Offices in the Reflection of the Legislative Acts of Henry II (1574—1589): All for Sale?
Table of contents
Share
Metrics
Offices in the Reflection of the Legislative Acts of Henry II (1574—1589): All for Sale?
Annotation
PII
S207987840007971-7-1
DOI
10.18254/S207987840007971-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Natalia Altukhova 
Affiliation: Institute of World History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The venality of offices was profitable for both the crown (replenishment of the treasury, loyalty of officials) and officials (prestige of royal service, salary or fee for service, social mobility, etc.), so the unity of interests ensured the development of this practice. However, the royal policy of selling offices was always criticized by the society. As the king was the only one who could establish new offices and abolish the old ones, it is reasonable to ask if the king or his entourage had any concept of the policy of venality of offices. For a detailed examination it is proposed to focus on the reign of Henry III (1574—1589), the last king of the Valois dynasty, as it was the period that preceded the introduction in 1604 of paulette, an annual payment for office (droit annuel), connected with the legalization of possessory rights on offices. Edicts and other orders connected with offices were singled out of legislation acts of Henry III. A special attention was paid to the edicts of the establishment of new offices. The results of the analysis, presented in form of a table, allow us to draw a conclusion that the crown was interested in new offices from financial point of view, as well as the perspective of the reforms that Henry III was ready to carry out.

Keywords
venality of offices, royal offices, officials, legislative acts, Henry III Valois, France, 16th century
Received
21.08.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
32423
Number of purchasers
12
Views
169
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Началом легальной политики продажи должностей (vénalité des offices) во Франции считается создание в 1523 г. кассы нерегулярных доходов (caisse des parties casuelles). Туда помимо прочих доходов стали поступать деньги от продажи новых и вакантных должностей, а также от переуступки должности ее владельцем (résignation)1. Продажа должностей была выгодна как для королевской власти (пополнение казны, лояльность чиновничества), так и для чиновников (престиж королевской службы, жалованье или плата за услуги, социальная мобильность и другое), именно единство интересов обеспечило развитие этой практики2. Однако как направление королевской политики она всегда критиковалось обществом: в середине XVI в. третье сословие говорило о том, что продажа должностей «закрывает доступ к более высокому положению (dignité) тем добропорядочным людям, которые потратили свои годы на то, чтобы приобрести больше знаний, а не денег, и открывает дорогу невежам и бездарям (aux ignorants et aux incapables)»; по мнению дворянства «должности приобретались лишь для того, чтобы интриговать и обогащаться», а не для того, чтобы вершить правосудие3; продажа должностей уподоблялась симонии4; неоднократно повторялся тезис о том, что чрезмерное увеличение числа должностей обременяет королевство5.

1. Jacqueton G. Le trésor de l’Epargne sous François Ier // Revue historique. 1894. Vol. 55. P. 1—43; Vol. 56. P. 1—38; Hamon Ph. L’argent du roi: Les finances sous François Ier. Paris, 1994. P. 257—263.

2. Descimon R. Modernité et archaïsme de l’Etat monarchique: le Parlement de Paris saisi par la vénalité (XVIe siècle) // L’Etat moderne, genèse, bilans et perspectives / sous la dir. de J.-P. Genet. Paris, 1990. Р. 161.

3. Picot G. Histoire des États Généraux. Paris, 1872 (репринт: Genève, 1979). Т. 2. P. 118.

4. Об этом говорил сам король — речь Генриха III на открытии Генеральных Штатов в Блуа (16 октября 1588 г.) (Picot G. Histoire des États Généraux. Paris, 1872 (репринт: Genève, 1979). T. 3. P. 174).

5. Жан Нагль приводит данные по описям должностей (Enquête des offices) 1573 г. и 1665 г.: в 1573 г. насчитывалось 19 572 должности, в 1665 г. — 40 611 (Nagle J. Un orgueil français: La vénalité des offices sous l’Ancien Régime. Paris, 2008. P. 19). К концу XVIII в. число должностей еще увеличилось: если в 1614 г. общая стоимость должностей оценивалась в 200 млн ливров, в 1665 г. — в 420 млн, а в 1778 г., после эвальвации, проведенной министром финансов Жаком Неккером, — в 600 млн ливров (Descimon R. La vénalité des offices comme dette publique sous l’Ancien Régime français. Le bien commun au pays des intérêts privés // La dette publique dans l’histoire / sous la dir. de J. Andreau, G. Béaur, J.-Y. Grenier. Paris, 2006. P. 178—179).
2

Анализ требований Генеральных Штатов 1560—1561, 1576—1577 и 1588—1589 гг. и ответа на них в так называемых «больших» королевских ордонансах показал, что большинство требований, так или иначе касавшихся должностей (запрет продажи должностей, связанных с правосудием, сокращение числа чиновников, комплектование штата учреждения путем выборов, профессиональная подготовка чиновников и так далее), были услышаны властью и нашли отражение в королевских законодательных актах6. Однако предписания ордонансов чаще всего не выполнялись, отсюда повторяемость одних и тех же требований. В одной из своих фундаментальных статей французский исследователь Робер Десимон на примере корпуса чиновников Парижского Шатле наглядно показывает, как развивалась продажа судебных должностей: находившаяся под запретом королевского законодательства, она начиналась с закрепления (в то время еще не полного) владельческих прав чиновника на должность7. Если продажа должностей развивалась таким путем, нужно ли тогда изучать законодательную политику монархов? Насколько развитие практики vénalité des offices находилось под влиянием монаршего законотворчества, регулировалось эдиктами и ордонансами? И, вообще, была ли у короля и его окружения какая-либо концепция развития продажи должностей? Или создание новых должностей, фактическая поддержка наследования должностей, формирование «рынка должностей» были ответом на запросы казны «здесь и сейчас»? В этом контексте представляется необходимым посмотреть не столько на генеральные ордонансы, сколько на больший объем королевского законодательства, касавшегося должностей. Это, надеемся, даст возможность заметить основные линии королевской политики или, наоборот, обнаружить отсутствие какой-либо продуманности, когда тот или иной законодательный акт обуславливался сиюминутными обстоятельствами.

6. Алтухова Н. И. «Запретить нельзя оставить»: обсуждение практики продажи должностей на Генеральных Штатах второй половины XVI в. // Средние века. 2018. Вып. 79(2). С. 39—67.

7. Descimon R. Modernité et archaïsme de l’Etat monarchique: le Parlement de Paris saisi par la vénalité (XVIe siècle) // L’Etat moderne, genèse, bilans et perspectives / sous la dir. de J.-P. Genet. Paris, 1990. P. 148—161.
3

Почему для изучения мы берем правление Генриха III, последнего короля из династии Валуа? Во-первых, ему страшно не повезло с историографией: заклейменный своими политическими противниками как «слабый монарх», Генрих III долгое время оставался в историографии «уродом и дегенератом»8, неспособным повлиять на ход событий. С 80-х гг. XX в. такая оценка пересматривается: опубликованы диссертация Жаклин Буше о придворном обществе Генриха III и ее монография о дворе этого монарха9, появилась книга Пьера Шевалье «Генрих III, шекспировский король» (к сожалению, переведенная на русский язык с ошибками и без справочного аппарата)10, в октябре 1989 г. в Туре прошел представительный коллоквиум под знаком «реабилитации» этого короля11. Эти и более новые работы12 в очередной раз продемонстрировали, что «история пишется победителями»: первому Бурбону, Генриху IV, приписывали и приписывают многие из тех преобразований, которые были задуманы при последнем Валуа.

8. «Уродами и дегенератами, попавшими случайностью рождения на престол Франции», называет последних Валуа С. Д. Сказкин, один из авторов советской «Истории Франции» — История Франции: В 3 т. / отв. ред. А. З Манфред. М., 1972. Т. 1. С. 189.

9. Boucher J. Société et mentalités autour de Henri III: Thèse. Lille, 1981. T. 1—4 (2-е изд., дополненное: Paris, 2007); Eadem. La cour de Henri III. Lille, 1986.

10. Chevallier P. Henri III, roi shakesperien. Paris, 1985 (рус. пер.: Шевалье П. Генрих III / пер. с франц. М., 1997).

11. Henri III et son temps: Actes du Colloque internationale du Centre de la Rennaissance de Tours, octobre 1989 / ed. R. Sauzet. Paris, 1992.

12. Назовем лишь три относительно недавние: Le Person X. “Practiques” et “practiqueurs”. La vie politique à la fin du règne de Henri III (1584—1589). Genève, 2002; Le Roux N. La Faveur du roi. Mignons et courtisans au temps des derniers Valois (vers 1547 — vers 1589). Seyssel, 2001; Idem. Un régicide au nom de Dieu. L’assassinat d’Henri III (1er août 1589). Paris, 2006.
4 Во-вторых, в период правления Генриха III внимание общества и администрации в эксплицитной и имплицитной форме было приковано к проблеме продажи должностей как никогда ранее (это видно по материалам Генеральных Штатов 1576—1577 и 1588—1589 гг.), в связи с этим мы можем предположить, что в законодательных актах будут заметны попытки власти, с одной стороны, увеличить свои профиты от продажи должностей (как финансовые, так и связанные с попытками провести реорганизацию системы управления королевством), а с другой стороны, избежать конфликта с общественным мнением.
5

И, наконец, в-третьих, именно этот период важно изучить «под микроскопом» — это было время непосредственно перед введением в 1604 г. полетты, ежегодной выплаты (droit annuel), равной 1/60 от оценочной стоимости (évaluation) должности13. Чиновники, платившие полетту (сначала она вводилась на 9 лет, потом несколько раз продлевалась), могли без соблюдения «правила 40 дней» (clause de quarante jours)14 передать свои должности наследникам. Но представления о владельческих правах чиновника на должность должны были сформироваться в предыдущий период.

13. Mousnier R. La vénalité des offiсes sous Henri IV et Louis XIII. Paris, 1971. P. 232—248.

14. Согласно этому правилу, уступку должности нужно было оформлять строго при жизни владельца этой должности, и он должен был оставаться живым не менее 40 дней после утверждения королем в должности нового владельца.
6

Главный вопрос — а как обстоят дела с источниками? Согласно сложившейся типологии королевских актов, законодательные документы по форме были, как правило, письмами, статутами и приказами (ordinatio). Письма могли быть «открытыми» (lettres patentes — их отправляли незапечатанными, отсюда и название) или «закрытыми» (lettres closes), а также представляли собой решения Королевского совета. По содержанию законодательные акты обычно делятся на ордонансы, эдикты и декларации. По сути, и первые, и вторые, и третьи по форме — «открытые письма», но различаются они содержанием: ордонансы касались общих вопросов или обращались к широкой сфере общественной жизни, эдикты, как правило, были адресованы отдельной социальной группе, провинции или городу; а декларации интерпретировали прежние указы или вносили в них отдельные изменения. По формуляру подобные документы составлялись в безличной форме и начинались с титула “Henry par la grace de Dieu roy de France (Генрих, Божьей милостью король Франции)”, далее шло широкое обращение: «Всем, кто данное письмо увидит (A tous ceux qui ces présentes lettres verrons)» или «Доводим до сведения всех, ныне и в будущем (Savoir faisons à tous présent et à venir)», в тексте ордонанса использовался глагол «устанавливаем (ordonnons)» и обязательно указывался месяц, год и место его издания.

7

Несмотря на то, что бóльшая часть законотворчества французских монархов XVI в. доступно исследователям в опубликованном виде, законодательные акты Генриха III — в отличие от актов Франциска I и Генриха II15 — не собраны и даже не каталогизированы. В нашем распоряжении не так уж и много возможностей посмотреть на эдикты и ордонансы, изданные последним Валуа. В 1585 г. большая подборка официальных документов французских монархов была опубликована адвокатом Парижского парламента Антуаном Фонтаноном16. Это издание представляет собой 4 тома in-folio: в первом томе собраны документы, касающиеся судопроизводства, во втором — фиска, в третьем — дворянства и вооруженных сил, в четвертом — религии и церкви. Каждый том имеет более дробное деление, и лишь внутри тематических рубрик документы подобраны по хронологическому принципу. Тематический подход в организации материала не позволяет оценить весь объем законотворчества одного короля, понять, какое место занимали вопросы, касавшиеся должностей, хотя по этому изданию весьма удобно прослеживать изменения в политике монархов (очевидно, однако, что Фонтанон опубликовал не все законодательные документы). Неполноценной, но альтернативой может служить многотомная публикация законодательных документов французских королей с древнейших времен до Французской революции, изданная под руководством Фр.-А. Изамбера, адвоката Королевских советов и Кассационной палаты17. Однако и к этому изданию есть большие претензии: документы расположены в нем в хронологическом порядке, но полностью опубликованы лишь наиболее известные или, по мнению издателей, интересные. В большинстве случаев приводятся лишь названия актов и их датировки, иногда в примечаниях даются комментарии.

15. Catalogue des actes de François Ier / ed. P. Marichal. Paris, 1887—1908. 10 vol. (Collection des ordonnances des rois de France); Catalogue des actes de Henri II / ed. M.-N. Baudouin-Matuszek et al. Paris, 1979—2009. 7 vol. (Collection des ordonnances des rois de France). В последний на настоящий момент, 7-й том вошли законодательные акты за 1553 г. Об усилиях французских архивистов по изданию королевского законодательства XVI в. см.: Baudouin-Matuszek M.-N. La publication des ordonnances des rois de France: Trois cents ans des travaux // Bibliothèques de l’Ecole de chartes. 2009. T. 167. No. 2. P. 487—537.

16. Fontanon A. Des édicts et ordonnances des roys de France. Paris, 1585 (2-е изд. — 1611, подготовленное другим адвокатом Парижского парламента Габриелем Мишелем). 4 vol. Раньше работа с этим изданием в отечественных библиотеках представляла собой большую сложность: в Москве, в Научной библиотеке МГУ, хранится 2 тома первого издания Фонтанона, в Санкт-Петербурге — 2 тома второго издания. Сейчас, в эпоху оцифрованных книг, все четыре тома второго издания усилиями Google выложены в Интернет.

17. Recueil général des anciennes lois françaises depuis l’an 420 jusqu’à la Révolution / ed. Fr.-A. Isambert et al. Paris, 1821—1833. 29 vol. (далее — Recueil).
8

При таком раскладе весьма полезным оказалось вспомогательное издание — Каталог печатных книг, хранящихся в Национальной библиотеке Франции; в первом томе этого каталога перечислены (с библиотечными шифрами) опубликованные королевские акты до конца правления Генриха IV18. Несмотря на то, что этот Каталог нельзя считать полным инвентарем королевских актов, к тому же отдельные ордонансы и эдикты могли издаваться по нескольку раз и неоднократно перепечатываться вкупе с другими, более поздними королевскими распоряжениями, но даже с учетом этих изданий в Каталоге представлено значительно большее число законодательных актов Генриха III (138319), чем в издании Изамбера (33020).

18. Catalogue général des livres imprimés de la Bibliothèque Nationale: Actes royaux. Paris, 1910. T. 1: Depuis l’origine jusqu’à Henri IV (далее — Catalogue).

19. Catalogue. Col. 441—640 (No. 2745—4128).

20. Recueil. 1829. Vol. 14. P. 265—560. Последним документом в издании Изамбера под №330 опубликовано письмо о перемирии с Генрихом Наваррским, главой французских гугенотов (Lettres d’armistice avec le roi de Navarre comme chef des huguenots (Tours, 26 avril 1589) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 645—650), но нумерация 2 раза сбивалась, реально у Изамбера перечислено на 78 документа меньше.
9

Задачи этой небольшой статьи — посмотреть, какую часть из законодательных актов Генриха III составляют королевские распоряжения, касавшиеся должностей — их приобретения, наследования, передачи другим лицам, продажи, и, коль скоро монарха обвиняли в намеренном увеличении числа должностей, проследить, насколько большой была доля эдиктов о создании (création) новых должностей. Из массива королевских актов, обозначенных в издании Изамбера и в Каталоге печатных книг, выбраны документы, так или иначе касающиеся должностей. В их число включены как т.н. большой ордонанс 1579 г., изданный после Генеральных Штатов в Блуа, поскольку в нем была сделана попытка отрегулировать практику продажи должностей, так и, например, эдикт о предоставлении чиновникам королевских служб вод и лесов (и наследникам этих чиновников) права рубить деревья в лесах для отопления21, поскольку это связано с кругом прав владельцев таких должностей, однако не были учтены королевские письма о назначении на должность (lettre de provision)22, тем более что в подобных документах, приведенных в наших изданиях, речь обычно идет о придворных, высших государственных или военных должностях — «непродаваемых» (offices non vénaux), то есть их получение не было связано с кассой нерегулярных доходов. Также не был включен в число анализируемых здесь источников эдикт об основании ордена Св. Духа (декабрь 1578), хотя впоследствии все королевские чиновники, вступая в должность, должны были в зависимости от ранга своей должности платить определенную сумму (marc d’or) на содержание этого ордена23. Затем из выбранных законодательных актов, касавшихся должностей, были выделены эдикты о создании (création) новых должностей24. Полученные результаты представлены в таблице.

21. Edit qui accorde droit de chauffage aux officiers des eaux et forêts, et à leurs successeurs (Paris, janvier 1578) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 341 [текста нет].

22. Например: Provisions de lieutenant général en Bretagne pour M. de La Hunaudaye sous M. le duc de Montpensier, gouverneur, et M. de Bouillé, premier lieutenant général (Paris, 3 mars 1575) // Catalogue. Col. 450. N 2810 или Lettre de provision de l’office d’amiral de France vacant par la mort d’Anne de Joyeuse, en faveur de Jean Louis de Nogaret de la Valette (Paris, 7 novembre 1587) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 613 [текста нет].

23. Подробнее см.: Nagle J. Tarifs de marc d’or des offices. Tarifs de 1583, 1704, 1748. Réconnaissance, fidélité, noblesse. Genève, 1992.

24. К этой категории добавлены эдикты о «восстановлении (rétablissement)» некогда упраздненных должностей и об «учреждении и возведении в ранг должности (establissement et érection en tiltre d’office)» — речь шла об изменении статуса исполнявшихся функций, из временного королевского поручения (comission) или, наоборот, должности домениального характера они становились постоянной должностью (office).
10
Годы правления Recueil Catalogue
  всего актов из них création всего актов из них création
1574 1 9 6 (5)25
1575 4 3 27 22 (12)
1576 3 1 20 13 (8)
1577 3 2 18 13 (10)
1578 8 3 38 22 (16)
1579 1 14 4 (3)
1580 5 2 21 13 (9)
1581 8 5 52 42 (38)
1582 5 2 23 10 (9)
1583 3 2 20 9 (7)
1584 1 16 2
1585 18 13 (11)
1586 7 5 30 22 (17)
1587 1 15 8 (7)
1588 13 7 (5)
1589 3 2
Итого 50 25 (50%) 337 208 (61,7%)
25. Поскольку в Каталоге печатных книг могут быть указаны разные издания одних и тех же законодательных актов (например, выпущенный в сентябре 1575 г. эдикт Генриха III о создании должностей советников-заседателей в виконствах и центрах бальяжей в Номандии (Edict du Roy Henry III faict sur la création et érection des offices de conseillers assesseurs aux vicomtes et sièges particuliers des bailliages de Normandie) приводится в изданиях 1607, 1610 и 1653 гг. — Catalogue. Col. 458—459. No. 2864, 2865, 2866), в скобках дается число королевских распоряжений без дублирования. Однако процентное соотношение подсчитывается из общего числа актов, указанных в Каталоге.
11

Как видно из таблицы, эдикты о создании новых должностей занимали значительное место в королевском законодательстве (7,6 % и 15 % относительно общего числа актов, упомянутых в издании Изамбера и в Каталоге печатных книг соответственно). Общее же число новых должностей впечатляет еще больше, ведь королевским эдиктом основывалась не одна должность (хотя было и так26), а, как правило, несколько (если не сказать множество): секретари (greffiers), которые должны были вести учета собранной тальи, — во все приходы Французского королевства27, по два королевских сержанта — во все бальяжи и сенешальства28, второй президент генеральный казначей — во все генеральства (фискальные округа)29.

26. Например, эдикт о создании должности контролера, в ведении которого была торговля сеном в Париже, — Edict portant création d’un office de controlleur sur la vente et débarquement du foin arrivant et qui se vendra en cette ville de Paris (Paris, mai 1578) // Catalogue. Col. 501. No. 3144.

27. Edict du Roy sur la création en tiltre d’office formé d’un greffier en chacune paroisse de ce royaume, pour tenir registre, dresser et escrire... les rooles de tous deniers levez par forme de taille (Paris, septembre 1575). Suivi de la déclaration du Roi, du 18 février 1576, sur cet édit // Catalogue. Col. 457—458. No. 2860. В настоящее время во Франции более 12 тыс. приходов, в XVI в., с учетом еще не присоединенных и не завоеванных территорий, их было меньше, но счет шел тоже на тысячи.

28. Edict du Roy de la création et érection de deux sergens royaux en chascune bailliage, séneschaucée de ce royaume… et déclaration de Sa Majesté (du 14 juillet 1586) de la permission de résigner par la première fois sans paier finance (Paris, avril 1586) // Catalogue. Col. 599. No. 3833.

29. Edict du Roy de la création et érection d’un second président thrésorier général de France en chacun bureau des généralitez des finances (Paris, juin 1586). Publié en Parlement… le lundy 16e jour de juing 1586 // Catalogue. Col. 605. No. 3879.
12

Совершенно не обязательно все эти должности были проданы вчистую. Как показывает «Инвентарь квитанций на должности, выданных кассой нерегулярных доходов за 9 месяцев 1578 г., с января по 29 сентября»30, в котором квитанций на новые должности (nouvelles créations) было больше чем вакантных после смерти владельца (vacants par mort) или переданных другому владельцу в результате уступки (résignation) (из 939 квитанций 379 — на новые должности), в 90 квитанциях на новые должности не были указаны имена новых владельцев должностей, по-видимому, эти должности были приобретены откупщиками, но не реализованы.

30. “Inventaire des quictances des offices qui ont esté expediées aux parties casuelles et scellées par le monseigneur le cardinal de Birague chancellier de France, depuis le mois de janvier 1578 jusqu 29e jour de septembre ensuivant audict an Vc soixante dix huict icelluy includ” (Archives Nationales, P 3027). Подробнее об этом документе см.: Алтухова Н. И. Продажа должностей во Франции в свете «Инвентаря квитанций на должности» 1578 г. // Средние века. 2008. Вып. 69 (2). С. 59—76.
13

Еще более интересно распределение законодательных актов, касавшихся должностей, по годам правления Генриха III. Можно искать зависимость как с военными действиями (в 1574—1576 гг., 1576—1577 гг., 1579—1580 гг.), когда пустая казна требовала денег, а продажа должностей была хоть и не столь значительным, как налоговые поступления, но все-таки источником доходов, так и с преобразованиями, которые пытался проводить король. Так, например, в июле-декабре 1577 г. рядом указов Генрих III провел реформу монетной системы, введя вместо счетной монеты (турского ливра) реальную монету (золотой экю). С 1 января 1578 г. «все контракты, договоры об откупе налогов, цены, торговые сделки, долговые расписки, все доходы, ренты, денежные взносы, депозиты, оценка и продажа движимого и недвижимого имущества штрафы, судебные издержки, то есть все действия и поручения, связанные с ценой золота или серебра, будут совершаться на основе золотого экю»31. С этой реформой связано восстановление должностей генералов монет и других чиновников, связанных с чеканкой монеты и контролем за движением монет32.

31. Ordonnance du Roy sur le fait et reiglement général de ses monnayes (septembre 1577) // Fontanon A. Des édits et ordonnances des roys de France. Paris, 1585. T. 2. P. 173—179.

32. Deux édicts du Roy (de mai 1577) pour le restablissement des généraulx des monnoyes, qui résideront ès douze principales provinces de ce royaume, et d’un prévost juge royal, un procureur du Roy, un greffier et deux sergens pour la justice, en chacune monnoye de cedict royaume (Chenonceaux, mai 1577); Restablissement d’un procureur du Roy, un greffier et deux sergens ès prévostez des monnoyes de ce royaume (Chenonceaux, mai 1577); Edict du Roy pour le restablissement d’un prévost, juge royal, un procureur du Roy, un greffier et deux sergens pour la justice, en chacune monnoye de ce royaume (Chenonceaux, mai 1577) // Catalogue. Col. 483—484. No. 3029, 3031, 3032.
14

Один из пиков законодательного творчества приходится на 1578 г. Недавно прошли Генеральные Штаты, шестая религиозная война закончилась мирным договором в Бержераке (14 сентября 1577 г., подтвержден эдиктом, изданным 17 сентября в Пуатье), перевес на стороне католиков, идет работа над «большим» ордонансом, который станет ответом короля на требования сословий. И, вероятно, здесь мы видим такое тренировочное поле, где пытались «отработать» политические стратегии: воспользоваться развивавшейся практикой передачи должности à survivance (букв. — на доживание; то есть должность переходила к наследнику не сразу после оформления соответствующих документов, а только после смерти чиновника), чтобы объединить должности нотариусов и «хранителя записей» (garde-notes)33, расширить штат советников в судах бальяжей и сенешальств34, определить юрисдикцию элю (финансовых чиновников, занимавшихся сбором прямых налогов, а также судивших дела, связанные с налогами) в конфликтах с мэрами и эшевенами городов35.

33. Declaration portant que les notaires jouiront de la survivance des gardes notes et réunion des deux offices en un seul (Paris, 29 avril 1578) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 343 [текста нет].

34. Edict du Roy sur la création et establissement de certain nombre de conseillers en chacun des sièges particuliers des bailliages et sénechaussées de ce royaume (Paris, avril 1578) // Catalogue. Col. 496. No. 3115.

35. Edit de rétablissement de la juridiction des élus et création d’offices en cette partie (Paris, juillet 1578) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 348 [текста нет].
15

В ордонансе, изданном в мае 1579 г. в Париже (но получившем название Блуаского) и состоявшем из 363 статей36, король заверил подданных, что его единственным желанием является «навсегда положить конец продаже должностей, связанных с судопроизводством»: к этой практике он и его предшественники вынуждены были прибегать только по причине «крайней нужды в делах нашего королевства». Решение предлагалось традиционное: уменьшение количества должностей путем упразднения вакантных после смерти держателей. Те же, кто станут «прямо или каким другим способом» продавать свои должности, связанные с правосудием, будут наказаны штрафом, который составит двойную сумму от денег, вырученных за продажу должности. А те, кто купят сами или будут заставлять кого-нибудь купить должность, принесут и отдадут за нее деньги, будут лишены и денег, и всех постов «отныне и впредь» как «недостойные и неспособные держать королевские должности» (ст. 100).

36. Ordonnance rendue sur les plaints et doléances des états généraux assemblées à Blois en novembre 1576, relativement à la police générale du royaume (Paris, mai 1579) // Recueil. 1829. Vol. 14. P. 380—461.
16

Король пытался выполнять свое обещание. К 1579 г. относится мало эдиктов о создании новых должностей: в июне издан эдикт о создании 80 должностей конных сержантов (sergens à cheval) в добавление к тем, которые уже были в бальяжах37, другим эдиктом создавались 4 новые должности мэтров в Палате счетов38, однако уже в августе король приказал упразднить эти должности, но после смерти их владельцев39. О необходимости сокращения числа должностей король будет помнить и в 1582 г.40, и в 1584 г., когда будет предложено упразднить все новые должности41, однако, как показывает анализ законодательных актов, отказаться от доходов и иных профитов, которые приносила продажа должностей, королевская власть уже не могла. Новые должности, новые чиновники, их растущая армия, воспринимались властью как залог успеха тех попыток реформировать государственное управление, которые предпринимались в условиях глубокого кризиса: проблемы со сбором домениальных платежей — вот отряд сборщиков, которым помогут конные сержанты; подданные жалуются, что судебные дела долго не рассматриваются, волокита в подготовке бумаг и проч. — вот толпа помощников (substituds et adjoincts) королевским адвокатам и прокурорам, а также советникам (conseillers) во всех парламентских куриях; королю пришлось бежать из Парижа — учредим новые должности и организуем в Туре свои Парламент и Палату счетов. Впрочем, такая королевская политика вполне соответствовала запросам тех, кто готов был влиться в эту чиновничью армию.

37. Edict du Roy sur la création et érection en tiltre d’ofice de quatre-vingts sergens à cheval, de mesme condition et qualité que les unze-vingts jà establis, lesquels seront disposez par les bailliages selon que Sa Majesté verra bon estre, avec la suppression des pouvoirs et ampliations octroyées par cy-devant à d’autres huissiers et sergens (Paris, juin 1579) // Catalogue. Col. 512. No. 3224.

38. Edit portant création de quatre offices de maistres en la Chambre des comptes (Paris, juin 1579) // Catalogue. Col. 513. No. 3228.

39. Edict portant suppression, en cas de mort, de quatre offices de maistres en la Chambre des comptes, créez par édit du mois de juin 1579 (août 1579) // Catalogue. Col. 513. No. 3230.

40. Edict du Roy de la réduction des offices de judicature et provision gratuite de ceux qui ne seront sujets à suppression, avec les réglements sur le faicts et lettres de déclaration (du 25 juin 1582, portant suppression des offices) (Fontainebleau, juillet 1582) // Catalogue. Col. 554. No. 3516.

41. Ordonnace du Roy contenant révocation des édicts, commissions, impositions, augmentations de gages, création d’Offices nouveaux, & autres charges qui avoient esté mises sur le peuple pendant la nécessité du temps: avec défenses de n’en poursuivre le restablissement ny de bailler mémoires par nouvelles créations d’offices inutiles, ou qui tourneroient à l’oppression des subjects du Roy, sur peine contre les contrevenants d'estre declarez criminels de leze Majesté, & ennemis du bien & repos du peuple (Sain-Germain-en-Laye, 14 novembre 1584) // Catalogue. Col. 580. No. 3688.

References

1. Altukhova N. I. «Zapretit' nel'zya ostavit'»: obsuzhdenie praktiki prodazhi dolzhnostej na General'nykh Shtatakh vtoroj poloviny XVI v. // Srednie veka. 2018. Vyp. 79 (2). S. 39—67.

2. Altukhova N. I. Prodazha dolzhnostej vo Frantsii v svete «Inventarya kvitantsij na dolzhnosti» 1578 g. // Srednie veka. 2008. Vyp. 69 (2). S. 59—76.

3. Istoriya Frantsii: V 3 t. / otv. red. A. Z. Manfred. M., 1972. T. 1.

4. Baudouin-Matuszek M.-N. La publication des ordonnances des rois de France: Trois cents ans des travaux // Bibliothèques de l’Ecole de chartes. 2009. T. 167. N 2. P. 487—537.

5. Boucher J. La cour de Henri III. Lille, 1986.

6. Boucher J. Société et mentalités autour de Henri III: Thèse. Lille, 1981. T. 1—4 (2-e izd., dopolnennoe: Paris, 2007).

7. Catalogue des actes de François Ier / ed. P. Marichal. Paris, 1887—1908. 10 vol. (Collection des ordonnances des rois de France).

8. Catalogue des actes de Henri II / ed. M.-N. Baudouin-Matuszek et al. Paris, 1979—2009. 7 vol. (Collection des ordonnances des rois de France).

9. Catalogue général des livres imprimés de la Bibliothèque Nationale: Actes royaux. Paris, 1910. T. 1: Depuis l’origine jusqu’à Henri IV.

10. Chevallier P. Henri III, roi shakesperien. Paris, 1985.

11. Descimon R. Modernité et archaïsme de l’Etat monarchique: le Parlement de Paris saisi par la vénalité (XVIe siècle) // L’Etat moderne, genèse, bilans et perspectives / Sous la dir. de J.-P. Genet. Paris, 1990. P. 148—161.

12. Descimon R. La vénalité des offices comme dette publique sous l’Ancien Régime français. Le bien commun au pays des intérêts privés // La dette publique dans l’histoire / sous la dir. de J. Andreau, G. Béaur, J.-Y. Grenier. Paris, 2006. P. 172—242.

13. Fontanon A. Des édicts et ordonnances des roys de France. Paris, 1585 (2-e izd. — 1611). 4 vol.

14. Hamon Ph. L’argent du roi: Les finances sous François Ier. Paris, 1994.

15. Henri III et son temps: Actes du Colloque internationale du Centre de la Rennaissance de Tours, octobre 1989 / ed. R. Sauzet. Paris, 1992.

16. Jacqueton G. Le trésor de l’Epargne sous François Ier // Revue historique. 1894. Vol. 55. P. 1—43. Vol. 56. P. 1—38.

17. Le Person X. “Practiques” et “practiqueurs”. La vie politique à la fin du règne de Henri III (1584—1589). Genève, 2002.

18. Le Roux N. La Faveur du roi. Mignons et courtisans au temps des derniers Valois (vers 1547 — vers 1589). Seyssel, 2001.

19. Le Roux N. Un régicide au nom de Dieu. L’assassinat d’Henri III (1er août 1589). Paris, 2006.

20. Mousnier R. La vénalité des offises sous Henri IV et Louis XIII. Paris, 1971.

21. Nagle J. Tarifs de marc d’or des offices. Tarifs de 1583, 1704, 1748. Réconnaissance, fidélité, noblesse. Genève, 1992.

22. Nagle J. Un orgueil français: La vénalité des offices sous l’Ancien Régime. Paris, 2008.

23. Picot G. Histoire des États Généraux. Paris, 1872 (reprint: Genève, 1979). T. 2—3.

24. Recueil général des anciennes lois françaises depuis l’an 420 jusqu’à la Révolution / ed. Fr.-A. Isambert et al. Paris, 1829. Vol. 14.