The USSR on the Special Session of the Council for Mutual Economic Assistance and the World Conference of Communist and Workers Parties, Moscow, 1969.
Table of contents
Share
Metrics
The USSR on the Special Session of the Council for Mutual Economic Assistance and the World Conference of Communist and Workers Parties, Moscow, 1969.
Annotation
PII
S207987840008063-8-1
DOI
10.18254/S207987840008063-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Irina Aggeeva 
Affiliation:
Institute of World History RAS
State Academic University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

In 1969 the USSR hosted the XXIII CMEA session and the world Conference of Communist and Workers Parties. The special format of the economic meeting, which decided to develop a program of socialist integration, was induced by a complex of Soviet internal and external causes. Primarily, by the need to offer a constructive economic alternative to forceful methods of maintaining the unity of the European socialist countries after the military action in Czechoslovakia, moving away from Soviet-style socialism of China, Albania, Yugoslavia, disagreements with Romania, as well as by difficulties in the Soviet economy. By ensuring the loyalty of the European allies, the session helped to solve one of the main foreign policy tasks of the USSR in the struggle for global economic and technological superiority, derived from the confrontation of the two opposing systems — the preservation of unity and primacy in the world communist and labor movement. The Soviet stance, presented at the session by A.N. Kosygin, was characterized by lack of ideological invectives, was marked by pragmatism, focused on integration into the world market, and appealed to universal commodity-money instruments. The Conference compensated the weak ideological component of the session by establishing, due to the nature of the Soviet state, the class boundaries of the development of the socialist system as the leading force of the world revolutionary process, the main combat detachment in the struggle against imperialism. The interconnection of the session and the meeting highlighted the contradictory tendency in the USSR’s complex foreign policy configuration at the turn of the 1960s and 1970s, — the shift in subordination of Soviet economic interests to the political class motives, which would only increase in future.

Keywords
USSR, CMEA, A. N. Kosygin, Conference of Communist and Workers Parties 1969, socialist integration, scientific and technological revolution, world socialism
Received
01.10.2019
Publication date
30.12.2019
Number of characters
102295
Number of purchasers
10
Views
161
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 В 1969 г. в Москве состоялись специальная сессия Совета Экономической Взаимопомощи, (СЭВ) и очередное Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Между двумя, на первый взгляд отдельными событиями, существовала тесная взаимосвязь. И сессия, и совещание готовились правящими в странах социалистического содружества коммунистическими партиями при главенствующей роли КПСС, служили общим политическим и экономическим целям. В СССР рассматривались как значительные мероприятия, которые подвели итог уходящему десятилетию, отмеченному важными переменами в мире, советской внутренней и внешней политике, а также определили будущий курс на соответствующих направлениях.
2 В ключевых документах десятилетия, материалах XXII (1961 г.) и XXIII (1966 г.) съездов, новой Программе КПСС, резолюциях десятков партийных пленумов и тезисов к юбилейным датам были сформулированы и уточнены базовые характеристики советского строя, современного международного положения, внешнеполитической деятельности СССР. Главное содержание эпохи определялось как «исторически неизбежный переход от капитализма к социализму». Один за другим рушились колониальные режимы, в странах Запада вспыхивали острые классовые столкновения. США продолжали нести политические и экономические издержки военной компании во Вьетнаме. Росло число сторонников коммунистических партий и левых идей. В то же время, советское общество «строителей коммунизма» демонстрировало человечеству технологические прорывы, связанные с освоением космоса и мирного атома, планировало грандиозные стройки, совершенствовало социальную политику и прочее и прочее.
3 Советский Союз решал задачи коммунистического строительства не в одиночестве, а, как это было сформулировано в Программе КПСС, «в братской семье социалистических стран»1. Первое в мире, самое крупное государство социализма, обладавшее наибольшим экономическим, политическим, оборонным потенциалом, ядерным оружием, способное противостоять империализму, СССР, следуя своему пониманию марксистко-ленинского учения, принял на себя интернациональную ответственность, роль лидера революционных сил современной эпохи — мировой системы социализма, коммунистического и рабочего движения, национально-освободительного движения. Согласно советским трактовкам, с образованием мировой системы социализма (МСС), второго «крупнейшего исторического события после победы Великой октябрьской социалистической революции», возник новый тип межгосударственных отношений»2. Принципы и роль этих связей формулировались в ходе «творческого развития марксизма-ленинизма», декларировались на официальном уровне, в научных исследованиях, учебной литературе. «Процесс становления коммунистической общественно-экономической формации в международном масштабе», служил решению «ленинской задачи» «создания в будущем мирового коммунистического хозяйства, регулируемого победившими трудящимися по единому плану», отмечал известный экономист Л. И. Абалкин3.
1. Программа Коммунистической партии Советского Союза. М., 1967. С. 19

2. Тезисы ЦК КПСС к 50-летию Великой октябрьской социалистической революции // КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов. Т. 9. М., 1972. С. 329.

3. Абалкин Л. И. Планомерное развитие и пропорции мирового социалистического хозяйства. М., 1965. С. 3—6
4 Многие страны социалистического содружества объявили к концу 1960-х гг. о завершении создания основ социализма, несмотря на «известные» или «отдельные» трудности, как привычно отмечалось в официальных документах, и перешли к строительству зрелого социалистического общества. В них сложилась система развитых социалистических производственных отношений, они достигли заметных успехов в создании современной материально-технической базы и формировании прогрессивной отраслевой структуры народного хозяйства. На ряде важных участков развития науки и техники выдвинулись на передовые позиции, в частности, в математике, электротехнике, в области разработки эффективных технологий производства и обработки металлов, некоторых химических продуктов. Вырос уровень жизни населения. Из четырнадцати государств, определявших себя, как социалистические, девять европейских стран объединились в общий орган, СЭВ, с целью максимального использования возможностей и выгод международного социалистического разделения труда и решения общетеоретических, методологических, идеологических вопросов сотрудничества. Встречи участников Варшавского договора в Бухаресте в 1966 г., Карловых Варах в 1967 г., в Будапеште в 1969 г. подтвердили важность сплочения социалистических стран на основе единой теории марксизма-ленинизма, экономического сотрудничества в рамках СЭВ и ведущую роль СССР.
5 В 1969 г. страны-члены СЭВ — СССР, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия, ГДР, Монголия, Югославия (за исключением прекратившей участие Албании), отметили двадцатилетие организации. Вслед за десталинизацией в них проходили схожие хозяйственные реформы, внедрялись более совершенные методы руководства экономической жизнью и формы политической организации общества, соответствовавшие потребностям развитой экономики. Продолжался, как утверждалось советским руководством, процесс консолидации и успешного развития мировой социалистической системы хозяйства. За десятилетие 1960-х гг. страны СЭВ увеличили национальный доход на 93 % в сравнении с капиталистическими странами, где рост за тот же период составил 64 %, благодаря участию в международном социалистическом разделении труда и взаимной помощи»4.
4. Российский государственный Архив Новейшей Истории (РГАНИ) Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 5.
6 Главный козырь превосходства социалистического мирового хозяйства в сравнении с капиталистическим миром — более высокие темпы роста — приводился постоянно как наглядное доказательство успехов в экономическом соревновании двух систем. «Впечатляющие темпы роста» советской экономики и стран МСС, как отмечают исследователи экономической холодной войны, производили сильный эффект на Западе, где в тот же период усилились противоречия. Западные союзники зависели от военной помощи США в борьбе против глобального коммунизма, но превращались в экономических соперников и все чаще бросали вызов американскому доминированию на мировых деловых и финансовых рынках. США, главный антагонист СССР, «испытывал видимые экономические затруднения, вызванные бременем лидерства в западном капиталистическом мире»5. Бреттон-Вудская система валютного регулирования более не обеспечивала требуемой стабильности мировых валютно-кредитных отношений. Расходы США на войну во Вьетнаме, эффект деиндустриализации, конкурентная борьба и противоречия между Вашингтоном и союзниками, Западной Европой, Канадой, Японией по вопросам мировой торговли позволяли советскому руководству утверждать, с позиций марксизма-ленинизма, что «общий кризис капитализма продолжает углубляться» и соотношение сил в мире меняется в пользу социализма»6.
5. Ian Jackson. Economics and the Cold War. // The Oxford Handbook of the Cold War / ed. by R. H. Immerman, P. Goedde. Oxford, 2013. P. 54—56

6. Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971. С. 14—22; Системная история международных отношений в четырех томах. 1918—2003 / под ред. А. Д. Богатурова. Т 3. М., 2003. С. 337—338.
7 Официальная пропаганда очевидных достижений социализма не отражала, вместе с тем, всей полноты сложной картины реальной жизни, как Советского Союза, так и социалистического содружества. XXIII съезд КПСС констатировал: «Экономическое сотрудничество стран социализма поднялось на новую ступень. В этом деле все больше возрастает роль Совета Экономической Взаимопомощи»7. Справедливое утверждение. С другой стороны, громадный массив архивных документов, среди которых политические отчеты советских посольств в странах-членах организации, многие сотни записей, справок, проектов, отложившихся, в частности, в РГАНИ, а также новейшие оригинальные исследования раскрывают разные аспекты экономической политики СССР и положения дел в каждой из стран СЭВ, их отношения между собой и с Советским Союзом, а также со странами Запада и «третьего мира»8. Обнажают дестабилизирующие Совет тенденции, расширение экономических связей европейских социалистических стран с западными компаниями в ущерб советским интересам, взаимные критические оценки тех или иных действий участников и СЭВ в целом.
7. Материалы XXIII съезда КПСС. М., 1966. С. 183

8. Липкин М. А. Советский Союз и интеграционные процессы в Европе. Середина 1940-х—конец 1960-х гг. М., 2016; Упущенный шанс или последний клапан? К 50-летию косыгинских реформ 1965 г. / под ред. Р. М. Нуреева, Ю. В. Платова. М., 2019.
8 Исполнительные структуры СЭВ, определявшиеся характером межгосударственных отношений нового типа, свойственных социализму, отличались организационно-административной слабостью, что не способствовало решению проблем. Модель «бескорыстных» экономических связей, разработанная в СССР, строилась на принципах братской взаимопомощи, классовой солидарности и дружбы. «Побудительными мотивами экономического сотрудничества братских стран является не погоня за прибылями, не национальный эгоизм, а коренные интересы их народов, общие, интернациональные цели социалистического содружества», — постоянно твердили на всех уровнях управления в СССР9. Такова была историческая альтернатива капиталистической интернационализации, основанной на эксплуатации, корысти, порабощении, насилии так далее. Между тем, практика взаимоотношений нового типа не отменяла объективных разнонаправленных, исторически сложившихся национальных интересов и противоречий среди участников организации, находившихся на разных уровнях промышленного развития. Разноголосица внутри СЭВ возникала как по экономическим, так и по процедурным вопросам10.
9. Кириленко А. П. Избранные речи и статьи. М., 1976. С. 319.

10. Липкин М. А. Советский Союз и интеграционные процессы в Европе… С. 424—429.
9 В Москву приходили донесения о повсеместном разрастании в странах Совета административно-управленческого аппарата, о невыполнении национальных планов и взаимных обязательств, недовольстве инженерно-технического персонала, рабочего класса, брожениях среди молодежи. ГДР и Польша, в частности, выступали за отмену принципа единогласия в СЭВ и принятие решений большинством голосов, болгары — резко против. Из советских посольств регулярно сообщали о взаимных претензиях, в частности, между румынами и чехами, о резком росте задолженности болгар перед Западом, усилении там влияния буржуазной идеологии и настойчивом желании добиться в СЭВ «специализации своей страны по чрезмерно широкому кругу промышленных изделий», без гарантий их качества11.
11. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 209. Л. 10—13, 84.
10 В партийных документах болгары, к примеру, ставили СЭВ в приоритеты своей внешнеэкономической деятельности. В действительности, «в обход этой политики», расширяли связи с капиталистическими фирмами. Нередко подобная информация сопровождалась комментариями советских дипломатов: «Наши советские организации принимают все меры к тому, чтобы в пределах возможностей народного хозяйства Советского Союза покрывать потребности развивающейся экономики Болгарии, но бывают случаи, когда Советский Союз не в состоянии полностью удовлетворить все заявки друзей»12. Чехи, немцы, поляки выражали беспокойство, что «форсирование экспорта на Запад может нанести ущерб торговле Болгарии с социалистическими странами, которые не смогут больше получать необходимые им сырьевые и другие дефицитные товары»13. ЧССР, в свою очередь, в 1966-1967 гг. не скрывала намерения «в какой-то степени пересмотреть принципы своих торговых отношений с социалистическим странами Чехи считают, что СССР из-за возрастающих потребностей других соцстран не может полностью обеспечить потребности ЧССР в сырье и продовольствии». Вызывала недовольство финансово-валютная политика в СЭВ: «Непереводимость рубля создает трудности во внешней торговле ЧССР, так как полученный актив от внешней торговли с СССР она не может использовать для погашения задолженности ЧССР другим странам»14. Польша грозила выходом из СЭВ, если румыны продолжат «парализовать» работу организации15 Перечень противоречий, претензий и споров в рамках СЭВ можно было бы продолжать как угодно долго.
12. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 207. Л. 13.

13. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 297. Л. 240.

14. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 226. Л. 25.

15. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 215. Л. 117.
11 Сложная, пестрая панорама состояния МСС и, в частности, СЭВ, в условиях холодной войны угрожала единству и сплоченности европейского социалистического содружества вокруг СССР, советским военно-политическим интересам, создавала неблагоприятные идейно-пропагандистские поводы на фоне первых ростков разрядки. Невозможность удовлетворить все хозяйственные запросы союзников по поставкам сырья, товаров, кредитов побуждала Советский Союз к выработке курса преобразований СЭВ, «концентрации» на экономике16. Материально-финансовые, сырьевые, наконец, людские ресурсы СССР были не безграничны. Некоторые действия и высказывания «друзей» по СЭВ воспринимались в Москве с обидой как «антисоветские выпады». Хорошо известно, что СССР всегда старался удовлетворять просьбы союзников о дополнительных поставках пшеницы, сырьевых, других товаров, в ущерб собственным интересам, о чем сохранились многочисленные архивные и статистические свидетельства. Раздражение неблагодарностью «друзей» иногда находило понимание в странах союзниках. Так, после очередной поддержки польского народного хозяйства поставками миллиона тонн зерна, 90 тыс. т. хлопка, необходимого количества нефти, положительного решения о кооперации в области производства автомобилей один из секретарей ПОРП признал, что «Советский Союз продает Польше зерно за рубли, а ПНР это же зерно в виде ветчины и окорока продает западным странам за доллары Такую несложную операцию по превращению зерна в ветчину могли бы делать и советские крестьяне»17. Одновременно СССР с 1960-х гг. наращивал импорт зерна из Канады и США, платя золотом и валютой.
16. Липкин М. А. Советский Союз и интеграционные процессы в Европе…. С. 415—434.

17. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 215. Л. 148.
12 Интеграция, переход к принципу подлинной, не мифической взаимной выгоды и укрепления товарно-денежных механизмов в СЭВ отвечал интересам советской экономики, внутренней и внешней политики в целом. Востребованность качественно нового уровня в отношениях стран СЭВ получила на рубеже 1960-х — 1970-х гг. солидное теоретическое сопровождение в виде углубленной концепции социализма как первой фазы коммунизма, разработке присущих этому этапу органических явлений, таких, как товарно-денежные отношения, материальная заинтересованность, деньги, прибыль, продолжительный характер. В широких дискуссиях по этой проблематике участвовали представители правящих партий и специалистов из всех стран СЭВ. Большая теоретическая работа развернулась на базе коллективного органа международного коммунистического движения, журнала «Проблемы мира и социализма», размещавшегося в Праге.
13 На встрече руководителей коммунистических и рабочих партий и глав правительств стран СЭВ в Бухаресте в июле 1966 г. прозвучало, что экономическое сотрудничество между социалистическими странами в рамках СЭВ за относительно короткие сроки показало свои преимущества перед сотрудничеством стран социалистического содружества вне рамок этой организации. Участники выразили «единодушную» готовность к дальнейшему совершенствованию взаимодействия на принципах полного равноправия, уважения суверенитета, национальных интересов, взаимной выгоды и товарищеской взаимопомощи. Предметно обсудили проблемы, указав на некоторое снижение темпов развития товарооборота на мировом социалистическом рынке. Одной из причин трудностей в экономических связях в рамках СЭВ назвали параллелизм в производстве однородной продукции, несогласованность производственных планов. Главным средством преодоления недостатков была названа дальнейшая углубленная координации народнохозяйственных планов, специализация, кооперирование производства18.
18. Мировая социалистическая система хозяйства. В 4-х томах / под ред. Г. М. Сорокина. Т. 2. Основные черты и закономерности мировой социалистической системы хозяйства. М., 1967. С. 309—315.
14 В монографии российского исследователя М. А. Липкина проанализирован ценный документ, «Проект записки Л. И. Брежнева в Политбюро ЦК КПСС» от 6 июля 1968 г., составленный накануне острой фазы Чехословацкого кризиса и за год до сессии и совещания19. Авторство документа интерпретируется по-разному. Согласно сопроводительной записке, документ исходил из аппарата Ю. В. Андропова. В публикации Архива Президента 2006 г. материал указан как документ, исходящий от генсека. Интригующее расхождение. Однако, учитывая, как готовились подобные материалы, можно предположить, что за документом стоял авторский «коллектив» людей типа А. Н. Яковлева, А. Е. Бовина, Ф. М. Бурлацкого, Е. И. Кускова, В. В. Корионова и других, писавших в «партийно-политической» стилистике Л. И. Брежнева. Ценность материала в откровенном содержании, тезисах по «особо актуальным аспектам внутриполитической и внешнеполитической деятельности КПСС». Приоритет отдавался экономике, в которой имелись «серьезные проблемы». «Серьезные вопросы во внешней политике» начинались с проблем мирового социализма и социалистического содружества. Четко сформулирована мысль о необходимости совершенствования экономического сотрудничества, социалистической «настоящей экономической интеграции» в целях улучшения жизни людей, сохранения внутренней стабильности в странах СЭВ и политического единства социалистического содружества. Остро поставлен вопрос о научно-технической революции и отставании СССР от США в передовых технологиях, применении вычислительной техники, организации труда. Сделано важное признание о том, что СССР «не может брать соцстраны на свое иждивение; единственно возможный тип сотрудничества — взаимовыгодное». Беспокоил Москву и вопрос об экономических связях социалистических стран с Западом, остановить которые, «видимо, трудно, да и не нужно. Надо думать, как обезвредить их политически». Учитывая стремительное развитие научно-технического прогресса, разработчики Проекта сообщали о том, что современные технологии будут определять лицо мира через 15-20 лет, и что, если не сосредоточить «время, силы и ресурсы» на экономике и образовании, будет сложно «ликвидировать отставание и выиграть соревнование с США», соперником СССР20.
19. Липкин М. А. Советский Союз и интеграционные процессы в Европе...С. 417—422.

20. Вестник Архива Президента Российской Федерации. Генеральный секретарь. Л. И. Брежнев: 1964—1982. М, 2006. С. 70—79, 214.
15 Документ зафиксировал консолидированное осознание советским политическим и хозяйственным руководством экономических проблем, излагал способы их решения, содержал откровенные суждения о нарастающем недовольстве советского населения «жертвами», на которые идет государство ради помощи некоторым мало лояльным социалистическим странам вроде Румынии, Чехословакии, Кубы. «Учитывая эти настроения в нынешней обстановке, было бы важно громко сказать в нашей пропаганде, что мы, оставаясь на последовательных интернациональных позициях, в то же время уделяем первостепенное внимание своей стране и нашему народу, не разбазариваем неизвестно кому в виде помощи народное добро, не даем себя втянуть в чужую игру и действительно заботимся об обеспечении мирного развития страны»21.
21. Вестник…С. 77.
16 Через полтора десятка лет, о которых предупреждал упомянутый документ 1968 г., 9 сентября 1982 г. постаревший Брежнев, выступая на заседании Политбюро, фактически признал регресс в состоянии дел СЭВ, несмотря на громадные усилия, запуск новых комитетов, комиссий, проектов, программ, и, неизбежно, многочисленной бюрократии: «У ряда наших министерств стала хронической болезнью недопоставка товаров по контрактам с социалистическими странами. Да и наши партнеры сами частенько оказываются в долгу перед нами Не могу не сказать, что заметно растет неудовлетворенность друзей работой СЭВ. Ее испытываем и мы. Жизненно необходимо найти действенные ускорители для социалистической экономической интеграции. Иначе нашим странам не избавиться от бремени долгов Западу. Наши союзники стремятся лучше сочетать директивные формы управления хозяйством с использованием экономических рычагов и стимулов, отказываются от чрезмерной централизации руководства. Мы сами занимаемся совершенствованием управления экономикой»22.
22. Вестник… С. 189.
17 Насколько непростой, несмотря на победные публичные реляции и неподдельный народный энтузиазм, была экономическая ситуации в СССР в 1960-е гг., наглядно демонстрируют предназначенные «для служебного пользования» многочисленные документы различных органов власти. Признавалось, что «темпы роста национального дохода, а также величина выпуска валовой продукции в расчете на 1 рубль основных фондов за последние годы снижаются». Уровень планирования не носит комплексного характера, не опирается на науку. В стране большое количество убыточных предприятий23. «Растет незавершенка» вследствие недостатков промышленного планирования, преодолеть которые никак не удается. На практике возникает большой разрыв между сметной и проектной стоимостью объектов, дефицит многих товаров, обуви, одежды, продуктов питания, неудовлетворительное положение с жильем. В условиях, когда в самом СССР реформы наталкивались на системные препятствия и личностные отношения во властных кругах социалистическая интеграция, или углубление сотрудничества, кооперации и специализации в рамках СЭВ представлялась одним из эффективных рычагов укрепления советского хозяйства. Сулила, за счет рынков европейского социалистического содружества, расширение пространства реформ, которые в СССР олицетворял Председатель Совета Министров А. Н. Косыгин24.
23. РГАНИ. Ф. 5. Оп. 58. Д. 367. Л. 27—28, 46—47.

24. Упущенный шанс или последний клапан? (К 50-летию косыгинских реформ 1965 г.) / под ред. Р. М. Нуреева, Ю. В.Латова. М., 2019. С. 12—15, 78—98, 245—251.
18 С политической точки зрения форсированная подготовка интеграционных мероприятий объяснялась целым комплексом явлений внутреннего и внешнего свойства, актуализировавших экономическую повестку. К ним можно отнести разногласия в МСС и кризис в Чехословакии, интересы национальной безопасности, которые в силу природы советского государства отождествлялись с идеями мирового коммунизма и единством международного коммунистического и рабочего движения, курс на мирное сосуществование, китайский вызов, а также проблемы в самом советском хозяйстве. Польский экономист Адам Звасс, сотрудник Секретариата СЭВ, не сомневался, что главной причиной ускоренной организации процесса интеграции и созыва специальной сессии через несколько месяцев после разгрома Пражской весны были как раз чешские события. Чешский кризис «поставил на повестку дня вопрос об интенсификации экономической интеграции как необходимом условии политического сплочения Восточного блока»25.
25. Zwass A. The Council For Mutual Economic Assistance. N. Y., 1989. P. 80—81.
19 Кризис в Чехословакии, как следует из опубликованных документов и исследований, воспринимался в Москве в качестве военно-политической угрозы интересам Советского Союза, всего социалистического содружества, международного коммунистического движения. Как прямой акт империалистической агрессии, что вылилось в военную акцию августа 1968 г.26 Попытки реформировать чешскую экономику, сами по себе не вызывавшие резкого неприятия, сопровождались фатальной для руководства республики нелояльностью Москве. «Интернациональная помощь» в подавлении «контрреволюции», «отпор козням Запада по дезинтеграции социалистического содружества», защита мира и социализма и тому подобное — хорошо известные военно-политические и идеологические интерпретации нашли отражение в официальных документах КПСС, Организации Варшавского Договора (ОВД), компартий соцстран.
26. Чехословацкий кризис 1967—1969 гг. в документах ЦК КПСС / cост. Л. А. Величанская. М., 2010; «Пражская весна» и международный кризис 1968 г. / под ред. Н. Г. Томилиной, С. Карнера, А. О. Чубарьяна. М., 2010; 1968 г. «Пражская весна»: историческая ретроспектива. Сборник статей / отв. ред. Г. П. Мурашко. М., 2010
20 Об экономической стороне реформ в Чехословакии говорилось в политизированной форме. Ответственный секретарь СЭВ Н. В. Фаддеев и его коллеги критиковали Чехословакию за отход от марксистско-ленинской экономической теории: «Мы должны помнить уроки событий в Чехословацкой Республике», где пытались сконструировать особую модель “чехословацкого социализма”, с отказом от централизованного планирования руководства экономикой, допущением безработицы, мелкобуржуазными ревизионистскими идеями» 27. Главное, в укор пражским «оппортунистам» ставилось намерение «дискредитации СЭВ», стремление «подвергнуть сомнению выгодность экономического сотрудничества между Чехословакией и СССР»28. Между тем, за несколько месяцев до военной акции лидеры стран СЭВ, в их числе Александр Дубчек, настойчиво призывали к углублению экономического сотрудничества, связывая развитие организации с ускорением технического прогресса социалистических стран, который предопределяет политическую стабильность, «влияет на образ мышления населения, на настроения молодежи...»29.
27. Фаддеев Н. В. Многостороннее сотрудничество стран социализма и его значение в современных условиях. М., 1972. С. 32.

28. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 72. Д. 183. Л. 8. Д. 178. Л. 46.

29. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 3. Д. 30. Л. 14.
21 Специальная сессия СЭВ проходила в Москве с 23 по 26 апреля 1969 г. В столицу прибыли первые лица государств-членов Совета, председатели правящих коммунистических и рабочих партий Т. Живков, Я. Кадар, В. Ульбрихт, Н. Чаушеску, Г. Гусак, Ю. Цэдэнбал, В. Гомулка. Их сопровождали команды экспертов и работников партийных и хозяйственных аппаратов. На открытии сессии присутствовал Л. И. Брежнев. Приветствия руководителей делегаций и обмен мнениями были выдержаны в солидарном духе признания важности коллективной творческой деятельности стран СЭВ, огромного политического значения всестороннего развития экономического сотрудничества, общности коренных классовых интересов и целей, «единой идеологии марксизма-ленинизма». Содружество «должно опираться на систему прочного и устойчивого международного социалистического разделения труда, обеспечивающего тесное взаимодействие национальных экономик стран-членов СЭВ Исторический опыт полностью подтвердил жизненную силу ленинских принципов нового типа межгосударственных отношений. Крепнущее сотрудничество и взаимопомощь стран СЭВ усиливают могущество каждой страны и всего социалистического содружества, укрепляют позиции социалистических стран в мировой экономике, создают условия для обеспечения их независимости от империалистических государств и противодействия дискриминационным мерам со стороны капиталистических группировок»30.
30. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 46. Л. 3—15.
22 В первый день с объемным докладом «О проблемах экономического сотрудничества стран-членов Совета Экономической Взаимопомощи», с грифом «Секретно», выступил глава советской делегации, председатель правительства СССР А. Н. Косыгин. Доклад Косыгина носил программный характер, содержал установочные предложения по преобразованию СЭВ, которые затем предлагалось обсудить всем участникам. По существу, доклад развивал положения памятной записки 1968 г., но отличался научной ориентированностью, нацеливал на опережающее развитие в целях реализации главного экономического закона социализма, ориентировал на использование самых передовых технологий, содержал идеи, созвучные создаваемой на Западе информационной цифровой индустрии. Научный подход предопределил анализ глобального контекста проблем СЭВ, интернационализации связей в мировой экономике, закономерного характера углубления социалистической интеграции. С минимальными ссылками на классовую борьбу, сжатым политико-идеологическим сопровождением экономических предложений, в прагматичном ключе. Другой отличительной чертой позиции стало откровенная, хотя корректно высказанная мысль о том, что бремя ответственности Москвы за экономическое благополучие стран СЭВ, побочный продукт политико-идеологических, военно-оборонных факторов, достигло масштабов, влияющих на советскую национальную экономику и внутреннюю политику.
23 Принятое на сессии решение о разработке комплексной, рассчитанной на длительный срок программы развития хозяйственных связей и общих экономических мероприятий, которые в совокупности составили содержание социалистической интеграции, было оформлено в виде закрытого документа, не предназначенного для публикации. «Доверительный» порядок давал свободу рук в обсуждении недостатков, проблем, без рисков политического ущерба. Модератором дискуссий выступил секретарь ЦК КПСС К. Ф. Катушев. Ему пришлось давать разъяснения, добиваться «единой точки зрения, единых формулировок, приемлемых для всех»31.
31. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2 . Д. 49. Л. 1—2.
24 Косыгин начал с краткого изложения политико-теоретические мотивов углубления социалистической интеграции в связи с международной необходимостью, еще более «настоятельной в условиях современного этапа борьбы двух систем», в «век эпохальных научных открытий и быстрого технического прогресса». Не упоминая чехословацкий кризис напрямую, указал на его связь с экономической борьбой двух систем: «Характерной особенностью современной международной обстановки является активизация действий империализма, направленных на разработку и осуществление общего антисоциалистического курса, на консолидацию империалистических военных блоков и экономических союзов не отказываясь от дальнейшей милитаризации, от военных приготовлений, гонки ракетно-ядерного вооружения, империализм делает в последнее время большой упор на аспекты борьбы двух систем, связанные с развитием экономики, науки, техники и образования». Высказался ясно: на современном этапе необходимо ускорить осуществление мероприятий» по интеграции по «международным политическим и экономическим причинам»32.
32. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 8 об — 9.
25 С точки зрения СССР уже недостаточно основываться только на сложившихся экономических отношениях и формах, разработанных в 1962—1963 гг. Требуются новые подходы, новые методы: «Упрочение могущества социалистического содружества, укрепление его единства — важный фактор обеспечения мира и безопасности наших стран, достижения новых успехов в борьбе против империализма, дальнейшей активизации всех революционных сил. Мы придаем большое значение тому, чтобы политическое единство социалистических государств, спаянных общностью коренных классовых интересов и целей, общей идеологией марксизма-ленинизма, опиралось на надежную экономическую основу — устойчивое международное социалистическое разделение труда. Чем больших результатов мы достигнем в углублении экономического сотрудничества, тем прочнее будет наше международное положение и наши позиции в соревновании с капитализмом, тем безнадежнее будет империалистическая политика, рассчитанная на дезинтеграцию мировой системы социализма». Характеризуя современный этап развития СЭВ, Косыгин отметил, что созданы условия для широкой реализации преимуществ социалистической системы в важнейших областях социально-экономического прогресса, повышения эффективности общественного производства.
26 Отдав должное успехам политики правящих коммунистических партий, выступил с рядом критических признаний: «Откровенно говоря, результаты могли бы быть значительно лучше, если бы мы теснее объединяли наши усилия в экономической области, своевременно улучшали формы и методы сотрудничества. Разделение труда между нашими странами — очень важная область социалистического строительства», в которой есть определенные успехи, сложилась система связей стран СЭВ, охватившая в той или иной мере научные исследования, проектно-конструкторские работы, производство, товарооборот, отчасти капитальное строительство: «Развитию этой системы связей способствовала деятельность Совета Экономической Взаимопомощи». Отметив ценный опыт и высокие темпы, подчеркнул, что сложившиеся формы объединения производственной, транспортной, банковской деятельности себя вполне оправдывают и являются «весьма перспективными»33.
33. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 6.
27 Рост производства и повышение его концентрации, обновление и расширение ассортимента продукции, обеспечение производства необходимыми ресурсами — эти эконмические показатели стали интернациональными проблемами всего социалистического содружества. Косыгин подробно остановился на развитии сырьевых отраслей, проблеме близкой и понятной каждому присутствовавшему участнику встречи. На текущий момент на страны СЭВ приходилось от 4/5 до 2/3 разведанных мировых запасов марганцевых руд, никеля, железа, цинка, меди, 40 % природного газа, около 2/3 запасов угля и нефти. Большая часть этих ресурсов была расположена на территории Советского Союза, который щедро делился своими богатствами с братскими странами. Советский докладчик признал: «Однако мы все еще испытываем нехватку многих видов сырья и топлива». Не удовлетворяются в полной мере спрос стран СЭВ на нефть, газ, цветные металлы, некоторые виды сырья для химической промышленности. «А этот спрос неуклонно растет». Чтобы преодолеть существующий дефицит в сырье и материалах и удовлетворить растущий спрос, нужны большие капиталовложения для расширения производственных мощностей, переработки, транспортировки, так далее. Решать подобные задачи рационально можно «только на основе перспективной программы сотрудничества, объединения необходимых средств и материальных ресурсов». В промышленности, где налицо две тенденции — рост концентрации производства и возникновение новых отраслей, также требуется совершенствование взаимного сотрудничества: «Дальнейший рост и повышение эффективности общественного производства в наших странах могут осуществляться лишь на основе создания высокоспециализированных, оснащенных современной техникой предприятий». И здесь наибольшую отдачу в короткие сроки могут дать совместные усилия и разумное международное разделение труда, кооперация в области научных исследований, проектных и конструкторских работ. Объективный ход экономического строительства в условиях развертывающейся научно-технической революции, когда «по своему характеру наука и техника переросли рамки национальных хозяйств», подводит к «необходимости уже в ближайшем будущем достичь значительно более высокой степени объединения усилий». Рассуждая о больших потенциальных возможностях для совместного решения самых сложных научно-технических и производственных задач, вновь указал на недостатки, «неоправданное дублирование разработки одних и тех же проблем», недостаточную координацию планов научных исследований. На примере советских турбин и генераторов, одних из лучших в мире, и пока еще некачественных трансформаторов и некоторого электротехнического оборудования, призвал к более тесной специализации и кооперированию, которое, «несомненно, дало бы большой выигрыш для всех стран СЭВ»34.
34. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 9—10.
28 Решение вопроса о совместном использовании научно-технического потенциала в практической плоскости могло бы значительно ускорить технический прогресс всего социалистического содружества и каждой страны в отдельности. Особенно широкие перспективы глава советского правительства видел в развитии атомной энергетики. Спрогнозировал, что в ближайшие годы экономичность атомной энергетики еще больше возрастет, и ее реальное развитие позволит преодолеть трудности топливо-энергетического баланса во многих странах. К нерешенным проблемам в производстве черных и цветных металлов отнес недостаток эффективного и надежного оборудования для электрометаллургии, выплавки металла в вакууме, новых технологических процессов производства высококачественных марок стали, биметаллов. Отдельно остановился на новых технологических процессах, связанных с применением станков с программным управлением, обеспечивающим «огромный рост производительности труда», признав, что «в этом важном деле мы еще отстаем от промышленно развитых стран, особенно в производстве устройств для программного управления». В этой области работы ведутся параллельно в ряде социалистических стран, и координация работ и сотрудничество специалистов, а также создание унифицированных по своей конструкции систем управления особенно важны. Предложил в целях быстрого развития этого производства разработать конкретные мероприятия по кооперации между странами СЭВ в проектировании и производстве станков с управлением»35.
35. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 8—11.
29 Ссылки на негативные стороны западной интеграции, выдержанные в классовом духе, послужили формальной преамбулой для серьезного анализа роли научно-технической революции (НТР) в деле ускоренного развития экономик соцстран. Преимущества нового типа интеграции рассматривались в общем русле объективных процессов интернационализации связей в мировой экономики: «Несравненно большие потенциальные возможности заложены в научно-технической революции и интенсификации хозяйства для нас — социалистических стран, обладающих огромными преимуществами, которые вытекают из наличия планового хозяйства и отсутствия частной собственности В наше время все отчетливее проявляется объективный процесс интернационализации хозяйственной жизни, экономической интеграции. Он идет в многообразных формах, в том числе путем создания различных региональных группировок», которых насчитываются десятки действующих в Европе, Америке, Азии, Африке, в частности, Общий рынок, участники которого стремятся выступать с согласованной политикой в области внешней торговли, производства, науки, техники». В капиталистических странах государство все больше играет координирующую роль, «активно использует интеграционные процессы в своих интересах». «Международная капиталистическая интеграция неизбежно ограничивается объективными пределами, обусловленными природой капитализма. Она сопровождается подчинением, поглощением экономически слабых ее участников, ущемлением национальных интересов. Однако было бы неверным недооценивать те экономические результаты, которых достигли капиталистические страны в итоге объединения своих экономических усилий. Интеграционные процессы оказали стимулирующее воздействие на рост промышленного производства, на взаимную торговлю стран, охваченных этими процессами»36.
36. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 9 — 9 об.
30 Опыт западной «империалистической интеграции» рассматривался СССР в системном ключе и на противопоставлении с новым типом экономических связей, формируемых сознательно, но на объективной основе. Капиталистические группировки используются «империалистическими государствами в качестве одного из средств борьбы против мировой системы социализма , по многим вопросам экономических отношений со странами СЭВ западно-европейский Общий рынок выступает как единое целое, используя в этих целях международные организации и институты, Международный валютный фонд, Международный Банк реконструкции и развития, Организацию экономического сотрудничества и развития». Советское руководство предлагало противопоставить объединенным экономическим усилиям стран капитала « согласованные действия стран СЭВ. Мы должны в полной мере использовать возможности социалистического строя, чтобы показать лучшие результаты на главных участках мирного соревнования двух систем».
31 Докладчик предложил определение понятию «социалистическая интеграция». Это «более высокая степень развития международного социалистического разделения труда, более тесное сотрудничество в экономике, науке и технике, комплексное взаимодействие национальных экономических систем Суть социалистической интеграции — в обеспечении всех необходимых экономических и структурно-организационных предпосылок для более эффективного сотрудничества, формирования глубоких и устойчивых кооперационных связей в ведущих отраслях производства, расширения и укрепления международного рынка этих стран в целях дальнейшего развития их народного хозяйства». Успех «объективной», «глубоко прогрессивной» экономической интеграции стран СЭВ ставился в прямую зависимость от «сознательного», планомерного управления этим процессом. В подчеркнуто уважительном тоне Косыгин отметил добровольный характер участия стран СЭВ в социалистической интернационализации науки, техники, производства, обмена под руководством рабочих и коммунистических партий, «хранящих верность научным принципам марксизма-ленинизма». Многократно повторил, что цель новых усилий — упрочение социализма и рост уровня жизни в странах СЭВ37.
37. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 10.
32 Доклад Косыгина отчасти воспроизводил уже растиражированные в официальных документах установки. Новизной отличалась центральная часть доклада, в которой содержались конкретные предложения, нацеленные на повышение эффективности сотрудничества, сгруппированные по проблемному принципу в три блока.
33 Первый круг вопросов касался совершенствования совместной плановой деятельности и создания соответствующих предпосылок для этого. По мнению советского руководства, «улучшение планового регулирования сотрудничества в области науки, техники, конструкторских работ, капитальных вложений, производства составляет главное в социалистической интеграции». Второй раздел мероприятий охватывал совершенствование товарно-денежного механизма сотрудничества в СЭВ, улучшение форм и методов валютно-финансовых и кредитных отношений. Третий блок предусматривал укрепление организационных и правовых механизмов сотрудничества.
34 С советской точки зрения, практикуемая свободная координация планов стран СЭВ себя исчерпала, «не выполняет по-настоящему функции» основного метода развития международного социалистического разделения труда. Согласование планов взаимных поставок товаров, главная форма координации, способно лишь косвенным образом воздействовать на сферу материального производства. Мало внимания уделялось совместной разработке мероприятий по расширению производства и экспорта необходимых товаров, по ликвидации «узких мест» в экономиках соцстран, по развитию специализации и кооперирования производства. В ходе подобной координации планов приходилось принимать компромиссные решения, «над которыми довлели текущие интересы, состояние материальных и платежных балансов в данный момент». Так, металлургическая промышленность европейских стран СЭВ создавалась на привозной железной руде и коксе из СССР, не всегда эффективно, и сейчас Венгрия, Болгария. ГДР сосредоточивают внимание на производстве качественного металла. СССР предложил перейти к качественно новому уровню плановой активности: «Задача работы по координации заключается не только в подготовке торговых соглашений, но и в создании плановой основы для развития международной специализации и кооперирования производства, объединения усилий на ряде участков капитального строительства, научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ методы координации должны эволюционировать в направлении усилия совместной плановой деятельности». Необходима комплексная разработка координируемых проблем по отраслям, научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам, включая «вопросы унификации, типизации, единых стандартов и технических условий, перспективного рассмотрения потребностей стран СЭВ в видах той или иной продукции. «Исходя из производственных мощностей, материальных и финансовых ресурсов, которые могут быть выделены каждой страной для решения избранной проблемы, составлялся бы согласованный, а в необходимых случаях, и общий план подготовки производства, распределения производственной программы на началах широкой кооперации и специализации. На основе согласованного плана производства могли бы координироваться также планы взаимных поставок готовой продукции, определяться их коммерческие условия. При таком комплексном подходе были бы созданы условия для действительно рационального и устойчивого, рассчитанного на длительный период производственного сотрудничества заинтересованных стран СЭВ»38.
38. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 11 об — 13.
35 Предлагалось распространить планирование на все стадии хозяйственного цикла, повысить ответственность за выполнение обязательств. Предусмотреть возможность применения санкций, основанных на принципе полной компенсации убытков, возникающих в связи с невыполнением обязательств. Разумеется, все нововведения должны носить добровольный характер и не затрагивать сферу национальной компетенции. «Взаимоувязка многих плановых показателей и ряда производств и взаимосвязанных отраслей производства на основе перспективных научно-технических прогнозов — верный и надежный путь развития экономического сотрудничества между нашими странами». Качественные параметры планирования в производственной сфере, координация капиталовложений в целях преодоления параллелизма в развитии производства, создание предприятий оптимальных мощностей, повышение эффективности капитального строительства откроют широкие перспективы для развития хозяйства всех стран. Развитие такой важнейшей отрасли современной промышленности, как вычислительная техника, «ограничивается, как правило, весьма узкими рамками предприятия или комплекса предприятий». Объединение усилий заинтересованных стран в производстве ЭВМ одна из самых актуальных задач: «Подобно тому, как в промышленности мы перешли на централизованное снабжение электроэнергией, от энергосистем, так и в использовании электронно-вычислительной техники открываются аналогичные возможности. Мировой опыт указывает, что система электронно-вычислительных центров становится важной специализированной отраслью экономики, которая обеспечивает необходимой информацией тех, кто в ней нуждается»39.
39. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 14.
36 Решение топливно-сырьевой проблемы, понятный и близкий участникам СЭВ довод в пользу необходимости интеграции и совершенствования планирования, СССР также усматривал в совместном планировании на длительную перспективу: «Предусмотреть объединение усилий заинтересованных стран на взаимоприемлемой основе в разработке природных ресурсов, как Советского Союза, так и других стран СЭВ». В текущем пятилетии СССР намеревался поставить в европейские страны СЭВ топлива и сырья всех видов на сумму 14,3 млрд. рублей, в оплату которых Союз рассчитывал получить преимущественно машины и оборудование на 11, 5 млрд. руб. Анализируя проблему, Косыгин сделал очень откровенное признание: «Поставки капиталоемких видов сырья и материалов из Советского Союза достигли в настоящее время таких объемов и таких масштабов, что это непосредственно влияет на формирование структуры и эффективность общественного производства в Советском Союзе и, следовательно, оказывает влияние на наши возможности повышения жизненного уровня населения»40. По сути, признал, что необходимость преобразований в Совете объяснялась также внутренними причинами СССР. Динамика советского вклада в экономику стран СЭВ требует самостоятельного профессионального исследования, но даже беглое фрагментарное ознакомление с регулярной многотомной сводной отчетностью Госкомитета Совета Министров СССР по внешнеэкономическим связям в 1960-е гг. «О выполнении Советским Союзом обязательств по оказанию экономического и технического содействия социалистическим странам (НРБ, ВНР, ГДР, ПНР,СРР,ЧССР, СФРЮ)» производит сильное впечатление миллиардными вливаниями СССР в экономику стран СЭВ41. «Сотрудничество с СССР имеет ключевое значение для экономического развития фактически всех социалистических стран, — признавал Л. Свобода, наряду с другими лояльными Москве лидерами, — К началу 1967 г. Советский Союз оказал братским странам техническую помощь при строительстве почти полутора тысяч промышленных предприятий. Такая бескорыстная помощь немыслима в условиях капитализма»42.
40. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 14 об.

41. См. напр.: РГАНИ. Ф. 5. Оп. 49. Д. 890, 891.

42. Проблемы мира и социализма. 1970. № 11
37 «Странную картину представляло собой социалистическое содружество, — делился воспоминаниями А. Н. Яковлев, в то время ответственный работник аппарата ЦК КПСС, — Каких-то привилегий, экономических выгод из существования социалистического содружества сам Советский Союз не извлекал. Да и материально советские люди продолжали жить плохо, много хуже, чем во многих странах содружества…». Причину, отдать должное, Яковлев видел не в «притязаниях» стран СЭВ, а в «идее мировой революции», «концепции великодержавности» и «тотальной милитаризации» СССР43. Подобные настроения не были чужды рядовым гражданам, которые сетовали на излишнюю щедрость своего правительства по отношению к другим странам, о чем сохранилось немало свидетельств. Однако в целом политика властей и общественное мнение формировались под устойчивым влиянием коммунистической идеологии, всемирной пролетарской ответственности, не вызывавших в тот период, по разным причинам, массового отторжения.
43. Яковлев А. Н. Сумерки. М., 2005. С. 255.
38 Сбалансирование доходов и расходов населения превратилось в «крупный и сложный вопрос» для экономики СССР и других стран содружества. По мере осуществления мероприятий по повышению жизненного уровня власти все острее сталкивались с дефицитом товаров народного потребления и узостью производственной базы по удовлетворению растущих потребностей. В силу этих обстоятельств правительства были вынуждены существенно увеличивать импорт товаров народного потребления из капиталистических стран. СССР предложил в течение года «разработать совместную программу производства оборудования для легкой и пищевой промышленности, а также программу специализации и кооперирования промышленности, производящей товары народного потребления. При необходимости закупать лицензии, используя их для всего социалистического содружества с тем, чтобы выпуск товаров народного потребления в странах СЭВ обеспечить в таких объемах и на таком качественном уровне, которые позволили бы полнее удовлетворять спрос населения, не прибегая к широкому импорту из западных стран»44.
44. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 16 об.
39 Несмотря на хозяйственную реформу и разворот политики КПСС в сторону большего удовлетворения обычных потребностей человека товарами «первой необходимости», перевооружение отраслей легкой, пищевой, рыбной промышленности шло с большим трудом, буксовало в силу банальной ограниченности бюджетных ресурсов, ориентированных на удовлетворение военно-оборонных статей. «Потребительские тенденции развиваются быстрее космоса» — сетовал Брежнев на одном из совещаний45. Назначенная главным инженером на Трехгорную мануфактуру А. П. Бирюкова, будущий кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС и секретарь ВЦСПС, вспоминала: «Комбинат огромный, а оборудование еще от дореволюционного хозяина — Прохорова. На дворе 1963 г., а у нас на ткацкой фабрике 1 300 станков 1895 г. выпуска». Бедственное положение в отраслях легкой промышленности сохранилось, к сожалению, и в 1970-е гг., и позднее46. Обращаясь к этой теме в контексте интеграции, советское правительство рассчитывало решить проблему хронического дефицита потребительских товаров.
45. Вестник…. Л. 87.

46. Коммерсант Власть. 2005. № 9. С. 64—66 [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 11.10.2019).
40 Советские эксперты считали «крупнейшей проблемой», не только экономической, но политической, технический уровень и качество продукции машиностроения на социалистическом международном рынке: «Мы не можем не учитывать тот факт, что за последние пять лет страны СЭВ вдвое увеличили закупки машин и оборудования в капиталистических странах, а их экспорт на капиталистический рынок осуществляется в весьма скромных размерах и растет очень медленно. Без коренного изменения положения дел с техническим уровнем и качеством продукции машиностроения невозможно решить проблему расширения обмена машиностроительной продукцией на социалистическом рынке. Мы считаем, что общими усилиями можно улучшить внутриотраслевые пропорции развития машиностроения наших стран с тем, чтобы направить капитальные вложения, металл и другие ресурсы на ускоренное развитие производства тех машин, в которых ощущается дефицит на социалистическом рынке». Сложности развития торговли химическими товарами также предлагалось решать через разработку мероприятий по углублению сотрудничества, кооперированию и промышленной специализации47. Результатом станет скорое решение о специализации химического производства. СССР сосредоточится на крупнотоннажной химии. Малотоннажную, к которой относилась, в частности, фармацевтика, стали усиленно развивать в ГДР, Польше, Венгрии, Болгарии, Румынии. В последующие пятилетки Советский Союз вложит в эти страны целевым назначением десятки млрд. долларов.
47. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 15 об —16.
41 Наиболее интересный раздел советской программы охватывал проблематику перспективных технологий, развитие будущей глобальной цифровой экономики, которая только начинала приобретать видимые контуры. Инструментом развития этого направления также выступало планирование. Придавая «огромное значение» «правильной организации научно-технического сотрудничества социалистических стран», СССР призвал осуществить «в этом деле качественный сдвиг». Составление сводных планов важнейших научных и технических исследований на грядущее пятилетие, объединение усилий в области закупки патентов и лицензий на капиталистическом рынке, совместное прогнозирование по более чем 40 проблемам (среди них, социальное развитие, сырьевая база легкой промышленности, микроэлектронная техника, военное дело и так далее), в современных условиях бурного развития науки и техники уже недостаточно. Требуется создать «специальный научно-координационный рабочий орган стран СЭВ по вопросам долгосрочного прогнозирования». Проблематика многостороннего планирования и прогнозирования увязывалась с развитием информационной отрасли: «Без преувеличения можно сказать, что от того, насколько оперативная и полная информация, зависит действенность координации научных исследований, специализации производства и кооперирования. Сейчас создана, если можно так выразиться, индустрия информации, системы электронно-вычислительных машин и современных средств связи. Развитие радиоэлектроники и других технических средств позволяет поставить на практическую основу вопрос о создании единой международной системы информации стран СЭВ. Этот вопрос, разумеется, не сводится лишь к созданию системы центров по обмену информацией. Это — лишь первоначальный шаг. Единая эффективная система информации должна охватить все области науки и техники. Она предполагает унификацию и формирование во всех странах сети средств механизации и автоматизации процессов поиска, обработки, выдачи и передачи информации. Мы, со своей стороны, намерены самым активным образом участвовать в общей работе стран СЭВ по созданию международного центра научно-технической информации, с тем, чтобы такой центр мог начать действовать уже в ближайшее время»48. Разместить центр предлагалось в Москве на базе Всесоюзного института научной и технической информации. По сути, советские предложения открывали перспективы развития новой коммуникационной среды, объединяющей европейские социалистические страны. В духе передовых изысканий ученых-теоретиков США и Канады, сделавших в 1960-е гг. первые шаги на пути к всемирной сети интернет.
48. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 18.
42 В центральном разделе советской программы содержались конкретные предложения по практическим вопросам — внешней торговле, ценам, валютно-финансовым отношениям. Изложенные без предубеждений, без каких либо ссылок на не утихавшие теоретические дискуссии о характере товарно-денежных отношений при социализме, которые не заканчивались в социалистических странах и среди буржуазных экономистов. В деловом ключе, сжато, но с цифрами, аргументировано анализировался мировой социалистический рынок, резервы использования «валютно-финансовых рычагов и международного кредита». Косыгин выступил за то, чтобы товарно-денежные отношения между странами могли «хорошо обслуживать и активно стимулировать развитие их сотрудничества в области производства, науки, техники, торговли и других сферах». За последнее десятилетие оборот в торговле между странами СЭВ увеличился с 10,7 млрд. руб. до 27,7 млрд. руб., при этом темпы его роста были выше темпов развития мировой торговли. Страны СЭВ обеспечивают за счет собственного производства и взаимных поставок от 95 до 100 % своих потребностей в электроэнергии, каменном угле, коксе, нефти, атомном сырье, прокате металлов, алюминии, бумаге. Также обеспечивают себя многими типами современных машин: «Высокая степень самообеспеченности нашего содружества в стратегических видах сырья, топлива, материалов, машин — важное достижение, усиливающее нашу объединенную мощь»49.
49. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 18—19.
43 Позиция СССР излагалась гибко, по принципу «от хорошего к лучшему». достижения СЭВ рассматривались с точки зрения выгод для всех стран СЭВ, разделение труда между ними во многих отраслях стало существенным фактором расширенного воспроизводства. Возник ряд специализированных производств, работающих преимущественно на мировой социалистический рынок, как, например, морское судостроение Польши и ГДР, фармацевтика Венгрии, так далее. Плановый характер внешнеторговых связей, крупные объемы взаимных заказов, географическая близость стран и обусловленная этим огромная экономия на транспортных расходах — объективные факторы, которые делают взаимную торговлю особенно выгодной. Однако, советская делегация указала и на неблагополучные тенденции: «Рассматривая итоги торговли стран СЭВ за последние 10 лет, нельзя не отметить, что в отдельные годы имело место замедление темпов ее роста». Причину усматривали в недостаточно высокой степени развития специализации и кооперирования. Как следствие, рос неудовлетворенный спрос по ряду товаров. Решение проблем предлагалось на путях подготовки долгосрочных программ экспортного производства дефицитных товаров и совершенствования планирования внешней торговли.
44 СССР вынес на рассмотрение сессии вопрос о фактическом введении элементов свободной торговли внутри СЭВ, с обычными, не лишенными противоречивости, оговорками о «плановом»» «маневрировании» в рамках экономических методов. Долгосрочные торговые соглашения и ежегодно заключаемые протоколы о товарообороте по-прежнему останутся основной формой организации торговли между странами СЭВ: «Мы считаем, что плановое начало должно быть основой экономического сотрудничества социалистических стран При этом, более эффективное использование товарно-денежных отношений должно в условиях наших стран вести не к умалению роли плановой системы, а к ее дальнейшему совершенствованию. Товарообмен между нашими странами и в перспективе будет определяться в основном твердыми товарными контингентами. В то же время, для оперативного маневрирования во внешней торговли, для придания ей необходимой гибкости по некоторым товарным группам, включаемым в долгосрочные соглашения, мы можем не определять подробных списков товаров и не фиксировать их количество. Однако при всем этом торговля без контингентов не должна находиться в более привилегированном положении с точки зрения расчетов и других условий»50.
50. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 20.
45 Советская позиция по такому «крупному вопросу» как цены, осталась неизменной: «Мы выступаем за то, чтобы на настоящем этапе для решения этого вопроса использовались мировые цены в качестве базы для определения контрактных цен в нашей взаимной торговле. Для применения каких-либо иных принципов в настоящее время еще нет необходимых условий». Вместе с тем, «цены должны быть построены таким образом, чтобы повышать заинтересованность каждой страны в расширении внешнеторговых связей на социалистическом рынке, стимулировать производство и реализацию продукции с высокими технико-экономическими параметрами». Что касается контрактных цен на ближайший период, то следует, «по взаимному согласию стран, более широко учитывать экономические факторы». То есть, перейти к дифференциации цен в зависимости от серийности и объема поставок, устойчивости и длительности заказов, технического уровня и эксплуатационных качеств изделий. По существу, к ценообразованию на основе универсальных экономических механизмов. В частности, осуществлять политику более гибких внешнеторговых цен на продукцию машиностроения. Что касается ценообразования на более отдаленную перспективу, то предлагалось поручить исполкому изучить этот вопрос, рассмотреть возможность установления цен во внешней торговле между странами СЭВ с учетом последовательного снижения затрат на производство продукции на основе технического прогресса и развития специализации и кооперирования производства.
46 Говоря о внешней торговле, Косыгин сделал ряд принципиально важных заявлений. Высказался о политическом значении связей со странами Запада «в условиях сложной международной обстановки», недопустимости «экономической зависимости наших стран от капиталистических стран». Вместе с тем, предостерег от соблазнов политики автаркии, искусственного изолирования хозяйств стран СЭВ от системы всемирных экономических отношений. Автаркия экономически невыгодна и обрекает на отставание. Поэтому СССР и страны СЭВ должны и впредь развивать «взаимовыгодные торговые и иные экономические связи со всеми странами, проявляющими готовность к сотрудничеству». Более того, согласованные действия социалистических стран в состоянии ослабить дискриминационные меры на капиталистическом рынках. Главной заботой должна стать «постоянная координация» торгово-экономической политики стран СЭВ в торговых отношениях с капиталистическими государствами, что отвечает интересам всего социалистического содружества в целом и каждой страны в отдельности51.
51. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 21.
47 В сфере внешней торговли советские инициативы, высказанные в рамках сессии, ориентировали на более либеральный подход, без употребления этого термина, разумеется, очищенный от привычных, массированно навязываемых идеологических инвектив. Когда, с одной стороны, партийные руководители Советского Союза и стран СЭВ искали доступ к западным рынкам и технологиям, с другой, видели гипертрофированную опасность «разрыхления», «подрыва изнутри», «проникновения», «инфильтрации буржуазно-националистической идеологии» в целях «ликвидации» социалистического строя через торговлю, научно-технические, культурные связи52.
52. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 72. Д. 62. Л. 83—84.
48 Успех намечаемых мероприятий зависел во многом от совершенствования валютно-финансовых и кредитных отношений. Введение коллективной валюты в виде переводного рубля и образование Международного Банка экономического сотрудничества (МБЭС) в 1963—1964 гг. заложили политико-экономическую основу для осуществления многосторонних расчетов и кредитования по всему товарно-денежному обороту между странами СЭВ без использования капиталистических валют. Однако, и в этой сфере требовались изменения. Повышение роли и международного авторитета коллективной валюты предлагалось обеспечить экономическими методами, с опорой, в первую очередь, на устойчивый многосторонний внешнеторговый оборот, отражающий действительную покупательную способность. Советский Союз согласился с предложениями ряда стран, что расширение функций и сферы применения коллективной валюты возможно только при установлении ее реального курса и соответственно, золотого содержания, отражающих действительную покупательную способность. Наряду с установлением реального курса коллективной валюты советские предложения исходили также из необходимости введения экономически обоснованных и взаимно согласованных коэффициентов или курсов между национальными валютами и коллективной валютой. Тем самым были бы созданы предпосылки для обратимости национальных валют в коллективную валюту и взаимной обратимости валют.
49 СССР, предусматривая возможность установления коэффициентов национальных валют к коллективной валюте без изменения их официальных курсов, учитывал, что в условиях острого кризиса капиталистической валютной системы пересмотр курсов «в ряде случаев может оказаться политически нежелательным». Совершенствование валютно-финансового механизма СЭВ диктовалось также потребностями возросших контактов между людьми, туризмом, поездками, обменами. Необходимостью более благоприятных условий валютного обслуживания граждан СЭВ и обмена наличных денег. Предложения ряда стран ввести свободную обратимость коллективной валюты значительно упростили бы взаимные расчеты и решение некоторых экономических проблем. Однако, для введения свободно конвертируемой валюты необходимы достаточные ресурсы экспортных товаров и большие резервы свободно конвертируемой валюты и золота: «Поэтому в ближайшие годы мы не видим возможностей для введения свободной обратимости коллективной валюты». Учитывая это, СССР предложил введение частичной обратимости коллективной валюты. Свободно конвертируемой валютой будет оплачиваться часть задолженности по всему платежному обороту, что повысило бы ответственность за выполнение взаимных обязательств53.
53. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 18—23.
50 СССР предложил перейти к среднесрочному и долгосрочному кредитованию капитального строительства на многосторонней основе с использованием банковской системы. Для решения крупных задач капитального строительства ресурсов МБЭС, предоставлявшего краткосрочные кредиты в валюте, было явно недостаточно. К 1969 г. остаток привлеченных средств в валюте в МБЭС составил около 300 млн руб. Значительную помощь в обеспечении потребностей стран СЭВ в краткосрочных кредитах оказывали советские заграничные банки в Лондоне, Париже, Цюрихе, Бейруте. Сумма валютных ресурсов, привлеченных ими на капиталистическом рынке, составила 1,5 млрд. рублей. За счет этих средств советские банки выдали социалистическим странам кредитов в свободно конвертируемой валюте на 650 млн руб. В свете масштабных задач по преобразованию СЭВ СССР предложил создать Международный инвестиционный банк социалистических стран. Предоставление кредитов через такой банк обеспечит согласованность инвестиций, повысит экономическую эффективность капиталовложений с учетом специализации и кооперирования производства и в целом, что принципиально, усилит роль кредита в экономических отношениях между социалистическими странами и в создании предприятий в соответствии с планами экономического сотрудничества.
51 Уставной капитал банка предлагалось сформировать в коллективной и свободно конвертируемой валютах. Взносы в коллективной валюте обеспечивались бы товарными ресурсами. Одной из основных задач ставилась мобилизация денежных средств на международных рынках, для чего часть уставного капитала банка предлагалось держать в свободно конвертируемой валюте. Косыгин выразил уверенность, что со временем этот банк мог бы превратиться в крупное кредитное учреждение с большими привлеченными ресурсами в свободно конвертируемых валютах. Для этого банку следует предоставить право привлечения на капиталистическом денежном рынке банковских и финансовых кредитов, а также выпуска облигационных займов, используя в необходимых случаях соответствующие банки капиталистических стран: «Это было бы новой формой привлечения кредитных ресурсов с Запада, к которой до сих пор мы не прибегали. На наш взгляд, возможности для этого имеются». Деятельность инвестиционного банка позволит также лучше использовать «в наших интересах мировую конъюнктуру и в известной мере ослабить кредитную зависимость от промышленно развитых капиталистических стран». Более того, в банке было бы целесообразно создать фонды — кредитования совместного строительства, а также «фонда кредитования мероприятий по оказанию экономической помощи и технического содействия развивающимся странам»54. Примечательный пункт, который позволил бы СССР в большей степени рассчитывать на разделение бремени ответственности за поддержку национально-освободительных движений с другими странами СЭВ.
54. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 22—24.
52 СССР счел своевременным выступить с критикой организационно-правовых основ экономического сотрудничества: «Деятельность СЭВ и его рабочих органов пока еще недостаточно эффективна. Она далеко не всегда сосредоточена на коренных, принципиальных вопросах, отстает от потребностей практики. Нередко в Совете на протяжении многих месяцев обсуждаются только подходы к разработке таких проблем, практическое решение которых не терпит отлагательств. Много времени тратится впустую из-за громоздкой процедуры и излишних протокольных формальностей». Улучшить положение можно было бы укреплением прямых связей между плановыми органами, министерствами, научно-исследовательскими институтами, а в необходимых случаях, и между предприятиями. Оговорившись, что речь ни в коем случае не идет о подмене национальных органов, глава советского правительства настаивал на том, что СЭВ должен сосредоточиться на анализе коренных проблем углубления экономического сотрудничества, разработке всесторонние аргументированных и обоснованных рекомендаций. Стать центром разработки предложений о перспективных направлениях международного социалистического разделения труда, организатором контактов между представителями плановых и хозяйственных органов наших стран: «СЭВ должен также играть роль центра по выработке нашей общей линии по отношению к развитым капиталистическим государствам и их экономическими группировками, координации узловых задач в деле экономического сотрудничества с развивающимися странами»55.
55. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 25—26.
53 «Принцип заинтересованности», зафиксированный в Уставе, СССР считал справедливым и значимым. Но выступил с важным предостережением против того, чтобы «заинтересованность не превращалась в право вето» и не тормозила развитие сотрудничества. Достижение договоренности по этому вопросу устранило бы ненужные помехи в работе органов СЭВ, «позволило бы решать любые вопросы экономического сотрудничества в рамках СЭВ, а не за его пределами».
54 В заключение, советский докладчик предложил разработать в течение 1969—1970 гг. проект «комплексной программы развития экономического сотрудничества, которую можно было бы юридически оформить в виде одного общего и ряда частных межправительственных договоров и соглашений» для поэтапного осуществления мероприятий «с учетом интересов всех стран СЭВ»: «Центральный Комитет КПСС и Советское правительство придают большое значение вопросу, поставленному на обсуждение данной сессии. Выработка общей программы углубления экономического сотрудничества стран СЭВ и последующая работа по ее реализации укрепят единство и сплоченность наших стран. Мы видим свою интернациональную обязанность в том, чтобы совместно с другими социалистическими странами последовательно воплотить в жизнь политику международного социалистического сотрудничества, отвечающую жизненным потребностям наших стран»56.
56. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 51. Л. 25 об.
55 Дискуссия по заявленным вопросам носила конфиденциальный характер, без освещения в прессе. Участники обсудили все вынесенные в повестку вопросы развития СЭВ, предложения СССР, международную ситуацию. Поспорили, в частности, о возможности коллективных протекционистских мер для противодействия дискриминационной политике капиталистических стран. О поддержке экономики слаборазвитых стран. ГДР предлагала обозначить этот важный социалистический принцип термином «содействовать», Монголия настояла на том, чтобы речь шла о «помощи». Представители ГДР и ЧССР акцентировали внимание на необходимости улучшения качества товаров, их соответствия мировому уровню. Большинство поддержали стимулирующие цены в торговле и кооперационных отношениях. Единогласно высказались за ускоренное развитие отрасли электронной вычислительной техники, с признанием того, что «по времени опаздываем». В целом, поддержали долгосрочное планирование, многостороннее сотрудничество и кооперацию в целях развития сырьевой базы, при условии добровольности, соблюдения принципов независимости национальных органов. Катушев вел заседания в дружеском, деловом стиле. Мысли формулировал с осторожностью, чтобы не провоцировать у союзников опасений перед утратой суверенитета и хозяйственной самостоятельности. Термин «интеграция» употреблять избегал. Постоянно проговаривал, что «СЭВ не является наднациональным органом, не может вмешиваться в прерогативы национальных государственных органов», что «вопрос внутренней структуры, промышленности и всей экономики это прерогатива национальных органов каждой страны». При этом, настоятельно призывал к усилению партийного контроля над работой по преобразованиям в СЭВ57.
57. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 2. Д. 49. Л. 46—48; Д. 45. Л. 5—60.
56 Участники специальной сессии одобрили решение о разработке комплексной, рассчитанной на длительный период программы мероприятий по углубленному развитию хозяйственных, экономических связей. Программы, которой предстояло открыть новый, интеграционный этап в истории СЭВ. Семь рабочих комитетов, в состав которых вошли руководители национальных министерств и ведомств, больше двух лет занимались изучением предложений и подготовкой экспертных рекомендаций, выйдя за временные рамки, первоначально предложенные СССР. На промежуточном этапе, в мае 1970 г., XXIV сессия СЭВ приняла ряд важных решений по обеспечению интеграционных мероприятий финансовыми механизмами. Был образован Международный инвестиционный банк для целевого использования денежных ресурсов на капитальное строительство в заинтересованных странах. Создана коллективная валюта, переводной рубль, для обслуживания торговых и экономических связей стран СЭВ. Учрежден Международный институт экономических проблем социалистической системы.
57 XXV сессия СЭВ, работавшая в Бухаресте 27—29 июля 1971 г., приняла Комплексную программу дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции. Комплексная программа, которая оценивалась как важный политический документ и являлась таковым, в своей «чисто» экономической части содержала практически все положения, выдвинутые СССР на специальной сессии 1969 г. Вместе с согласованным планом многосторонних интеграционных мероприятий, одобренным странами СЭВ в июне 1975, Программа стала вторым по важности документом после принятия основных принципов международного социалистического разделения труда, разработанных и утвержденных XV сессией и Совещанием правящих коммунистических и рабочих партий стран СЭВ в 1962 г.
58 Специальная сессия апреля 1969 г., камерная по характеру освещения, послужила органичным прологом к крупному политическому международному мероприятию, которое готовилось параллельно и в тесной связи с внешнеэкономической стратегией СССР. Сессия, постановившая разработать комплексную программу социалистической интеграции, давшая идейное обоснование новых перспектив развития СЭВ, сыграла знаменательную роль в рассмотрении актуальных и острых для СССР вопросов теории и практики коммунизма. Показала сторонникам коммунистических и рабочих партий конструктивную альтернативу военным методам принуждения к социалистическому единству в Чехословакии, китайскому курсу отхода от сотрудничества с социалистическим содружеством.
59 Высокопоставленные гости вновь прибыли в июньскую Москву, куда съехались 300 представителей 75 коммунистических и рабочих партий. Идея созыва нового форума коммунистов исходила не от СССР, а от дружественного болгарского руководства и ряда других компартий социалистических и западноевропейских стран. Инициаторы выражали беспокойство обострением противоречий в международном коммунистическом движении. XXIII съезд КПСС (в марте 1966 г.) подтвердил политическую и теоретическую важность международных совещаний коммунистических и рабочих партий как трибуны для обсуждения актуальных задач и сплочения коммунистического движений: «Мы стоим за новое совещание, когда для этого созреют условия»58.
58. Материалы XXIII съезда КПСС. М., 1966. С. 18.
60 В Москве предстояло рассмотреть серьезные теоретические проблемы. Движение к европейской разрядке, партийно-политическое противоборство СССР и китайского руководства, идеологические брожения в странах МСС, где по регулярным донесениям советских работников продолжало усиливаться влияние капиталистического Запада, борьба за социалистическую, по советским образцам, ориентацию освободившихся от колониальной зависимости стран ставили на повестку дня форума важные вопросы. Как соотносить классовую борьбу и мирное сосуществование, борьбу против империализма и экономическое, культурное, научно-техническое сотрудничество с Западом. Как развивать мировую систему социалистического хозяйства, что происходит в национально-освободительных движениях, каково влияние НТР на роль и состав рабочего класса и так далее, и тому подобное. Как нивелировать интерпретации чехословацких событий. Как добиться одобрения советского курса в противостоянии с КНР, которое вылилось в марте 1969 г. в открытые военные столкновения на границе. Китай, несмотря на собственное тяжелое положение, все активнее использовал экономические рычаги в идеологическом и политическом соперничестве с СССР, усиливал мероприятия по экономическому проникновению в страны Африки, создавал препятствия продвижению советских товаров на развивающиеся рынки, пытался дискредитировать экономические отношения СССР с другими соцстранами, кредитуя, в частности, не только нелояльную Москве Албанию, но вполне надежных членов СЭВ, таких, как Венгрия и Польша.
61 С 1967 г. в советские посольства стали поступать директивы послам, одобренные Политбюро, для работы с соответствующими политическими силами: «В принципе, ЦК КПСС в полном соответствии с тем, что сказано в Декларации 1957 г. и Заявлении 1960 г. (Речь идет о документах Совещаний 1957 и 1960 гг. Прим. автора) поддерживает идею международного совещания братских партий как эффективную форму взаимного обмена мнениями и опытом, обогащения коллективными усилиями марксистко-ленинской теории, и выработки единых позиций в борьбе за общие цели. ЦК КПСС вовсе не считает, что новое совещание должно иметь целью “осуждение” КПК. Совещание, как нам представляется, необходимо для совместного обсуждения ряда назревших вопросов мирового развития, определения общей политической линии, стратегии и тактики международного коммунистического движения в нынешних условиях»59. Под «нынешними условиями» в Кремле понимали наступательную политику мирного сосуществования, меры по сдерживанию и контролю над вооружениями, соответствие разрядки идеям и практике мирового коммунизма. Тактика и стратегия непосредственно СССР предельно ясно излагалась в официальных партийных и правительственных документах. Единство международного коммунистического движения рассматривалось в Союзе как необходимое условие национальной безопасности, важнейший инструмент реализации советского внешнеполитического курса, как центральная идея, необходимое условие антиимпериалистической борьбы и «успеха поединка с США»60.
59. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 72. Д. 54. Л. 34.

60. Вестник…. С. 135.
62 В ходе предварительных консультаций с руководителями зарубежных компартий тема МСС как «решающего звена мирового коммунистического движения», ведущей антиимпериалистической силы, раскрывалась советскими представителями на материалах социально-экономических прав граждан и хозяйственных достижений СЭВ в целом и каждой из стран, в первую очередь, Советского Союза, в отдельности. Директивы Политбюро предписывали дипломатическим работника разъяснять оценки международной ситуации как беспрецедентного «обострения кризиса империализма и такого мощного подъема борьбы масс, какого не наблюдалось уже давно. В этих обстоятельствах единство действий коммунистических партий, повышение их авторитета, их влияния на массы приобретают решающее значение для дальнейшего развертывания общего наступления на империализм». Советским работникам предлагалось «разъяснять основные закономерности путей борьбы за социализм, общую для всех компартий задачу разрабатывать свою политику в духе совместно принятых решений». Что касается проекта итогового документа, то первоначально в Москве считали достаточным «кратко сказать о значении мировой системы социализма, о необходимости укрепления позиций социализма в ее странах». По Чехословакии, до августовских событий 1968 г. — «обратить внимание на опасность для завоеваний социализма проходящего там процесса “демократизации” без должного контроля со стороны коммунистической партии»61. Готовя в Москве «большое» совещание, советское руководство в июле 1968 г. отклонило предложение французских коммунистов о встрече европейских компартий для обсуждения политического кризиса в Чехословакии под предлогом того, что оно «может послужить не сплочению, а усилению расхождений между партиями»62.
61. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 72. Д. 181. Л. 79—81; Д. 185. Л. 84.

62. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 72. Д. 188. Л. 92
63 Опираясь на успех сессии, СССР более уверенно оперировал данными по развитию именно СЭВа, не только мировой социалистической системы, в которой наблюдались брожения, и даже раскол по линии КНР, Албании, Югославии, проигнорировавших приглашение в Москву. Важно, что сессия позволила нейтрализовать негативные настроения также такого «обособленного» участника Совета, как Румыния. Руководители стран ОВД, встречаясь в отсутствие лидера СРР, критиковали Н.Чаушеску за «обструкционистские выходки», выражали недовольство особой позицией этой страны по важным политическим и военно-союзническим вопросам63. Но придерживались солидарного мнения — «избежать внешнего впечатления раскола», «не закрывать дверь перед румынами, чтобы предупредить их сползание в лагерь наших противников»64.
63. Александров-Агентов А. С. От Коллонтай до Горбачёва. Воспоминания дипломата. М., 1994. С. 158—159

64. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 3. Д. 30. Л. 1—14.
64 Первоначально румынское руководство высказалось против созыва форума коммунистов, считая его вредным и несвоевременным и в силу отсутствия Китая, кризиса в Чехословакии, тактических споров, демонстрируя «промежуточные», «прокитайские» позиции. В КПСС «скептицизм» румын объясняли «не принципиальными идеологическими соображениями, а стремлением использовать в своих политических целях сложившуюся в мировом коммунистическом движении обстановку разногласий, облегчающую проведение своего внешнеполитического курса с упором на независимость и самостоятельность». Примечательно, однако, что настроения Румынии менялись в связи с подготовкой специальной сессии. СРР проявила «активный интерес к предстоящему экономическому совещанию социалистических стран-членов СЭВ»65. Заметно смягчила непримиримую позицию благодаря многообещающим перспективам в решении топливно-энергетических, торговых, финансовых проблем, открывшихся на специальной сессии Совета, и приняла в форуме коммунистов активное участие.
65. РГАНИ Ф. 5. Оп. 58. Д. 254. Л. 201—292. Ф. 3. Оп. 72; Д. 178. Л. 49.
65 В подготовительной комиссии развернулось заинтересованное обсуждение проекта итогового документа. С критикой, либо поддержкой отдельных положений выступили представители 67 партий. В центре дискуссий, как и задумывали в Москве, находились проблемы антиимпериалистической, национально-освободительной и революционной борьбы. Главный идеологический куратор форума М. А. Суслов предложил: совещание «призвано внести серьезный вклад в дело борьбы против империализма, сплочения коммунистического движения, всех антиимпериалистических сил». Однако тема мирового социализма, деятельности правящих компартий по социалистическому строительству, как в теоретическом, так и в практическом ракурсе, обсуждалась широко, вопреки первоначальному желанию хозяев не очень «выпячивать» СЭВ. Больший интерес к научному анализу хозяйственных, научно-технических достижений МСС проявили представители европейских капиталистических стран, сделавших серьезный запрос на изучение и анализ экономических отношений объединенных в Совет стран. Итальянцы, шведы, норвежцы, бельгийцы, французы выразили недовольство обтекаемыми формулировками. Предложили не идеализировать социалистический мир, а говорить о законах развития, многообразии путей строительства нового общества, трудностях, с которыми сталкиваются народы на практике и в межгосударственном сотрудничестве, о противоречиях и разногласиях, невмешательстве в дела суверенных стран и партий — на фактах, глубоко и предметно. Представители компартии Норвегии призвали внести в итоговый документ абзац о затруднениях в развитии МСС, причины которых усматривали «не в социалистической общественной системе», а в том, что «недостаточно учитываются различия в предпосылках и ступенях развития отдельных стран, что противоречия преувеличиваются, что принципы взаимоотношений между странами нарушаются». На необходимости освещения межгосударственной проблематики активно ратовали румыны, которые поддержали основные положения проекта, включая принцип интернациональной солидарности, но главную ответственность за защиту завоеваний социализма возложили на «внутренние силы» каждого народа. Настаивали на том, что социалистический лагерь не нуждается в каком-либо руководящем центре и все партии равны. Посланцы Латинской Америки, Азии и Африки на первый план выдвинули вопросы боевой тактики и вооруженной революционной классовой борьбы66.
66. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 374. Л. 2—56; Д. 373. Л. 40—41; Д. 296. Л. 20—23.
66 Подготовленный аппаратом ЦК КПСС объемный перечень наиболее важных поправок, приемлемых для Москвы, показывает, что предметом критики и разногласий на Совещании стали отнюдь не вопросы антиимпериалистической борьбы, а проблемы развития мировой системы социализма. Отношения между странами социалистического лагеря, пути и методы построения нового общества, расширенная интерпретация социалистического интернационализма, приведшая к военному вмешательству во внутренние дела Чехословакии, роль СССР в МСС и международном коммунистическом движении, природа конфликта Советского Союза с КНР и Албанией — дискутировались именно эти вопросы. Все «явно неприемлемые» поправки, вызвавшие возражения СССР по политико-идеологическим мотивам, «были отвергнуты». Представители Норвегии и Великобритании предлагали снять упоминание СССР в абзацах, наделявших СССР особой ролью первопроходца и передовой силы по формуле «Советский Союз и другие социалистические страны». КПСС придавала данному положению принципиальное значение, так как в упомянутом виде редакция закрепляла за СССР историческую лидерскую роль в мировой системе социализма в русле глобальной борьбы двух систем. В итоговый документ вошел советский вариант. Румыния выдвигала поправки, которые косвенно осуждали акцию пяти стран в Чехословакии, указывали на роль социалистической революции в Китае, вклад КНР в развитие мирового социализма. Подобные, меняющие замысел СССР «улучшения», которые бы «ставили Китай в один ряд с СССР», решительно отклонялись. Никаких исправлений проекта, которые могли бы «акцентировать внимание мировой общественности на отсутствии единства стран мировой системы социализма», не допускались. Одновременно, румынские коммунисты делали «сильные» положительные высказывания в адрес СССР. Некоторые партии, в частности Великобритании, Испании, Норвегии, предлагали снять отдельные абзацы, посвященные анализу состояния мировой системы социализма, высказывались о недоработке теории, разногласиях и проблемах.
67 «Скрытый смысл» отдельных возражений, направленных на то, чтобы «преуменьшить значение советской поддержки» европейских стран в строительстве социализма, в частности, Румынии, исключался. В результате усилий советской делегации развитие мировой системы социализма, достижения и «трудности» получили во второй части итогового документа подробное освещение. Без прямого упоминания СЭВ, но с очевидным учетом успехов и перспектив развития европейской социалистической экономической организации. В полном соответствии с официальными документами КПСС, теории и практики связей между странами социализма, с высокой оценкой «значения сотрудничества социалистических стран, строительства нового типа международных отношений», с очевидным посылом выхода за рамки взаимодействия коммунистических партий в пользу широких общенародных контактов между предприятиями, общественными организациями, людьми67. КПСС выступила арбитром терминологических дискуссий о содержании понятий «содружество социалистических стран», «мировая система социализма», принципах и практике межгосударственных отношений. В итоговом документе употребляется только понятие «мировая система социализма». К МСС отнесены четырнадцать стран. Подобное толкование имело для СССР принципиальное значение, так как наполнило термин универсальным смыслом, придало системе «всемирный» характер, соответствующий более зрелым параметрам развития, более высокому уровню общности «мирового социализма».
67. РГАНИ. Ф. 10. Оп. 1. Д. 373. Л. 57—101.
68 Руководители стран-членов СЭВ В. Гомулка, В. Ульбрихт, Я. Кадар, Т. Живков, Г. Гусак, Н. Чаушеску, Ю. Цеденбал, демонстрируя солидарный исторический оптимизм, выступили с утверждениями о первостепенном значении экономического сотрудничества социалистических государств как главном факторе укрепления мировой системы социализма. Поддержали тезис о громадных возможностях более полного использования имеющихся резервов ведения хозяйства, открывающихся благодаря НТР и перспектив социалистической интеграции. Связали будущее СЭВ с успехом национальных реформ, ростом производительности труда, установлением самых эффективных форм планирования, увеличением благосостояния населения, достижением превосходства в экономическом соревновании с капитализмом. Высказались о расширении прав человека и развития личности на основе более полного удовлетворения материальных потребностей своих граждан.
69 Главный докладчик Л. И. Брежнев уделил мировой системе социализма особое внимание, сделав акцент на позитивной экономической повестке. Сославшись прямо на итоги специальной сессии, «состоявшейся недавно в Москве», генсек КПСС уверенно представил СЭВ как самую динамичную часть МСС, «прообраз будущей жизни всего человечества». Сообщил о новом уровне взаимодействия: «Главный упор ныне делается на качественную сторону, на повышение эффективности общественного производства и экономических связей. Решению этой задачи призваны служить экономические реформы, осуществляемые в европейских социалистических странах. Этим же целям служит и комплексная, долгосрочная программа дальнейшего развития социалистической интеграции, основные направления которой определены на специальной сессии Совета Экономической Взаимопомощи». Впервые в таком формате подробно показал совокупные достижения стран-членов Совета, имеющих «силу примера». Охарактеризовал основной экономический закон социализма, бескризисного планомерного роста и расширения производства на основе коллективного труда, общественной собственности на средства производства, наиболее полного удовлетворения постоянно растущих потребностей всех членов общества, при обязательном политическом руководстве компартий. Привел данные, прошедшие апробацию на сессии. За последние десять лет национальный доход стран СЭВ увеличился на 93 %, а в развитых капиталистических государствах лишь на 63. Занимая 18 % территории, и имея 10 % (341 млн человек) населения земли, страны СЭВ производят одну третью часть мировой промышленной продукции. Заметно сокращается разрыв в объеме промышленного производства между СССР и США. В 1966 г. объем советского промышленного производства составлял 55 % от американского, а в 1968 г. — уже около 70 %. На основе экономического подъема растет и жизненный уровень советского народа и народов стран СЭВ. Экономика социалистических стран достигла такого высокого уровня развития, при котором имеются громадные возможности полнее и эффективнее использовать ее могучие резервы в интересах трудящихся. Так, страны СЭВ располагают таким развитым, крупнейшим в мире промышленным комплексом, что могут совместными усилиями решать экономические проблемы любой сложности.
70 Разумеется, ссылки на СЭВ были крепко впаяны в политические приоритеты антиимпериалистической борьбы, чей исход «во многом» определяется экономическим соревнованием между социализмом и капитализмом. «Чем острее становится противоборство нового и старого мира, тем большее значение приобретает использование всех возможностей, заложенных в новом общественном строе, укрепление могущества социалистических стран, широкая и всесторонняя координация их усилий»68.
68. Международное совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. М., 1969. С. 49—54.
71 Полемика, не вышедшая за рамки подготовительного этапа, не помешала добиться принятия советской редакции итогового документа. При убедительной поддержке партий стран СЭВ, составивших для КПСС прочный идейно-политический тыл, посланцев «третьего мира», национально-освободительных движений. Принятая к разработке на специальной сессии программа социалистической интеграции послужила выгодным экономическим козырем для изложения теоретических основ развития мировой системы социализма на противопоставлении с кризисами и деформациями капитализма, парирования критических замечаний отдельных участников. Укрепила лидирующие позиции СССР. Польский руководитель В. Гомулка выразил общее мнение: «Коммунистическая партия Советского Союза, является равной среди всех партий, но она в то же время и первая партия среди всех равных»69.
69. Там же. С. 345.
72 Итоговый документ, озаглавленный «Задачи борьбы против империализма на современном этапе и единство действий коммунистических и рабочих партий, всех антиимпериалистических сил», утвердил советский тезис: «Магистральный путь развития человечества определяет мировая социалистическая система, международный рабочий класс, все революционные силы». Содержал набор основных идейно-теоретических положений о том, что «вклад мировой системы социализма в общее дело антиимпериалистических сил определяется, прежде всего, ее растущей экономической мощью. Социалистический мир вступил в такую полосу развития, когда появляется возможность значительно полнее использовать могучие ресурсы, заложенные в новом строе. Мировая система социализма является решающей силой в антиимпериалистической борьбе. Всякая освободительная борьба находит ничем не заменимую поддержку со стороны Советского Союза. Становление социалистического мира — составная часть классовых битв на мировой арене. Защита социализма — интернациональный долг коммунистов»70.
70. Там же. С. 289, 301—302.
73 В СССР официальные оценки результатов совещания были выдержаны в оптимистических тонах, в критериях научного анализа международного положения и тенденций его развития, с принципиальных внешнеполитических позиций. В Постановлении Пленума ЦК КПСС от 26 июня 1969 г. подчеркивалась важность развития и укрепления единства МСС. «Оплотом всемирного антиимпериалистического, революционного движения является социалистическая система. От дальнейших достижений социалистической системы и ее сплоченности, использования правящими партиями всех возможностей, заложенных в новом общественном строе, в решающей степени зависит успешное противоборство нового мира со старым». Пленум напрямую связал внешнюю политику СССР, обеспечение мира, безопасности, мирного сосуществования, антиимпериалистическую борьбу с «укреплением мощи и сплоченности содружества социалистических стран», экономическими успехами, научно-техническими достижениями, подтвердив, что «строительство коммунизма в СССР имеет интернациональное значение»71.
71. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 1898—1971. М., 1972. Т. 10. С. 65—71.
74

Совещание осудило войну США во Вьетнаме, приравняло антикоммунизм к антисоветизму, одобрило обращение к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Проходило в праздничной атмосфере гостеприимства, с культурной программой, концертами и экскурсиями. Завершилось под пение «Интернационала» провозглашением коммунистических революционных лозунгов. Конференция вызвала большой резонанс в мире. Подборка газетных статей по событию составила отдельный файл в документации ЦРУ США. В критических откликах западной прессы подробно препарировались противоречия в международном коммунистическом движении, фактор Китая, Албании, Чехословакии, Югославии, разногласия по пунктам отдельных положений, европейские реакции72. С очевидным преувеличением проблем, которые КПСС удалось, на текущий момент, успешно урегулировать, благодаря, в том числе, демонстрации созидательного экономического курса на интеграцию СЭВ.

72. General CIA Records. CA Propaganda perspectives/ Document CIA-RDP79-01194A000500080001-3 Publication date August 1, 1969 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 15.08.2019).
75 Близость двух событий, сессии и форума коммунистов, не была случайной. Срочно созванное в апреле мероприятие СЭВ открыло привлекательные перспективы дальнейшего углубления экономического сотрудничества, обеспечив своевременную консолидацию главного отряда мировой системы социализма в канун коммунистической конференции. Сессия продемонстрировала созидательную альтернативу силовым методам решения кризисных явлений в МСС, приглушила, на время, внутренние противоречия. Предложила отличную от «империалистической» модель экономического сближения на основе планомерности, поступательного бескризисного развития, взаимной выгоды, товарищества, добровольности. Сессия облегчила задачу сохранения лидерства СССР в мировом коммунистическом движении в условиях международной конфронтационной стабильности и геополитического соперничества между Советским Союзом и США.
76 По существу экономической практики, советские предложения по преобразованиям в СЭВ содержали ряд важных новаций. К традиционным декларациям о намерении содействовать более быстрому развитию производительных сил, повышению эффективности производства, сближению и выравниванию уровней развития стран-членов СЭВ, добавились существенные уточнения: усиление экономических методов стимулирования качества продукции, выполнения взятых обязательств, гибкие ценовые инструменты. Создать финансовые механизмы интеграции. Разработать в рамках СЭВ информационную сеть, используя самые передовые технологии, что могло бы оказать незаменимую услугу в деле многостороннего согласования, координации планов капиталовложений, специализации, кооперации, торговли среди сообщества стран, находившихся на разных уровнях развития. Ввести элементы свободной торговли между странами-членами организации. Сократить бюрократию, развивать прямые связи между продуцентами, сотрудниками заинтересованных ведомств, научно-исследовательских учреждений. Перейти к подлинным принципам взаимной выгоды, усилить роль коммерческих инструментов.
77 Начинания, постановленные сессией, поддержали, в косвенной форме, престиж советского курса, направленного на создание системы коллективной безопасности в Европе, на мирное сосуществование и конструктивное сотрудничество двух разных социально-экономических систем. Намеченный курс на социалистическую интеграцию свидетельствовал о неисчерпанном потенциале развития организации, возможностях высвобождения скрытых резервов для успешного конкурентного представительства на внешних рынках в условиях стремительной глобализации мировой экономики. Сессия отвергла протекционизм в пользу открытости мировой экономике. Стала одним из первых шагов на пути к будущему противоречивому переговорному процессу между СЭВ и европейскими интеграционными структурами в попытках наполнить экономическим содержанием Хельсинский процесс73.
73. Липкин М. А. «Мы идем с открытым забралом на разговор с “Общим рынком”»: История переговоров СЭВ и ЕЭС об основах отношений в 1972—1979 гг. // Новый исторический вѣстникъ. 2018. № 4 (58). С. 101—135.
78 Сессия и совещание проливают дополнительный свет на использование экономических и политических рычагов, технологии обеспечения лидерства СССР в важных сегментах мировой политики того периода, мировой системе социализма, рабочем и коммунистическом движении. Уточняют расстановку приоритетов национальной безопасности СССР, которые, в силу природы советского государства, отождествлялись с идеями мирового коммунизма, пролетарского интернационализма и единством международного коммунистического и рабочего движения. Совещание, несопоставимое с сессией по масштабу, количеству гостей, решениям и резонансу в мире, наглядно продемонстрировало складывающуюся асимметрию в сложной внешнеполитической конструкции СССР. В пользу глобальной ответственности политико-теоретического свойства и в ущерб экономическому компоненту, в котором естественное внимание к СЭВ и собственному хозяйственному развитию ставилось в зависимость от классовой борьбы в международном масштабе. Как подтвердило совещание, постоянная «забота об укреплении мировой системы социализма — это одновременно забота о развитии мирового революционного процесса, о действенной борьбе против империализма»74.
74. Коммунист. 1969. № 10. С. 4, 20—31.
79 Тенденция на подчинение материальных интересов советской версии коммунистического идеализма в международных делах только усилится. В последующие годы классовая составляющая внешней политики СССР проявится в дальнейшем росте затратных военных мероприятий, усилении идеологической и пропагандистской войны, что мало способствовало доверию и экономическому сотрудничеству на любом уровне и во всех международных форматах.

References

1. Abalkin L. I. Planomernoe razvitie i proportsii mirovogo sotsialisticheskogo khozyajstva. M., 1965.

2. Aleksandrov-Agentov A. S. Ot Kollontaj do Gorbachyova. Vospominaniya diplomata. M., 1994.

3. Vestnik Arkhiva Prezidenta Rossijskoj Federatsii. General'nyj sekretar'. L. I. Brezhnev: 1964—1982. M, 2006

4. Kommunisticheskaya partiya Sovetskogo Soyuza v rezolyutsiyakh i resheniyakh s'ezdov, konferentsij i plenumov TsK. 1898—1971. T. 10. M., 1972

5. Lipkin M. A. «My idem s otkrytym zabralom na razgovor s “Obschim rynkom”»: Istoriya peregovorov SEhV i EEhS ob osnovakh otnoshenij v 1972 — 1979 gg. // Novyj istoricheskij vestnik'. 2018. № 4. S. 101—135

6. Lipkin M. A. Sovetskij Soyuz i integratsionnye protsessy v Evrope. Seredina 1940-kh — konets 1960-kh godov. M., 2016

7. Materialy XXIII, XXIV s'ezda KPSS. M., 1966, 1971

8. Mezhdunarodnoe soveschanie kommunisticheskikh i rabochikh partij. Dokumenty i materialy. M., 1969

9. Mirovaya sotsialisticheskaya sistema khozyajstva. V 4-kh tomakh / pod red. G. M. Sorokina. M., 1967.

10. «Prazhskaya vesna» i mezhdunarodnyj krizis 1968 g. / pod red. N. G. Tomilinoj, S. Karnera, A. O. Chubar'yana. M., 2010

11. Programma Kommunisticheskoj partii Sovetskogo Soyuza. M., 1967

12. Sistemnaya istoriya mezhdunarodnykh otnoshenij v chetyrekh tomakh. 1918—2003 / pod red. A. D. Bogaturova. M., 2003.

13. Upuschennyj shans ili poslednij klapan? (K 50-letiyu kosyginskikh reform 1965 g.) / pod red. R. M. Nureeva, Yu. V.Latova. M., 2019.

14. Faddeev N. V. Mnogostoronnee sotrudnichestvo stran sotsializma i ego znachenie v sovremennykh usloviyakh. M., 1972.

15. Chekhoslovatskij krizis 1967—1969 gg. v dokumentakh TsK KPSS / cost. L. A. Velichanskaya. M., 2010

16. Yakovlev A. N. Sumerki. M., 2005

17. The Oxford Handbook of the Cold War / ed. by R. H. Immerman, P. Goedde. Oxford, 2013.

18. Zwass A. The Council for Mutual Economic Assistance. N. Y., 1989.