу рабовладельческой виллы и латифундии в абсолютно доказательную. Е. М. Штаерман использовала сочинения римских громатиков для расширения характеристики рабского труда в римском сельском хозяйстве33.

31. Кузищин В. И. Генезис рабовладельческих латифундий в Италии (II в. до н.э. — I в. н.э.). М., 1976. С. 164—166.

32. Кузищин В. И. Римское рабовладельческое поместье II в. до н. э. — I в. н. э. М., 1973.

33. Штаерман Е. М. Древний Рим: проблемы экономического развития. М., 1978. С. 139—140.
14 Гвоздева И. А. после защиты в 1983 г. кандидатской диссертации на тему «Системы межевания полей у римлян» посвятила свою научную деятельность изучению римской экономики, кадастра и земельного права, в том числе и на трактатах римских землемеров. В своих работах она делает ссылки на статью Н. П. Грацианского, не потерявшую до сих пор своего научного значения. Он был первым в отечественной историографии специалистом, давшим оригинальную трактовку тестам агрименсоров, реконструировавшим римское землеустроение и земельное право.

References

1. Gvozdeva I. A. Sel'skie dorogi — strukturoobrazuyuschie edinitsy drevnerimskogo zemleustroeniya // Ehkonomicheskaya istoriya: Ezhegodnik. 2002. M., 2003. S. 533—560.

2. Gvozdeva I. A. Dinastiya Flaviev i rimskij zemel'nyj kadastr // Vestnik Rossijskogo Universiteta druzhby narodov. Seriya: Vseobschaya istoriya. M., 2014. № 3. S. 58—66.

3. Gvozdeva T. B., Gvozdeva I. A. Strigatio-scamnatio — ehtap razvitiya rimskogo zemel'nogo prava // Sovremennyj yurist. M., 2015. № 4 (13). S. 98—108.

4. Gvozdeva I. A. Locus relictus v zemel'nom prave Drevnego Rima // Agrarnoe i zemel'noe pravo. 2016. № 8 (140). S. 61—65.

5. Gvozdeva T. B., Gvozdeva I. A. Ager extra clusus — v pravovom pole rimskogo kadastra // Sovremennyj yurist. M., 2016. № 4 (17). S. 53—62.

6. Gratsianskij N. P. Burgundskaya derevnya v X—XII stoletiyakh. M.; L., 1935.

7. Gratsianskij N. P. Sistema polej u rimlyan po traktatam zemlemerov // Vestnik drevnej istorii. M., 1940. № 1 (10). S. 52—68.

8. Gratsianskij N. P. O razdelakh zemel' u burgundov i u vestgotov // Srednie veka. Vyp. I. M., 1942. S. 7—19.

9. Gratsianskij N. P. Iz sotsial'no-ehkonomicheskoj istorii zapadno-evropejskogo srednevekov'ya. Sbornik statej. M., 1960.

10. Zapadnaya Evropa i srednie veka. Istochniki sotsial'no-ehkonomicheskoj istorii. M.; L., 1925.

11. Istoriya srednikh vekov (uchebnik dlya vuzov) / pod red. A. D. Udal'tsova, E. A. Kosminskogo, O. L. Vajnshtejna. T. 1. M., 1938.

12. Kuzischin V. I. Rimskoe rabovladel'cheskoe pomest'e II v. do n.eh. — I v. n.eh. M., 1973.

13. Kuzischin V. I. Genezis rabovladel'cheskikh latifundij v Italii (II v. do n.eh. — I v. n.eh.). M., 1976.

14. Mil'skaya L. T. Nikolaj Pavlovich Gratsianskij (1886—1945) // Portrety istorikov: vremya i sud'by. T. 2 / otv. red. G. N. Sevost'yanov. M.; Ierusalim, 2000. S. 177—186.

15. Neusykhin A. I., Danilov A. I. N. P. Gratsianskij kak istorik-medievist // Iz sotsial'no-ehkonomicheskoj istorii zapadno-evropejskogo srednevekov'ya. Sbornik statej. M., 1960. S. 3—48.

16. Salicheskaya pravda. Russkij perevod Lex Salica N. P. Gratsianskogo i A. G. Murav'eva. S vvedeniem N. P. Gratsianskogo. Kazan', 1913.

17. Shtaerman E. M. Drevnij Rim: problemy ehkonomicheskogo razvitiya. M., 1978.

18. Blume F., Lachmann K., Mommsen Th., Rudorff A. Die Schriften der Römischen Feldmesser. Bd. 1-2. Berlin, 1848—1852.

19. Corpus Agrimensorum Romanorum / ed. C.Thulin. Leipzig, 1913.

20. Beaudouin E. La limitation des fonds de terre dans ses rapport avec le droit de propriété. P., 1894.

21. Dopsch A. Wirtschaftliche und Soziale Grundlagen der Europäischen Kulturentwicklung. Bd. 1—2. Wien, 1923.

22. Hinrichs F. T. Die Geschichte der Gromatischen Institutionen. Wiesbaden, 1974.

23. Mommsen Th. Zum Römischen Bodenrecht // Hermes. Wiesbaden, 1892. Bd. 27. S. 79—117.

24. Schulten A. Die Römische Flurteilung und ihre Reste. Berlin, 1898.

25. Schulten A. Das Römische Africa. Leipzig, 1899.

26. Weber M. Die Römische Agrargeschichte in ihrer Bedeutung für das Staats und Privatrecht. Stuttgart, 1891.