Science Diplomacy of Russia: Stages of Formation and Current Status
Table of contents
Share
Metrics
Science Diplomacy of Russia: Stages of Formation and Current Status
Annotation
PII
S207987840008065-0-1
DOI
10.18254/S207987840008065-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Aleksey Andreev 
Affiliation: Lomonosov Moscow State Universtity
Address: Russian Federation, Moscow
Affiliation:
Institute of Europe RAS
MGIMO University
Address: Russian Federation, Moscow
Maxim Chernyaev
Affiliation: RUDN University
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The article is devoted to the emergence of historical prerequisites for the formation of science diplomacy tools in the Russian Federation. The article considers the main approaches to the concept of “science diplomacy” used in the modern world practice. Having proceeded from the peculiarities of each of the science diplomacy fields: diplomacy for science, science for diplomacy and science in diplomacy, the possibilities of their manifestation are analyzed with due regard to the historical experience of Russia. The authors outline six stages of the formation of science diplomacy based on the author methodological approaches to the allocation of periods using the following key indicators: indicators of the science diplomacy processes; indicators of qualification profiles of personnel engaged in science diplomacy; financial indicators; a group of institutional indicators (specifications of the regulatory framework providing for the implementation of activities considered in the science diplomacy, availability of specialized institutions and enterprises that coordinate the implementation of science diplomacy activities, etc.). The authors emphasize that the foundations of the science diplomacy mechanisms in the Russian Federation were laid as early as in the 17th — 19th centuries. An important role in this process was played by the establishment of the Academy of Sciences in 1724 and further complex expeditionary research. The geopolitical model of foreign policy developed during this period determined the nature and scope of events conditionally attributed to the modern term of “science diplomacy”. The article authors emphasize the nature of negative processes that determine the course of science diplomacy development in the country: the emigration of scientists, abandonment of research areas, cessation of the activity of promising laboratories and the excessive ideologization of approaches to the notion of science diplomacy in the Soviet Union in the first half of the 19th century. Particular attention is paid to the current status of science diplomacy in the Russian Federation as a tool for implementation of national interests, formation of a positive image of the country and increase of its competitiveness in foreign markets.

Keywords
science diplomacy, international scientific and technical cooperation (ISTC), soft power, collaboration, Russian Academy of Sciences
Received
14.08.2018
Publication date
30.12.2019
Number of characters
47031
Number of purchasers
11
Views
148
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Наука — важная часть человеческой деятельности, именно эта сфера деятельности обеспечивает решение всех проблем развития человечества, в целом, и отдельных стран, в частности. Не менее 20 % жителей развитых стран интересуются ее достижениями. Научные достижения страны — одна из важнейших составляющих ее притягательности для граждан других стран, а также предмет национальной гордости. Несмотря на то, что ученые с давних пор активно участвуют в реализации национальных интересов государств во внешней политике (более того, многие дипломаты имели ученые степени), а государства придавали значение двух- и многостороннему сотрудничеству в научной сфере (примерно с момента формирования ООН и начала «ядерного противостояния» СССР и США), термин «научная дипломатия» возник относительно недавно.
2 Первая статья, в которой был использован термин “science diplomacy” в названии, ключевых словах или аннотации в журналах БД “Scopus” на эту тему, относится к 2002 г.1 С тех пор таких статей в «Scopus» (что позволяет отнести их к серьезной науке) было выпущено 75. В российской базе e-library их несколько десятков. В тоже время однозначного подхода к пониманию термина «научная дипломатия» пока не сложилось. Если рассматривать научную дипломатию в контексте любого научного направления, помогающего осуществлению внешней политики, то сфера научной дипломатии существенно расширится как во временном, так и в сущностном аспекте. Начиная с 1970 г., было издано 235 аффилированных с организацией “Moscow State Institute of International Relations” (МГИМО) статей в БД “Scopus”. Все они, так или иначе, имеют отношение к сфере научной дипломатии. В связи с этим, можно рассматривать историю научной дипломатии не только и не столько с точки зрения теоретических подходов, а с точки зрения практического участия науки, внедрения научных достижений для реализации национальных интересов страны в ее внешней политике. С этой позиции, «научная дипломатия» — это определенный ребрендинг давно известного процесса. Наука как инструмент дипломатии используется уже ни одно десятилетие и во многих странах мира2.
1. Calestous Juma. Biotechnology and international relations: forging new strategic partnerships // Int. J. of Biotechnology, 2002. Vol. 4. No 2/3.

2. Turekian, Vaughan C., Neureiter, Norman P. Science and Diplomacy: The Past as Prologue / Science & Diplomacy. 09.03.2012 [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 05.05.2018).
3 Пройдя длительный период научных разработок, исследований различных направлений, в настоящее время сложился триединый подход к определению научной дипломатии, впервые концептуально оформившийся в 2010 г., благодаря ученым Королевского общества и Американской ассоциации содействия развитию науки: «наука в дипломатии» — наука может давать рекомендации для информирования и поддержки целей внешней политики; «дипломатия для науки» — дипломатия может способствовать международному научному сотрудничеству; «наука для дипломатии» — научное сотрудничество может улучшить международные отношения. С нашей точки зрения, позицию «наука в дипломатии» корректнее рассматривать как информационно-аналитическое обеспечение внешнеполитической деятельности государств (для реализации национальных интересов) или/и сообществ государств, в том числе больших международных объединений (ООН, ЮНЕСКО и другие) для решения глобальных проблем.
4 В то же время, следует отметить, что научные и дипломатические приоритеты не всегда совпадают. Так, для науки характерно стремление к открытости и стиранию границ, в то время когда задачей дипломатии является продвижение национальных интересов, формирование позитивного имиджа и повышение конкурентоспособности страны на международной арене. В этом смысле, сотрудничество науки и дипломатии можно назвать браком по расчету: у каждого есть свои, не всегда совпадающие интересы, но они полезны друг другу. С этой точки зрения становится понятна значимость и полезность не только советников по науке, являющихся сотрудниками дипломатических и торговых представительств и так далее, но и “второго эшелона” в зарубежных представительствах (зарубежные представительства организаций, занимающиеся непосредственно исследованиями и разработками; стоит подчеркнуть, что в таких представительствах не ведутся научные исследования; их роль — исключительно научная дипломатия).
5 Такое разделение на первый и второй эшелоны позволяет избежать конфликта в ситуациях, когда приоритеты ученых и дипломатов не совпадают, а также позволяют определить выгоды от такого симбиоза как для дипломатии, так и для науки (Таблица 1).
6

Таблица 1. Научные и дипломатические выгоды в различных формах научной дипломатии

  Дипломатия для науки Наука для дипломатии Наука в дипломатии
Проявления Межгосударственные соглашение о научной кооперации “Второй эшелон” научной дипломатии Научная экспертиза
Сети советников по науке Посланники науки Интерфейсы наука-политика
Выгоды для дипломатии МНТС как способ усиления кооперации между странами Вклад науки в нормализацию отношений между странами Лучшее понимание глобальных проблем
Влияние через науку   Помощь по подготовке международных договоров
Выгоды для науки Поддержка создания научной инфраструктуры класса megascience Выражение научного патриотизма Получение ресурсов для решения важных междисциплинарных задач
Помощь дипломатии в вопросах научной мобильности Повышение международного статуса национальной науки Признание социальной значимости науки

Источник: составлено авторами исследования.

7 Таким образом, там, где в обычных трансграничных и международных контактах ученых (граждан разных государств) начинают затрагиваться интересы представляемых ими или иных государств, а также вопросы решения современных глобальных проблем, их диалог становится частью сферы научной дипломатии. К такому диалогу ученых на любой его стадии или этапе подготовки привлечены дипломаты и/или другие уполномоченные государственные служащие, деятели межгосударственных и международных организаций. Их привлечение может быть косвенным (на уровне простого нематериального поощрения или непоощрения, или даже простого мониторинга таких диалогов, регулирования через грантовые или иные механизмы) или лидирующим, ключевым — в случае принятия решения о реализации какого-либо ключевого для взаимодействия двух стран наукоемкого проекта.
8 Конечно, «научная дипломатия» как термин используется преимущественно тогда, когда ученые (которых часто называют экспертами) контактируют там, где затруднено общение политиков, решая, в основном, проблемы безопасности, или прокладывают путь экономическим или гуманитарным проектам. Но сам характер современной национальной научной дипломатии, вектор ее развития, приоритетные направления, особенности взаимодействия всех трех позиций закладывались и определялись событиями и приоритетами национальной политики на каждом из этапов формирования практической и теоретической составляющей научной дипломатии. В связи с этим, особенно значимым становится изучение факторов становления и формирования данного научного направления в каждом из периодов его развития. Сама периодизация становится инструментом анализа проблем реализации научной дипломатии и повышением ее эффективности во внешней политике страны.
9 Россия, оказавшись в последние годы в довольно жестких санкционных условиях Запада, имеет необходимость оптимизировать (с учетом обстановки и имеющихся ресурсов) использование своих научных кадров для стратегического улучшения политического и экономического положения.
10

Методология исследования

 

Ключевыми вопросами анализа становятся определение индикаторов, обосновывающих выделение тех или иных периодов, характер процессов и приоритетные направления взаимодействия науки и дипломатии. Анализ существующих подходов к исследованию становления научной дипломатии показал недостаточность используемого инструментария для полноценной оценки масштабов, направления, структуры научной дипломатии, а также оценки ее эффективности в реализации национальных интересов на внешнем рынке. На наш взгляд, комплексный подход к оценке и определению периодов изменения роли научной дипломатии во внешней политике РФ, а также эффективности самой научной дипломатии должен быть основан на анализе показателей нескольких ключевых групп. С точки зрения оценки характера процессов развития научной дипломатии необходимо анализировать показатели, характеризующие различные аспекты и характеристики научной деятельности: индикаторы процессов научной дипломатии (публикационная активность совместно с исследователями других стран, публикации в иностранных журналах, участие в проектах уровня megascience и так далее); индикаторы квалификационных характеристик персонала, занятого научной дипломатией (численность занятых, профессиональная структура исследователей, зарубежная мобильность ученых и так далее); финансовые показатели (объем средств зарубежных организаций в реализации научно-исследовательских проектов в РФ, баланс платежей за технологии и так далее); группа институциональных индикаторов (характеристика нормативно-правовой базы, обеспечивающей реализацию мероприятий, рассматриваемых в рамках научной дипломатии, наличие специализированных институтов и учреждений, координирующих реализацию мероприятий научной дипломатии и так далее).

11

Этапы становления научной дипломатии

 

Началом первого этапа становления научной дипломатии в России можно считать февраль 1724 г. — основание Российской Академии наук и начало научной деятельности как таковой. Данный этап вплоть до первой трети XX в. насыщен ключевыми событиями как формирования предпосылок, так и самим становлением научной дипломатии. Он объединяет в себе достаточно сложный и длительный период от зарождения науки в России до первых признаний ее достижений на мировом уровне (Нобелевские премии в области физиологии и медицины в 1904 г. и 1908 г., соответственно). Начальный период данного этапа характеризуется значительными организационными изменениями, которые послужили фундаментом развития российской науки. В 1725 г. Петр I своим Указом создает Академию наук и приглашает в нее для проведения научных работ и обучения «природных русских» с целью создания из них «ученого сословия», ученых из-за границы, ставших первыми членами Академии. В числе первых были математики Николай и Даниил Бернулли, Христиан Гольдбах, физик Георг Бюльфингер, астроном и географ Жозеф Делиль, историк Г. Ф. Миллер. В 1727 г. членом Академии стал Леонард Эйлер.

12 Образование специальных лабораторий в Академии наук было новшеством в мире, что придавало ей своеобразный оттенок, не имевший в то время прямой аналогии в Европе. В этих учреждениях работали многие знаменитые иностранные ученые, которые создали здесь свои фундаментальные труды, в частности Д. Бернулли, Л. Эйлер, Ж. Н. Дениль и др. Постепенно Академия стала пополняться отечественными учеными, получившими подготовку, главным образом, в академическом университете.
13

Таблица 2. Национальный состав Российской Академии наук в период 1818—1914 гг.

Национальность 1818 1836 1841 1869 1889 1914
Русские 5 4 22 27 22 34
Русские немецкого происхождения 4 8 9 13 10 2
Иностранцы по рождению 10 11 13 12 6 3

Источник: Ковалев Ю. Ю. География мировой науки. М., 2002.

14 Начиная с 1728 г., в свет выходит ежегодный сборник научных трудов «Комментарии Петербургской академии наук» на латинском языке, за очень короткое время ставший одним из наиболее популярных и авторитетных ведущих научных изданий Европы. И уже в 1736 г. известный французский физик Жан-Жак Дорту де Меран в письме к президенту Петербургской академии И. А. фон Корфу пишет: «Петербургская академия со времени своего рождения поднялась на выдающуюся высоту науки, до которой академии Парижская и Лондонская добрались только за 60 лет упорного труда». Уже к XIX в. начинают складываться предпосылки для формирования научной дипломатии в формате «наука в дипломатии».
15 Второй период первого этапа ознаменован активным развитием комплексных экспедиционных исследований, определивших изучение природно-ресурсных и этнографических особенностей территорий, постепенно включаемых в состав Российской Империи и сопредельных территорий: 1-я и 2-я (Великая Северная) Камчатские экспедиции, Третья Астраханская экспедиция под руководством Самуила Готлиба Гмелина (Астраханский регион, Кавказ, Персия), экспедиция 1753—1756 гг. Франца Лукача Елачича в Китай, экспедиция И. И. Биллингса — Г. А. Сарычева 1758—1793 гг., решавшая как научно-географические, так и политические задачи и ряд других. На основе результатов данных экспедиций начинают закладываться основы теллурократической геополитической модели внешней политики Российской Империи, определившие национальные приоритеты страны на долгие десятилетия.
16

В XIX — начале XX вв. в связи с возникшими требованиями развития промышленного производства, освоения природно-ресурсного потенциала Сибири и Дальнего Востока начинают формироваться отдельные научные направления, заслужившие мировое признание уже во второй половине XIX в. (Петербуржская математическая школа, работы Н. Е. Жуковского по аэродинамике, основы термохимии, заложенные в работах Г. И. Гесса, основы геохимии, заложенные В. И. Вернадским, развитие физиологии высшей нервной деятельности под руководством И. М. Сеченова и И. П. Павлова и так далее). Успешно совершенствуются и развиваются технологические основы производства в различных отраслях экономики.

17

Важнейшим достижением внешней политики государства, касающейся научной деятельности, становится создание университетов на обширных территориях, входивших в состав Российской Империи. Многие из них в настоящий момент находятся на территории сопредельных государств, но тесные научные связи, научные школы продолжают сохраняться и в настоящее время. Таким образом, университеты в Дерпте (Тарту, 1802 г.), Вильно (1803 г.), Харькове (1804 г.), Варшаве (1816 г.), Одессе (1865 г.) можно и сегодня рассматривать как один из инструментов научной дипломатии России в современном мире.

18 Вторая половина XIX в. в мировой науке проходила под знаком расцвета космополитических идей и реализаций первых международных проектов. Одним из таких примеров является проект Carte du Ciel («Карта неба»), организованный в 1887 г. Парижской обсерваторией (создание единого астрографического каталога всех видимых звезд до 12-й звездной величины). В реализации проекта участвовали 22 обсерватории разных стран мира в обоих полушариях, включая расположенные на территории Российской Империи.
19 В то же время начинают складываться и негативные тенденции. Так, уже к концу XIX в. начинает формироваться одна из мощнейших эмиграционных волн (1895—1915 гг.). В начавшуюся как трудовую эмиграцию оказались включены не только рабочие, но и интеллектуальная элита страны. Например, 23 года после эмиграции по политическим причинам работал в США известный российский инженер Александр Николаевич Лодыгин.
20 Второй этап становления научной дипломатии и формирования определенной роли науки в реализации внутренней и внешней политики РФ связан с серьезными политическими, социально-экономическими и геополитическими потрясениями первой половины ХХ в.: от Октябрьской революции 1917 г. до окончания Второй мировой войны. Данный этап характеризуется значительными потерями, которые понесла отечественная наука в исследовательской инфраструктуре (закрытие ряда лабораторий), утратами кадрового потенциала (репрессии по отношению к крупнейшим советским ученым, вынужденная эмиграция научно-исследовательских кадров), запретом и полной остановкой исследовательской работы по ряду направлений и, как результат, оборвавшейся нитью преемственности в подготовке кадров.
21 Дело группы ученых Академии наук в 1929—1931 гг. повлекло за собой не только увольнение более трети сотрудников Академии наук СССР, и арест, а впоследствии расстрел или заключение более 100 ученых, признанных мировым сообществом исследователей, что существенно ослабило потенциал и возможность формирования инструментов научной дипломатии в Советском Союзе. В результате, ученые-выходцы из России и Советского Союза стали формировать инструменты научной дипломатии уже как граждане других стран. Василий Васильевич Леонтьев получил Нобелевскую премию по экономике уже как гражданин США, а Илья Романович Пригожин — как гражданин Бельгии (по химии).
22 При этом были и единичные события, способствовавшие становлению научной дипломатии в СССР. Так, в 1925 г. было создано Всесоюзное общество культурной связи с заграницей, ставшее одним из предшественников Россотрудничества.
23 Третий этап становления научной дипломатии в России связан с событиями второй половины XX в. и активным формированием не только направления «наука в дипломатии», но и «дипломатия для науки». Это проявилось в реализации крупных международных научных и технологических проектов, в первую очередь, на территории социалистических стран и стран с социалистической ориентацией.
24

Международные научно-технические связи (МНТС) нашей страны осуществляются практически с середины 50-х гг. Вначале это были отдельные контакты и обмены делегациями ученых и специалистов с целью ознакомления с состоянием развития науки и использованием ее результатов в производстве. Преимущество в тот период отдавалось сотрудничеству с социалистическими странами Восточной Европы и КНР. Наряду с этим, было заключено межправительственное соглашение о научно-техническом сотрудничестве (НТС) с Финляндией, с которой у СССР сложились добрососедские отношения. Затем последовали соглашения о НТС с крупными развитыми странами, но с большинством из них сотрудничество в этой сфере было ограничено в условиях холодной войны3.

3. Зименков Р. И. Россия: интеграция в мировую экономику. Учебник. М., 2002 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.12.2017).
25 На развитие МНТС непосредственно повлияло состояние двусторонних политических и экономических отношений, а также общая политическая обстановка в мире. Наибольших масштабов МНТС СССР со странами «развитого капитализма» достигло в середине 70-х гг., то есть в период разрядки международной напряженности. В это время было установлено научно-техническое сотрудничество на государственном уровне с рядом развивающихся государств.
26 Однако на рубеже 80-х гг. из-за обострения международной обстановки масштабы МНТС СССР со странами «капиталистического блока» заметно сократились. Доступ советских ученых к научным достижениям США, Великобритании, Японии, Канады был резко ограничен по сравнению с периодом 70-х гг., особенно в областях радиоэлектроники, информационных технологий, приборостроения, авиастроения. Несмотря на это, удалось расширить сотрудничество в перечисленных и некоторых других научных областях с ФРГ, Францией, Финляндией и некоторыми другими странами. В середине 80-х гг. МНТС с наиболее крупными державами было восстановлено и продолжало развиваться.
27 В тот период практически вся международная научно-техническая деятельность страны контролировалась и регулировалась Государственным комитетом СССР по науке и технике (ГКНТ СССР). А одним из наиболее часто используемых механизмов стал формат «мягкой силы».
28 Следует отметить, что теоретическая и прикладная наука СССР традиционно пользовалась высоким авторитетом за рубежом. Одной из важнейших составляющих «мягкой силы» СССР были и остаются по настоящее время несомненные успехи в освоении космического пространства. Большую роль играли и другие передовые научно-технические достижения, направленные на повышение уровня жизни граждан (атомная энергетика, гражданское авиастроение). Проблематика исследований, касающихся глобальных проблем современности, проблем других стран (борьба с тропическими инфекциями, помощь союзным странам в становлении собственной науки, решении конкретных социально-экономических наукоемких проблем и так далее), поднимаемая отечественными гуманитариями, также являлась значимой и интересной. Наконец, частью «мягкой силы» были научные обоснования идеологических вопросов, особенно это касается классиков марксизма-ленинизма.
29 Четвертый этап непосредственно связан с политическими и экономическими событиями начала 90-х гг., послуживших причиной серьезных изменений в уже сложившихся международных научно-технологических связях.
30 Снятие политических барьеров к началу 90-х гг. якобы способствовало «бурному развитию научно-технических контактов»4. Западные государства, заинтересованные, с одной стороны, в устранении конкурента, с другой стороны, в ослаблении потенциальной мощи оборонных разработок научно-технического потенциала в странах бывшего Советского Союза, наряду с созданием благотворительных программ увеличили ассигнования на двусторонние программы, предусмотрели стимулы для совместной работы с российскими институтами и привлечения специалистов из России и стран СНГ к разработке совместных проектов. Одной из первых масштабных инициатив было выделение грантов и безвозмездных субсидий российским ученым Международным научным фондом, учрежденным Дж. Соросом. Затем была развернута широкомасштабная деятельность многочисленных международных благотворительных фондов, разработаны и открыты для участия российских специалистов программы Европейской Комиссии (ЕК) и Научного комитета Северо-Атлантического блока (НАТО), учреждена Международная ассоциация по содействию сотрудничеству с учеными стран бывшего СССР (ИНТАС), создан Международный научно-технический центр (МНТЦ) и так далее.
4. Князева С. Ю. Международное научно-техническое сотрудничество и система его информационного обеспечения. Дисс. канд. пед. наук. Новосибирск, 2000.
31 Научно-исследовательские институты СССР финансировались в основном из государственного и регионального бюджетов и за счет хозяйственных договоров с отраслевыми министерствами. Радикальные экономические и политические реформы, проводимые в России, и переход на рыночные принципы хозяйствования обусловили сокращение бюджетных ассигнований на науку и, следовательно, уменьшение объемов НИОКР. Это побудило российских ученых искать альтернативные источники финансирования для проведения фундаментальных и прикладных научных исследований. В конце 1990-х гг. с началом осознания Россией своей мировой роли, миссии и национальных интересов наступила стадия концептуализации МНТС; разработанные в тот период документы сохранили свою актуальность, однако так и не приобрели полноценную действенность. Для развития стратегической перспективы МНТС на современном этапе нужны новые инструменты, в частности — научная дипломатия.
32 Пятый (современный этап) — с начала XXI в. — характеризуется уже нормативно-правовым закреплением роли международного научно-технического сотрудничества в реализации национальных интересов, в том числе во внешней политике государства, в различных документах стратегического планирования РФ. Речь о МНТС уже нормативно закреплена в нескольких Концепциях, Стратегии научно-технологического развития РФ, а также в государственной программе «Развитие науки и технологий на 2013—2020 гг.».
33

Концепция международного научно-технического сотрудничества (точнее — Концепция государственной политики Российской Федерации в области международного научно-технического сотрудничества5), одобренная в 2000 г. (завершила свое действие в 2005 г.), создавалась с целью превращения МНТС в «реальный инструмент стабилизации и подъема отечественной экономики и наращивания научно-технического потенциала России в условиях формирования рыночной экономики и демократизации», а в настоящее время речь идет, скорее, о развитии МНТС в сложных международных условиях, в условиях необходимости импортозамещения и максимизации стратегической выгоды страны от международных научно-технических связей.

5. Концепция международного научно-технического сотрудничества РФ. Одобрена Правительством Российской Федерации 20 января 2000 г. [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.12.2017).
34 За истекший период произошло своего рода «расслоение» государственной политики в сфере МНТС на сугубо экономическую (подразумевающую экономическую выгоду от гражданских исследований и разработок), военно-техническую и гуманитарную составляющие, основы которых заложены в различных документах стратегического планирования.
35 В Стратегии инновационного развития России до 2020 г. (2011) имеется раздел «Поддержка российских высокотехнологичных компаний на внешних рынках», который фактически заменил собой Концепцию международного научно-технического сотрудничества РФ, срок действия которой завершился в 2005 г. В соответствии со Стратегией в целях поддержки российского высокотехнологичного экспорта, планируется в том числе активизировать политико-дипломатическую поддержку проектов по модернизации и технологическому развитию экономики России, что, по сути, является направлением научной дипломатии.
36 Раздел состоит из двух глав, имеющих прямое отношение к международному научно-техническому сотрудничеству: «Создание высокотехнологичных производств и исследовательских центров международных компаний» и «Активизация международного научно-технического сотрудничества». В рамках данного раздела предполагалось «создание высокотехнологичных производств и исследовательских центров международных компаний на территории Российской Федерации» за счет иностранных инвестиций; развитие механизмов адресной организационной поддержки и сопровождения крупных инновационных проектов на территории России со стороны федеральных органов исполнительной власти; привлечение международных высокотехнологичных компаний к размещению производств, исследовательских и инжиниринговых центров в инновационном центре «Сколково», наукоградах, технико-внедренческих особых экономических зонах, инновационных регионах и кластерах. Функции научных дипломатов по «экономической линии» предлагалось передать сотрудникам торгпредств России за рубежом.
37 Со своей стороны, Министерство иностранных дел РФ приняло «Основные направления политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества» (утв. Президентом РФ 18.12.2010), которые касаются МНТС в гуманитарной сфере. За реализацию «Основ» фактически отвечает Россотрудничество. В настоящее время Россотрудничество представлено в 81 стране мира 96 представительствами: 72 российских центра науки и культуры в 62 странах, 24 представителя Агентства в составе посольств в 22 странах. Непосредственно по международному сотрудничеству в научно-образовательной сфере, правда, имеется только Концепция продвижения российского образования на базе представительств Россотрудничества за рубежом, утвержденная 27 марта 2014 г.
38

Значительная роль в научной дипломатии России принадлежит военно-техническому сотрудничеству, которое регулируется специальной Комиссией при Президенте России по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами, а также особым Федеральным законом от 19 июля 1998 г. № 114-ФЗ «О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами» (собственно, регулировалось и до принятия первой Концепции по ГП в сфере МНТС). Возможно, в немалой степени потому, что данный вопрос находится в прямом ведении высшего руководства страны. Следует отметить, что в военно-техническом сотрудничестве (особенно по сравнению с остальными сферами) за последние 20 лет достигнуты наиболее впечатляющие результаты6.

6. Ващенко В. Российское оружие вырывается за пределы гетто. Эксперты о том, сможет ли Россия потеснить США на рынке вооружений. Газета.ру. 20.02.2017 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.12.2017).
39 Основной проблемой реализации сугубо экономического (да и гуманитарного) направления МНТС являлась некоторая удаленность работы дипломатов от ученых и нехватка кадров первых, которые глубоко разбираются в современной науке и особенностях управления ею.
40

По состоянию на май 2011 г. атташе по науке и технологиям (на уровне вторых секретарей-советников) имелись лишь в 23 загранучреждениях РФ. 10 ставок были заморожены в 1999 г., заполнить которые планировалось к началу 2012 г. Речь идет о посольствах РФ в Венгрии, Израиле, Испании, Канаде, Норвегии, Польше, Франции, ФРГ, Швейцарии и постпредстве при ООН в Нью-Йорке. МИД просит ввести дополнительные 17 ставок атташе по науке и технологиям в посольствах РФ в Австралии, Армении, Белоруссии, Вьетнаме, Египте, Индонезии, Казахстане, на Кубе, в Нидерландах, ОАЭ, Сербии, Сингапуре, Украине и Японии, а также в генконсульствах в Сан-Франциско, Марселе и Бонне. В докладе МИД РФ «Об активизации политико-дипломатической поддержки проектов по модернизации и технологическому развитию экономики России» предлагалось наладить подготовку кадров научных дипломатов на базе ведущих вузов страны (МГИМО, МГУ, МИФИ, ВШЭ и др.; причем в НИЯУ «МИФИ» этим занимались и раньше в связи с большой сложностью вопросов нераспространения и контроля за ядерными технологиями)7.

7. Посольства загружают научной работой — Россия создает за рубежом сеть по привлечению иностранных технологий. Коммерсант, 30.11.2011 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.12.2017).
41 В Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, утвержденной Указом Президента России № 642 от 1 декабря 2016 г. в качестве одной из задач такого развития постулируется способствование «формированию модели международного научно-технического сотрудничества и международной интеграции в области исследований и технологического развития, позволяющей защитить идентичность российской научной сферы и государственные интересы в условиях интернационализации науки и повысить эффективность российской науки за счет взаимовыгодного международного взаимодействия»8. В настоящее время Министерством образования и науки России ведется работа по формированию новой Концепции международного научно-технического сотрудничества (МНТС) нашей страны.
8. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016 г. № 642. О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 01.12.2017).
42 Этому направлению традиционно уделяется большое внимание как в управлении российской наукой, так и международными отношениями. На сайте МИД РФ9 размещена информация о почти 1 420 договорах и соглашениях СССР и Российской Федерации с зарубежными странами, в которых идет речь о научном сотрудничестве. Из них 52 действуют и имеют прямую ссылку на научно-техническое сотрудничество. В то же время, имеющаяся справочная и информационно-аналитическая база МНТС, как правило, не идет дальше перечисления организаций и органов, осуществляющих сотрудничество, и наиболее крупных совместных исследований и разработок.
9. Министерство иностранных дел РФ — Интернет-сайт. Поисковая система договоров. [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 01.12.2017).
43 В реализации направлений научной политики активное участие начинают принимать государственные институты и организации. Указом Президента РФ от 21 июня 2007 г. был создан фонд «Русский мир», основными целями которого являются популяризация русского языка и культуры, а также поддержка программ изучения русского языка во всем мире. В 2008 г. создано Россотрудничество. Значительная часть экспертного сообщества восприняло это как возвращение к эпохе глобальной «битвы идеологий», однако, в настоящее время российская наука лишь начинает попытки предложений научно-обоснованных концептов, которые могут быть привлекательными для значительной части мирового интеллектуального сообщества (достаточной для того, чтобы «идея овладела массами»).
44 Назрела необходимость вовлечения части наиболее ответственных, успешных и авторитетных ученых в общественно-дипломатическую работу в сфере научной дипломатии. Первые шаги на пути к этому уже сделаны: в 2016 г. разработано «Методическое пособие по участию российских научных организаций и университетов в международной научно-технической деятельности».
45

Ярким примером реализации направления «дипломатия для науки» является создание в 2012 г. Глобального исследовательского совета (ГИС) (Global Research Council). ГИС представляет собой виртуальную организацию, в которую входят руководители различных национальных организаций, финансирующих научные исследования10. Целью ГИС является распространение лучших практик организации научной работы, в первую очередь, тех, которые касаются ее финансового обеспечения.

10. Global Research Council. About us. 2016 [Электронный ресурс]. URL: >>>  (дата обращения: 11.09.2017).
46 Что касается современного «институционального» присутствия российской науки за рубежом, то данных об этом немного. Помимо международных проектов класса «мега-сайнс», функционирующих по международным договорам, совместных университетов России (в основном со странами СНГ) и филиалов МГУ в этих странах, обычно говорят о работе Российских центров науки и культуры (РЦНК) за рубежом, и, конечно, посольствах.
47 В России с иностранной собственностью — 36 организаций, занимающихся исследованиями и разработками, и 62 — в совместной собственности. В 2014 г. данные показатели были на уровне 17 и 49, соответственно11.
11. Индикаторы науки: 2017. Статистический сборник. М., 2017.
48 В настоящее время финансирование отечественной науки из зарубежных источников находится на уровне 2,5—3 %, на две трети — это средства предпринимательского сектора за рубежом (Таблица 3).
49

Таблица 3. Иностранные и международные средства в развитии российской науки (2013—2015 гг. — по данным «Индикаторов науки» ВШЭ), млн руб.

  2013 2014 2015
ВЗИР 749797,6 100 % 847527,0 100% 914669,1 100%
В то числе из средств зарубежных источников 22747,0245 3 % 20982,4329 2,5 % 24211,9692 2,6 %
Из средств международных организаций 142,4192 0,02 % 3104,5588 0,4 % 1287,1642 0,1 %
Государственных организаций зарубежных стран 4582,8794 0,6 % 4769,4887 0,6 % 7221,887 0,8 %
Организаций предпринимательского сектора зарубежных стран 15525,5445 2,1 % 12082,1108 1,4 % 14209,4674 1,6 %
Прочих зарубежных организаций 1214,4514 0,2 % 1026,2746 0,1 % 1493,4506 0,2 %

Источник: Индикаторы науки: 2017. Статистический сборник. М.: НИУ ВШЭ, 2017 г.

50 Следует отметить, что снижение финансирования в 2015 г. характерно только для средств международных организаций, поступающих российской науке. Напротив, организации зарубежных государств и предпринимателей финансирование российских исследований только увеличивали (возможно, это эффект снижения стоимости рубля по отношению к доллару).
51 Сальдо технологических платежей пока не в пользу России — страна закупает на сумму в полтора раза больше, чем продает (Таблица 4). Для стран СНГ (кроме Украины) и стран БРИКС Россия — технологический лидер, донор технологий; для большинства стран ОЭСР — покупатель (любопытно, что в случае с США это не так — Россия больше продает, чем покупает)12. Среди лидеров технологических продаж для России: Германия (почти в 8 раз импорт превышает экспорт), Финляндия (импорт больше в несколько десятков раз), Великобритания, Италия и такие небольшие, но важные в технологическом отношении страны, как Австрия, Швейцария и Нидерланды.
12. V. Chernova, E. Degtereva, A. Zobov. Scientific-industrial and economic cooperation between Russia and BRICS states: proposal of effective forms and mechanism // Journal of Comparative Asian Development. 2016. V. 15. № 3. P. 333—360.
52

Таблица 4. Баланс платежей за технологии по странам и регионам мира: 2015 (тысячи долларов США)

  Поступления (выплаты) в отчетном году по соглашениям
  Экспорт Импорт Сальдо
Всего 1654732,1 2205429,3 -550697,2
Страны СНГ 134126,3 36156,9 97969,4
Страны ОЭСР 620086,4 1862817,6 -1242731,2
Страны БРИКС 548167,3 7810,6 540356,7
Другие страны 352352,1 298644,2 53707,9

Источник: Результативность научных исследований и разработок. Статистика науки и образования. Вып. 2 / РИНКЦЭ, 2016.

53

МНТС играет важную роль в научной деятельности российских ученых. 29 % статей россиян в БД “Scopus”13в 2013 г. написаны в международных коллаборациях, при этом стремительный рост российской публикационной активности в журналах этой базы за последние годы (в 1,6 раз больше в 2016 г. по сравнению с 2013 гг.) лишь в небольшой степени обеспечен развитием международного сотрудничества. В 2016 г. число статей в международных коллаборациях выросло, но не так сильно, как общее число статей, а их доля составила 24 %, то есть несколько снизилась (Таблица 5).

13. База данных научных публикаций “Scopus” [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 12.12.2017).
54

Таблица 5. Число статей российских ученых в журналах БД “Scopus” в 2013—2016 гг., в том числе в международных коллаборациях

  2013 2014 2015 2016
Статей ученых РФ, всего 48892 57366 66376 77781
в том числе, без участия иностранцев 34846 41917 49070 58905
в том числе, международных коллаборациях 14046 15449 17306 18876

Источник: составлено авторами на основе данных Базы данных научных публикаций “Scopus” [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 12.05.2018).

55

Рост МНТС России, выраженный в числе совместных публикаций, наблюдается для подавляющего большинства стран, по крайней мере, для всех, глобально значимых в научном отношении, в том числе и с теми, отношения с которыми, казалось бы, испорчены (Украина). Среди лидеров находятся те страны, которые имеют больший научный вес, в том числе и по публикациям. Как указано в докладе ЮНЕСКО по науке 2015 г., «в плане международного сотрудничества российская наука все больше отходит от Запада к Азии. Благодаря экономическим санкциям сотрудничество по некоторым направлениям исследований было снижено. Это касается, в первую очередь, военных технологий и исследований, связанных с энергетикой. Также от санкций пострадали исследования Арктики и разведка шельфа на наличие нефтяных месторождений. В остальном, совместные научные проекты с ЕС значительно не изменились»14.

14. В ЮНЕСКО определили место российской науки в мире. Интернет-сайт НИУ ВШЭ. 20.11.2015 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.12.2017).
56 Действительно, с долей совместных публикаций по отдельным странам есть следующая особенность: она уменьшалась почти для всех ведущих в научном отношении стран, кроме КНР и Индии, что является фактом, подтверждающим рост взаимодействия со странами БРИКС в последние годы.
57 Кроме КНР и Индии (БРИКС), у России на современном этапе развития появились и другие приоритетные направления. Для российской внешней политики всегда останется первоприоритетным направление сотрудничества со странами СНГ. Динамика результативности МНТС по совместным статьям с учеными из некоторых таких стран показана ниже. Как видно, практически везде наблюдается рост, в том числе с отчасти «недружественно настроенными» политически странами Прибалтики.
58 Наиболее выраженными направлениями МНТС России в большинстве ведущих в научном направлении стран являются физика и астрономия, сельскохозяйственные и биологические науки, нейронауки, междисциплинарные исследования, науки о Земле, психология и ветеринария. Вместе с тем, статей по данному направлению крайне мало. Данный факт является понятным, однако, для дальнейших исследований возникает вопрос, как методами укрепления МНТС, в целом, и научной дипломатии, в частности, использовать конкурентные преимущества для развития российской науки не только на этих участках, но и на других научных направлениях, а также для увеличения «научного присутствия» России в ключевых для внешней политики странах.
59 Как уже отмечалось выше, ключевую роль в формировании МНТС играют образовательные связи («образовательная дипломатия»). Их результат должен отражаться на МНТС.
60

Рисунок 1. Сеть студенческой «академической мобильности» в начале XXI в. (за период с 1998 г. по 2002 г., 2012—2016 гг.). Источник: составлено на основе данных Международной организации по миграциям [Электронный ресурс]. URL: https://www.iom.int/ [дата обращения: 20.07.2018].

61

Анализ сети студенческой «академической мобильности» показывает, что глобализация образования происходит в последние десятилетия не совсем равномерно (при общем росте «связей»). Ярко и четко выделились тенденции «глокализации» — регионализации при сохранении глобальных взаимодействий. Виден «Центрально-Восточно-Европейский-постсоветский» кластер «во главе» с Германией, Россией и Франция с бывшими колониями, наметилась тенденция разделения Западно-Европейского и «Американо-АТРовского» кластеров. Это дает представление о некоторых «естественных» для России маршрутах МНТС, которые необходимо учитывать и использовать. Например, чтобы «охватить» МНТС Ирана в полной мере, необходимо понимать, что большинство иранских международных студентов учатся в США и привлечь будущих и настоящих ученых к сотрудничеству с Россией «быстро» можно только «сверху», создавая, например, совместные научно-исследовательские центры с Ираном. Для долгосрочного сотрудничества нужна совместная образовательная программа.

62 Необходимо учитывать и общую сеть миграции, в которой у России имеется отдельный кластер с лидирующей позицией. Однако, некоторые ее соседи уже в значительной степени поддались влиянию «мягкой силы», в том числе и в науке (Украина, страны Прибалтики, Туркменистан, Азербайджан, Молдова), что не всегда оправдано расстоянием от России и уровнем ее науки. Очевидно, это также приоритетное направление «мягкой силы» в науке.
63 Таким образом, научная дипломатия — это использование научного сотрудничества между странами для решения общих проблем и построения конструктивных международных партнерских отношений. Многие эксперты и группы используют различные определения для научной дипломатии. Тем не менее, научная дипломатия стала зонтичным термином для описания ряда официальных или неофициальных технических, исследовательских, академических или технических обменов. Основные научные и географические направления, механизмы и инструменты научной дипломатии России и специфика их проявления заложены историей развития науки в стране в контексте меняющихся подходов и приоритетов внешней политики государства.
64 Приоритетным запросом на международное сотрудничество пользуются, прежде всего, российская физика и астрономия, науки о Земле, биохимия и молекулярная биология. Возникает вопрос, как методами научной дипломатии использовать иностранные инвестиции для развития российской науки не только в этих, но и в других научных направлениях, а также в ключевых для внешней политики России странах.
65 К приоритетным странам, по которым предстоит активизировать инструменты научной дипломатии, относятся: Азербайджан и Туркменистан (в которых произошло снижение роли «мягкой силы» российской науки в результате прихода на ее место турецкой), Греция, Куба, Нидерланды, Саудовская Аравия, Индия, КНР, ЮАР и Южная Корея.
66 Следует отметить, что российская наука еще сохранила значительный потенциал как часть «мягкой силы», однако, эта сила уменьшается вместе с численностью исследователей в России и, соответственно, снижению их доли в мире. Увеличение численности публикаций российских ученых в рецензируемых журналах международных баз данных пока не происходит, а значит, и эффект от «мягкой силы» российской науки в полной мере не достигается. Однако российская наука гордиться своими идеями и успехами.
67 Обобщая вышесказанное, можно выделить три направления реализации российской «мягкой силы» (равно как и любой национальной науки): «мягкая сила» успехов науки — наиболее прямо способствующий «мягкой силе» государства фактор (достаточно вспомнить успехи СССР по освоению космического пространства); «мягкая сила» условий для научной деятельности — они будут способствовать привлечению ученых из других стран к совместным проектам с Россией; «мягкая сила» задач научной деятельности (например, мегасайнс-проекты, реализуемые определенной страной, успешное достижение которых значительно повысит уровень жизни жителей не только одной страны, но и многих стран мира, решит глобальные проблемы, например, проект управляемой термоядерной реакции, осуществляемый Россией в коллаборации со многими странами и другое).
68 Если первый фактор для российской науки остается значимым, то факторы 2 и 3 в настоящее время значительно уступают таковым в развитых и даже во многих развивающихся странах (КНР, например). Общее состояние российской науки в настоящее время можно охарактеризовать как «стагнация» с тенденцией к ослаблению научного потенциала. Тем не менее, имеющиеся заделы и традиции, а также необходимость развивать науку в условиях осложнения геополитических задач страны должны обеспечить и повышение «мягкой силы» российской науки в ближайшие годы. В то же время, следует отметить, что все три фактора иначе как путем экспертных опросов невозможно измерить, однако, есть предположение, что их «результирующая» будет примерно соответствовать доле российских исследователей в общемировом научном сообществе с учетом их вовлеченности в мировые научные процессы.

References

1. Baza dannykh nauchnykh publikatsij “Scopus”. Internet-sajt: https://www.scopus.com/search/form.uri?display=basic (data obrascheniya 12.12.2017).

2. V YuNESKO opredelili mesto rossijskoj nauki v mire. Internet-sajt NIU VShEh. 20.11.2015 [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://issek.hse.ru/press/166405474.html (data obrascheniya: 01.12.2017).

3. Vaschenko V. Rossijskoe oruzhie vyryvaetsya za predely getto. Ehksperty o tom, smozhet li Rossiya potesnit' SShA na rynke vooruzhenij. Gazeta.ru. 20.02.2017 [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://www.gazeta.ru/social/2017/02/20/10535723.shtml (data obrascheniya: 01.12.2017).

4. Zimenkov R. I. Rossiya: integratsiya v mirovuyu ehkonomiku. Uchebnik. M., 2002 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://textarchive.ru/c-2859774-pall.html (data obrascheniya: 01.12.2017).

5. Indikatory nauki: 2017. Statisticheskij sbornik. M., 2017.

6. Knyazeva S. Yu. Mezhdunarodnoe nauchno-tekhnicheskoe sotrudnichestvo i sistema ego informatsionnogo obespecheniya. Diss. kand. ped. nauk. Novosibirsk, 2000.

7. Kovalev Yu. Yu. Geografiya mirovoj nauki. M., 2002.

8. Kontseptsiya mezhdunarodnogo nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva RF. Odobrena Pravitel'stvom Rossijskoj Federatsii 20 yanvarya 2000 g. [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/official_documents/-/asset_publisher/CptICkB6BZ29/content/id/589776 (data obrascheniya: 01.12.2017).

9. Ministerstvo inostrannykh del RF — Internet-sajt. Poiskovaya sistema dogovorov [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/international_contracts/international_contracts (data obrascheniya: 01.12.2017).

10. Posol'stva zagruzhayut nauchnoj rabotoj – Rossiya sozdaet za rubezhom set' po privlecheniyu inostrannykh tekhnologij. Kommersant, 30.11.2011 [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/1827129 (data obrascheniya: 01.12.2017).

11. Rezul'tativnost' nauchnykh issledovanij i razrabotok. Statistika nauki i obrazovaniya. Vyp. 2 / RINKTsEh. 2016.

12. Ukaz Prezidenta Rossijskoj Federatsii ot 01.12.2016 g. № 642. O Strategii nauchno-tekhnologicheskogo razvitiya Rossijskoj Federatsii [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41449/page/2 (data obrascheniya: 01.12.2017).

13. Calestous Juma Biotechnology and international relations: forging new strategic partnerships // Int. J. of Biotechnology. 2002. Vol. 4. No. 2/3.

14. Chernova V., Degtereva E., Zobov A.. Scientific-industrial and economic cooperation between Russia and BRICS states: proposal of effective forms and mechanism // Journal of Comparative Asian Development. 2016. V. 15. № 3. P. 333—360.

15. Global Research Council. About us. 2016 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.globalre-searchcouncil.org/about-us (data obrascheniya: 11.09.2017).

16. Turekian, Vaughan C., Neureiter, Norman P. Science and Diplomacy: The Past as Prologue / Science & Diplomacy. 09.03.2012 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.sciencediplomacy.org/editorial/2012/science-and-diplomacy (data obrascheniya: 01.12.2017).