"Russian Philological Journal": the Last Eitor and the Fate of the Journal after 1917
Table of contents
Share
Metrics
"Russian Philological Journal": the Last Eitor and the Fate of the Journal after 1917
Annotation
PII
S207987840008166-1-1
DOI
10.18254/S207987840008166-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Larisa Bondarj 
Affiliation: Archive of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Aleksander Karskiy
Affiliation: Archive of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Abstract

The key issue of the article is the reason for the closure of one of the leading philological journals of the late 19th — early 20th century — “Russian Philological Journal”, the last issue of which was published in 1918. The organizational component of the history of the publication of the journal from 1905 to 1918 is studied on the basis of material of the St. Petersburg Branch of the Archive of RAS, the main block of which are epistolary documents (correspondence of the last editor and publisher of the journal — slavonic scholar, academician E. F. Karsky, as well as official correspondence of the Russian Academy of Sciences). This allowed to identify the reasons leading to the cessation of activity of the journal. The main reason was the financial component in conjunction with personal factors: objective life circumstances in 1918—1920 of the editor of the journal E. F. Karsky and, partly, the death in 1920 of the supporter of the idea of resuming the activities of the journal, the chairman of the Department of Russian Language and Literature of the Russian Academy of Sciences, academician A. A. Shakhmatov.

Keywords
“Russian Philological Journal”, academician E. F. Karsky, philological journals
Received
16.11.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
51666
Number of purchasers
2
Views
21
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

«Русский филологический вестник» (РФВ), издававшийся с 1879 г. в Варшаве, был хорошо известен как филологам — лингвистам, фольклористам, палеографам, литературоведам, так и педагогам конца XIX — начала ХХ вв. Журнал был выдающимся по широте проблематики и научной значимости публикуемых в нем материалов. С РФВ сотрудничали крупнейшие филологи того времени — как отечественные, так и зарубежные; журнал открыл путь в науку многим молодым ученым; с журналом активно сотрудничала Московская диалектологическая комиссия. Издание живо откликалось на все животрепещущие вопросы: реформу орфографии, съезды учителей и тому подобное. По уровню подбора авторов РФВ не уступал академическим «Известиям Отделения русского языка и словесности» и, конечно, был престижнее возникших ранее «Филологических записок» и издававшегося параллельно (в 1888—1896 гг.) в Казани «Вестника славянства». Казанский славист, член-корреспондент Российской академии наук (РАН) (1917) Нестор Мемнонович Петровский (1875—1921) в 1915 г. уважительно охарактеризовал варшавское издание как «высокопочтенный журнал»1.

1. Письмо к Е. Ф. Карскому от 21 октября 1915 г.: СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 26.
2 Основатель «Русского филологического вестника», историк славянских языков, член-корреспондент Императорской академии наук (1878), Митрофан Алексеевич Колосов (1839—1881) пробыл на посту редактора журнала недолго: он умер в самом начале 1881 г., и руководство РФВ перешло к литературоведу, тогда экстраординарному профессору Императорского Варшавского университета (ИВУ) Александру Ивановичу Смирнову (1842—1905). Именно с его именем связана первая четверть века истории и, прежде всего, формирования имиджа этого журнала, сложившегося как одно из авторитетнейших российских периодических изданий филологического направления.
3 Между тем, последнее, сопряженное с бурными политическими переменами, десятилетие истории РФВ выпало на долю третьего редактора журнала — слависта-белорусоведа и палеографа, будущего академика Императорской академии наук (ИАН), а в то время профессора, декана историко-филологического факультета, а в скором времени — ректора ИВУ Евфимия Федоровича Карского (1861—1931). Именно ему суждено было бороться за выживание журнала в первые полтора десятилетия ХХ в. История работы Е. Ф. Карского в этом журнале и, не в последнюю очередь, история закрытия этого журнала отражены в переписке ее редактора, хранящейся в основной своей массе в его личном фонде в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН (СПбФ АРАН) (фонд № 292).
4

Сотрудничество Е. Ф. Карского с РФВ началось довольно рано. Именно в этом издании состоялась первая научная публикация будущего академика, а тогда — студента второго курса Нежинского историко-филологического института — Евфимия Карского. Это была рецензия на работу филолога Н. Н. Бодрова2. С этого времени сотрудничество Е. Ф. Карского с журналом приобретает вполне регулярный характер. За следующие два учебных года в институте для РФВ были подготовлены еще три публикации3; в последующие годы — во время работы преподавателем Второй Виленской гимназии — еще три работы4. Именно в РФВ в 1890—1893 г. Е. Ф. Карский опубликовал ряд статей, составивших в итоге книгу «К истории звуков и форм белорусской речи»5, которую автор представил на защите магистерской диссертации наряду со своим более ранним сочинением «Обзор звуков и форм белорусской речи»6. А далее, с 1893 г., со времени поступления на службу в ИВУ в качестве лектора русского языка, публикации Е. Ф. Карского в этом журнале стали ежегодными. Более того, уже в июле этого года, когда А. И. Смирнов находился на отдыхе в Швейцарии, Е. Ф. Карский замещал его, выполняя работы по подготовке номера РФВ7.

2. Карский Е. Ф. Бодров Н. Н. Слово «человек» в производствах // РФВ. 1883. Т. 1. № 3. С. 139—144.

3. Карский Е. Ф. 1) Заметка на «Ответ рецензенту» Н. Бодрова (ФЗ. 1884. Вып. 1) // РФВ. 1884. Т. 11. № 2. С. 316—321; 2) Белорусские песни с. Березовца Новогрудского уезда Минской губ. // РФВ. 1884. Т. 12. №. 3. С. 124—135; 3) Белорусские песни с. Березовца Новогрудского уезда Минской губ. (продолжение) // РФВ. 1885. Т. 13. № 3. С. 166—183.

4. Карский Е. Ф. 1) Белорусские песни деревни Новосёлок-Затрокских // РФВ. 1889. Т. 21. № 1-2. С. 243—259); 2) О суффиксах в русских словах типа теленок, Васенька, рученька, беленький // РФВ. 1889. Т. 22. № 3-4. С. 179—183; 3) О преподавании церковнославянского языка в мужских гимназиях // РФВ. 1889. Т. 22. № 3-4. Педагогический отдел. С. 37—59.

5. Карский Е. Ф. К истории звуков и форм белорусской речи. Варшава, 1893.

6. Карский Е. Ф. Обзор звуков и форм белорусской речи. М., 1886.

7. См. письмо А. А. Шахматова к Е. Ф. Карскому от 10 июля 1893 г.: СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 155. Л. 1 — 1 об.
5

В конце 1904 г. редактор РФВ А. И. Смирнов передал свой пост Е. Ф. Карскому, сделав об этом объявление в последнем выпуске журнала, вышедшем под его началом8. Конечно, журнал к тому времени обрел весомое научное имя и авторитет в кругу славистов, сложился определенный круг его авторов, однако по ряду вопросов Е. Ф. Карский должен был начать работу в статусе редактора и издателя «с чистого листа». Прежде всего, это касалось материальной стороны. «Никакого имущества (напр[имер] экземпляров “Русск[ого] филол[огического] вестник” за прежние годы, поступивших в редакцию книг, оттисков статей и тому подобного от прежней редакции мною не получено»9.

8. Смирнов А. И. От редактора «Русск[ого] фил[ологического] вест[ника]» г[осподам] сотрудникам // РФВ. 1904. Т. 52. № 3-4. С. XXXVII.

9. [Карский Е. Ф.] Отчет об издании «Русского филологического вестника» с 1905 по 1913 г. включительно // РФВ. Т. 70. 1913. № 3-4. С. XI—XIV.
6

Новый издатель и редактор приступил к формированию круга авторов журнала. Хотя официально Е. Ф. Карский вступил в эту должность с 1 января 1905 г., уже в сентябре 1904 г. он разослал ведущим славистам циркулярное письмо с приглашением «принять участие своими учеными трудами, статьями и заметками в “Русском филологическом вестнике”»10. Первый же выпуск 1905 г. содержит перечень авторов, которые обещали редакции «участие своими учеными и педагогическими трудами», а именно: Д. И. Абрамович, А. И. Александров, А. С. Архангельский, А. И. Белич, Е. А. Бобров, И. А. Бодуэн де Куртенэ, С. Н. Браиловский, Р. Ф. Брандт, Е. Ф. Будде, С. К. Булич, И. М. Белоруссов, Д. Н. Вергун, А. В. Ветухов, В. Вондрак, А. Г. Григорьев, К. Я. Грот, Н. К. Грунский, И. И. Замотин, Д. К. Зеленин, Ч. Зибрт, Г. А. Ильинский, В. А. Истомин, Н. М. Каринский, П. А. Кулаковский, Д. Н. Кудрявский, С. М. Кульбакин, П. А. Лавров, А. М. Лобода, Э. Э. Лямбек, Б. М. Ляпунов, Л. Милетич, А. В. Михайлов, А. Ф. Музыченко, Д. Н. Овсянико-Куликовский, В. Н. Перетц, М. П. Петровский, А. Л. Погодин, В. А. Погорелов, В. К. Поржезинский, Ф. В. Ржига, П. К. Симони, А. И. Смирнов, А. И. Соболевский, И. П. Созонович, М. Н. Сперанский, Н. Ф. Сумцов, А. Теодоров(-Балан), А. И. Томсон, Т. Д. Флоринский, В. А. Францев, М. Г. Халанский, Д. В. Цветаев, А. А. Шахматов, В. Н. Щепкин, А. И. Яцимирский, А. А. Фомин.

10. Экземпляры этого письма сохранились в СПбФ АРАН среди бумаг А. А. Шахматова (СПбФ АРАН. Ф. 134. Оп. 3. Д. 654. Л. 23 — 23 об.) и М. Н. Сперанского (СПбФ АРАН. Ф. 172. Оп. 1. Д. 141. Л. 12—12 об).
7 Данные о составе авторов, лично приглашенных Е. Ф. Карским и принявших это приглашение, предоставляют также письма к редактору РФВ, поступившие в ответ на разосланное обращение. Так, нам известны положительные ответы от А. И. Белича (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 5. Л. 1 — 1 об.), И. А. Бодуэна де Куртенэ (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 9. Л. 1 — 1 об.), Р. Ф. Брандта (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 14. Л. 39), С. К. Булича (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 18. Л. 3 — 3 об.), Л. Милетича (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 88. Л. 1 — 1 об.), А. И. Соболевского (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 131. Л. 28 об. — 28), М. Н. Сперанского (СПбФ АРАН. Ф. 172. Оп. 1. Д. 141. Л. 12 — 12 об., 14 — 14 об.), А. Теодорова-Балана (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 139. Л. 1.), А. А. Шахматова (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 155. Л. 17 — 17 об.), Ф. Ф. Фортунатова (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 147. Л. 7 — 7 об.), В. Н. Щепкина (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 164. Л. 3—4).
8

Однако, политические обстоятельства поставили нового редактора в ситуацию борьбы за существование журнала буквально с первого года его службы на этом поприще. Обострение обстановки в Варшаве в конце 1905 г., забастовки и закрытие университета породили в научных кругах сомнения о возможности дальнейшего выпуска журнала. Впоследствии, в упоминавшемся выше отчете Е. Ф. Карский писал: «Варшавский университет до 1908 г. был временно закрыт, и читатели «Вестника» полагали, что и наш журнал прекратит свое существование, хотя он к Варшавскому ун[иверситет]у никакого отношения, кроме личности редактора, не имел»11. Действительно, следы этой тревоги находим в письмах чешского коллеги Й. Поливки, который 26 января 1906 г. писал В. А. Францеву: «По всем слухам судя, не долго уже вам быть, т.е. вам — русским ученым и профессорам, в Варшаве. <...> Я давно уж обдумывал что-нибудь написать для его [Е. Ф. Карского — Л. Б.] журнала. Материал собран, следовало бы только написать статейку. Но теперь не знаю, будете ли еще в будущем году издавать РФВ и где» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 114. Л. 3). Ответом на подобные сомнения стали заверения редактора, так сформулированные им в письме Б. М. Ляпунову 6 ноября 1905 г.: «Р[усский] ф[илологический] вестник — мое частное издание и поэтому даже в случае окончательного закрытия университета все же будет существовать. Печатанье продолжается, и уже [номер] 4-й вполне скомплектован» (СПбФ АРАН. Ф. 752. Оп. 2. Д. 133. Л. 5). Журнал на самом деле никак не был связан с университетом. Редакторская работа осуществлялась по большей части у Е. Ф. Карского дома; отдельные виды работ выполнялись безоплатно не только самим редактором, но и членами его семьи. Дочь Е. Ф. Карского Наталья Евфимовна Борковская-Карская (1894—1981) оставила такие воспоминания об этом времени: «Бесплатно редактируя в Варшаве “Русский филологический вестник”, отец читал присланные ему статьи, правил их перед отправкой в набор, следил за корректурой. И мы, дети, не оставались без дела: обертывали и заклеивали для пересылки только что напечатанные книжки (адреса подписчиков отец писал сам). Никакого редакционного аппарата не было. Набирал журнал один наборщик»12. Печатался журнал в типографии Варшавского учебного округа, которая размещалась в Варшаве по адресу: Краковское Предместье, д. 3.

11. [Карский Е. Ф.] Отчет об издании «Русского филологического вестника» с 1905 по 1913 г. включительно // РФВ. Т. 70. 1913. № 3-4. С. XII—XIII.

12. Баркоўская Н. Я. Мой бацька // Полымя. 1961. № 1. С. 156 (перевод А. А. Карского).
9

Финансовое положение журнала было сложным. Из того же отчета за 1905—1913 гг. узнаем о сокращении редакционных расходов, в частности, за счет бесплатного выполнения части работ, как об этом говорят приведенные выше воспоминания Н. Е. Борковской-Карской13. Основным доходом РФВ являлись средства от подписки. Другим источником финансирования была ежегодная, со времен М. А. Колосова, субсидия Министерства народного просвещения в размере 500 руб. Довольно детально финансовая сторона вопроса на начало 1905 г. изложена в письме Е. Ф. Карского А. И. Соболевскому от 11 мая 1905 г.: «До настоящего дня подписчиков имею 255 чел[овек], дающих немного более 1 530 р[ублей]. Субсидий получено 500 р[ублей]. Итого около 2 050 р[ублей]. Предполагаю выпустить за год не 50 л[истов], а 60 и даже более. Кроме платных 255 экземпляров14 рассылаю до 140 безоплатно. Таким образом, для гонорара остается немного. За критику и библиографию предполагаю платить по 10 р[ублей] за лист» (СПбФ АРАН. Ф. 176. Оп. 2. Д. 183. Л. 54 — 54 об.).

13. О постоянных финансовых трудностях РФВ, начина со времени его первого редактора М. А. Колосова, и о вынужденно ограниченных штатах журнала писал в своей статье еще В. И. Борковский: Борковський В. I. «Русский филологический вестник» (До 75-рiччя з дня виходу в свiт першого номера журналу) // Українська мова в школі. 1954. № 6. С. 32.

14. То есть экземпляров для подписчиков.
10 Несмотря ни на что, Е. Ф. Карскому удавалось сохранять полноценное издание журнала, которое не приостанавливалось, и вплоть до 1916 г. выходили по два традиционных тома журнала в год. Каждый том включал в себя два номера (выпуска), которые издавались либо обособленными книжками, либо спаренными — под одной обложкой.
11

Довольно благополучным для журнала был 1913 г. В тот год журнал праздновал свое 35-летие, и, судя по всему, редактор провел большую предварительную работу по привлечению к журналу финансовых средств. В тот год у РФВ было самое большое в сравнении с предыдущими годами число подписчиков — 39215. Кроме того, как мы узнаем из отчета, издатель обратился в министерство с просьбой о повышенной субсидии и получил ее в двойном размере — 1 000 руб. Хотя следует отметить, что это не обеспечило излишка финансовых средств, так как и объем журнала в этот год был значительно увеличен: 1 526 страниц (для сравнения — в 1909 г. объем был 912 страниц). Представление о том, как осложнилась финансовая ситуация к 1913 г. дает письмо Е. Ф. Карского к А. И. Соболевскому от 24 февраля 1912 г.: «По заведенному порядку я еще в ноябре обратился через Округ в Министерство с просьбой об обычной субсидии в 500 р[ублей], которая давалась еще [М. А.] Колосову и [А. И.] Смирнову. Число подписчиков у меня то же, что и у [А. И.] Смирнова, а типографские расходы повысились почти на 50 % (лист обычного набора до 1905 г[ода] стоил 10 р[уб.] 50 к[оп.], а сейчас хотят 18 р[уб.]). Кроме того, в прошлом году я выпустил на 12 листов больше, чем предполагалось по условиям подписки (62 л[иста] вм[есто] 50 л[истов]). Сейчас имеется много материала, так что придется выпустить еще больше прошлогоднего» (СПбФ АРАН. Ф. 176. Оп. 2. Д. 183. Л. 56 — 56 об.)16.

15. Отметим, что в последующие годы авторитет журнала также обеспечивал большое число подписчиков. Из сохранившейся «Книги учета разосланных номеров РФВ и расходов по этому журналу» узнаем, что в 1915 г. было 489 подписчиков, в 1916 г. — 345, в 1917 — 380: СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 23.

16. Отметим, что именно А. И. Соболевский дал совет обратиться в Министерство с просьбой об увеличении субсидии: «Могу сообщить Вам конфиденциально, что если Вы обратитесь в Министерство или в Уч[еный] комитет с ходатайством о субсидии «Р[усскому] ф[илологическому] вестнику», есть шанс получить повышенную сумму» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 131. Л. 40).
12

Несмотря на постоянные финансовые сложности редактору удавалось сохранять высокий научный уровень издания. В 1914 г. журнал праздновал свое 35-летие. В фонде Е. Ф. Карского сохранилось поздравительное письмо от Московской диалектологической комиссии, подписанное ее председателем, академиком Федором Евгеньевичем Коршем (1843—1915), а также лингвистами Дмитрием Николаевичем Ушаковым (1873—1942) и Николаем Николаевичем Соколовым (1875—1923). В письме отмечается: «В течение ряда лет руководимый Вами «Русский филологический вестник» с честью и незаурядным успехом выполняет трудную задачу специального ученого журнала. Не опираясь на какое-либо ученое общество, «Русский филологический вестник» за 35 лет своего существования стал средоточием научных сил русской филологии и истории русской литературы и педагогики. В нем находили и находят себе место труды большинства русских филологов и исследователей русского прошлого, начиная с ученых, уже стяжавших себе имя, и кончая людьми, впервые приступающими к научной работе <...> Таким образом, «Русский филологический вестник» с успехом выполнял и выполняет почтенную задачу служения науке, а также и помощи лицам, ищущим ученых степеней <...> Высоко ценя помощь, оказанную «Русским филологическим вестником» Московской Диалектологической комиссии, и приветствуя это новое расширение задач и значения журнала, Московская Диалектологическая комиссия пользуется случаем 35-летия журнала, чтобы выразить ему и его уважаемому редактору свою признательность и принести горячие пожелания дальнейших успехов и процветания» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 103. Л. 1—2)17.

17. Письмо было опубликовано: [Приветствие Московской диалектологической комиссии] // РФВ. 1914. Т. 71. № 2. С. 572—573.
13

В 1914 г. выход журнала не прекратился, даже несмотря на начавшуюся войну, на бомбардировки и на то, что немецкие войска однажды угрожающе приблизились к фортам Варшавы. Коренным образом изменило ситуацию лето 1915 г. Вместе с ИВУ Е. Ф. Карскому пришлось покинуть Варшаву. Свидетельства того драматического момента сохранились в переписке Е. Ф. Карского. В фонде академика имеется три открытых письма от наборщика типографии — Людовика Станиславовича Нартовского. Это был давний (с первого года существования журнала) и уважаемый сотрудник типографии, удостоившийся помещения своего портрета в конце юбилейного, 50-го тома РФВ за 1903 г. со следующей подписью: «Людовик Станиславович Нартовский, наборщик “Русского филологического вестника” за двадцать пять лет. Начал набирать 1-й том в октябре 1879 г., а в октябре 1903 г. окончил набором 50-1 том»18. В первом сохранившемся письме Л. С. Нартовского к Е. Ф. Карскому, от 24 июня 1915 г., дана краткая информация: «Сегодня закрывают типографию. Все рукописи ночью взял Чаплинский. Я возьму к себе на квартиру клише “Палеографии”19» (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 97. Л. 2 — 2 об.). Из другого письма, от 17 июля 1915 г., которое было отправлено Л. С. Нартовским с варшавской железнодорожной станции, получаем дополнительную информацию: «Я думал, что в непродолжительном времени можно будет продолжать работу, но вышло плохо; почта у нас не действует, вдобавок мы до сих пор не получили заработанных денег, вследствие чего мы все остались в крайней нужде, не зная, как устроиться. Типография открыта, вчера печатали «Епарх[иальные] в[едомости]» и другие мелочи <...>. Вследствие чего покорнейше прошу Вас, господин редактор, не откажите мне в каком-нибудь совете, что делать с собой и своим семейством?» (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 97. Л. 1 — 1 об.). Так, работа типографии Варшавского учебного округа завершилась летом 1915 г. Из небольшой, составленной Е. Ф. Карским позднее20 записки, хранящейся вместе с письмами Л. С. Нартовского, узнаем, что при закрытии типографии без убытков не обошлось: «Как бывший редактор и издатель РФВ я потерял в типографии Варш[авского] уч[ебного] окр[уга], ныне Drukarnia Państwa21, всю припасенную на две книги журнала типографскую бумагу в количестве 60 стоп, на сумму 400 р[уб.]» (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 97. Л. 4).

18. РФВ. 1903. Т. 50. № 3-4. Педагогический раздел. С. 67.

19. Очевидно, имеется в виду работа: Карский Е. Ф. Очерк славянской кирилловской палеографии: лекции, читанные в 1914—1915 акад. году. 5-е изд. Варшава, 1915.

20. Записку предваряет заголовок: «Заявление об убытках при эвакуации в 1915 [г.] и след[ующих] годах — до 1920 [г.]».

21. Государственная типография (польск.).
14

ИВУ первоначально эвакуировался в Москву22. Однако о месте пребывания Е. Ф. Карского до его появления к зиме 1915 г. в Ростове-на-Дону, куда университет переехал осенью того года, определенных сведений на сегодня нет23. Тем не менее, печатня, куда было перенесено издание РФВ, известна достоверно — ей стала Московская Синодальная типография, располагавшая по адресу: ул. Никольская, д. 9.

22. Второе письмо Л. С. Нартовского (от 3 июля 1915 г.) содержит упоминание о перемещении в Москву лиц, связанных с Варшавским учебным округом и типографией: «Я вчера получил от Вас, г[осподи]н ред[актор], открытое письмо и сегодня явился в типографию. Письмо Ваше для [Н.] Левина Чаплинский отправит в Москву, так как он там находится» (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 97. Л. 3 — 3 об.). Упоминаемые в письме персоны идентифицировать пока не удалось.

23. Нет точных сведений о том, выезжал ли сам Е. Ф. Карский в Москву перед тем, как прибыть в Ростов-на-Дону. Известно, что летом 1915 г. он гостил у своего брата Ивана Феодоровича Новицкого; именно туда — в село Блячин Минской губ., где проживал брат Е. Ф. Карского, — были адресованы письма Л. С. Нартовского. На последнем же его письме, от 17 июля (почтовой карточке), имеется пометка, очевидно, сотрудников почты: «Адресат выбыл». Той же рукой указан новый адрес: «Петроград, 14 линия, д. 19, кв. 4». Дописано «Дослать» (СПбФ АРАН. Д. 292. Оп. 2. Д. 97. Л. 1 — 1 об.): Карский А. А. Академик Е. Ф. Карский. Биография. Т. 1. М., 2019. С. 556—558.
15

Как свидетельствуют документы, в 1915 г. Е. Ф. Карский готов был рассмотреть иные варианты типографий. Сохранилось письмо Н. М. Петровского от 21 октября 1915 г., в котором, во-первых, упоминается настоящее место печатания РФВ — Синодальная типография, а, во-вторых, содержится отсылка к предшествовавшему (не обнаруженному) письму Е. Ф. Карского с цитатой из него: «Относительно РФВ еще не решил, где и как буду печатать его в будущем 1916 г.» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 26). Как явствует из писем Н. М. Петровского, в то время Е. Ф. Карский рассматривал возможность печатания журнала в Казани, и Н. М. Петровский выяснял для издателя условия казанских типографий, предоставив Е. Ф. Карскому подробную информацию об этом в письме от 1 ноября 1915 г. (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 30—31). Однако и в 1916 г. печатание журнала осуществлялось в той же самой московской типографии. В итоге, там вышли том 74 (№ 3 и 4) за 1915 г. и тома 75 (№ 1 и 2) и 76 (№ 3 и 4) за 1916 г. Как узнаем из письма Е. Ф. Карского литературоведу Николаю Павловичу Кашину (1874—1939) от 24 сентября 1916 г., управляющим типографии был тогда литературовед Александр Сергеевич Орлов (1871—1947) — будущий академик24 (РГАЛИ. Ф. 1081. Оп. 1. Д. 18. Л. 1).

24. Адрес «ул. Никольская, д. 9» указывался на письмах А. С. Орлову от Е. Ф. Карского еще в 1906 г.
16

Находясь с конца 1915 г. в Ростове-на-Дону, Е. Ф. Карский не мог работать с типографией лично. Переписка представляет нам личность его доверенного лица в Москве. Помощь в печатании журнала в Москве оказывал славист, один из организаторов и сотрудник Московской диалектологической комиссии, многолетний корреспондент Е. Ф. Карского Николай Николаевич Дурново (1876—1937). В письме от 17 декабря 1915 г. из Ростова-на-Дону редактор обращается к московскому коллеге: «Будьте добры, торопите Син[одальную] типографию относительно печатания диалектологии25: я получил пока только 3 листа» (Отдел письменных источников Государственного исторического музея (ОПИ ГИМ). Ф. 177. Д. 76. Л. 178 — 178 об.). Совершенно очевидно, Е. Ф. Карский делегировал Н. Н. Дурново часть своих функций, о чем прямо говорится в его письме из Ростова-на-Дону от 15 марта 1916 г.: «Работу [М. И.] Корнеевой[-Петрулан]26, будьте добры, досмотрите сами и подпишите ее к печати, потому что доставление сюда и обратно задержит выход книжки. По окончании ее набора затребуйте к себе конец рукописи и приготовьте ее к печати (то есть подчеркните ц[ерковно]слав[янский] текст, определите красные строки и тому подобное, как это я сделал с началом), а затем передайте им для дальнейшего набора в №№ 3-4» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 180 — 180 об.).

25. Речь идет о печати в РФВ трудов Московской диалектологической комиссии.

26. Речь идет о статье: Корнеева[-Петрулан] М. И. Язык Служебной минеи 1095 г. / под ред. Н. Н. Дурново // РФВ. Т. 76. 1916. № 3. С. 120—128; Т. 78. 1917. № 3-4. С. 23—45. (Отд. отт.: [М.]., 1917).
17

Практически год руководство работами велось Е. Ф. Карским из Ростова-на-Дону. Однако 8 октября 1916 г. ученый был избран действительным членом Императорской академии наук, переехал с семьей в Петроград и стал подыскивать типографию в столице. Уже 5 октября 1916 г. он писал в Одессу слависту Борису Михайловичу Ляпунову (1862—1943) о том, что присматривался к одной из петроградских типографий — «более умеренной» (СПбФ АРАН. Ф. 752. Оп. 2. Д. 133. Л. 17). В итоге, выбор пал на типографию А. В. Орлова, располагавшуюся по адресу: Васильевский остров, Средний пр., д. 6. С этой петроградской типографией издатель взаимодействовал уже в декабре 1916 г., перенеся туда часть работ, но и Н. Н. Дурново по-прежнему получал в Москве распоряжения редактора. 5 декабря 1916 г. Е. Ф. Карский писал: «Статью [М.И.] Корнеевой нужно непременно окончить в Москве. При этом, если окончание «Домостроя» [А.С.] Орлова27 для 4[-й] кн[иги] будет меньше 3[-х] листов (об этом спросите у него: мне он на письма обыкновенно не отвечает), то страницы 11—12 можно напечатать и в № 4, но непременно до Р[ождества] Х[ристова], чтобы не задерживать выхода книги. В противном случае сдайте все окончание статьи [М. И.] Корнеевой в набор, приготовив сначала, как следует, рукопись для печати, или же для 1917 г.28 Когда у Вас все будет набрано и сверстано, я сообщу пагинацию, они отпечатают эти листы и пришлют в Петроград, а здесь сброшюруем с книжкой уже набирающейся. Оттиски сделаете в Москве» (ОПИ ГИМ. Ф.  177. Д. 76. Л. 181 — 181 об).

27. Имеется в виду публикация: Орлов А. С. Домострой // РФВ. Т. 75. 1916. № 1-2. С. 1—64; Т. 76. 1916. № 3. С. 1—96; № 4. С. 191—242.

28. Далее зачеркнуто: «Я сообщу».
18

Однако ситуация все более осложнялась, издательские расходы существенно возросли. Записи в «Книге учета разосланных номеров РФВ и расходов по этому журналу» свидетельствуют о том, что на бумагу для всех четырех номеров РФВ 1916 г. было затрачено 500 руб., в то время как в 1917 г. только на первые два номера было закуплено бумаги на 600 руб.29

29. Имеются сведения о том, что на следующие два номера 1917 г. (т. 78) на бумагу также было перечислено 600 руб. (см. письмо Е. Ф. Карского к В. В. Богородицкому от 24 ноября 1917 г.: СПбФ АРАН. Ф. 898. Оп. 2. Д. 40. Л. 2 об.).
19

Проблемами возросших издательских расходов Е. Ф. Карский делился со своими коллегами. О них было известно Н. М. Петровскому (письмо от 9 мая 1917 г.: СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 42); об этом 31 марта 1917 г. издатель писал Б. М. Ляпунову: «Дела по печатанью30 обстоят очень плохо: наборщики требуют 350 р[уб.] в месяц жалованья, да за авторские корректуры особо по 1 р[уб.] 50 [коп.] за час. По-видимому, 1917 г. будет последним для РФВ. Быть может, Министерство спасет, на что, впрочем, мало надежды» (СПбФ АРАН. Ф. 752. Оп. 2. Д. 133. Л. 18). Ситуация с финансовым положением издания обрисована Е. Ф. Карский в письме к Н. Н. Дурново от 5 мая 1917 г.: «<...> Синод[альная] типография ввела меня в дефицит на 1700 р[уб.]. Если Министерство не покроет дефицита, то журнал закроется» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 182 — 182 об). И чуть позже, 22 мая 1917 г., редактор называет точную цифру: «С московской Синодальной типографией я уже окончательно рассчитался, причем понес дефициту 1708 р[уб.]» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 183). Все же Министерство откликнулось на потребности журнала, и субсидия в размере 2000 руб. была получена 23 сентября 1917 г., что зафиксировано в упоминавшейся уже «Книге учета» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 23).

30. Речь шла о печатании № 1-2 за 1917 г.
20 В типографии В. А. Орлова был отпечатан один том РФВ — т. 77 за 1917 г., № 1-2, а далее издателю вновь пришлось искать новое место. Причина ясно указана в его письме Н. Н. Дурново от 5 мая 1917 г.: «Не присылайте сейчас никаких работ для РФВ, так как дальнейший набор вследствие закрытия типографии [А. В.] Орлова задержан». Столичные расценки также, похоже, не устраивали издателя; в том же письме он уточняет: «Кроме того, вообще существование РФВ под сомнением: сейчас страница самого обыкновенного набора — 12 р[уб.], а лист — около 200 р[уб.]» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 182 — 182 об.).
21

Видимо, в Петрограде редактор-издатель не нашел других приемлемых вариантов и попытался вновь обратиться в Москву, но получил отказ. Это явствует из его письма к Н. Н. Дурново от 22 мая 1917 г.: «Я хотел было печатать у них [в Синодальной типографии] еще № 3 на 1917 г., но управление типографией отклонило мою просьбу». А далее адресант уточняет: «Вообще А. С. Орлов ко мне не милостив» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 183). План работы с третьим номером за 1917 г., изложенный в том же письме, был непростым; похоже, к этому времени была найдена какая-то типография в столице (хотя полноценного сотрудничества с ней, как видно дальше, не состоялось): «На счет работы [М. И.] Корнеевой я думаю следующее. Если у них один лист уже набран31, то его посчитают по 57 [руб.] 77 к[оп.], как я платил за последнюю, № 4, книжку [1916 г.] (счет № 167 от 22 апреля 1917 г., № 1111), да за печать двух форм — 16 р[уб.] 10 к[оп.]. Если по этой же цене или хотя бы процентов на 10 дороже они наберут и отпечатают и оставшийся полулист, то я согласен взять все расходы на себя. Бумагу пусть ставят такую же, как вообще употребляем на РФВ. Для меня нужно 700 экз[емпляров], то есть 1050 л[истов]. По отпечатаньи, в сфальцованном виде, но без сшивки их пусть перешлют сюда не позже как к 1 сентября в почтовых малоценных посылках (по 12 ф.). Я и поставлю их первыми в № 3 за 1917 г. На этот [номер] у меня уже набрано 3 л[иста], но еще не отпечатано по известной Вам причине. В сентябре во всяком случае хотя бы маленький № 3 придется выпустить; вот статья [М. И.] Корнеевой и пошла бы сюда. Оттиски Вы оставите у себя в Москве. На всю эту работу я согласен при двух условиях: а) чтобы переговоры вели Вы сами с типографией и б) если цена не будет страшно преувеличена, то есть за 1 1/2 листа журнала с бумагой и печатью не более 150 р[уб.]. За оттиски — отдельный счет» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 183—185).

31. Судя по всему, окончание статьи М. И. Корнеевой, о котором шла речь в письме к Н. Н. Дурново от 5 декабря 1916 г., все же было набрано в Москве, но не вошло в последний номер 1916 г. и не было передано в Петроград для публикации в первых двух номерах 1917 г. Теперь Е. Ф. Карский вновь должен был решать вопрос с публикацией окончания статьи.
22 Вскоре, 29 мая 1917 г. Е. Ф. Карский уехал на три месяца в Сочи (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 185), а, вернувшись в Петроград, похоже, незамедлительно (в письме от 27 августа 1917 г.) обратился к Н. Н. Дурново: «Как обстоят дела с окончанием работы [М. И.] Корнеевой? Если она допечатана, то вышлите сюда отпечатанное для РФВ, чтобы иметь возможность продолжать печатание следующих листов» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 186 — 186 об.). Через полтора месяца, в письме от 8 октября 1917 г., издатель уточняет: «Я уже писал Вам на счет пагинации: работа [М. И.] Корнеевой начнется с 23[-ей] страницы. РФВ издается в количестве 700 экз[емпляров]. Обо всем этом я написал и управляющему Синодальной типографией. Если на самом деле статья [М. И.] Корнеевой уже окончена в наборе, то поскорее пусть отпечатают и в сверстанном виде пусть пришлют сюда, а я разошлю с началом 78[-го] т[ома]. Но на все это дается времени недели 1 1/2» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 187 — 187 об.).
23

Так, мы узнаем, что частично печатание 78-го тома (по крайней мере, окончание статьи М. И. Корнеевой)32 осуществлялось в Синодальной типографии. Но печатанья остальной части тома в Петрограде не произошло — по какой причине, пока не установлено. Тогда Е. Ф. Карский вновь вернулся к идее печатания журнала в провинции. К этому вопросу опять подключилось доверенное лицо издателя в Казани — Н. М. Петровский. Выбор пал на казанскую университетскую типографию, работы в которой проводились уже в октябре 1917 г. В письме к Н. Н. Дурново от 29 октября 1917 г. находим следующую информацию и указания: «Надеюсь, что статья [М.И.] Корнеевой скоро будет закончена: 1 л[ист] я уже подписал: стр. 23—28. Когда выяснится, какая будет последняя страница, пусть немедленно сообщает мне, так как продолжение 78[-го] т[ома] РФВ уже набирается, и мне надо установить пагинацию. Все отпечатанное для журнала пусть отошлют в Казань. Университетская типография» (ОПИ ГИМ. Ф. 177. Д. 76. Л. 188 — 188 об.). На этом переписка с Н. Н. Дурново по вопросам печатания РФВ завершается.

32. Мы располагаем сведениями о том, что выплаты по печатанию этой статьи были произведены в июне 1918 г.: последняя запись в упоминавшейся неоднократно «Книге учета» гласит: «<июнь, 7: послано б[ывшей] Синодальной типографии [в то время типография называлась «Типография Российской Советской республики»] по счету № 113 за 1 1/2 листа № 4 РФВ за 1917 г. 328,30 [рулей]» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 23).
24

Теперь печатанием журнала занимался Н. М. Петровский. В своем письме Е. Ф. Карскому от 8 ноября 1917 г. казанский профессор сообщает о работах: «В типографии я побывал и узнал следующее: из полученных от Вас четырех статей две — [Е. Г.] Кагарова и [Р. Ф.] Брандта — набраны, и корректуры их отправлены авторам <...>» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 43). Чуть позже, 24 ноября 1917 г., об этом же Е. Ф. Карский сообщал казанскому профессору В. В. Богородицкому: «Окончание т. 78 РФВ печатается у Вас, в Казани, в университетской типографии, но дело идет очень медленно» (СПбФ АРАН. Ф. 898. Оп. 2. Д. 40. Л. 2 об.). Как известно, печатание 78-го тома в 1917 г. завершить не удалось.

25

Типографские расходы все возрастали. Н. М. Петровский описывал издательскую ситуацию в Казани (в данном случае — безотносительно РФВ) в письме от 20 февраля 1918 г.: «<...> у[ниверси]тетская типография, назначавшая ранее за набор 120 р[уб.] с листа, теперь потребовала 300 [руб.], ссылаясь на то, что расходы возросли на 50 %. Очень боюсь, что и Вам при расчете за РФВ поднесут подобны сюрприз. Администрация типографии ничего не может поделать с «товарищами» — рабочими, которые определяют себе сверхминистерские оклады» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 45). Необходимо также учитывать, что с того времени, как редактор стал руководить типографскими работами на расстоянии (что было практически постоянно со времени выезда из Варшавы, за исключением лишь работ с томом 76, печатавшимся в Петрограде), прибавились расходы на почтовую пересылку рукописей и корректур, что отражено в известной «Книге учета» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 23).

26

Между тем, Н. М. Петровский деятельно занимался журналом в Казани. «РФВ за последнее время стал продвигаться быстрее, — пишет он Е. Ф. Карскому 2 апреля 1918 г., — корректуры я читаю сам, дабы не доверять их мало надежной почте, еще более — не затягивать печатания, ибо ежедневно следует ожидать дальнейшего повышения цен» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 47). Все же очередной, 78-й том (№ 3-4), хоть и с опозданием, вышел в Казани. Это была книжка со сдвоенными номерами за 1917 г., но на обложке указан фактический год (и место) ее выхода: «Казань. Типо-литография университета. 1918». Более точно время выхода журнала позволяет определить отметка под обращением редактора, напечатанном на обороте обложки: «Июнь 1918 г. Петроград». Свидетельством финансовых трудностей, переживаемых журналом, является и внешний вид этой книжки: под пожелтевшей обложкой прошивка тонкой стопочки бумаги плохого качества. Однако содержательный уровень издания не снизился, и в нем оказались собранными последние исследования маститых авторов33.

33. Под большинством заметок и статей не проставлены даты написания. Там, где они имеются, указан 1917 г., только работа В. А. Францева о труде П. Шафарика “Monumenta Illyrica” подписана 1916-м годом.
27

Во время его печатания Е. Ф. Карский писал в цитировавшемся выше письме В. В. Богородицкому от 24 ноября 1917 г.: «Что будет дальше?! О возобновлении РФВ пока не мечтаю» (СПбФ АРАН. Ф. 898. Оп. 2. Д. 40. Л. 2 об.). И все же в начале 1918 г. в переписке редактора появляются отголоски планов на продолжение издания. Намек на это находим в приведенном выше письме Н. М. Петровского от 2 апреля 1918 г.: «Буду очень рад, если Вы получите возможность продолжать издание РФВ <...>» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 47). Судя по очередному эпистолярному документу, именно Н. М. Петровский занимался поиском возможностей продолжения печатания журнала в Казани34, но безуспешно. В его письме Е. Ф. Карскому35 находим такие строки: «Как видите, дело с РФВ на 1918 г. не подвинулось вперед ни на шаг. М[ожет] б[ыть], Вы найдете возможным устроить его в другом городе, напр[имер], в Москве?» Все же, не теряя надежды на удачу, адресант добавляет ниже: «Если бы дело наладилось, я думаю, что следовало бы выпустить №№ 1 и 2 в одной книжке в 20 листов» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 110. Л. 54).

34. Более того, похоже, Н. М. Петровский получил от редактора-издателя права самостоятельного решения вопросов, связанных с печатанием журнала в Казани; в его письме Е. Ф. Карскому от 2 апреля 1918 г. читаем: «Я при моем своеволии руководствуюсь Вашим разрешением распоряжаться самодержавно (открытка от 31 янв[аря 1918 г.])» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 110. Л. 47). Писем Е. Ф. Карского к Н. М. Петровскому, как говорилось выше, обнаружить на сегодня не удалось.

35. Письмо без даты, но, без сомнения, принадлежит 1918 г., более того — времени после печатания последнего номера РФВ: в письме содержатся вопросы по поводу порядка рассылки оттисков из № 4 за 1917 г.
28

Как бы то ни было, но до конца 1917 г. в условиях самой разной политической ситуации издателю удавалось сохранять журнал. В значительно степени это было возможно благодаря финансовой поддержке Министерства народного просвещения. Одни только подписчики, которые хоть и имелись у журнала постоянно, полноценного финансового обеспечения оказывать не могли. Не найдены сведения о том, были ли у журнала потенциальные подписчики на 1918 г., однако о субсидиях со стороны новой власти, очевидно, речи не шло, что, похоже, и предрешило закрытие журнала.

29

Между тем, нельзя не учитывать здесь и личностного фактора. Дело в том, что, желая оградить семью от тягот голода 1918-го года в Петрограде36, Е. Ф. Карский добился от Академии наук разрешения на командировку для занятий в библиотеках Варшавы, Киева и Нежина и, получив официальное командировочное удостоверение (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 105. Л. 1), 9 июня отбыл с супругой и дочерью из Петрограда, а еще через несколько дней пересек украинскую границу и оказался на оккупированной территории. Однако командировка, запланированная изначально лишь на каникулярное время, непредвиденным образом затянулась, В начале октября 1918 г. Е. Ф. Карский с семьей оказался в Минске и возможность вернуться в Петроград на постоянное место жительства получил только через два года — к осени 1920 г.37 Таким образом, долгое время после выхода последнего тома РФВ Е. Ф. Карский был коммуникативно отрезан от РСФСР и, соответственно, не имел возможности заниматься вопросами журнала.

36. Е. Ф. Карский так пишет об этом: «Весной 1918 г. в Петрограде особенно сильно начал давать себя чувствовать голод. Хлеб стали отпускать по 1/4 ф[унта], затем по 1/8 [фунта] на человека, а случались дни, что и таких отпусков не бывало. Картофеля тоже не было, и другие продукты стали постоянно исчезать. Лицу, живущему только на свое жалование, решительно стало невозможным существовать. Мы с женой и дочкой сильно похудели: у меня убыло в весе 1 1/2 пуда; раз даже со мной приключился обморок на улице. Ясно было, что дальше оставаться в Петрограде невозможно» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 1. Д. 107. Л. 13 об. — 14).

37. См. об этом: Бондарь Л. Д. Зарубежная командировка академика Е. Ф. Карского 1918—1920 гг.: результат научной мобильности и специфика научных связей в годы интервенции // Наука и техника: вопросы истории и теории. Материалы XXXIX Международной годичной научной конференции Санкт-Петербургского отделения Российского национального комитета по истории и философии науки и техники РАН «Международные сети как фактор интеграции научного сообщества» (12—16 ноября 2018 г.). Выпуск XXXIV. СПб., 2018. С. 74—75; Бондарь Л. Д. Записная книжка Е. Ф. Карского // Жизнь и деятельность академика Е. Ф. Карского. Часть 1. Проблемы истории и культуры Беларуси в документальном наследии Е. Ф. Карского. Материалы семьи: Сборник документов / под ред. Л. Д. Бондарь, А. А. Карского, А. В. Унучека. Минск, 2020 (в печати).
30

Вместе с тем имеются свидетельства о том, что идея возобновления работы РФВ всерьез рассматривалась в Отделении русского языка и словесности РАН (ОРЯС). В бумагах академической Канцелярии сохранилась официальная переписка председателя ОРЯС, академика А. А. Шахматова с непременным секретарем РАН, академиком Сергеем Федоровичем Ольденбургом (1863—1934). Похоже, именно А. А. Шахматов принял на себя инициативу по возобновлению издания. 4 февраля 1919 г. А. А. Шахматов писал С. Ф. Ольденбургу: «Действительный член Академии Е. Ф. Карский счел удобным перенести временно печатание “Русского филологического вестника” в Казань, где уже издана одна книжка под наблюдением профессора Н. М. Петровского. Для продолжения издания требуется до 100 стоп бумаги. По просьбе Н. М. Петровского обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою, не найдете ли Вы возможным выслать ему через меня удостоверение Академии наук о том, что ему для издания этого журнала, состоящего под покровительством Академии, необходимо иметь по заготовочной цене до 100 стоп бумаги. Такое удостоверение может облегчить поиски нужной для “Русского филологического вестника” бумаги» (СПбФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1 — 1918. Д. 15. Л. 68). Похоже, у А. А. Шахматова не было сомнений в возможности осуществления издания, так как буквально следом им было направлено С. Ф. Ольденбургу письмо с соображениями научно-методического характера38: «Ввиду того, что “Русский филологический вестник” печатается в Казани и ведущим в настоящее время издание профессором [Н. М.] Петровским поднят вопрос о желательности печатать журнал по старой орфографии, я имею честь покорнейше Вас просить, не найдете ли Вы возможным сообщить от имени Академии наук профессору Н. М. Петровскому, что он в журнале должен держаться старой орфографии. Такое сообщение облегчит ему соответственные переговоры с типографией» (СПбФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1—1918. Д. 15. Л. 69) 39.

38. Эти два письма имеют следующие друг за другом исходящие номера: № 22 и № 23.

39. Необходимо отметить, что еще в 1917 г. Е. Ф. Карский получил от ОРЯС РАН финансовую поддержку. 31 января 1917 г. ОРЯС перечислило ему аванс в размере 600 руб. за напечатание статьи Л. Л. Васильева «О значении каморы в некоторых древнерусских памятниках XVI—XVII вв.», которая была опубликована в 78-м томе РФВ (СПбФ АРАН. Ф. 9. Оп. 1. Д. 1055. Л. 27).
31

С. Ф. Ольденбург без промедлений откликнулся на обращение и 7 февраля 1919 г. подписал удостоверение для Н. М. Петровского с просьбой о содействии в приобретении указанного А. А. Шахматовым количества бумаги по заготовочной цене, «что облегчит ему выпустить в свет другую книжку (одна уже издана) » (СПбФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1 — 1918. Д. 15. Л. 70). Следующим днем, 8-м февраля 1919 г., датировано письмо С. Ф. Ольденбурга, адресованное непосредственно Н. М. Петровскому с рекомендацией сохранения в журнале старой орфографии «в виду специального ученого характера этого издания <...>» (СПбФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1—1918. Д. 15. Л. 71). Е. Ф. Карский, хоть и находился еще в Минске, имел в то время связь с Петроградом и был включен в обсуждение проблемы РФВ. Где-то в начале февраля А. А. Шахматов направил ему в Минск письмо, которое не сохранилось, но в бумагах А. А. Шахматова есть ответ на него от 15 февраля 1919 г.: «Очень благодарен за письмо. Всеми силами хотелось бы наладить издание РФВ в Казани, но дело как-то не клеится. О других местах и помышлять нельзя» (СПбФ АРАН. Ф. 134. Оп. 3. Д. 654. Л. 40). Неизвестно, сумела ли бы Академия возобновить журнал, если бы А. А. Шахматов продолжил заниматься этим делом, но в августе 1920 г. академик ушел из жизни. Одновременно у Е. Ф. Карского появляются новые редакторские обязанности: на заседании 2 сентября 1920 г. ОРЯС поручило ему принять после А. А. Шахматова редактирование «Известий Отделения русского языка и словесности» (СПбФ АРАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 242. Л. 237 об.); теперь бывший издатель РФВ занимался академическим журналом и должен был решать хорошо знакомые ему проблемы, но сейчас — в отношении нового издания40.

40. В частности, на заседании ОРЯС 20 октября 1920 г. (протокол № 9) он поднимал вопрос о возобновлении деятельности академической типографии и возможностях печатания изданий отделения (СПбФ АРАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 242. Л. 243 об. — 244).
32

Вскоре, в начале 1921 г. уходит из жизни и Н. М. Петровский. Но мысль о возобновлении РФВ, похоже, еще некоторое время жила в научных кругах. Стремления Н. М. Петровского продолжить печатание журнала были, видимо, отчасти восприняты младшим коллегой — славистом Афанасием Матвеевичем Селищевым (1886—1942). Завершая дела Н. М. Петровского, 2 октября 1921 г. А. М. Селищев, тогда еще профессор Казанского университета, писал Е. Ф. Карскому: «Посылаю Вам коротенький печатный некролог Нестора Мемноновича и более обширный — для академического издания. <...> Посылаю клише РФВ, счета, марки и деньги по изданию РФВ» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 127. Л. 2)41. Уже переехав в Москву, в письме к Е. Ф. Карскому от 30 апреля 1923 г. он спрашивал: «Скоро ли выйдет “Р[усский] фил[ологический] вестник”?» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 127. Л. 4). Однако в 1926 г. А. М. Селищев уже с горечью восклицал: «Эх, если бы жив был “РФВ”!» (СПбФ АРАН. Ф. 292. Оп. 2. Д. 127. Л. 10).

41. Если посылка из Казани дошла благополучно, то клише журнала должно было оказаться у его редактора-издателя в Петрограде; где оно находится сейчас и сохранилось ли — не установлено.
33 Так судьбу журнала предрешили внутриполитические перемены, лишившие его государственных субсидий. На это наложились факторы личностного характера: длительное отсутствие в Петрограде в 1918—1920 г. редактора — Е. Ф. Карского, а также уход из жизни в 1920 г. академика А. А. Шахматова. Последнее обстоятельство не только оставило усилия по возобновлению журнала без энергичной академической поддержки, но и определило новые функции последнего издателя РФВ, который обрел новый объект приложения своих редакторских талантов и опыта — другой филологический журнал, «Известия Отделения русского языка и словесности Российской академии наук».

References

1. Barkoўskaya N. Ya. Moj bats'ka // Polymya. 1961. № 1. S. 155—156.

2. Bondar' L. D. Zarubezhnaya komandirovka akademika E. F. Karskogo 1918—1920 gg.: rezul'tat nauchnoj mobil'nosti i spetsifika nauchnykh svyazej v gody interventsii // Nauka i tekhnika: voprosy istorii i teorii. Materialy XXXIX Mezhdunarodnoj godichnoj nauchnoj konferentsii Sankt-Peterburgskogo otdeleniya Rossijskogo natsional'nogo komiteta po istorii i filosofii nauki i tekhniki RAN «Mezhdunarodnye seti kak faktor integratsii nauchnogo soobschestva» (12—16 noyabrya 2018 g.). Vypusk XXXIV. SPb., 2018. S. 74—75.

3. Bondar' L. D. Zapisnaya knizhka E. F. Karskogo // Zhizn' i deyatel'nost' akademika E. F. Karskogo. Chast' 1. Problemy istorii i kul'tury Belarusi v dokumental'nom nasledii E. F. Karskogo. Materialy sem'i: Sbornik dokumentov / pod red. L. D. Bondar', A. A. Karskogo, A. V. Unucheka. Minsk, 2020 (v pechati).

4. Borkovs'kij V. I. «Russkij filologicheskij vestnik» (Do 75-richchya z dnya vikhodu v svit pershogo nomera zhurnalu) // Ukraїns'ka mova v shkolі. 1954. № 6. S. 32.

5. Karskij A. A. Akademik E. F. Karskij. Biografiya. T. 1. M., 2019.

6. Karskij E. F. Bodrov N. N. Slovo «chelovek» v proizvodstvakh // RFV. 1883. T. 1. № 3. S. 139—144.

7. Karskij E. F. Zametka na «Otvet retsenzentu» N. Bodrova (FZ. 1884. Vyp. 1) // RFV. 1884. T. 11. № 2. S. 316—321.Karskij E. F. Belorusskie pesni s. Berezovtsa Novogrudskogo uezda Minskoj gub. // RFV. 1884. T. 12. №. 3. S. 124—135.

8. Karskij E. F. Belorusskie pesni s. Berezovtsa Novogrudskogo uezda Minskoj gub. (prodolzhenie) // RFV. 1885. T. 13. №. 3. S. 166—183.

9. Karskij E. F. Obzor zvukov i form belorusskoj rechi. M., 1886.

10. Karskij E. F. Belorusskie pesni derevni Novosyolok-Zatrokskikh // RFV. 1889. T. 21. № 1-2. S. 243—259).

11. Karskij E. F. O suffiksakh v russkikh slovakh tipa telenok, Vasen'ka, ruchen'ka, belen'kij // RFV. 1889. T. 22. № 3-4. S. 179—183.

12. Karskij E. F. O prepodavanii tserkovnoslavyanskogo yazyka v muzhskikh gimnaziyakh // RFV. 1889. T. 22. № 3-4. Pedagogicheskij otdel. S. 37—59.

13. Karskij E. F. K istorii zvukov i form belorusskoj rechi. Varshava, 1893.

14. [Karskij E. F.] Otchet ob izdanii «Russkogo filologicheskogo vestnika» s 1905 po 1913 g. vklyuchitel'no // RFV. T. 70. 1913. № 3-4. S. XI—XIV.

15. Karskij E. F. Ocherk slavyanskoj kirillovskoj paleografii: lektsii, chitannye v 1914—1915 akad. godu. 5-e izd. Varshava, 1915.

16. Korneeva[-Petrulan] M. I. Yazyk Sluzhebnoj minei 1095 g. / pod red. N. N. Durnovo // RFV. T. 76. 1916. № 3. S. 120—128; T. 78. 1917. № 3-4. S. 23—45. (Otd. ott.: [M.]., 1917).

17. Orlov A. S. Domostroj // RFV. T. 75. 1916. № 1—2. S. 1—64; T. 76. 1916. № 3. S. 1—96; № 4. S. 191—242.

18. [Privetstvie Moskovskoj dialektologicheskoj komissii] // RFV. 1914. T. 71. № 2. S. 572—573.

19. Smirnov A. I. Ot redaktora «Russk[ogo] fil[ologicheskogo] vest[nika]» g[ospodam] sotrudnikam // RFV. 1904. T. 52. № 3-4. S. XXXVII.