The Ancient Myth of the Amazons in Russian Political Ideology in the late 18th Century
Table of contents
Share
Metrics
The Ancient Myth of the Amazons in Russian Political Ideology in the late 18th Century
Annotation
PII
S207987840008151-5-1
DOI
10.18254/S207987840008151-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Larisa Selivanova 
Affiliation: Institute of World History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

European cultural heritage in the late 18th century has traditionally been associated with classicism, which borrowed its subjects from classical mythology. The myth of the Amazons was exceptionally popular during that period. This articles questions the usual interpretation of the reception of antiquity in Russia in exclusively aesthetical terms, by examining the reasons for and the ways in which the myth of the Amazons was used in Russian politics after Catherine II (the Great) joined the Crimea to Russia in the late 18th century. The author dwells specifically on the evidence about a female military unit, which Prince Grigory A. Potemkin organized in the Crimea. The foreign envoys, who accompanied Catherine II during her Crimean journey in 1787, were greatly impressed to see these “genuine” Amazons. The author employs this evidence to show how ancient myths, including that of the Amazons, were reinterpreted and used for ideological purposes in the interests of upholding Catherine II’s personal rule and strengthening the power of the Russian Empire.

Keywords
Russian foreign policy, the travel of Catherine II to the Crimea in 1787, the myth of the Amazons
Received
20.04.2019
Publication date
15.01.2020
Number of characters
34067
Number of purchasers
7
Views
93
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Обращение к античному культурному наследию в Европе второй половины XVIII в. традиционно связывается с классицизмом, с тем направлением искусства, которое подражало древним и черпало сюжеты и образы в классической мифологии. Принято считать, что в России рецепция античности носила пассивный характер, выполняя только эстетические функции. Между тем античные мифы с самого начала ставились на службу государственной идеологии. На редкость живучим и активно использовавшимся в разных целях, в том числе и в политических, во все века оказался миф об амазонках1. Особенно он был популярен в России, в степях которой и разворачивались события легендарного прошлого.

1. Bisset K. A. Who Were the Amazons? // Greece & Rome. 1971. Second Series. 18. № 2. P. 150—151; Block J. H. The Early Amazons. Modern and Ancient Perspectives on a Persistent Myth (Religions in the Greco-Roman World. 120). Leiden—N. Y.; Köln, 1995; Kleinbaum A. W. The War Against the Amazons. N. Y., 1983. P. 19—22; Lane R. J., Wurts J. In Search of the Woman Warrior. Four Mythical Archetypes for Modern Women. Boston (Mass.), 1998; Mayor A., Ober J. Amazons. What has made the ancient mythology of warrior women so enduring? Does it have any basis in reality // MHQ. 1991. Summer. Vol. 3. P. 70—78; Osborne L. The Women Warriors // Lingua Franca: The Review of Academic Life. Mamaroneck; N. Y., 1998. P. 50—57; Schaps D. The Women of Greece in Wartime // CPh. 1982. Jul. Vol. 77. № 3. P. 193—213; Tyrrell W. B. Amazons, a Study in Athenian Mythmaking. Baltimore, 1984 etc.
2

О воинственных женщинах, сходившихся с мужчинами только ради продолжения рода, сообщали многие источники. Общеизвестны и популярны в древности были мифы, связанные с амазонками: поход Беллерофонта, Троянская война, девятый подвиг Геракла (пояс Ипполиты), Тесей и Антиопа. Воительниц античные авторы помещали в разных частях ойкумены. Чаще всего у р. Фермодонт в Малой Азии, где находилась их столица Фемискира (Apoll. Rhod. II. 977; Apollod. II. 5. 9; Paus. I. 2; 15; Strabo. I. 3; XI. 5; XII. 3 etc.). По Геродоту (IV. 110—117), взявшие ее греки вывезли на кораблях плененных амазонок, однако те в море подняли бунт, перебили мужчин и несколько дней носились по волнам Черного моря, пока их не прибило к Кремнам на озере Меотида (Азовское море)2. Здесь они захватили табун лошадей и принялись грабить скифскую землю. Скифы, сочтя их безбородыми юношами, вступили с ними в сражение, пока не поняли, что это женщины3. Тогда боевые действия прекратились, и к амазонкам, от которых скифы хотели иметь сильных детей, был послан цвет молодежи. Юноши стали соседним лагерем и вели себя мирно, наблюдая за соседками. В конце концов, оба лагеря соединились, и скифы с частью своего имущества перешли в стан амазонок. Потом молодые семьи выселились на север, за реку Танаис (Дон)4, где стали родоначальниками племени савроматов (отождествляемых также с сарматами), сохранивших обычаи амазонок: их женщины охотились и воевали вместе с мужчинами5. Так амазонки оказались в краях, которые впоследствии будут называться южнорусскими степями6. О том, как миф об амазонках использовался в политике и дипломатии России второй половины XVIII в., и пойдет речь в статье.

2. Кремны («Кручи») — городок на западе Приазовья, в Запорожской области, между оз. Молочным и р. Домузглы. Район Кремн был периферийной землей царских скифов, где были обнаружены крайние восточные курганы. По Геродоту, царские владения, где живут храбрейшие скифы, находились «по ту сторону реки Герра» (западнее реки Молочной). См.: Яценко И. В. Скифия VII—V вв. до н. э. М., 1959. С. 19, карта. Вероятно, отец истории, собирая сведения о походе Дария I Гистаспа вглубь Скифии, лично побывал в приазовских «Кручах», где услышал и записал легенду о скифах, амазонках и савроматах. См.: Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. Историко-географический анализ. М., 1979. С. 86.

3. По всей видимости, именно этот сюжет был изображен на знаменитом Боспорском рельефе со сценой сражения, найденном в 80-х — 90-х гг. ΧΧ-го в. на Таманском полуострове и хранящемся в ГМИИ им. А. С. Пушкина. См.: Селиванова Л. Л. Боспорский рельеф со сценой сражения: скифы или амазонки? // ПИФК. 2009. Вып. 1(23). С. 145. Подробно об артефакте см.: Боспорский рельеф со сценой сражения (Амазономахия?). М.; СПб., 2001.

4. Танаис с этого времени стал границей между Скифией и Савроматией. По мнению акад. Рыбакова, считавшего Танаис не Доном, а Северским Донцом и низовьями Дона, савроматы жили в междуречье Донца и Дона, а также на юго-востоке от излучины Танаиса — Донца на три дня пути, то есть в Сальских степях по Манычу, где имеется много савроматских памятников. См.: Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. С. 28, 54, 62.

5. Скифов и савроматов часто будут связывать с амазонками. См.: Мирошина Т. В. Амазонки и савроматы // Памятники Евразии Скифо-сарматской эпохи. М., 1995. С. 3—10; Мурзин В. Ю., Фиалко Е. Е. Девичьи дружины у савроматов и скифов // Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья. Запорожье, 1999. С. 206—209; Фиалко E. E. Женские погребения с оружием в скифских курганах степной Скифии. Киев, 1991. С. 8—11; она же. Скифские амазонки по письменным и археологическим источникам // Боспорский феномен. СПб., 2005. С. 242—247; Уайлд Л. У. Действительно ли существовали амазонки? (пер. с англ. и комм. Л. Л. Селивановой // Адам и Ева. 2009. № 17. С. 52—71; Davis-Kimball J. Warrior Women of the Eurasian Steppes // Archaeology. 1997. 50. 1. P. 46—48; Idem. Amazons, Priestesses, and Other Women of Status: Females in Eurasian Nomadic Societies // Silk Road Art and Archaeology. 1997/1998. 5. P. 1—50; Guliaev V. I. Amazons in the Scythia: New Finds at the Middle Don, Southern Russia // World Archaeology. 2003. Vol. 35. С. 117—119; Rolle R. The World of the Scythians. Berkeley, 1989. P. 86—91; Shapiro H. A. Amazons, Thracians, and Scythians // Greek, Roman and Byzantine Studies. 1983. 24. P. 105—116.

6. Б. А. Рыбаков видит сарматское влияние на новый сказочный образ в славянской первобытной эпической поэзии. «Сарматские женщины-воительницы оставили след в виде царь-девицы, девичьего царства за огненным морем, где “головушки богатырские на тычинушках”, как у геродотовских тавров». См.: Рыбаков Б. А. Геродотова Скифия. С. 25. Сн. 55. «Матриархальная вуаль» была вообще характерна для многих тюрко- и ираноязычных этносов евразийских степей. См.: Плетнева С. А. «Амазонки» как социально-политическое явление // Культура славян и Русь. М., 1998. С. 529—537.
3

После победы над турками в войне 1768—1774 гг. Керчь и окрестности, отошедшие к России по Кучук-Кайнарджийскому мирному договору, начинают заселяются греками. Процесс этот продолжился и в 1783 г., когда Екатерина присоединила Крым к России. История возвратилась на круги своя: в античную эпоху Боспор был одним из основных проводников греческого влияния на местное, скифское население, прошли века, сменился этнический состав полуострова, и на Боспоре вновь оказались греки. Из них был сформирован пехотный полк в Балаклаве, так наз. Албанское воинство, которое несло кордонную службу от Севастополя до Феодосии, обеспечивало карантин во время частых эпидемий и надзирало за порядком на полуострове. Во всех последующих Крымских войнах греки выказали преданность русскому престолу. В том же, 1783 г. Светлейший Князь Потемкин был назначен генерал-губернатором Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний, а в 1784 г. был пожалован в генерал-фельдмаршалы, назначен шефом кавалергардского корпуса и генерал-губернатором Крыма7. Приступив к деятельному обустройству этого края, он проявил недюжинный талант организатора8. В своих беседах с императрицей князь с воодушевлением рассказывал, какие храбрые и мужественные воины греки, и даже жены их обладают доблестями мужей. Государыня, смеясь, спросила, чем он может это доказать? Светлейший обещал убедить ее на месте9, чем и подвиг на путешествие в «полуденный край» в 1787 г.10 Разумеется, главной целью поездки было показать Порте и ее западным союзникам силу и военную мощь Российского государства, посредством, помимо прочего и демонстрации Черноморского флота. План этот зародился еще в 1780 г., когда Екатерина с подачи Вольтера увлеклась так наз. «греческим проектом», в котором Крым представлял собой сразу и христианскую Византию, и классическую Элладу, и изначальную христианскую Русь. Потемкин, будучи горячим сторонником этой идеи, связывал ее с присоединением Крыма к России11, что интерпретировалось как возвращение исконно русских земель. «Русские приходят в провинцию, некогда принадлежавшую Греции, возвращают ей греческий облик и заново обретают свою веру и историю, тоже отчасти превращаясь в греков. При этом и сами греки, освобождаясь от рабства, вновь становятся собой под российской эгидой»12. С приобретением Крыма Россия, как преемница античного наследия, становилась в один ряд с другими цивилизованными странами Европы. Положение о том, что расширение Российской империи на юг есть исполнение сокровенных пророчеств Гомера, впервые выдвинул русский литератор греческого происхождения Антоний Палладоклис. Его поддержали поэты Г. Р. Державин и Е. Костров. Последний писал:

7. Семевски М. Князь Г. А. Потемкин-Таврический 1739—1791. Биографический очерк // Русская старина. СПб., 1875. Т. 12. № 4. Апрель. С. 692.

8. Крым был предметом особой заботы Потемкина. Среди прочего он выписал из-за границы опытных садоводов для посадки садов и виноградников, а также мастеров виноделия. Часть собственных средств князь употребил на учреждение университета в Екатеринославском наместничестве. См.: Семевски М. Князь Г. А. Потемкин-Таврический. С. 695.

9. Дуси Г. Записка об амазонской роте // Москвитянин. 1844. № 1. С. 267.

10. Путешествие Ея Императорского Величества в полуденный край России, предприемлемое в 1787 году. СПб., 1786; Храповицкий А. В. Журнал высочайшего путешествия ея величества государыни императрицы Екатерины II, самодержицы всероссийской в Полуденные страны России в 1787 г. М., 1787.

11. Есипов Г. В. Путешествие императрицы Екатерины II в южную Россию в 1787 году // Киевская старина. 1890—1891; Самойлов А. Н. Жизнь и деятельность генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потемкина // Русский архив. М., 1867. С. 1010—1015; Зорин А. Л. «Кормя двуглавого орла...». Литература и государственная идеология в России в последней трети XVIII — первой трети XIX в. М., 2002. С. 34, 38—39.

12. Зорин А. Л. «Кормя двуглавого орла...». С. 102.
4

Почий Гомер, почий средь лавра и оливы,

Сколь вымыслы твои приятны, справедливы!

О россах истинно предчувствие твое,

В Екатерине зрим его событие13.

13. Цит. по: Зорин А. Л. «Кормя двуглавого орла...». С. 103.
5

Так победа греков-ахейцев над троянцами была переосмыслена как победа севера над югом и прообраз победоносной войны русских с турками. По инициативе Потемкина Крым был наречен Тавридой, близ развалин, где в древности находился Херсонес, возник Севастополь, Ак-Мечеть стала Симферополем, Кафа — Феодосией, Козлов — Евпаторией, Тамань — Фанагорией и тому подобное. Сразу после Кучук-Кайнарджийского мирного договора на землях новой Эллады основываются города Херсон (как реминисценция античного Херсонеса Таврического) и Славянск в память о легендарном городе древних русов близ Новгорода. «Новый свет просиял в древнем Понтийском царстве под руководством завоевателя Тавриды», — восторженно писал племянник и биограф Г. А. Потемкина А. Н. Самойлов14. По случаю намерения Екатерины посетить «свое маленькое хозяйство» в Крыму итальянский композитор Джованни Сарти написал торжественную ораторию15. Маршрут путешествия разработал сам Потемкин16. 7 января 1787 г. царский поезд отправился в путь17.

14. Самойлов А. Н. Жизнь и деятельность генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потемкина. С. 1015.

15. Семевски М. Князь Г. А. Потемкин-Таврический. С. 696.

16. Маркевич А. И. Материалы архива канцелярии Таврического губернатора, относящиеся к путешествию императрицы Екатерины II в Крым в 1787 г. // ИТУАК. 1891. № 11. С. 88.

17. Брикнер А. Г. Путешествие Екатерины II в полуденный край России в 1787 г. // ЖМНП. Спец. оттиск; Есипов Г. В. Путешествие императрицы Екатерины II в южную Россию в 1787 году // Киевская старина. 1890. Т. 31. Декабрь. С. 391; Семевски М. Князь Г. А. Потемкин-Таврический. С. 696.
6

В поездке Екатерину, помимо придворных и высших сановников, сопровождали иностранные посланники: австрийский Кобенцель18, французский Луи Филипп Сегюр (впоследствии член Французской академии наук, автор восьми книг, оставивший интереснейшие свидетельства о путешествии), английский Фиц Герберг и два принца — австрийский Шарль Жозеф де Линь19 и принц Священной Римской империи Карл Генрих Нассау-Зиген (принц Нассауский) и многие другие.20 Все они вели активную переписку и дневники21. Эти документы опубликованы в дореволюционных журналах, в частности, в «Русской старине», «Морском сборнике», «Историческом вестнике», «Киевской старине», «Журнале министерства народного просвещения». Позже к кортежу присоединились польский король Станислав-Август Понятовский и австрийский император Иосиф II, путешествовавший под именем графа Фалькенштейна22. Последний был недоволен присоединением Крыма к России и не хотел ехать23, называя путешествие «галлюцинацией»24, однако покорился обстоятельствам. На месте его встречи с Екатериной был основан город Екатеринослав25 (будущий Новороссийск, затем Днепропетровск). 18 мая кортеж пересек границу Таврической области.

18. Кобенцель Людвиг (1753—1809) — граф, австрийский государственный деятель и дипломат, посланник в Пруссии (1774—1779), посланник, а затем посол в России (1779—1800); многое сделал для сближения Австрии и России; министр иностранных дел (1800), канцлер и глава правительства (1801—1805).

19. Принц Шарль Жозеф де Линь (Charles-Joseph de Ligne, 1735—1814), австрийский фельдмаршал, сподвижник Г.А. Потемкина, происходил из знатного бельгийского рода. В 1782 г. был послан императором Иосифом II с важными поручениями к Екатерине II и надолго остался в России. Во время русско-турецкой войны 1787—1791 гг. де Линь находился при армии Потемкина, участвовал в осаде и взятии Очакова. Принц оставил после себя многочисленные сочинения, выборку из которых опубликовала в 1809 г. французская писательница А.-Л.Ж. де Сталь (1766—1817) под заглавием “Lettres et pensées”.

20. Карл Генрих Николай Отто, принц Нассау-Зиген (1743—1808) состоял на русской службе в 1788—1794 гг., адмирал русского флота, сопровождал Екатерину в крымском путешествии, был в дружеских отношениях с Потемкиным.

21. Например, принц Нассауский ежедневно писал длинные письма своей супруге в Варшаву, описывая все события, и вел подробные дневники. См.: Нассау-Зиген К.-Г. Императрица Екатерина II в Крыму. 1787 г. [Отрывки из дневника и переписки] / перевод и публ. В. В. Т. // Русская старина. СПБ., 1893. Ноябрь. Т. 80. № 11. С. 283—299.

22. Записки графа Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II. СПб., 1865. С. 276—277.

23. Именно ему в наиболее развернутой форме изложила Екатерина «греческий проект» в письме от 10 (21) сентября 1782 г.

24. Брикнер А. Г. Потемкин. СПб., 1891. С. 99.

25. Уманец А. А. Исторические рассказы о Крыме. Севастополь, 1887. С. 199.
7

Помня о своем обещании, Потемкин приказывает командующему Балаклавским Греческим полком на Русской службе премьер-майору К. Ю. Чапони сформировать роту вооруженных женщин, а сам приступает к конструированию формы для амазонок. Будучи сам большим щеголем и выдумщиком, князь смешал в своем эскизе элементы греческого, турецкого, крымско-татарского и иных костюмов. Комиссия утвердила форму, состоявшую из юбки малинового бархата, расшитой золотым галуном и отороченной золотой бахромой, зеленого бархатного спенсера, также обшитого золотым галуном26, и тюрбана из белой дымки с золотыми блестками и страусовым пером27. Форма определенно повлияла на русский вариант «амазонки» — женского костюма для верховой езды, который известен нам по картинам Карла Брюллова «Всадница», «Портрет сестер Шишмаревых» и прочим.

26. Скорее всего, зеленый и красный цвета были выбраны неслучайно: это цвета не только мундиров Греческого полка, но и национальной одежды татар.

27. Есипов Г. В. Амазонская рота при Екатерине II // Исторический вестник. 1886. Т. 23. № 1. С. 72; он же. Путешествие императрицы. Путешествие императрицы Екатерины II в южную Россию в 1787 году // Киевская старина. Киев, 1891. Т. XXXIII. Апрель. С. 68; Записки графа Сегюра о пребывании его в России в царствование Екатерины II. СПб., 1865. С. 296—297.
8

Получив приказ в марте, К. Ю. Чапони, был поставлен в затруднительное положение: ведь императрицу ожидали в мае, времени оставалось очень мало. Однако он сумел сформировать роту в сто человек из жен и дочерей офицеров полка. За два месяца их научили стрелять, фехтовать, скакать верхом, держать строй и перестраиваться. Каждая имела при себе небольшую саблю и ружье на три выстрела порохом. Командовать над ними была поставлена жена старшего офицера Елена Ивановна Сарандова (впоследствии Шидянская). 24 мая рота должна была встречать императрицу под Балаклавой, у деревни Кадыковка (Кады-Кой), выстроившись фронтом в конце живописной аллеи, засаженной апельсиновыми, лимонными и лавровыми деревьями28. Накануне там появился австрийский император Иосиф II, чтобы полюбоваться бухтой и развалинами древней крепости. Однако, заметив красоты иного рода, он развернулся и поскакал к девушкам. Подъехав к Елене Ивановне, он взял ее за подбородок и поцеловал в губы. Рота взроптала29, но была успокоена Еленой, скомандовавшей: «Смирно! Чего испугались? Ведь император не отнял у меня моих губ и не оставил своих!»30 На следующий день он приехал уже вместе с Екатериной и Потемкиным. Государыня пришла в восторг, она и сама была страстной любительницей верховой езды, ей, кстати, принадлежала идея усовершенствования седла и костюма-амазонки, которым она пользовалась по-мужски небрежно31. Потемкин спросил, не будет ли угодно сделать учение со стрельбой, но Екатерина отклонила это предложение. Подозвав Елену Ивановну, она тоже поцеловала ее в губы и, потрепав по плечу, сказала: «Молодец, капитан!». Светлейший сиял: сюрприз удался! Военный историк А. В. Кибовский не придает встрече особого значения, отрицая возможность организации временного конного подразделения из женщин в XVIII в.32 Как «проявление прихотливого самодурства» Потемкина рассматривает историю с амазонской ротой исследователь русской культуры А. М. Панченко, выразив, по сути, общий взгляд на проблему33. Но дело вовсе не в этом. Григорий Александрович проявил себя не только прекрасным организатором34, прозорливым политиком и умелым дипломатом, но и тонким психологом. Незначительный, казалось бы, эпизод — встреча Екатерины с амазонками — стал, с точки зрения, как сейчас бы сказали, политтехнологии, блестящим попаданием «в яблочко». Поездка императрицы в «полуденный край» готовилась несколько лет и была продумана до деталей так, чтобы все «работало» на идею мощи Российской империи и на имидж ее первого лица. В 1782 г. надпись на памятнике работы Э.-М. Фальконе: «Первому — Вторая» подчеркивала непосредственную преемственность власти Екатерины от Великого Петра35. Теперь была обыграна древняя легенда о встрече в степях в 329 г. до н. э. Александра Македонского, когда он преследовал персидского царя Дария, с царицей амазонок Фалестрис или Минифией, которая выехала к нему в сопровождении кавалькады из 300-х всадниц (Diod. XVII. 77. 1—3; Plut. Alex. 46; Strabo. XI. 5.4; Quint. Curt. VI. 5.29). С Фалестрис Екатерину сравнивал Вольтер, а в стихах 1766 г. он назвал Россию «империей амазонки»36.

28. Отрывки из записок севастопольского сторожила / Сообщ. А. З. // Морской сборник. 1852. Т. 7. № 1. С. 46.

29. Уманец А. А. Исторические рассказы о Крыме. С. 210—211.

30. Дуси Г. Записка об амазонской роте. С. 268; Лашков Ф. Ф. Могила капитана амазонской роты Елены Ивановны Шидянской (Сарандовой) в Симферополе // ИТУАК. Симферополь, 1889. Т. 7. С. 85.

31. Вачева А. «…Я страшно люблю верховую езду». Топос амазонки в автобиографии Екатерины ІІ // Болгарская русистика. София, 2005. № 3-4. С. 46.

32. Кибовский А. В. Амазонская рота. 1787: Курьез или первое женское подразделение в России? // Цейхгауз. 1997. № 6. С. 18.

33. Панченко А. М. «Потемкинские деревни» как культурный миф // Панченко А. М. Русская история и культура: Работы разных лет. СПб., 1999. С. 465—466.

34. Так, в ходе Крымского путешествия попутно решались и другие задачи. Посещение памятных исторических мест российской Императрицей и ее иностранными гостями дало толчок к появлению системы охраны крымского историко-культурного наследия. Последовавшей вслед за тем деятельности по организации научных исследований, проведению реставрационных работ и изданию нормативно-правовых актов посвящена следующая статья: Шаманаев А. В. Путешествие в Крым Екатерины II и Александра I и становление системы сохранения исторического наследия Северного Причерноморья // Известия Уральского федерального университета. Серия 2: Гуманитарные науки. 2014. Т. 130. № 3. С. 79—89.

35. В Европе под влиянием военных успехов России писали, что Екатерина, сумевшая понять истинные планы Петра Великого (почему ее правление и считалось продолжением его царствования), желала вытеснить турок в Азию и восстановить Византийскую империю. Вольтер утверждал, что на самом Атмайдане (площади в Константинополе) должна быть воздвигнута статуя Екатерины II точно такая, какую она поставила Петру I. Эти толки особенно были в ходу, когда Потемкин строил в Херсоне флот и крепость. См.: Уманец А. А. Исторические рассказы о Крыме. С. 219. Родной племянник князя А. Н. Самойлов, говоря о подражании Екатерины гению Петра Великого, подчеркивал, что Потемкин «стремился произвести на Юге во славу императрицы своей, что великий Петр совершил на Севере». См.: Самойлов А. Н. Жизнь и деятельность генерал-фельдмаршала князя Григория Александровича Потемкина. С. 1564, 1203. Также: Бильбасов В. А. История Екатерины II. Т. II. Берлин, 1900. С. VII.

36. Проскурина В. Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II. М., 2006. С. 12—13, 15.
9

Встреча с реальными, а не мифическими амазонками в степях России37 произвела огромное впечатление и на иностранцев, которые оставили восторженные отклики о девичьей роте. Австрийский принц Шарль Жозеф де Линь вспоминал: «Я не видел здесь открытых женских лиц, кроме батальона албанок из небольшой Македонской колонии, поселившейся в Балаклаве: двести прекрасных женщин или девиц, вооруженные ружьями, штыками и пиками вышли нам навстречу, чтобы оказать честь, а не из любопытства»38.

37. Селиванова Л. Л. Боспорские амазонки: исторические и мифические // X Боспорские чтения. «Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Актуальные проблемы». Керчь, 2009. С. 374—379.

38. Ligne Charles Josehp de. Lettres et pensées du maréchal prince de Ligne. Paris, 1809. P. 82. Отдавая должное талантам светлейшего, де Линь высоко оценивал и военный гений Потемкина. В письме к Сегюру из лагеря под Очаковом в августе 1788 г. он писал: «Агамемнон посреди греческих царей, когда является своей армии. Какое же его волшебство? Гений, гений и гений! Врожденный ум, прекрасная память, высокость духа, тонкость без всякого коварства, счастливая примесь какого-то единственного своенравия, которое в хорошие минуты привлекает к нему сердца; неограниченное великодушие, искусство награждать приятно и по мере заслуги, верное чувство, дар угадывать то, чего он не знает, и наконец, глубокое знание человеческого сердца». См.: Письмо принца де Линя к Сегюру из лагеря под Очаковом 1788, августа // Линь Шарль Жозеф (1735—1814). Письма и мысли маршала принца Де Линь, изданные в свет [с предисл.] баронессою Стаэль Голстеин; переведены с французского М. И[льин]ским и А. И[вано]вым. М., 1809. С. 249; Два письма принца де Линя // Вестник Европы. М., 1809. Ч. 48. № 21. С. 20.
10

Екатерина любила и ценила свою армию и умела благодарить за верную службу. Елена Ивановна, получившая из рук императрицы чин капитана, стала первой в российской армии женщиной-офицером39. А затем уже из Ак-Мечети (современного Симферополя) государыня передала г-же Сарандовой свое монаршее благоволение и всемилостивейший дар — бриллиантовый перстень стоимостью 1 800 руб., а амазонкам — 10 000 руб. ассигнациями40, огромные по тем временам деньги. Вскоре рота была расформирована. Светлейший получил титул князя Таврического и 100 000 руб.41 Его деятельность императрица сочла полезной, 27 июля 1787 г. она написала ему из Царского Села: «Ты мне служишь, а я признательна… врагам своим ты ударил по пальцам усердием ко мне и ревностью к делам империи»42. Скептицизм и недоверие иностранных посланников, принцев и королей после посещения Крыма исчезли, они были удивлены и восхищены увиденным. Так, Сегюр в письме Потемкину, делясь намерением описать во Франции все чудные картины Тавриды и деятельность администрации, восклицает: «Если мне не поверят — вы в том виноваты: зачем сотворили столь много чудес в столь малое время и не гордились ими перед всеми, пока не показали нам их все вдруг?»43 Екатерина осталась весьма довольна своим путешествием. «Крым — драгоценная жемчужина в моей короне», — любила говорить она44. В своей собственной биографии она творила личный миф об амазонке, умело вплетая его в канву государственной мифологии. «Амазонская» тема вообще была популярна в Европе XVIII — начала XIX вв. Но постоянным предметом рефлексии и сатирических выпадов на Западе стал образ Екатерины-амазонки. Итальянский авантюрист Джакомо Казанова, не нашедший места при русском дворе и наблюдая взлет амазонской мифологии, раздраженно писал: «Единственное, чего России не хватает, — это чтобы какая-нибудь великая женщина командовала войском»45. Шарль Массон46, автор «Секретных записок о России» (1800), называл Россию XVIII в. гинекократией и предрекал реставрацию царства амазонок, если присутствие женщин на престоле продлится еще одно поколение47. На английской гравюре 1787 г. Екатерина II из театральной ложи с изображением медведя в картуше грозит кулаком турецкому султану Абдул-Хамиду I: «Гляди у меня, старый козел! Держать под замком столько женщин в своем серале! Я буду не я, если не открою новую страницу — и пусть у каждой женщины будет двадцать тысяч мужчин!». В ответ султан грозит саблей: «Клянусь пророком и священной Меккой — я усмирю эту распутницу!»48. На английской карикатуре 1787 г. «Христианская амазонка с ее Неуязвимой Мишенью, именуемая также средоточием благого сияния, или Русская Диана, несущая свет 300 000 язычникам» Екатерина с саблей ловко отбрасывает щитом турецкие гранаты, прикрывает собой трусливо пригнувшегося австрийского императора Иосифа II, одновременно отражая штыковой удар султана Селима III, за которым прячутся похожие на карликов обезьяноголовый французский и испанский короли. Взметнувшаяся юбка Екатерины демонстрирует ее «Неуязвимую Мишень», куда тщетно метит турецкий султан49. Пасквильный листок был реакцией на крымское путешествие Екатерины и ее встречу с амазонками под Балаклавой.

39. О судьбе капитана амазонок см.: Селиванова Л. Л. Российские амазонки на службе ее величества // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. М., 2010. Вып. 31. С. 86—88.

40. Записки графа Сегюра. С. 296—297; Есипов Г. В. Амазонская рота. С. 75; Дуси Г. Записка об амазонской роте. С. 268; Лашков Ф. Ф. Указ. соч. С. 85.

41. Брикнер А. Г. Потемкин. С. 102.

42. Там же.

43. Там же. С. 100.

44. Уманец А. А. Исторические рассказы о Крыме. С. 219.

45. Цит. по: Проскурина В. Мифы империи. С. 52. Казанова был недалек от истины. Наперсница Екатерины, участница дворцового переворота Е. Р. Дашкова, эта «Томирис с французским диалектом» (Вольтер) «не только усвоила мужские вкусы и манеры, но обратилась совсем в мужчину, заняв должность и неся обязанности Директора Академии Наук и Президента Русской Академии». Она просила императрицу сделать ее гвардейским полковником и, по мнению Ш. Массона, не за горами было то время, когда девицы будут среди генералов, а женщины среди министров. См.: Массон Ш. Секретные записки о России времени царствования Екатерины II и Павла I. М., 1996. С. 142.

46. Шарль Франсуа Филибер Массон (1762—1807) находился при русском дворе в последнее десятилетие царствования Екатерины II. В Санкт-Петербург приехал в 1786 г. и стал преподавателем Артиллерийского и инженерного шляхетного корпуса. С 1788 г. гувернер сыновей Н. И. Салтыкова, воспитателя внуков Екатерины II. С 1795 г. секретарь великого князя Александра Павловича. При Павле I братья Массоны оказались в немилости из-за своих знакомств и республиканских взглядов и в конце 1796 г. были высланы из России. Опала прервала удачную карьеру иностранца и стала причиной его обиды на императорский двор и русские порядки.

47. Массон Ш. Секретные записки о России… М., 1996. С. 142.

48. Россомахин А. А., Хрусталев Д. Г. Русская медведица, или Политика и похабство. Опыт расшифровки английской гравюры. СПб., 2007. С. 54.

49. Россомахин А. А., Хрусталев Д. Г. Русская медведица. С. 23—24. Прим. 11.
11

Граф Л. Ф. Сегюр в своей книге, опубликованной в 1803 г. в Париже, писал: «На Западе должны были узнать, какими источниками богатства и могущества располагает Россия. Путешествие это из контроля над действиями Потемкина должно было превратиться в торжество его, Екатерины и вообще России в глазах Европы, в демонстрацию перед Оттоманской Портой и ее союзниками, оно должно было внушить страх недоброжелателям России...»50.

50. Цит. по: Широков В. А. Путешествие Екатерины Великой в Крым // Культура народов Причерноморья. 1997. № 3. С. 293.
12

В рамках большой стратегической задачи частные мероприятия, вроде встречи со степными воительницами, носили тактический характер и преследовали ту же цель — стать для Запада тем самым «парфянским выстрелом»51, честь изобретения которого античная традиция приписывала легендарным амазонкам52. Эта парфянская стрела была ответом русских варваров цивилизованной Европе. С этого времени тема амазонок будет важной составляющей не только персонального мифа российской императрицы, но и государственной идеологии. Античные легенды переосмысливались и активно использовались в эпоху Екатерины II для утверждения ее личной власти и укрепления Российской империи. Русская экспансия на юг прославлялась не только как проявление национального величия и отстаивания государственных интересов, но и как возвращение эллинской античности. Таким образом, имперские символы, почерпнутые из арсеналов античной культуры, на русской почве получили неожиданное развитие. Возникнув под влиянием западноевропейского, русский классицизм сформировал свои собственные, характерные черты — пафос патриотизма, национальной государственности и абсолютной монархии.

51. Ростовцев М. И. Парфянский выстрел // ΣΚΥΘΙΚΑ. Избранные работы академика М. И. Ростовцева. Петербургский археологический вестник. № 5. СПб., 1993. С. 98—107.

52. Согласно Помпею Трогу, парфяне и бактрийцы тоже происходили от амазонок (Trog. II. 1, 2—4). Селиванова Л. Л. Понтийские амазонки: мифология и иконография // Боспорские чтения. Вып. IX. Боспор Киммерийский и варварский мир в период античности и средневековья. Militaria. Керчь, 2008. С. 233.
13

Сокращения

ЖМНП — Журнал министерства народного просвещения. СПб.

ИТУАК — Известия Таврической Ученой Архивной Комиссии. Симферополь.

ПИФК — Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск; Новосибирск.

CPh — Classical Philology. Chicago.

MHQ — Quarterly journal of military history.

RhM — Rheinisches Museum für Philologie. Frankfurt am Main.

References

1. Bil'basov V. A. Istoriya Ekateriny II. T. II. Berlin, 1900.

2. Bosporskij rel'ef so stsenoj srazheniya (Amazonomakhiya?). M.; SPb., 2001.

3. Brikner A. G. Potemkin. SPb., 1891.

4. Brikner A. G. Puteshestvie Ekateriny II v poludennyj kraj Rossii v 1787 g. // ZhMNP. Spets. ottisk.

5. Vacheva A. «…Ya strashno lyublyu verkhovuyu ezdu». Topos amazonki v avtobiografii Ekateriny ІІ // Bolgarskaya rusistika. Sofiya, 2005. № 3-4. S. 40—48.

6. Dva pis'ma printsa de Linya // Vestnik Evropy. M., 1809. Ch. 48. № 21.

7. Dusi G. Zapiska ob amazonskoj rote // Moskvityanin. M., 1844. № 1. S. 266—268.

8. Esipov G. V. Amazonskaya rota pri Ekaterine II // Istoricheskij vestnik. SPb., 1886. T. 23. № 1. S. 71—75.

9. Esipov G. V. Puteshestvie imperatritsy Ekateriny II v yuzhnuyu Rossiyu v 1787 g. // Kievskaya starina. Kiev, 1890. Dekabr'. T. XXXI. S. 391—411.

10. Esipov G. V. Puteshestvie imperatritsy Ekateriny II v yuzhnuyu Rossiyu v 1787 g. // Kievskaya starina. Kiev, 1891. T. XXXII, yanvar'. S. 98—118.

11. Esipov G. V. Puteshestvie imperatritsy Ekateriny II v yuzhnuyu Rossiyu v 1787 g. // Kievskaya starina. Kiev, 1891. T. XXXII, fevral', S. 215—321.

12. Esipov G. V. Puteshestvie imperatritsy Ekateriny II v yuzhnuyu Rossiyu v 1787 g. // Kievskaya starina. Kiev, 1891. T. XXXIII, mart. S. 402—421.

13. Esipov G. V. Puteshestvie imperatritsy Ekateriny II v yuzhnuyu Rossiyu v 1787 g. // Kievskaya starina. Kiev, 1891. T. XXXIII, aprel'. S. 68—81.

14. Zapiski grafa Segyura o prebyvanii ego v Rossii v tsarstvovanie Ekateriny II. SPb., 1865.

15. Zorin A. L. «Kormya dvuglavogo orla...» Literatura i gosudarstvennaya ideologiya v Rossii v poslednej treti XVIII — pervoj treti XIX vv. M., 2002.

16. Kibovskij A. V. Amazonskaya rota. 1787: Kur'ez ili pervoe zhenskoe podrazdelenie v Rossii? // Tsejkhgauz. M., 1997. № 6. S. 16—19.

17. Lashkov F. F. Mogila kapitana amazonskoj roty Eleny Ivanovny Shidyanskoj (Sarandovoj) v Simferopole // ITUAK. Simferopol', 1889. T. 7. S. 83—85.

18. Lin' Sharl' Zhozef (1735—1814). Pis'ma i mysli marshala printsa De Lin', izdannye v svet [s predisl.] baronessoyu Staehl' Golstein; perevedeny s frantsuzskogo M. I[l'in]skim i A. I[vano]vym. M., 1809.

19. Markevich A. I. Materialy arkhiva kantselyarii Tavricheskogo gubernatora, otnosyaschiesya k puteshestviyu imperatritsy Ekateriny II v Krym v 1787 g. // ITUAK. 1891. № 11. S. 76—143.

20. Masson Sh. Sekretnye zapiski o Rossii vremeni tsarstvovaniya Ekateriny II i Pavla I. M., 1996.

21. Miroshina T. V. Amazonki i savromaty // Pamyatniki Evrazii Skifo-sarmatskoj ehpokhi. M., 1995. S. 3—10.

22. Murzin V. Yu., Fialko E. E. Devich'i druzhiny u savromatov i skifov // Problemy skifo-sarmatskoj arkheologii Severnogo Prichernomor'ya. Zaporozh'e, 1999. S. 206—209.

23. Nassau-Zigen K.-G. Imperatritsa Ekaterina II v Krymu. 1787 g. [Otryvki iz dnevnika i perepiski] / per. i publ. V. V. T. // Russkaya starina. SPb., 1893. T. 80. № 11. Noyabr'. S. 283—299.

24. Otryvki iz zapisok sevastopol'skogo storozhila / soobsch. A. Z. // Morskoj sbornik. SPb., 1852. T. 7. № 1. Yanvar'. S. 33— 47.

25. Panchenko A. M. «Potemkinskie derevni» kak kul'turnyj mif // Panchenko A. M. Russkaya istoriya i kul'tura: Raboty raznykh let. SPb., 1999. S. 465—466.

26. Pletneva S. A. «Amazonki» kak sotsial'no-politicheskoe yavlenie // Kul'tura slavyan i Rus'. M., 1998. S. 529—537.

27. Proskurina V. Mify imperii: Literatura i vlast' v ehpokhu Ekateriny II. M., 2006.

28. Puteshestvie Eya Imperatorskogo Velichestva v poludennyj kraj Rossii, predpriemlemoe v 1787 g. SPb., 1786.

29. Rossomakhin A. A., Khrustalev D. G. Russkaya medveditsa, ili Politika i pokhabstvo. Opyt rasshifrovki anglijskoj gravyury. SPb., 2007.

30. Rostovtsev M. I. Parfyanskij vystrel // ΣΚΥΘΙΚΑ. Izbrannye raboty akademika M. I. Rostovtseva. Peterburgskij arkheologicheskij vestnik. SPb., 1993. Vyp. 5. S. 98—105.

31. Rybakov B. A. Gerodotova Skifiya. Istoriko-geograficheskij analiz. M., 1979.

32. Samojlov A. N. Zhizn' i deyatel'nost' general-fel'dmarshala knyazya Grigoriya Aleksandrovicha Potemkina // Russkij arkhiv. M., 1867. S. 575—606, 993—1027, 1203—1262, 1538—1578.

33. Selivanova L. L. Pontijskie amazonki: mifologiya i ikonografiya // Bosporskie chteniya. Vyp. IX. Bospor Kimmerijskij i varvarskij mir v period antichnosti i srednevekov'ya. Militaria / red.-sost. V. N. Zin'ko. Kerch', 2008. S. 232—237.

34. Selivanova L. L. Bosporskie amazonki: istoricheskie i mificheskie // X Bosporskie chteniya. «Bospor Kimmerijskij i varvarskij mir v period antichnosti i srednevekov'ya. Aktual'nye problemy». Kerch', 2009. S. 374—379.

35. Selivanova L. L. Bosporskij rel'ef so stsenoj srazheniya: skify ili amazonki?» // PIFK. 2009. 1 (23). S. 131—150.

36. Selivanova L. L. Rossijskie amazonki na sluzhbe ee velichestva // Dialog so vremenem. Al'manakh intellektual'noj istorii. M., 2010; Vyp. 31. S. 74—88.

37. Semevski M. Knyaz' G. A. Potemkin-Tavricheskij 1739—1791. Biograficheskij ocherk // Russkaya starina. SPb., 1875. T. 12. № 4. Aprel'. S. 681—700.

38. Uajld L. U. Dejstvitel'no li suschestvovali amazonki? // Adam i Eva / per. s angl. i komm. L. L. Selivanovoj. 2009. № 17. S. 52—71.

39. Umanets A. A. Istoricheskie rasskazy o Kryme. Sevastopol', 1887.

40. Fialko E. E. Zhenskie pogrebeniya s oruzhiem v skifskikh kurganakh stepnoj Skifii. Kiev, 1991.

41. Fialko E. E. Skifskie amazonki po pis'mennym i arkheologicheskim istochnikam // Bosporskij fenomen. SPb., 2005. S. 242—247.

42. Khrapovitskij A. V. Zhurnal vysochajshego puteshestviya eya velichestva gosudaryni imperatritsy Ekateriny II, samoderzhitsy vserossijskoj v Poludennye strany Rossii v 1787 g. M., 1787.

43. Shamanaev A. V. Puteshestvie v Krym Ekateriny II i Aleksandra I i stanovlenie sistemy sokhraneniya istoricheskogo naslediya Severnogo Prichernomor'ya // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. Seriya 2: Gumanitarnye nauki. 2014. T. 130. № 3. S. 79—89.

44. Shirokov V. A. Puteshestvie Ekateriny Velikoj v Krym // Kul'tura narodov Prichernomor'ya. 1997. Vyp. 3. C. 283—295.

45. Yatsenko I. V. Skifiya VII—V vv. do n.eh. M., 1959.

46. Bisset K. A. Who Were the Amazons? // Greece & Rome.1971. Second Series. 18. No 2. P. 150—151.

47. Block J. H. The Early Amazons. Modern and Ancient Perspectives on a Persistent Myth (Religions in the Greco-Roman World. 120). Leiden; N. Y.; Köln, 1995.

48. Davis-Kimball J. Warrior Women of the Eurasian Steppes // Archaeology. 1997. Vol. 50. № 1. P. 46—48.

49. Davis-Kimball J. Amazons, Priestesses, and Other Women of Status: Females in Eurasian Nomadic Societies // Silk Road Art and Archaeology. 1997/1998. 5. P. 1—50.

50. Dowden K. The Amazons: Developments and Functions // RhM. 1997. 140. H. 2. P. 97—128.

51. Guliaev V. I. Amazons in the Scythia: New Finds at the Middle Don, Southern Russia // World Archaeology. 2003. Vol. 35. P. 117—119.

52. Kleinbaum A. W. The War Against the Amazons. N. Y., 1983. P. 19—22.

53. Lane R. J., Wurts J. In Search of the Woman Warrior. Four Mythical Archetypes for Modern Women. Boston. Mass., 1998.

54. Ligne Charles Josehp de. Lettres et pensées du maréchal prince de Ligne. Paris, 1809.

55. Mayor A., Ober J. Amazons. What has made the ancient mythology of warrior women so enduring? Does it have any basis in reality // MHQ. 1991. Summer. Vol. 3. P. 70—78.

56. Osborne L. The Women Warriors // Lingua Franca: The Review of Academic Life. Mamaroneck; N. Y., 1998. P. 50—57.

57. Rolle R. The World of the Scythians. Berkeley, 1989.

58. Shapiro H. A. Amazons, Thracians, and Scythians // Greek, Roman and Byzantine Studies. 1983. 24. P. 105—116.

59. Schaps D. The Women of Greece in Wartime // CPhi. 1982. Jul. Vol. 77. № 3. P. 193—213.

60. Tyrrell W. B. Amazons, a Study in Athenian Mythmaking. Baltimore, 1984.