A Church of Saint Sabbas in Heiti Architecture as a Primary Source
Table of contents
Share
Metrics
A Church of Saint Sabbas in Heiti Architecture as a Primary Source
Annotation
PII
S207987840007974-0-1
DOI
10.18254/S207987840007974-0
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Olga Barashko 
Affiliation: Higher School of Economics
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The article discusses the history of the construction of the church of St. Sabbas in Kheiti village, located in the middle stream of the Big Liahvi river. The text describes in detail the current state of the monument, proposes the reconstruction of the original forms, and highlights the main stages of construction. The architecture of this monument, as well as stylistically and technically similar ecclesiastical buildings appears as the main primary source for the history of territories of the historical region Shida-Kartli (northern part of Eastern Georgia) in the 10th c., linking insignificant information from the main annalistic monument of Georgia — Kartlis Tskhovreba with epigraphic material in the form of building and funeral inscriptions on churches in the upper streams of Liahvi and Ksani rivers. A comparative analysis of the monuments of local ecclesiastical architecture, as well as neighboring regions, suggests the organization of a certain construction policy of the governors of the Abkhaz king, who controlled the territories in the gorges of the Big Liahvi and Ksani rivers, a large feudal family of Tbeli. Churches that were built under their supervision can be combined into a homogeneous group, that uses specific building techniques, both functional and decorative, based on the local traditions of earlier monuments, but transformed through the use of patterns common throughout the South Caucasus region (neighboring Georgian state formations, as well as Armenia). The author of the article also draws attention to the purpose of the church (monastery, parish or house), not least affecting the decision regarding the type and general appearance of the building.

Keywords
medieval Georgia, church architecture, Abkhazia, epigraphy, the Tbelis
Received
07.09.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
46299
Number of purchasers
11
Views
151
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Все основные сведения по истории верховьев р. Большая Лиахви и Ксани, как части исторической области Шида-Картли известны нам благодаря сохранившемуся в поздних списках летописному своду «История Грузии» или «Картлис Цховреба» — памятнику грузинской исторической письменности, составленному из летописных произведений различных авторов и дающих последовательное описание исторических событий на территории грузинских земель до начала XIV в. Сразу оговоримся, что строительство, рассматриваемого храма помещаем в промежуток первых тридцати лет X в., обоснование чему будет дано ниже. Этот исторический период описывается в «Летописи Картли» или «Матиане Картлиса» неизвестного автора.
2

Интересующий нас период начинается с правления абхазского царя Георгия II, а заканчивается воцарением Баграта III Багратиони. По причине того, что главными темами этого произведения все же является объединение грузинского государства и борьба за это объединение (что вполне объяснимо для источника составлявшегося с «санкции»1 власти), та часть истории, которая предшествовала этому событию — история отдельных княжеств дается в сравнительно меньшем объеме. Период с IX по X вв. освещен в «Летописи Картли» не столь подробно как следующее за ним столетие, еще и по причине того, что сам анонимный автор, который, происходил из Восточной Грузии, жил во второй половине XI в. и писал текст в 1072—1073 гг.2, являясь очевидцем событий более позднего периода, мог больше сказать о них. Особенно важным является то, что автор дает информацию не только об истории Картли, но также освещает значимые события соседних грузинских государственных образований. Однако Летопись не содержит иных более конкретно привязанных к данной области сведений. Единственным, на данный момент источником, вплетающим эти территории в общую историческую канву, являются строительные надписи, расположенных здесь храмов и сама архитектура.

1. Матиане Картлиса [Летопись Картли. Текст] / пер., введ. и примеч. М. Д. Лордкипанидзе. Тбилиси, 1976. С. 14.

2. Матиане Картлиса… С. 15, где дается ссылка на труд. Джавахишвили И. А. Древнегрузинская историческая литература. Тбилиси, 1945. С. 196—199.
3

Храм святого Саввы (Саба-Цминда) в с. Хеити, расположенный в среднем течении р. Большая Лиахви в исторической области Шида-Картли (северная часть Восточной Грузии) выделяется среди остальных храмовых построек данной территории своим типом и запутанной историей строительства. Сейчас эта постройка, не раз привлекавшая внимание исследователей и реставраторов, почти полностью разрушена природными катаклизмами и нуждается в немедленной реставрации.

4

Впервые Саба-Цминда упоминается в Географии Царевича Вахушти, при описании территорий вокруг р. Большой и Малой Лиахви3. Он описывает его как «грандиозный» и «хорошей архитектуры» монастырь, который теперь находится в ведении священника, то есть стал приходским. Важно, что Вахушти упоминает храм как купольный, тогда как перед последующими поколениями исследователей он представал уже как перекрытый коробовым сводом, забранным под двускатную кровлю.

3. Багратиони В. География Грузии / пер. и прим. М. Г. Джанишвили. Тифлис, 1904. С. 210, где Вахушти помещает селение, где расположен монастырь к северу от с. Эредви к Кцхилвани.
5

Более обстоятельную заметку о храме в Хеити составил академик М. Броссе, который посетил эти места в 1848 г. Наиболее важным в его разысканиях являются копированные и прочитанные надписи в западном притворе и на надгробиях, которые сейчас, возможно, и находятся под развалинами храма, но недоступны для изучения без археологических работ4. Исследователь обнаружил внутри храма несколько надгробных плит, датируемых серединой XVIII в.5, и принадлежащих членам княжеской семьи Мачабели, которые владели землями Лиахвского ущелья в этот период. Храм Саба-Цминда в Хеити в какой-то момент стал, по всей видимости, их фамильной усыпальницей. Еще одна поминальная надпись до сих пор читается в притолоке западного портала в обход церкви. Она выполнена, как и надписи надгробных плит, грузинским письмом мхедрули и упоминает еще одного представителя рода Мачабели, Георгия.

4. Brosset M. F. Rapportssur un voyage archeologique dans la Georgie et dans l’Armenie, execute en 1847—1848. SPb., 1851. 3 vol.

5. Отхмезури Г. Эпиграфика северной части Шида Хартли // Осетинский вопрос. Сост. Бакрадзе А., Чуби-нидзе О. Тбилиси, 1994 [Электронный ресурс]. URL: >>>. Автор ссылкой на С. Макалатия, Лиахвское ущелье, с. 39 дает две даты с надгробных плит. Одна 1745 г. указана в эпитафии жены Георгия Молчабели, Елены, вторая — 1759, на могильной плите еще одного представителя Мочабели Заала, сына Иэссе. Обе надписи выполнены грузинским письмом мхедрули.
6

Позже, уже в 1875 г., памятник посещает графиня П. С. Уварова. Ее описание и анализ храма в Хеити издаются в I книге «Записки общества любителей кавказской археологии»6. Уварова также называет постройки в Хеити монастырем, основываясь, скорее всего, на описании Вахушти и наличии других построек. Вообще изначальное монастырское назначение не только неизвестно доподлинно, но и не разрабатывается детально в историографии храма. Впрочем, если посвящение св. Савве Освященному, к которому восходил основной монашеский устав православного мира, оригинально, то это может быть еще одним аргументом в пользу монастырского характера храма. Графиню сопровождало уездное дворянство, которое помнило церковь только в том же состоянии, то есть недействующим и заброшенным. Местные также рассказали, что храм являлся усыпальницей рода Мачабели (в тексте Уваровой — Матчавели).

6. Материалы по археологии Кавказа, собранные экспедициями Московского археологического общества / под ред. и с предисл. Гр. Уваровой. Вып. IV. М. 1894. С. 177—178
7 Уварова в своей работе дает общее описание памятника, упоминает некоторые детали и проводит определенные сравнения. Например, на тот момент еще сохранялся каменный резной иконостас, который Уварова по исполнению и стилю связывает с памятниками XV в. — в соседнем Тирском монастыре и в Сафаре. Особо интересно выдвинутое ею предположение относительно перекрытия Саба-Цминда: хотя при ней оно было коробовым, она выдвинула версию о куполе (не ссылаясь при этом на Вахушти), по причине наличия со всех четырех сторон простых остроконечных грузинских фронтонов, которые не допускают возможность простой двускатной крыши. К югу от храма располагается двухэтажная круглая башня, имеющая вход лишь на втором этаже, куда можно попасть по приставной лестнице: она датируется в более поздних исследованиях рубежом XVII—XVIII вв. Уварова предложила схожую датировку XVIII в. и посчитала, что одновременно с постройкой башни было пристроено северо-западное угловое помещение и заложены кладкой проемы южного и северного рукавов до проходов небольших размеров. Надписи, которые упоминал Броссе, к моменту приезда Уваровой уже было невозможно прочесть, хотя она зафотографировала их и сняла кальку.
8

Долгое время после этого храм в Хеити не обращал на себя внимание исследователей. Только в 1946 г. памятник был обмерен, а также частично реставрирован главными исследователями Шида-Картли Р. Меписашвили и В. Цинцадзе. Результатом этих работ стала обширная статья Р. Меписашвили 1971 г. в журнале «Маце», полностью посвященная храму Саба-Цминда7. Это первая и самая обстоятельная научная работа, посвященная данному памятнику, которая содержит уникальный фотографический материал, позволяющий сейчас продолжать работу по изучению средневековой архитектуры данного региона. Меписашвили дает подробнейшее описание храма и предлагает вариант реконструкции несохранившихся или перестроенных частей.

7. Меписашвили Р. Церковь св. Саввы в сел. Хеити // Маце (Вестник. Серия истории, археологии, этнографии, истории искусства). 3. Тбилиси, 1971 (на груз. яз.)
9 Автор выдвигает предположения о нескольких крупных перестройках храма. Началом X в. она датирует первоначальную постройку — основной крестообразный объем с пастофориями и трехсторонним, доходящим до рукавов креста обходом. Затем во второй половине XIII в. или XIV в., по мнению автора, была перелицована средняя часть южного фасада, окно южного рукава получило новый декор в виде наличника с «шишечками», а по периметру храма был пущен карниз (первоначальный карниз сохранился над аркой западного входа). Последнее крупное изменение состоялось ок. XVIII в. Р. Меписашвили считает, что северная часть обхода разрушилась, а на его месте появилась пристройка, которую автор называет приделом.
10

В отличие от Уваровой, Меписашвили приходит к выводу, что храм изначально был перекрыт не куполом, а коробовым сводом, о чем, по ее мнению, говорят очевидно вытянутое по оси запад-восток пространство и поддерживающий эту архитектонику общий ритм пристенных арочных ниш и арок рукавов креста. Такое мнение закрепилось среди других исследователей грузинской архитектуры. Так, Саба-Цминда даже не рассматривается среди купольных храмов типа croix libre в диссертации Д. Туманишвили, посвященной грузинским церквям данного типа8.

8. Туманишвили Д. Тема «свободного креста» в средневековой грузинской архитектуре [Доклад] / АН Грузинской ССР. Ин-т истории грузинского искусства им. Г. Н. Чубинашвили; II Международный симпозиум по грузинскому искусству. Тбилиси, 1977.
11

Храм Саба-Цминда, как и несколько других храмов с. Хеити (Двели-Гавази и Дзвели-Цховели), вошел в самую масштабную по сей день работу, посвященную архитектуре данного региона — «Архитектура нагорной части исторической провинции Шида-Картли», изданную в Тбилиси в 1975 г. Р. С. Меписашвили и В. Г. Цинцадзе9. Здесь в сжатом виде изложены основные положения статьи 1971 г. Интересующий нас храм, авторы относят к строительной деятельности эриставов Тбели10, которым, помимо Саба-Цминды, они приписывают храмы святого Георгия и Берис-Сакдари в Эредви, в Кемерти, Додоти и Тбети11.

9. Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Г. Архитектура нагорной части исторической провинции Грузии — Шида-Картли. Тбилиси, 1975.

10. Эристав(и) — правители области, назначаемые царем. Согласно «Картлис цховреба», появилась при царе Фарнавазе, который разделил Иберийское царство на девять административных единиц, восемь из которых назывались «саэристао» и управлялись эриставами, во главе девятой — спаспаспето стоял сам царь. Позже должность эристава становится наследственной.

11. Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Г. Архитектура нагорной части... С. 44
12

Важно упомянуть одну из последних публикаций церкви Саба-Цминда в Хеити в своде памятников архитектуры Цхинвальского района исторической области Шида-Картли, составленный по результатам экспедиций грузинских специалистов, проведенных в 1981—1984 гг.12. Авторы следуют основным выводам, изложенным в статье Р. Меписашвили, однако важно их описание состояния памятника на тот момент, так как это был последний раз, когда храм сохранял своды — в 1991 г. они окончательно рухнули в связи с произошедшим землетрясением.

12. შიდა ქართლი. პატარა და დიდი ლიახვის ხეობების არქიტექტურული მემკვიდრეობა (ცხინვალის რაიონი) : 1981—1983 წლების ექცპედიციის მასალები / რედ. ცირა დადიანიძე. თბილისი. 2002.
13

В апреле 2015 г. на территории в верховьях р. Лиахви и Ксани была проведена архитектурно-археологическая экспедиция под руководством доцента школы исторических наук НИУ ВШЭ А. Ю. Виноградова, имевшая целью изучение средневекового зодчества северной части историко-географической области Шида-Картли, в которой участвовал и автор13. За время экспедиции было осмотрено около тридцати памятников церковного и гражданского строительства, среди которых был и храм Саба-Цминда в Хеити. Осмотр памятника показал, что на данный момент его состояние значительно ухудшилось (для сравнения на тот момент использовался материал публикаций Р. С. Меписашвили и В. Г. Цинцадзе). За исключением упоминания монастыря у Вахушти, Саба-Цминда всегда описывался как уже не действующий храм, причем с появлением каждого нового исследования все больше зарастал и разрушался. Последний раз памятник обследовался автором летом 2017 г. и находился в плачевном состоянии. Cвод и апсида полностью обвалились, большая часть декора осыпалась и разбросана во фрагментах вокруг храма, зарастая мхом, сама постройка поросла кустарником, а дерево в северо-западной части храма, которое хорошо видно уже на фотографиях из статьи Р. Меписашвили, своим ростом разрушило стены северо-западной пристройки и северной стены храма, которая обвалилась внутрь и завалила основное пространство, полностью перекрыв к нему доступ. До уровня сводов сохранились лишь боковые рукава крестообразного здания. Все это, а также повысившийся уровень земли, сильно затрудняет доступ к отдельным частям памятника и их полноценному изучению. Максимально доступным для осмотра является западная часть постройки, свод здесь также не сохранился, но стены стоят на полную высоту и прослеживается общий план. Здесь же несколько декоративных деталей сохранились in situ. Храм находится в периметре каменной высокой каменной ограды, внутри которой стоит круглая двухэтажная башня, датируемая боле поздним временем (см. выше), а также небольшое кладбище.

13. Результаты экспедиции частично изложены в книге Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства. Конец VIII—X в. М. 2015 и статье Виноградов А. Ю. Христианское зодчество после арабов: в поисках новой идентичности. Абхазское царство, Тао-Кларджетия, Картли и Кахети // Polystoria: Зодчие, конунги, понтифики в средневековой Европе / отв. ред. М. А. Бойцов, О. С. Воскобойников. М. 2017. С. 111—173, где храм в Хеити связывается со строительной традицией абхазского царства на основе скульптурного декора.
14 Храм Саба-Цминда в Хеити — это, как уже было сказано выше, крестообразная в плане постройка (из-за угловых пристроек снаружи план не читается и здание имеет прямоугольную форму) состоит из основного зального объема с примыкающими к нему с севера и юга пониженными рукавами, образуя в плане свободный крест (илл. 1). Боковые рукава были перекрыты поперечным полуциркульным сводом, а основное пространство — коробовым сводом: по крайней мере, таким оно предстает на всех известных нам фотографиях, таким же его описывают и реконструируют как первоначальный все авторы, кроме Вахушти. Мы склонны принять его описание, как относящееся именно к рассматриваемому памятнику. Помимо того, что существует эта натурная заметка, о наличии некогда купола на храме, говорит его план, где продольная и поперечная части внутреннего пространства, на пересечении образуют подкупольный квадрат. Кроме того, на известных нам снимках видна некачественная кладка подпружных арок полуциркульного свода и их заполнения, разительно отличающаяся от хорошо вытесанных и сложенных арок апсиды и южного и северного рукавов креста. Дополнительным аргументом будет служить, отмеченный еще Уваровой, внешний облик здания, где боковые рукава заканчиваются треугольными фронтонами, перекрытыми двускатной кровлей — композиция, чаще встречающаяся именно в сочетании с купольным перекрытием центральной части.
15

Илл. 1. Храм св. Саввы в Хеити. План. По Р. С. Меписашвили

16

Меписашвили в своей работе реконструирует два пастофория по бокам апсиды. При наших осмотрах 2015 и 2017 гг. пастофорий с юга не прослеживался совсем; более того, видна облицовка западного фасада, предполагающая, как минимум, что в определенный момент, южный пастофорий разобрали. С северной же стороны, в месте, где должен располагаться пастофорий, сейчас все поросло мхом, травой и кустарником и никаких стен нет, однако от фасада северного рукава на восток совершенно четко продолжается облицовка, по-видимому, обрушившейся стены, в восточной части этого же рукава расположен дверной полуциркульный проем, который должен был вести в этот пастофорий.

17

Столь же неясно выглядит и западная часть постройки. Сейчас ясно читается только Г-образный обход с запада и юга от основного пространства. В северо-западной части, где логично предполагалось его продолжение, на данный момент не прослеживается никакой кладки или фундамента (илл. 2). С северной стороны к основному объему и северному рукаву вприслон стоит изолированная от пространства храма пристройка, несколько выступающая с севера за основной абрис здания, которую Р. Меписашвили считала значительно более поздним приделом. Хорошо прослеживается только ее западная стена со слуховым круглым окошком, оформленным двумя валиками по диаметру, посередине и выступающими на его уровне консолями.

18

Илл. 2. Храм св. Саввы в Хеити. Северо-западный фасад. Фотография из фондов Грузинского национального департамента по охране культурного наследия

19 Консоли и даже следы подпружных арок, являвшихся частью перекрытия обхода, видны в кладке западной стены храма; только располагаются они гораздо выше, чем консоли северо-западной пристройки. На уровне первых располагается арочный проход в храм: в его тимпане изображен равноконечный крест, вписанный в круг — это довольно часто встречающийся элемент декора в памятниках грузинской, в том числе и местной, храмовой архитектуры (илл. 3).
20

Илл. 3. Храм св. Саввы в Хеити. Тимпан западного портала в храм

21

Ровно напротив устроен и портал в обход. Эта часть обхода над западным порталом повышена и немного выдвинута вперед, она была покрыта поперечным сводом и забрана под двускатную кровлю, как и рукава креста с юга и севера (илл. 4). Входной проем арочный (довольно широкий, как и арки рукавов), в одном из камней его внутренней кладки находится упоминавшаяся выше надпись, о молении за Георгия Мачабели.

22

Илл. 4. Храм св. Саввы в Хеити. Западный фасад

23 Фронтон западного фасада украшает круглое окно, оформленное двумя смыкающимися по горизонтали бровками с геометрическим орнаментом и валиками, положенными по периметру. Круглые окна имелись также на фронтонах боковых компартиментов. Однако западное окно явно составлено из бровок двух окон, и использовано либо вторично, либо составлено так за ненадобностью этих деталей, вследствие изменения декоративного плана.
24 Второй портик в обход располагался с юга и представлял собой перспективный двухарочный проем, опирающийся на восьмигранную мощную колонну с массивной резной капителью — это одна из самых интересных деталей резного декора храма. Ее составные части разбросаны вокруг южной стены, в том числе и хорошо сохранившаяся, еще не поросшая мхом резная капитель (илл. 5). Она представляет собой упрощенный вариант распространенной еще в доарабском Закавказье капители в форме корзинки с волютами над ней. Четыре валика, трансформировавшиеся из волют, украшены здесь розетками на торцах. Со стороны фасада в двух розетках помещены цветы, а две другие представляют собой спираль. Сзади все четыре розетки украшены спиралью. Боковые валики также обработаны геометрическим орнаментом. Над этой композицией располагается тонкая плита абаки, по периметру которой пробегает аккуратный орнамент, состоящий из чередования лиственных и геометрических мотивов. Колонна с этой тщательно оформленной капителью является опорой для двухарочного портика, ведущего в обход храма. Как и остальные части фасада, его сложно профилированные двойные арки сложены из хорошо тесанных плит туфа.
25

Илл. 5. Храм св. Саввы в Хеити. Фрагменты колонны южного портала в обход

26 Среди обломков храма можно увидеть множество декоративных деталей (илл. 6—7). Например, с северной стороны была найдена деталь оконного навершия, украшавшего западный фасад, это камень винного цвета с низкой резьбой в виде ряда листьев. В руинах также был найден камень, напоминающий кронштейн, украшенный двумя прочерченными кругами, внутри разделенным бороздками на четыре части, в них располагаются еще пять меньших кругов, четыре в углах и пятый в середине. По характеру рельефа можно предположить, что он относится к ранним образцам грузинской пластики. С той же стороны сейчас лежит плита с вырезанным небольшим оконным проемом, напоминающем классический романский бифорий — сдвоенные арки с розеткой сверху между ними. Этот рельеф располагался на северной стене северо-западной пристройки. Его функция не совсем ясна: и как украшение фасада и как световой проем, он располагался в слишком неподходящем месте — практически в самом низу и, скорее всего, использовался в этой части здания вторично.
27

Илл. 6. Храм св. Саввы в Хеити. Фрагмент декорации храма

28

Илл. 7. Храм св. Саввы в Хеити

29

Фрагмент декорации храма с западного фасада Отдельного внимания заслуживает оконный проем южного фасада. Его декор не совпадает с вышеописанными рельефными композициями (илл. 8). Арка проема оформлена валиками, опирающимися на небольшие квадратные по форме плоские плитки, продолжаясь по бокам маленькими резными деталями в форме песочных часов, от которых дальше шли валики по периметру окна. Вся эта композиция фланкируется по сторонам, так называемыми «шишками» — выпуклыми рельефными композициями с растительным орнаментом, оформленным в круг из двух валиков. По всему периметру храма проходит вогнутый карниз с валиком внизу — практический типовой элемент в каменной храмовой архитектуре Грузии XIII—XV вв.

30

Илл. 8. Храм св. Саввы в Хеити. Декор окна южного фасада

31 Кладка храма состоит в основном из туфа, под обмазкой интерьера стены выложены из булыги. Последняя также встречается в ремонтированных частях храма. Все важные конструктивные элементы интерьера — сложно профилированные арки проходов и сводов, а также пилястры выполнены из камней качественно обработанного туфа винного цвета. Туфовыми плитами облицован и весь храм. Такой камень не часто появляется в местной архитектуре, предпочитавшей блоки светло-бежевого ширими (водянного туфа) — более пористой породы, которую невозможно отшлифовать до идеально ровного состояния.
32

Нельзя не согласиться с Меписашвили относительно общего впечатления от интерьера храма: благодаря разделке боковых стен глухими арками в западной части, широким аркам рукавов креста и изящным арочным нишам на востоке, обрамляющим подобие вимы, создается общий ритм вытянутого с запада на восток базиликального пространства (илл. 9).

33

Илл. 9. Храм св. Саввы в Хеити. Интерьер. Вид на восток. Фотография из фондов Грузинского национального департамента по охране культурного наследия

34 Источники света в храме крайне немногочисленны, и даже по имеющимся в расположении черно-белым фотографиям можно понять, что внутри храма, перекрытого глухим коробовым сводом, было достаточно темно. Одно окно располагалось в апсиде, одно в южном рукаве и еще одно на западе южной стены, но выходило оно в обход, как и входной проем в храм, что давало лишь опосредованный свет в основное пространство. Меписашвили также реконструирует окна в апсидах пастофориев.
35 На момент последних двух посещений памятника, среди обнажившихся от обмазки и облицовки частей зданий были замечены несколько важных для реконструкции строительной истории технических элементов. В северной стене на уровне начала свода было найдено три полых керамических сосуда, расположенных друг рядом с другом и, скорее всего, использовавшихся для разгрузки в месте примыкания конструкции свода к несущим стенам. В восточной части храма был обнаружен кирпич, возможно относящийся к перекладке свода из купольного в полуциркульный. Так или иначе, сейчас понятно, что он происходит из восточной подпружной арки.
36 Конха апсиды понижена по сравнению с триумфальной аркой, что имеет следствием появление широкой лобовой стены. Линия ее изгиба кривая, однако сложно сказать, плохо ли это положенный камень или некачественно нанесенная обмазка. Такое исполнение сильно контрастирует с высококачественным исполнением фасада.
37 Как было сказано выше, Меписашвили реконструирует наличие в храме изолированных от апсиды пастофориев, которые фланкировали ее по сторонам и выходили в пространство рукавов креста, а завершались полукруглыми апсидами.
38 Рукава креста, некогда открывавшиеся в основное пространство храма широкими полуциркульными двойными арками, в какой-то момент были почти полностью заложены до небольших проходов неровной формы.
39 Исходя из натурного осмотра памятника, архивных данных, а также опубликованной съемки Уварововй и Меписашвили, на данный момент можно определить несколько этапов строительства и декорации. К первому, когда храм представлял собой купольный croix semi-libre, мы относим, явно раннюю колонну оформлявшую аркаду входа на южном фасаде обхода. Сейчас части ее раскиданы около храма. Рельефы, вторично использованные в кладке храма, а также камни с резным декором, разбросанные вокруг, по характеру явно принадлежат к оригинальной постройке.
40 Второй этап определяется, прежде всего, по перелицовке фасада, тип декора которого можно отнести к скульптуре XIII—XIV вв., но техника и скромность орнамента указывает скорее на более раннюю границу этого промежутка. В этот момент появляется изогнутый карниз с валиком снизу, пробегающий по всему периметру здания, а также декорация окна южного рукава, вставка которого легко отличается по фасадным блокам от первоначальной облицовки. К этому же времени можно отнести закладку и уменьшение входных проемов в боковые рукава креста, так как в заложенной части видны обработанные туфовые камни, а арка нового уменьшенного прохода сложена также аккуратно из качественно обработанных туфовых плит, как и фасад.
41 В какой-то момент заложенными оказались все глухие арки и ниши храма. Такое решение было явно продиктовано желанием укрепить стены здания, пострадавшие от землетрясений. Было ли это сделано до или после обрушения купола сказать сложно, ясно лишь, что такие ремонтные работы производились несколько раз, и все возможные укрепления стен и свода храма, происходили на протяжении всей его истории как действующей церкви.
42 Не представляется возможным датировать замену купола на коробовый свод. Мы можем лишь поместить эту радикальную перемену в промежуток между посещением храма Вахушти, когда купол еще стоял, и осмотром этого памятника графиней Уваровой.
43

Все предыдущие исследователи не вписали храм св. Саввы в Хеити ни в архитектурный, ни в исторический контекст, ограничиваясь либо типологическими параллелями (с храмом в Хоби), либо самыми общими отсылками к другим памятникам на левых притоках Куры14. Между тем, недавно нами, в соавторстве с группой исследователей, было показано, что эти памятники совсем не гомогенны, а распадаются на ряд групп, имеющий разную историческую подоплеку. Церкви второй половины IX в. в Ксанском Армази (864 г.), Цирколи, Двани и Инаури, со скрытым под двускатную кровлю куполом, связаны с эриставами из рода Канчаели, которые ориентировались в их декорации на доарабский храм Кабабени VII в. в своем родовом гнезде Канчаети. Архитектурные новации рубежа IX—X вв., которые мы встречаем в полупещерной церкви в Биети, связаны, вероятно, с приходом туда монахов из Малой Азии. Они были соединены с приемами «канчаельской» школы в храме в Кусирети. Храм же св. Саввы в Хеити связан, на наш взгляд, с другой группой памятников: церквям в Кемерти, Берис-Сакдари и св. Георгия в Эредви, Цхра-Кара в Додоти и храму в Тбети. Все эти постройки связываются на основе общих типологических и стилистических черт, к анализу которых мы обратимся ниже, но также и в связи с наличием общего исторического нарратива, буквально вписанного в камни этих архитектурных памятников. Имеющийся почти на всех названных храмах эпиграфический материал содержит в себе упоминание разных представителей рода Тбели — могущественных эриставов, управлявшими, по всей видимости территориями в ущелье реки Большой Лиахви.

14. Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Г. Архитектура нагорной части... С. 44, 51.
44

Известно, что к моменту первого упоминания эриставов Тбели в «Летописи Картли», территорией Западной Картли уже долгое время управляли наместники различных ее завоевателей. Семейство Тбели в «Матиане Картлисай» предстает как участник междоусобного конфликта царя Георгия II (929—957 гг.) со своим старшим сыном Константи, которому отец передал в управление Картли. Константи, получив себе новые области захотел полной власти и пошел против отца, в этом ему помогали многие картлийские феодалы, среди которых был и род Тбели. Константи в этой битве проиграл, но Тбели были отпущены царем Георгием. Летопись также говорит о том, что после этого события они ушли в другие земли «… и отправились они в Асфураган», то есть в Васпуракан15. Ущелья р. Большой Лиахви и Ксани до прихода Баграта III Багратиони управлялись абхазскими царями, потомками Георгия — Леон (957—967 гг.), Деметре (967—975 гг.), а затем Феодосий (975—978), а других наместниках, возможно, сменивших эриставов Тбели, летопись не сообщает.

15. Картлис Цховреба… С. 145.
45

По всей видимости, род Тбели был довольно разветвленным и в дальнейшем его представители появляются в разных частях Картлис Цховреба на различных территориях грузинского государства. Еще раз Тбети упоминаются в Матиане Картлисай в ходе событий, следующих в летописи как путь к объединению картвельских земель царем Багратом I. Фамилия Тбели называется среди еще нескольких картлийских феодалов, восставших против Баграта и желавших сохранить свою относительную независимость, которою они имели при царице Гурандухт16. Более того, предводителем сопротивления был выбран Кавтар Тбели, что говорит о его высоком положении даже среди равных ему азнауров. Однако войско картлийцев потерпело поражение, часть была уничтожена или взята в плен, остальным удалось бежать — Баграт стал фактическим правителем этих земель. После этого род Тбели в «Летописи Картли» не появляется.

16. Царица Гурандухт была дочерью абхазского царя Георгия II, матерью будущего царя Грузии Баграта III и женой Гургена, который был моуравом (соправителем) Тао, Картли и Абхазии при своем несовершеннолетнем сыне. Царице же в управление были отведена крепость Уплисцихе и земли Картли.
46

Однако уже в другой части «Истории Грузии» — «Жизни царицы цариц Тамар» авторства Басилия Эзосмодзгвари, Тбели фигурируют как порубежники (правители пограничного эриставства) на территориях рядом с городами Ганджей и Бердаа (современный Азербайджан). В тексте источника они не просто несут верную службу царице Тамар, но и выделяются как особенно усердные защитники грузинского населения17, что резко контрастирует с их обычным образом феодалов — противников централизованной власти в предыдущих частях свода «Картлис Цховреба».

17. «…такой напускали страх вокруг, что в Гандзе и Барде даже маленький ребенок не мог заплакать у матери, и турки тоже не смели вредить пастбищам, раскинутым по берегам Иори и Куры». Картлис Цховреба… С. 311.
47

Как уже говорилось выше, кроме «Картлис Цховреба», мы располагаем несколькими письменными источниками, упоминающими представителей рода Тбели. В первую очередь, это надпись, снятая с некогда богато украшенного храма в Тбети — родового гнезда Тбели (надпись на богато декорированном камне архитрава входного проема сейчас находится в фондах Национального музея Грузии, а облицовочные плиты с разнообразными рельефами в советское время пошли на облицовку психиатрической больницы в Цхинвали). В переводе на русский надпись гласит: «Именем бога этот камень положил я, Тбели Патрикий, сын Кавтара, для моления о душе моей и детей моих. Помилуй (нас)»18. Меписашвили и Цинцадзе датируют эту надпись и весь архитрав рубежом X—XI вв., а также упоминают об утерянных плитах с надписями, в которых появлялись другие представители рода Тбели. Хотя объяснения названной датировки в тексте авторы не дают, очевидно, она зиждется на отождествлении упомянутого в надписи Кавтара Тбели с предводителем восстания против царя Баграта. Однако здесь следует помнить, что в знатных семьях мужские имена часто повторялись через поколение.

18. Эта и все последующие надписи даются сразу в переводе по книге Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Г. Архитектура нагорной части..., если иное не оговаривается.
48

Всего в нескольких километрах от Тбети находится селение Додоти с храмом Цхра-Кара, три надписи которого также упоминают нескольких членов семьи Тбели. Одна небольшая надпись располагается в архитраве западного портала и гласит, что «Этот камень положен (неким)»19. Вторая надпись, более обширная, высечена в притолоке южного портала. В ней говорится о том, что строителем (то есть заказчиком) этой церкви был Иванэ Тбели. Вторая поминальная надпись располагается в тимпане западной двери обхода, где Кавтар просит Иоанна Крестителя молится о нем. На основе этих надписей Меписашвили и Цинцадзе предполагают разрыв в строительстве между основным объемом зального храма и трехсторонним обходом, который, видимо, являлся подношением этой церкви, скорее всего являвшейся частью монастыря.

19. Меписашвили и Цинцадзе также предлагают еще одну версию прочтения от Ак. Шанидзе «Этот камень положил (положила) Схвиса». Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Архитектура нагорной части … С. 60.
49

Последним и возможно самым важным эпиграфическим памятником, связывающим воедино эриставов Тбели, здания храмов и известный из других письменных источников исторический контекст, является каменная надпись на колонне из храма св. Георгия в с. Эредви. Она гласит: «Во имя Бога, Отца, Сына и Святого Духа, с ходатайством святой Богородицы, с помощью святого Георгия, в царствование Богом утвержденного царя Константина, который изволил отбыть и прибыл в Эрети, обратил в бегство царя Эрети, и возвратившись оттуда с миром утреннюю выслушал в Алаверди, к вечеру (же) прибыл в Бредза. Направился второй раз и разгромил крепость Веджини. (Совершилось это) при владычестве в Картли Иванэ Тбели (и) при архиепископстве блаженного... Его крестом (и) по замыслу епископа Никозского блаженного Стефане, усилиями и помощью ближних я, Теодоре Таплайсдзе заложил фундамент, лет было 6510, кроникон»20 (т.е. в 906 г.). В «Матиане Картлисай» это событие упоминается сразу за описанием военного конфликта между Смбатом I и Константином, и смертью первого (912 г.)21, а до того летопись приводит описание нашествия Абуль-Касима (Юсуфа), произошедшее в 907—914 гг. Таким образом, последовательность событий письменного источника вступает в противоречие с датой в надписи церкви в Эредви. Скорее всего, хронология «Летописи Картли» в этой части спутана и войну абхазского царя с Смбатом стоит отнести ко времени до 906 г.

20. Меписашвили Р. С., Цинцадзе В. Архитектура нагорной части … С. 53.

21. Картлис Цховреба… С. 144.
50 Из надписи мы также узнаем, что вассалом царя в Картли в это время был Иванэ из рода Тбели. Таким образом, Тбели выходят на политическую арену, взяв под управление в том числе территории в ущелье р. Большая Лиахви, не позже 906 г., сменив на должности эриставов могущественный род феодалов Канчаели. Тбели продолжали владеть землями в нагорной области Шида-Картли вплоть до прихода Баграта III, хотя и утратили уже к 920-м гг. статус эриставов, который перешел к сыновьям абхазского царя, и былое могущество, после участия в конфликте с Георгием II около 930 г., после чего часть рода выселилась в Васпуракан.
51 Храм в Хеити надписей, упоминавших кого-либо из рода Тбели не сохранил. Все имеющиеся надписи на храме или на могильных плитах из него относятся к более позднему времени, когда этими территориями владели совсем другие люди. Однако существуют архитектурные аргументы в его связи с постройками Тбели Х в. и, возможно, даже его строительства этим родом.
52 Впрочем, по типологии храм Саба-Цминда не находит себе аналогий в местной архитектуре. Все храмы с надписями Тбели и примыкающие к ним по стилистическим признакам постройки — это зальные храмы с обходом. Купольные храмы встречаются здесь только в более ранних постройках «канчаельской» школы, где купол, однако, был забран под двускатную кровлю, что мало похоже на хорам в Хеити. Самый близкий по типу к Хеити храм находится в Триалетии, в с. Даш-Бан, однако генетической связи между ними нет. Р. Меписашвили, которая реконструировала первоначальное здание Саба-Цминды как зальный храм с двускатной кровлей и боковыми притворами, примыкающими к нему наподобие рукавов креста, находила ему аналогию в церкви Дадиани в мегрельском Хоби, которая относится, однако, к XIII в. Между тем, такая реконструкция игнорирует и указание Вахушти на купольность Саба-Цминды, и очень грубую кладку его явно вторичного свода. Если оригинальное здание, действительно, было купольным, то оно должно было походить на такой заказ абхазских царей, как церковь свв. Сорока Мучеников в мегрельском Археополе-Цихегоджи (совр. Нокалакеви), где стены зала под куполом прорезаны арками, более низкими, чем подпружные, ведущими в боковые нефы.
53 Отбросив поиски типологических параллелей перекрытию и основному пространству, следует обратить внимание на такой, совсем необязательный для крестово-купольной постройки элемент, как обход храма. Эта повсеместно в Грузии встречающаяся конструкция обычно опоясывает зальные или базиликальные объемы (классические варианты — базилика в Болниси или Некреси — одни из первых примеров храмов с обходом и устроенным в нем южным двухарочным портиком). В Хеити же этот обход редуцирован: он опоясывает западный фасад храма, доходит до начала северного и южного рукавов креста и лишен апсид, то есть функционально не подходит ни для отдельных богослужений, ни для хозяйственных нужд. Не было здесь функциональной необходимости и в южном богато украшенном портике, ибо единственный вход в храм находится с запада и напротив него устроен вход в обход. Обход в хеитском храме сложно встраивается в типологический ряд построек, с которыми Р. Меписашвили и В. Цинцадзе его связывали, то есть с теми храмами, которые имели классический трехсторонний обход с парадным двухарочным портиком с юга. В церквях в Кусирети, Додоти (обход здесь появился несколько позже основного объема, но также связан с деятельностью эриставов Тбели) и Эредви изящно оформленный южный портал имеет не только декоративное, но и функциональное значение и ведет в следующую за ним дверь в основное пространство храма.
54 В храме святого Георгия в Эредви обход проходит по периметру всего здания, в том числе и с востока, при этом он не является непрерывным, а разделен стеной с северной стороны. Он явно неоднократно перекладывался, о чем свидетельствует различная техника и состав кладки в разных его частях, а также мятый, по всей видимости, ремонтированный непрофессиональным мастером свод северной части. Восточную часть обхода с повышенной центральной часть, завершающуюся, как и в Хеити, фронтоном и забранную под двускатную кровлю, мы считаем более поздней пристройкой. Во-первых, она пристроена вприслон к основной части храма, во-вторых, скрывает богато декорированное восточное окно. Здесь нужно оговориться, что украшенные порталы в храм с юга и с запада также закрыты обходом, но к ним, абсолютно точно с юга и, скорее всего и с запада, вели портики обхода. Если принимать во внимание реконструкцию храма в Хеити Р. Меписашвили (мы считаем, что так храм выглядел не изначально, а после обрушения купола), то снаружи план обеих построек схож между собой — вытянутое с запада на восток основное пространство, покрытое двускатной кровлей и окруженное по периметру пониженным прямоугольным объемом под односкатным покрытием, за исключением фронтонов боковых рукавов в Хеити. Тем не менее, южный арочный портик в церкви св. Георгия в Эредви, судя по наличию мощной колонны с резной капителью, также был двухарочным, как в церкви Берис-Сакдари.
55

Такое устройство и декорацию портика можно считать отличительной особенностью, связывающей эти постройки. Так, в ранних примерах двух- и трехарочных порталов в обход нет резных богато декорированных капителей или столбов. Однако зачатки такого решения можно проследить в памятниках более ранних, нежели Св. Георгий в Эредви, и примыкающих к нему церквях, например, в храме, также относящемуся к строительной деятельности азнауров Канчаели — уникальному полупещерному храму монастыря в Биети (вторая половина IX в.22), расположенному в ущелье реки Меджуда. Там резная колонка с двумя покоящимися на ней перспективными арками оформляла вход в южную пристройку храма23. Южный вход в обход есть и в следующем за Биетской церковью по хронологии и копирующим некоторые его декоративные решения храме в Кусирети. Здесь вокруг основного объема построен полноценный трехсторонний обход без дополнительных помещений с востока. В Кемерти части обхода сейчас прослеживаются только с северо- и юго-восточной сторон, но Меписашвили и Цинцадзе реконструируют трехсторонний обход точно такой же, как в Кусирети: непонятно лишь, где располагался вход и мог ли он быть оформлен как портики вышеназванных храмов. В Додоти трехсторонний обход, где южный и северный рукава на востоке завершаются апсидами и, возможно, имели приделы. Вход с запада и юга и в обход, а в храм еще и с севера. В Берис-Сакдари также трехсторонний обход заканчивается апсидами с севера и юга. Входы в обход есть с запада, с юго-запада и с северо-востока (как и в сам храм).

22. Барашко О. А. Биетский храм: к вопросу о датировке и происхождении мастеров Изв. Урал. федер. ун-та. Сер. 2 : Гуманитар. науки. 2018. T. 4. № 4. (181). C. 103.

23. Меписашвили Р. С. Полупещерный памятник IX в. в с. // Ars Georgica. Тбилиси. 1963. № 6. С. 32, 41.
56 Во всех вышеназванных храмах обход предстает полноценным архитектурным объемом, дающим возможность использовать это пространство. Вполне вероятно предположить, что такой обход и устроенный в южной его стороне портал являлся некой данью местной традиции. Если его строительство действительно происходило по заказу рода Тбели, то, возможно, такой элемент был внесен в Саба-Цминду как своеобразный отличительный знак.
57 Кроме сходств в плане храм в Хеити можно сопоставить с названными постройками в оформлении интерьера и декорации фасадов. В первую очередь храмы в Кусирети, Эредви и Додоти сближает качественная обработка камня облицовки и внутренних конструкций, а также сложно профилированные арки и пилястры, которыми разделано внутреннее пространство, а также оформлен арочный портик в южном обходе.
58 Что же касается декорации, то в мотивы Хеити не встречают точных аналогий в памятниках, относимых к строительству эриставов Тбели (розетки на валютах капители скорее можно соотнести с пещерным храмом Биети, строившемся по заказу рода Канчаели), однако исполнение их в низком рельефе, а также предпочтение геометрического орнамента, можно сопоставить с рельефами храма св. Георгия в Эредви и церкви в Тбети, первый, в свою очередь, непосредственно связан именно декоративной программой с церковью Берис-Скадари в том же селе. В Берис-Сакдари встречается определенный вид орнамента-плетенки, абсолютно идентичный храму в Додоти, причем в обоих храмах он украшает по периметру центральное окно восточного фасада. Близкое сходство декорации этих храмов с декором Св. Георгия в Эредви 906 г. доказывает, что все они также должны относиться к началу Х в.
59 Рельефы Додоти, Эредви и Тбети, явно схожи с декорацией памятников из долины Кударо. Некоторые рельефные композиции Сохта и Кобети практически идентичны друг другу (мотив переплетенных кругов, а также более сложные геометрические плетенки). В этих же памятниках найдены колонны с резными капителями, намекающие на наличие традиционного двухарочного прохода (хотя невозможно с точностью утверждать наличие портика в данных памятниках, так как они разрушены до основания, а резные декоративные детали либо просто сложены вокруг фундамента, как в Сохте, либо использованы вторично в другой постройке, как в Кобети). Подобные аналогии позволят говорить о существовании в среднем и верхнем течении р. Лиахви и Ксани, а также их притоков единой строительной традиции, конечно, различающейся от ущелья к ущелью, и вводящей иногда неожиданные декоративные или технические элементы, но все же оглядывающейся на общую архитектурную картину региона. В общую традицию местной храмовой архитектуры, и картлийской вообще, встает украшение тимпана западного портала равноконечным крестом, вписанным в круг.
60 Храм св. Саввы в Хеити, судя по своему первоначальному облику купольной croix semi-libre явно задумывался как постройка с особым значением. Сочетание в ней приемов архитектурных школ, связанных с эриставами Канчаели и Тбели, заставляет предположить, что здесь мы имеем дело, возможно, с одной из самых ранних построек рода Тбели. Этот этап следует связывать скорее с именем эристава Иванэ Тбели, наместника абхазского царя, тогда как последующие заказчики из этого рода, Кавтар и Патрикий, такого титула не носили, хотя декорация их построек несет на себе явные следы влияния «абхазской школы». Таким образом, храм св. Саввы в Хеити, связанный — пусть и опосредованно — с архитектурой и декорацией Абхазского царства, демонстрирует стремление их наместников — эриставов Тбели, ориентироваться на новые «престижные» образцы. Купольный же характер памятника, отличающей его и от других построек рода Тбели, и от предшествующих церквей региона, говорит как о желании заказчика воздвигнуть более репрезентативную постройку, так и о возможном приглашении для этого мастеров извне, способных соорудить, наконец, в Шида-Картли полноценный купольный храм.

References

1. Bagrationi V. Geografiya Gruzii / per. i prim. M. G. Dzhanishvili. Tiflis, 1904.

2. Barashko O. A. Bietskij khram: k voprosu o datirovke i proiskhozhdenii masterov // Izv. Ural. feder. un-ta. Ser. 2 : Gumanitar. nauki. 2018. T. 4. № 4. (181). C. 92—107.

3. Vinogradov A. Yu. Khristianskoe zodchestvo posle arabov: v poiskakh novoj identichnosti. Abkhazskoe tsarstvo, Tao-Klardzhetiya, Kartli i Kakheti // Polystoria: Zodchie, konungi, pontifiki v srednevekovoj Evrope / Otv. red. M. A. Bojtsov, O. S. Voskobojnikov. M., 2017. S. 111—173.

4. Vinogradov A. Yu., Beletskij D. V. Tserkovnaya arkhitektura Abkhazii v ehpokhu Abkhazskogo tsarstva. Konets VIII—X v. M., 2015.

5. Kartlis Tskhovreba. Istoriya Gruzii / pod red. R. Metreveli. Tbilisi, 2008.

6. Matiane Kartlisa / per., vved. i primech. M. D. Lordkipanidze. Tbilisi, 1976.

7. Materialy po arkheologii Kavkaza, sobrannye ehkspeditsiyami Moskovskogo arkheologicheskogo obschestva / pod red. i s predisl. Gr. Uvarovoj. Vypusk IV. M., 1894.

8. Mepisashvili R. S. Arkhitektura nagornoj chasti istoricheskoj provintsii Gruzii — Shida-Kartli. Tbilisi, 1975.

9. Mepisashvili R. S. Polupeschernyj pamyatnik IX v. v s. Bieti // Ars Georgica. Tbilisi, 1963. № 6. S. 29—56.

10. Mepisashvili R. Tserkov' sv. Savvy v sel. Kheiti / Rusudan Mepisashvili // Matse (Vestnik. Seriya istorii, arkheologii, ehtnografii, istorii iskusstva). Tbilisi, 1971. № 3. S. 49—63 (na gruz. s rezyume na rus.)

11. Otkhmezuri G. Ehpigrafika severnoj chasti Shida Khartli // Osetinskij vopros [Ehlektronnyj resurs] / sost. A. Bakradze, O. Chubinidze. Ehlektron. dan. Tbilisi, 1994 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://libed.ru/knigi-nauka/805325-1-osetinskiy-vopros-izdatelstvo-kera-hhi-tbilisi-1994-6332-oset-729-sostaviteli-akakiy-bakradze-omar-chubini.php (data obrascheniya: 16.02.2016).

12. Tumanishvili D. Tema «svobodnogo kresta» v srednevekovoj gruzinskoj arkhitekture [Doklad]; AN Gruzinskoj SSR. In-t istorii gruzinskogo iskusstva im. G. N. Chubinashvili; II Mezhdunarodnyj simpozium po gruzinskomu iskusstvu. Tbilisi, 1977.

13. Brosset M. F. Rapportssur un voyage archeologique dans la Georgie et dans l’Armenie, execute en 1847—1848. SPb., 1851. 3 vol.

14. შიდა ქართლი. პატარა და დიდი ლიახვის ხეობების არქიტექტურული მემკვიდრეობა (ცხინვალის რაიონი): 1981—1983 წლების ექცპედიციის მასალები / რედ. ცირა დადიანიძე. თბილისი, 2002.