Illegitimate Сhildren and Their Parents in the Notary’s Office: Conflicts and Transactions Based on 16th Century Parisian Notarial Acts
Table of contents
Share
Metrics
Illegitimate Сhildren and Their Parents in the Notary’s Office: Conflicts and Transactions Based on 16th Century Parisian Notarial Acts
Annotation
PII
S207987840007923-4-1
DOI
10.18254/S207987840007923-4
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Nadezhda Nazarjeva 
Affiliation:
Higher School of Economics
Sorbonne Université
Address: Russian Federation, Moscow; France, Paris
Abstract

This article studies a group of notarial agreements concluded after extra-marital sexual relations. In this type of historical source fathers of illegitimate children oblige to pay compensation to the other party, and promise to take the child on their charge. In response, mothers withdraw their claims. Women who got involved in this kind of agreements are celibate, often missing family support. However they could act on behalf of themselves at the notary’s office. Men have various social backgrounds; mostly they are clerics, peasants and artisans. The article analyzes social and judicial circumstances that allow this sort of transactions. This phenomenon is a part of traditional regulation of extra-marital relations. It is especially important to prevent infanticide. These transactions, placed in the very crossroads of different fields of social interactions, were concluded in a notary’s office, because in Early Modern France notary was a key figure for society to the judicial word, when his functions are flexible and broad.

Keywords
notarial acts, 16th century France, social history, gender history, sexuality
Received
04.09.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
43648
Number of purchasers
11
Views
110
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Несмотря на центральное место королевского правосудия во французском обществе, французы раннего Нового времени массово прибегали к урегулированию конфликтов до того, как судебное решение было вынесено. Юридические трактаты и литературные источники раннего Нового времени рассказывают о процедуре внесудебного урегулирования разногласий. Такая практика позволяла экономить время и деньги сторон конфликта, которые по разным причинам могли настороженно относиться к суду. Кроме того, идея поддержания мира сама по себе была важна для общества, проникнутого христианскими ценностями.
2 Несмотря на то, что французы XVI в. были cклонны по возможности избегать судебных институтов, они были тем не менее заинтересованы в том, чтобы закрепить результаты перемирия и полюбовного соглашения в рамках правового поля. В этих случаях они прибегали к помощи нотариуса, так как он являлся наиболее близкой и доступной фигурой из мира правосудия, его функции были очень широки. Нотариальные архивы достаточно хорошо сохранились, поэтому тексты нотариальных соглашений доступны для изучения, несмотря на палеографические сложности.
3

Нотариусы помогают урегулировать, а значит, и фиксируют самые разные виды конфликтов1. Это и побои, и оскорбления, и имущественные споры, и даже убийства. Я изучила соглашения, заключенные нотариусами с Левого берега Парижа между 1519 и 1554 гг.2 Всего в выборку вошло 219 споров, причем критерием отбора было наличие особых формулировок, которые нотариус использовал для обозначения того, что конфликт мог быть урегулирован в суде, но стороны предпочли обойтись без этой меры. Вот пример такой типичной формулировки: «[Стороны] признаются в том, что настоящим напрочь и начисто взаимно отказываются от всех издержек, трат, расходов и других вещей, которые они могли потребовать»3.

1. Согласно королевским ордонансам, издававшимся еще с начала XIV в., нотариусы должны были хранить все минуты своей конторы. Каждый из них был не только хранителем должности (office), но и обладателем практики (pratique), т.е. коллекции документов, начало которой было положено его предшественниками. (Уваров П. Ю. Франция XVI в. Опыт реконструкции по нотариальным актам. М., 2004. С. 71.)

2. Центральное хранилище нотариальных минут парижских нотариусов, связки: MC/ET/XXXIII/20 — MC/ET/XXXIII/50.

3. “[Les parties] confessent avoir quicté et quictent par ces presentes purement et absolument du tout a tousjours sans rappel l’un d’eulx l’autre leurs biens hoirs et de tous et chacuns les despenses, dommaiges, interestz, et autres choses generallement quelzconques dont ilz pourroient faire demande, action et poursuicte l’un all’encontre de l’autre”.
4 Причины таких конфликтов могли быть самыми разными. Так, 122 договора было заключено после различного рода побоев, 7 после оскорблений без рукоприкладства, 29 после убийств. Иногда же причины изначального конфликта и вовсе не указываются.
5 Среди этого многообразия я столкнулась с особой группой нотариальных соглашений. В них незамужние девушки отказывались от судебных исков против мужчин, от которых они беременны или уже имеют детей. Отцы, в свою очередь, выплачивают им компенсацию и обещают взять детей на свое попечение. Всего я насчитала 28 таких случаев. Они заключены между 1519 и 1554 гг.
6

Так, 1 декабря 1543 г. 28-летняя служанка Жанна Тиревит заключила соглашение с подмастерьем изготовителя оловянной посуды по имени Франсуа Шарль. В договоре за 17 турских ливров она отказывалась от всех судебных претензий к подмастерью, возникших «по причине плотских связей и лишении девственности, которые, по ее словам, были совершены вышеупомянутым Шарлем, и от которых она в настоящий момент беременна»4. Известно, что 15 ливров от этой суммы заплатил брат ответчика, Дидье Шарль, причем 100 турских солей из них составляли расходы на сами роды. Оставшиеся 2 ливра Дидье Шарль обязался заплатить после родов.

4. MC/ET/XXXIII/28. Fol. 372.
7 Речь не идет об уникальных случаях — наоборот, это вполне типичные соглашения. В выборку попало 28 договоров, составленных типовым образом, с использованием одинаковых формулировок. Очевидно, что в каждой нотариальной конторе имелись формуляры для составления подобных актов. Но было в них нечто, отличающее от иных документов, в которых одной из сторон выступала женщина.
8 Во Франции XVI в. женщины, если они не являлись вдовами, редко представляли свои интересы самостоятельно в официальных инстанциях, в том числе и в конторе нотариуса. От их лица выступали их мужья или отцы, если они еще не были замужем. Однако в изучаемой группе документов это правило соблюдается лишь дважды.
9 Примером соглашения, в котором девушка не принимает активного участия, является акт, заключенный 12 ноября 1517 г. Поденщик Пьер Гриво заключил договор с Марион, женой землепашца Пьера Брисселя, от которого, по словам Гриво, забеременела его дочь. Жена землепашца это отрицает, но платит поденщику 10 турских ливров и обещает взять ребенка на свое попечение5.
5. MC/ET/XXXIII/1. Fol. 1.
10 Девушка также могла действовать от своего имени, но в присутствии отца, как Катрин Ля Валле, которая отказалась от всех исков в отношении слесаря Гаспара Фукере по причине сексуальных отношений. Сообщается, что Катрин беременна, и потому слесарь пообещал взять будущего ребенка на свое попечение, а также выплатить матери в общей сложности 25 турских ливров6.
6. MC/ET/XXXIII/25. Fol. 301.
11

Во всех остальных случаях девушки выступали самостоятельно, их родители даже не упоминаются в тексте. Действительно ли такое было возможно в XVI в.? Для незамужних девушек при Старом порядке сложился особый социальный статус — fille majeure7, то есть совершеннолетняя девушка. Современники используют это выражение в отношении незамужней женщины старше 25 лет. Они имеют права представлять свои интересы перед лицом суда и самостоятельно распоряжаться своим имуществом. Известный правовед конца XVII в. Клод де Феррьер упоминает, что совершеннолетняя и незамужняя женщина является хозяйкой своего имущества8.

7. Bologne J.-C. Histoire du célibat et des célibataires. Paris, 2004. P. 133.

8. de Ferrière C. La science parfaite des notaires ou le moyen de faire un parfait notaire contenant les ordonnances, arrêts et règlements rendus touchant la fonction des notaires, tant royaux qu’apostoliques. Paris, 1771. P. 266.
12 В изучаемых мной нотариальных актах термин fille majeure мне не попадался. Тем не менее, эти девушки действительно действуют за себя (и за своего ребенка), от своего имени, в основном без привлечения родственников мужского пола. Лишь один нотариус использует термин — dame de soy9 для обозначения статуса такой девушки.
9. MC/ET/XXXIII/32. Fol. 164; MC/ET/XXXIII/32/B. Fol. 154.
13

Те из исследователей, кто заинтересовался положением одиноких женщин в раннее Новое время, как один говорят о скудости источников10. Одиночество является главной причиной, по которой они редко попадают в поле зрения историков. Их труднее подсчитать — демографические подсчеты удобнее вести меркой «семьи». Они часто бедны, от них остается мало письменных памятников, и не имеют потомков, способных оставить свидетельства о них. Они реже замечаются современниками, Скарлетт Бовале указывает на то, что женщина в раннее Новое время определяется в первую очередь как жена и мать11. Это затрудняет изучение судеб одиноких девушек. Джеймс Коллинз добавляет также, что историография о женщинах, не принадлежащих к элите, концентрирует свое внимание в основном на изучении жизни вдов12.

10. Beauvalet-Boutouyrie S. La femme seule à l’époque moderne : une histoire qui reste à écrire… // Annales de démographie historique, 2000-2. P. 127—141; Collins J. The Economic Role of Women in Seventeenth-Century France // French Historical Studies. 1989. Vol. 16. No. 2. P. 438.

11. Beauvalet-Boutouyrie S. La femme seule … P. 127—141.

12. Collins J. The Economic Role of Women in Seventeenth-Century France. P. 438.
14 Все исследователи, тем не менее, соглашаются в том, что наибольшее количество одиноких девушек наблюдается в городах, где требуются слуги. Чем богаче город, и чем богаче тот или иной городской квартал, тем больше в нем служанок. В сельских приходах незамужних женщин мало — вероятно, потому, что выжить там вне семьи было особенно трудно. Они мигрировали в города, где требовались женские рабочие руки.
15

Несмотря на то, что до середины XVII в. у нас нет достаточно точных данных о доле одиноких женщин, демографы считают, что до четверти всех женщин не выходили замуж13. Эти цифры относятся к женщинам, которые остаются в статусе fille majeure до 45 лет и позднее. Важно отметить, что пребывание в статусе fille majeure может также быть временным. Часть незамужних женщин впоследствии выходят замуж и попадают в категории замужних или вдов на момент смерти. С отрочества (в среднем с 15 лет) и до замужества они часто работают, чтобы заработать себе на приданое. Для этого многие из них переезжают из небольших населенных пунктов в крупные города14. Таким образом, общее количество незамужних девушек в Париже XVI в. должно быть даже выше, чем в прочих городах.

13. Kowaleski M. The demographic perspective // Singlewomen in the European Past, 1250—1800 / ed. by J. M. Bennett and A. M. Froide. Philadelphia, 1999.

14. Depauw J. Amour illégitime et société à Nantes au XVIIIe siècle // Annales. Économies, Sociétés, Civilisations. 1972. No. 4—5. P. 1155—1182.
16 Итак, Париж, по меркам XVI в. огромный и богатый город, собирает незамужних девушек со всей Франции. В основном комплексе источников 11 девушек указали какую-либо специализацию. Из них 9 девушек называют себя служанками. Самая распространенная профессия — служанка и горничная (servante et chambrière). Иногда представление о социальном положении девушки может дать информация о ее отце, если она указывается, либо информация о профессии ее бывшего мужа, если истица является вдовой.
17 Случаи беременности незамужних служанок были нередки и не вызывали удивления у современников. Часто они вступали в интимные отношения с хозяевами или их сыновьями, или со слугами-мужчинами. Этому существуют многочисленные примеры в литературе. Например, студент-медик Феликс Платтер довольно буднично рассказывает о том, как в 1556 г. в Монпелье была повешена Беатрис, бывшая служанка аптекаря Жана Каталана, у которого он квартировал в 1552 г. Платтер сообщает, что Беатрис в 1555 г. начала работать у священника (cureton), от которого вскоре беременеет. Родив, она выбрасывает ребенка в отхожее место этого же дома, но его труп обнаруживают. Он упоминает также, что между рождением ребенка и казнью Беатрис не проходит и недели. Видимо, ее беременность не прошла незаметной для окружающих, которые так быстро обнаруживают тело ребенка, и Беатрис быстро созналась в своем преступлении. Характерно, что Платтер ничего не пишет об отце ребенка, ни, тем более, каком-либо наказании его. Платтера, как медика, больше волнует то, что тело Беатрис было отдано медицинской школе для вскрытия и он описывает некоторые особенности женского тела после беременности.
18

Исследователи подтверждают особенно уязвимое положение служанок. Сильви Стейнберг в книге, посвященной детям, рожденным вне брака, указывает, что, такое положение служанок было очевидно для многих современников. В частности, известный юрист из Прованса Бонифас Гиацинт, указывал, что необходимо верить служанкам, которые подают иски против своих мэтров с требованием обеспечить содержание ребенка15, если служанка не была замечена в неподобающем поведении.

15. Steinberg S. Une tache au front: La bâtardise aux XVIe et XVIIe siècles. Paris, 2016. P. 13; Hyacinthe B. Suite des arrest notables de la cours de Provence. Lyon, 1689. P. 152—154.
19

Раймонд Ментцер, изучивший дела, рассмотренные протестантской консисторией в XVI в., рассказывает историю Маргерит Сорин, которая родила ребенка вне брака. Когда заболел ее мэтр, она остается ухаживать за ним. И, как только он начинает выздоравливать, он навязывает ей интимные отношения. Когда он полностью выздоравливает, она узнает о своей беременности16.

16. Mentzer R., La construction de l’identité réformée aux XVIe et XVIIe siècles. Le rôle des consistoires. Paris, 2006. P. 35.
20 Почти половина девушек не назвали свой род занятий вообще. Кроме девяти служанок, в выборке присутствуют одна швея (couturière) и одна белошвейка (lingère). Эти профессии также являются малооплачиваемыми и подтверждают ранее описанное предположение об общей незащищенности девушек, которые оказались в данной выборке.
21 Почему же в изучаемых нотариальных актах отцы соглашаются брать детей на свое обеспечение и даже выплачивают большие суммы матерям? По-видимому, ключевым инструментом в этом вопросе являлось каноническое право. Девушка могла подать иск в рамках церковной юрисдикции. И, если отец ребенка отказывался брать ребенка на свое содержание, он мог быть наказан вплоть до отлучения от церкви.
22 Об этом потенциально возможном наказании нам известно из собственно нотариальных актов. В июле 1546 г. Мишель Котийон зарегистрировала акт у нотариуса Ива Буржуа, в котором засвидетельствовала, что беременна от поденщика Гийома Порто. Он пообещал заплатить ей 50 турских солей к концу месяца, чтобы «помочь вышеназванной Мишель с приготовлениями к родам ребенка, которым она в настоящее время беременна»17. Он также обязался взять ребенка на содержание после родов. Они взаимно отказались от любых претензий друг другу, «даже от обещаний о женитьбе, если они имели место»18.
17. MC/ET/XXXIII/23. Fol. 530 Vo.

18. Ibidem.
23 Интересно, что это уже второй подобный договор, заключенный Мишель Котийон. В 1540 г., когда ей было 26 лет, она подала иск против подмастерья конюха по имени Матьё Шемен. Она имела от него ребенка, девочку 14 месяцев по имени Жанна. Неизвестно, получила ли она от него какую-либо компенсацию, но Матьё пообещал взять ребенка на свое обеспечение, тогда как Мишель согласилась «отозвать» его отлучение (excommunication) от церкви. Действительно, дела, касающиеся нравов и морали, подлежали церковной юрисдикции, и невыплата содержания для ребенка наказывалась отлучением от церкви.
24

Такая позиция католической церкви, безусловно, была направлена на удержание от инфантицида. Эта проблема действительно остро стояла перед обществом того времени, и именно одинокие женщины чаще всего совершали эти преступления. Альфред Соман анализирует статус 291 женщины, которые были обвинены в инфантициде судом парижского Парламента между 1569 и 1608 гг. Из них 63 % никогда не были замужем, 18 % вдов и 13 % замужних, мужья которых отсутствовали19.

19. Soman A. Anatomy of an Infanticide Trial: The case of Marie-Jeann Bartonnet (1742) // Changing Identities in Early Modern France. 1997. P. 241.
25

Убийство ребенка каралось смертной казнью, хоть судьи и могли иногда принять во внимание бедность матери. Современники буднично рассказывают о казнях детоубийц. Пьер де л’Этуаль в декабре 1596 г. оставляет свидетельство: «В субботу 14-го на площади Мобер повесили девку, которая выкинула своего ребенка в отхожее место (dans les privés). Довольно распространенное в Париже явление»20.

20. Mémoires-journaux par Pierre de l’Estoile, depuis la réduction de Paris (22 mars 1594) jusques à la fin de l’an 1597 // Collection complète des mémoires relatifs à l’histoire de France. Paris, 1825. T. 18. P. 186.
26

В 1556 г. Генрихом II выпускается эдикт о сокрытии беременности. Этот эдикт направлен против женщин, которые «нечестным путем» или будучи обманутыми зачали ребенка и скрывают беременность, чтобы затем избавиться от ребенка. Тем самым ребенок не проходит таинство крещения и лишается возможности быть похороненным согласно христианским традициям. Текст указывает, что женщина, совершившая такое преступление, должна быть наказана смертной казнью21. Эдикт обязует женщин заявлять о своей беременности, и тем самым порождает особый вид источников — déclarations de grossesse, то есть заявления о беременности. В них обязательно указывались личность женщины и, за редкими исключениями, личность соблазнителя22.

21. Déclaration du roy qui ordonne que l’édit du Roy Henri II de février 1556 contre les femmes qui auroient celé leur grossesse et leur accouchement… [Электронный ресурс]. URL : >>> (дата обращения: 02.09.2019).

22. Phan M.-C. Les déclarations de grossesse en France (XVIe — XVIIIe siècles): essai institutionnel // Revue d’histoire moderne et contemporaine. 1975. T. 22. No. 1. P. 61—88.
27

Можно было бы предположить, что изучаемые нотариальные акты напрямую связаны с этими заявлениями, однако, по-видимому, в XVI в. и до середины XVII подача déclarations de grossesse не являлась сколько-нибудь распространенной практикой23. Жан-Луи Фландрен, изучавший внебрачные отношения во Франции Старого порядка, замечает, что в практике деклараций о беременности (особенно в части указания отцовства) были особенно заинтересованы городские власти, потому что именно на них впоследствии падали траты на воспитание брошенных детей 24. В XVI в. вклад городских властей в воспитание «подкидышей» еще предстоит изучить — большинство работ на эту тему написаны на материалах XVII — XVIII вв. Я полагаю, что практика деклараций о беременности закрепляется одновременно с развитием институтов, которые занимались воспитанием «найденных детей».

23. Flandrin J.-L. Les amours paysannes. Amour et sexualité dans les campagnes de l’ancienne France (XVIe — XIXe siècle). Paris, 1975. P. 201—205.

24. Ibid. P. 205.
28

Изучаемые мной нотариальные акты, однако, созданы до эдикта 1556 г. (между 1519 и 1556 гг.). Cкорее всего, эдикт лишь закрепил существующие нормы и распространил их на все королевство, включая новоприсоединенные земли. Тот факт, что эти нормы уже существовали, убедительно аргументируется Мари-Клод Фан, которая нашла два более ранних эдикта. Первый датируется 30 октября 1536 г. и регулирует расследования в случаях, когда женщина скрывает беременность, а родившийся ребенок оказывается лишен крещения и христианского погребения25. Второй выпущен в декабре 1537 г. в Тулузе и инструктирует судей о необходимости наблюдения за беременными девушками26. Смысл этих эдиктов почти полностью повторяется эдиктом 1556 г.

25. Phan M.-C. Op. cit. P. 66.

26. Phan M.-C. Op. cit. P. 66; Laroche F. Arrêts notables du Parlement de Tolose. Toulouse, 1615. Livre II. Tome 3.
29

Также очевидно, что кроме канонического права, этот вопрос регулировался кутюмами, включая очень развитый комплекс правовых практик связанных с droit de bâtardise. Отцовство подтверждалось клятвой женщины. В случае беременности незамужней женщины в первую очередь предлагалось заключить брак с отцом ребенка, чтобы легитимизировать отношения и права ребенка27. Если же брак не был возможен, то в силу вступало правило «Кто сотворил ребенка, тот и должен его кормить» (Qui fait lenfant doit le nourrir)28.

27. Papon J. Recueil d’arrests notables des cours souveraines de France [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 02.09.2019). P. 1265.

28. Антуан Луазель, юрист, который занимался систематизацией кутюмов, воспроизводит некоторые из них в форме подобных «пословиц», или, точнее, «адагий». (Loysel A. Institutes coustumières, ou Manuel de plusieurs & diverses reigles, sentences, & proverbes tant anciens que modernes du Droict Coustumier& plus ordinaire de la France. Paris, 1607. Livre I, titre I. P. XXXIII).
30 Невыполненное обещание о браке также наказуемо в рамках канонического права, даже без упоминаний о сексуальных отношениях. В изучаемых мной документах обещание женитьбы иногда упоминается в качестве «отягчающего обстоятельства».
31

Так, Этьеннетта Лефевр, дочь покойного рыбака из Немура, подала иск против клерка из Реймса по имени Жан Суэн «как по причине всех обещаний о женитьбе, которые, по ее словам, он совершил, так и по причине плотских связей, которые продолжались до настоящего времени, и от которых она имеет сына по имени Захари»29. За компенсацию в 30 турских ливров она отказывается от продолжения процесса, а мужчина обязуется взять ребенка на свое содержание.

29. MC/ET/XXXIII/18. Fol. 207.
32

Ситуация по другим источникам и в других городах может помочь пролить свет на некоторые из этих явлений. Сопоставимый процесс улаживания конфликтов наблюдается в протестантских регионах. Институтом, регламентирующим конфликты там, выступали консистории. И действительно, среди конфликтов, которые разрешались перед консисториями Сан-Жерве и Бедариё, есть похожие на те, что изучаются в данной статье. Это в первую очередь «нарушения», связанные с браком и помолвкой, среди которых, например, слишком долгое время между помолвкой и свадьбой, или случай, когда мужчина заключает помолвку с двумя разными незнакомыми друг с другом девушками30.

30. Mentzer R. La construction de l’identité réformée… P. 39—46.
33 Если социальный состав девушек — обвинительниц является довольно гомогенным, то с обвиняемыми дело обстоит сложнее. Тем не менее, некоторые категории встречаются чаще других: я насчитала пятерых священников и четырех пахарей.
34 Например, Матюрен Давид, священник, викарий из города Бонней (находится в 13 км от Парижа), обвинялся Катрин Суро (dame de soy, 35 лет) в лишении девственности и плотских связях, в результате которых, по ее словам, она в настоящий момент беременна31. Священник обязался заплатить ей 10 турских ливров (сравнительно небольшая сумма), а также обязался взять ребенка на свое попечение, кормить его и содержать, тем самым освободить от трат вышеназванную Катрин.
31. MC/ET/XXXIII/32. Fol. 164.
35

23 июля 1547 г. Жакетта Компаньотт, она также обозначила свой статус как dame de soy, заключила соглашение со священником по имени Луи Мартен по причине двойного конфликта. Она отказалась от всех своих исков против него в церковном суде парижского архиепископства за компенсацию в размере 15 турских ливров. По ее словам, Луи Мартен нанес ей побои и раны за 8 дней до заключения соглашения. Также Жакетта поведала о том, что между ними происходили плотские связи, в результате которых она беременна. Священник обязался «взять вышеназванного ребенка, как только он придет в этот мир, кормить его и содержать, и заплатить вышеназванной Жакетте». Он также пообещал возвратить ей кровать, стол, сундук, стул, две подставки для дров, скатерть, два железных горшка, котел, сковороду с ручкой и пять простыней32.

32. MC/ET/XXXIII/32/B. Fol. 154.
36 Интересно, что это не единственное дело, в котором Луи Мартен оказался замечен. В 1548 г. он нанес побои, раны и бесчинства» прачке (blanchisseuse de linge) по имени Маргерит Тайон. Она отказалась от претензий к нему всего лишь за 25 турских солей33.
33. MC/ET/XXXIII/33. Fol. 231.
37

Разумеется, само присутствие священников в подобных делах никого не удивляет. Во времена, пока движение, условно связываемое с последствиями Тридентского собора, еще не набрало силу, осуждение сожительства клириков с женщинами носило в основном риторический характер. Многочисленные архивы религиозных судов свидетельствуют о распространенности конкубината клириков34, об их связях с женщинами, занимающимися проституцией35. Документы также говорят о «девках священников» (“filles à prêtres”) в пренебрежительном смысле, как впоследствии будут писать о «солдатских девках» (“filles à soldats”). Неспроста в этот период также существовало оскорбление «prebstresse»36.

34. Flandrin J.-L. Op.cit. P. 209—211.

35. Deniel-Ternant M. Les prostituées parisiennes et leur clientèle ecclésiastique // Genre, femmes, histoire en Europe: France, Italie, Espagne, Autriche. Nanterre, 2011. [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 09.02.2019). P. 151—176; Beauvalet S. Histoire de la sexualité en France à l'époque moderne. Paris, 2010. P. 214—216.

36. Flandrin J.-L. Op.cit. P. 213—214.
38 По-видимому, священник Луи Мартен открыто практиковал конкубинат. Так как Жакетта Компаньотт уже некоторое время знала о своей беременности, она наверняка жила со священником в течение какого-то периода, и побои стали причиной похода к нотариусу и расставания с разделением совместного имущества.
39 Обсуждение в публичном поле судебного процесса, то есть в рамках jurisdiction contentieuse могло сильно повредить репутации клирика. Именно поэтому священники были заинтересованы в других способах решения конфликтов. Здесь им на помощь приходили услуги нотариуса.
40 Элен Марабу, служанка и горничная в таверне, располагающейся на улице Сен-Дени, обвинила священника Гийома Лаббе из Бреваля в интимных отношениях, имевших место между ними. Однако 8 июня 1540 г. она отказалась от своих обвинений потому, что, как утверждается, «она сделала вышеописанные обвинения по наущению неких злопыхателей вышеназванного Лаббе»37. Вознаграждения и компенсации для Элен, равно как и для священника, предусмотрено не было. Соглашение заключается в такой форме для сохранения доброго имени священника, поэтому возникают вопросы, действительно ли подобные отношения между ними имели место? Мог ли священник заплатить служанке из таверны за отказ от исков, но не указывать об этом в тексте акта? Ведь если бы оказалось, что служанка обвинила священника в том, чего он не совершал, почему он не потребовал компенсации? Но в силу особенностей данного источника, такие вопросы, которые могли бы пролить свет на отношения между людьми, остаются без сколь-нибудь ясных ответов.
37. MC/ET/XXXIII/25. Fol. 94.
41 Кроме священников, в выборке присутствуют четыре пахаря, три клерка (один адвокат Парламента, один писарь из Дворца Правосудия (clerc au Palais), один стряпчий (praticien), студент, изготовитель сальных свечей, а также другие ремесленники. Между ними мало общего, кроме того, что они, в отличие от своих любовниц, явно были тесно включены в корпоративные и родственные связи. Очень часто они приходят к нотариусу не одни, а с кем-то из членов семьи или корпорации. Кроме того, они в состоянии собрать компенсацию, которая составляла большую сумму денег, тоже наверняка с помощью родственников.
42 Средний размер компенсации случае беременности, или если ребенок уже рожден, составлял в среднем 16.6 турских ливров. Наибольшая сумма, зарегистрированная в выборке, составляет 60 ливров38. При этом отцы обязались «кормить и содержать» (nourrir et entretenir) ребенка с момента его рождения или с двух лет.
38. Эти суммы сравнимы с размерами компенсаций после убийств, в соглашениях, зафиксированных теми же нотариусами.
43 Существуют случаи, в которых договоренность не была достигнута с первого раза. Тогда стороны аннулируют первый договор и составляют новый. Такие соглашения представляют интерес для историка, поскольку нетипичные случаи заставляли нотариусов использовать несколько другой язык и привлекать новые формулировки.
44 Так, 29 сентября 1541 г. Марион Ленуар, горничная, заключила договор со студентом по имени Жан Ледюк. В тексте договора она отказалась от исков к студенту «как по причине плотских отношений, которые вышеназванные стороны имели вместе, и в результате которых Ленуар в настоящее время беременна, так и из-за каких бы то ни было других действий» (“tant de la copulation charnelle que lesd. Le Noir et Le Duc disoient avoir eu ensemble, du faict duquel lad. Le Noir dictestre de present ensaincte, que de toutes autres choses quelzconques dont lad. Le Noir pourroit faire action”). Жан Ледюк заплатил ей 30 турских ливров и обязался выплатить еще 20 в течение следующих двух лет. Договор уточняет, что в течение этих двух лет горничная должна будет кормить ребенка грудью и предоставить ему все необходимое (lad. Le Noir sera tenue, moyennant ce, nourrir led. enffant de mamelle et luy fournir de ses neccessitez qu'il luy conviendra”). После двух лет ребенок должен был содержаться отцом39.
39. MC/ET/XXXIII/26. Fol. 180 Vo.
45 Однако 15 марта 1542 г. это соглашение было аннулировано, а Марион Ленуар призналась в том, что не беременна (“lad. Le Noir a confessé... ne estre grosse d'enffant, ne ensaincte de present...֨”)40. Она тем не менее уже получила 10 турских ливров, и ничего не говорит о том, чтобы она их возвращала. Мы не знаем, действительно ли Марион была беременна. Возможно, она ошиблась, в условиях отсутствия точных методов диагностики беременности, но не исключено, что она действовала таким образом, чтобы получить компенсацию. Характерно, что сам факт сексуальных отношений между ними не ставится под сомнение.
40. MC/ET/XXXIII/26. Fol. 367.
46 Сами по себе интимные отношения без «отягчающих обстоятельств» редко становились причинами исков, судя по данной выборке. Такими обстоятельствами, кроме беременности, могли быть ложные обещания о женитьбе, лишение девственности, хотя и сами по себе они могли бы стать причиной конфликта.
47 Такой случай произошел и с Флёри Соре, которая обвинила бакалавра медицины Анри Лё Фурнье в лишении девственности без каких-либо упоминаний о беременности. Он отрицал все обвинения, но «из сострадания, принимая во внимание, что вышеназванная Флёри бедна» (meu de pitié, act en du que lad. Fleury est povre), дарит ей корсет, пару шосс, пару туфель, а она в ответ прекращает свои обвинения против него. Могла ли Флёри лгать для того, чтобы получить компенсацию? Судя по всему, такие случаи не были редкостью. Но сам факт того, что Анри все же возмещает ей ущерб, заставляет меня склоняться в сторону того, что обвинения Флёри небеспочвенны. Возможно, малообеспеченная девушка не могла позволить себе разбирательства в судах, тем более, что ее противник, студент, был более защищен в суде.
48 В выборке имеется случай, который указывает только на наличие обещания жениться, без упоминания сексуальных отношений. Цирюльник и трактирщик (barbier et hotelier) Этьен Бизере обещал жениться на Жанне Фурнере, вдове трактирщика. Позднее она инициировала процесс перед официалом архидиакона Парижа, так как цирюльник не спешил выполнять свое обещание. Некоторое время спустя в кабинете нотариуса она отказалась от продолжения дела за компенсацию в восемь золотых экю41.
41. MC/ET/XXXIII/22. Fol. 59 Vo.
49 Получается, что огромная доля внебрачных сексуальных отношений не оставляла никаких следов в источниках — если они не приводили к беременности или, реже, не сопровождались ложным обещанием о браке или лишением девственности. С точки зрения права секс вне брака не составлял проблемы42, несмотря на то, что такая практика безусловно существовала. В этом контексте внебрачная беременность является лишь видимой частью айсберга, результатом, на который общество уже не могло закрыть глаза. так как приходилось регулировать ответственность за ребенка.
42. Karras R.M. Sex and the Singlewoman // Singlewomen in the European Past, 1250—1800. P. 128.
50 Факт сексуальных отношений между участниками договора описывается как copulation charnelle. То, что скрывается за ними, может оказаться конкубинатом — долгим, зачастую многолетним сожительством без заключения брака. Это, например, понятно, в вышеописанном случае Жакетты Компаньотт и священника Луи Мартена. Мы также можем узнать о случаях конкубината по возрасту детей. Иногда речь даже идет о двух детях, рожденных от одного и того же отца.
51 Может ли за этими лаконичными формулировками скрываться сексуальное насилие? На этот вопрос ответить сложно, учитывая, что не было принято рассказывать детали произошедшего конфликта во время урегулирования. Нотариальный акт создавался в момент, когда согласие было достигнуто, репарация выплачена и мир восстановлен. То есть дополнительное описание конфликта не соответствовало новому состоянию отношений и могло снова спровоцировать конфликт.
52

Кроме того, отношение в обществе к изнасилованиям в этот период было специфическим. О них не слишком часто говорят даже в судебных источниках. Дело в том, что в юридической терминологии во Франции этого периода существует путаница между понятиями изнасилование (le viol), похищение (le rapt), разврат (le stupre), оскорбление (linjure) и измена (ladultère). Стефани Годийа Котела, которая изучала изнасилования по судебным источникам в Бургундии, отмечает, что для описания изнасилования чаще всего используется формула «познал телесно против ее воли»(avoir cognoissance charnelle contre son gré et volonté”)43. Ни эта формула, ни какое-либо другое указание на эксплицитное несогласие не фигурируют в изучаемом мной комплексе источников. Наоборот, в некоторых случаях тексты подчеркивают, что согласие было, и даже отмечают, что оно было дано по любви.

43. Gaudillat Cautela S. Questions de mot. Le «viol» au XVIe siècle, un crime contre les femmes? // Clio. Histoire‚ femmes et sociétés [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 02.09.2019).
53 Изнасилование женщины понималось скорее как воровство — у мужа, у отца. Жертвой в нем скорее считалась не женщина, тело которой подверглось изнасилованию, а мужчина (муж, отец), права которого были нарушены или будущий муж, который мог бы забыть этот факт, если невеста имела большое приданое. Но что, если такого человека в ее ближайшем окружении не находится? Стефани Котела рассказывает историю женщины, которая была обвинена в проституции. Она была изнасилована, из-за чего потеряла свое место служанки, оставшись без денег и без крыши над головой. Ее семья никак не фигурирует в деле. На ее месте очень легко представить одну из служанок, которые оставили договоры в кабинете нотариуса.
54 Однако эта же исследовательница обращает внимание на то, что изнасилование являлось сильно табуированной темой в культуре. Женщины зачастую предпочитали не предавать его факт огласке и не начинать процесс. Она описывает, что жительницы Дижона могли отказаться от своих претензий к насильникам за компенсацию. В случае беременности, если насильником был кто-то из их знакомых, рекомендовано было заключить брак до того, как беременность станет слишком очевидной для окружающих44.
44. Flandrin J.-L. Op. Cit. P. 221.
55 В изучаемых мной источниках подобных формулировок нет. Наоборот, имеются выражения, которые подчеркивают, что согласие было. Нотариусы были особенно заинтересованы в том, чтобы подчеркнуть добровольность согласия, чтобы предотвратить возможную ревокацию договора. Текст нотариального акта, заключенный Бинеттой де Креги (Bynette de Creguy) подчеркивает несколько раз, что ее интимные отношения с Луи Ломбером были полностью свободными от какого-либо принуждения с его стороны. Мы узнаем, что он приходил в дом, где она проживала, без какого-либо злого умысла, но «только лишь из-за любви к ней и по ее инициативе, просьбе и прошению». Она отказалась от всех исков к Луи Ломберу, которые подала ранее по причине плотских связей, от которых она забеременела. Нотариус (или его клерк) отмечает в тексте, что ее отказ от претензий к Луи вызван исключительно ее собственным желанием, «по большой дружбе и от нежных чувств», без какого-либо «принуждения силой или насилием»45.
45. MC/ET/XXXIII/13. Fol. 307.
56 Насилие в данном случае отличается отсутствием согласия — важность согласия подчеркивается нотариальными формулами. Остается только гадать, в какой мере вступление в интимные отношения было продиктовано свободным выбором женщин, а в какой — это лишь декларации, обусловленные требованиями нотариальной формы, за которыми скрывалась иные отношения.
57 В целом, в изучаемых источниках содержатся случаи, которые мы сегодня идентифицировали бы и как соблазнение, и как сожительство, и как изнасилование. Однако границы между этими понятиями для людей XVI в. достаточно размыты, о чем и свидетельствуют источники.
58 В текстах нотариальных соглашений некоторые девушки показывают себя активными действующими лицами. Они не демонстрируют скромность и сдержанность, но напротив, проявляют инициативу и делают самостоятельный выбор. Показательным примером является случай Перетты Постоль, и ее образ, нарисованный одним из участников конфликта.
59

29 декабря 1541 г. служанка и горничная Перетта Постоль отказывается от всех исков против Клода Мими младшего, изготовителя сальных свечей. Причина конфликта — «сексуальные отношения, которые имели место между ними, по ее словам, а также по причине того, что, по ее словам, сейчас она носит ребенка сроком три месяца» (la copulation charnelle quelle dict avoir eue avecques led. Mymy et pour raison de quoy elle dict estre presente grosse et ensaincte d’enffant de troys moys). Ответчик отсутствует, его представляет его отец, Клод Мими старший, который соглашается заплатить Перетте 60 турских солей, из которых 20 платит в этот же день, а остаток обещает выплатить в день родов, и «взять этого ребенка, как только появится на этом свете, его кормить и содержать» (de prandre led. Enfant si tost qu’il sera venu sur la terre, le faire nourrir et entretenir…)46.

46. MC/ET/XXXIII/26. Fol. 279; MC/ET/XXXIII/26. Fol. 372 Vo.
60 Однако через три месяца этот акт аннулируется и составляется новое соглашение, по которому Перетта снова отказывается от своих исков, а отец Клода Мими выплачивает ей 30 турских солей и снова обещает взять на свое попечение ребенка, когда тот родится. В последних строках публикации сделано любопытное уточнение, о том, что если окажется, что вышеназванная Перетта не беременна, она обязуется не ходить в дом ни к Клоду Мими-старшему, ни к его сыну (naller ne venir vers led. Claude Mymy laisne, ne sond. filz), не наносить им никаких оскорблений и не устраивать скандалов (ne leur faire aucune injure, scandalle), не просить ни единого денье под наказанием заключения в тюрьму (ne demander aucuns denierssur peins de tenir prison), а также не просить ничего, касаемо родов этого ребенка (ne demander aucune chose touchant la gesine delle dud. enfant). Эти замечания не похожи на формулировки, которые мог предложить нотариус. Ситуация складывалась настолько нетипичной, что опытный нотариус Катрен Фардо или его клерк отошли от обычного формуляра, предоставив слово самим клиентам. Пожилой свечник подозревает, что Перетта не беременна (а к моменту заключения второго договора она должна была быть на шестом месяце беременности)47. Неспроста нотариус добавляет «по ее словам» — он пытается обезопасить себя на случай, если предоставленные сведения являются ложными. К сожалению, продолжение истории неизвестно и мы не узнаем, что на самом деле происходило с Переттой Постоль.
47. Ibidem.
61 Эти договоры дают нам возможность иначе взглянуть на изучаемых женщин: их роль гораздо более активная чем может казаться. Возможно, они не столько питали какие-либо матримониальные планы в отношении своих «соблазнителей» (в особенности, если речь шла о клириках), сколько надеялись на компенсацию с их стороны, которая, войдя в их приданое, повышала их шансы найти себе супруга. Как видно на примере Перетты Постоль, которая скандалами добилась компенсации от семьи изготовителей сальных свечей, женщины, оказавшиеся в нотариальной конторе, иногда могли за себя постоять.
62 Не стоит забывать, что эти девушки живут отдельно от родителей, которые не влияют на их выбор партнеров. Это означает, что выбор партнера тоже остается за ними, за исключением случаев скрытого насилия.
63 Изучаемые нотариальные договоры располагаются в центре гендерных, правовых и социальных связей. Мы видим, что ответственность и расходы даже на внебрачного ребенка ложились не только на его мать, но и на отца. С помощью существующих правовых норм было возможно навязать или проконтролировать эти обязательства. Можно рассматривать эту практику как традиционный механизм борьбы с инфантицидом. Во Франции раннего Нового времени нотариус, имевший широкие и разнообразные функции, играл важнейшую роль в этой практике. Будучи знатоком права, и в какой-то мере, фигурой вне морали, он то же время был открыт обществу.
64 Участницами этих соглашений становились незамужние девушки, как правило, не имевшие семейной поддержки. Они работали в Париже, чтобы накопить на приданое. Изученные нотариальные акты являются редким примером документов, в которых женщины выступают самостоятельно. С другой стороны, выступали неженатые мужчины разнообразных профессий: клирики, пахари и городские ремесленники.
65 Сексуальные отношения вне брака были, несомненно, гораздо более распространенными, чем мы можем представить по источникам XVI в. Они могли быть навязанными этим не самым защищенным женщинам, которые не имели семейной поддержки. Однако это не исключает их активной позиции в выборе ролей и партнеров.
66

Изучаемые источники регистрируют определенный этап в череде изменений, которые позже захватят общество Нового времени. В середине XVI в. государство более определенно пытается препятствовать инфантициду и оставлению детей, появляются первые указы, призванные регулировать эту сферу, отслеживая беременность незамужних женщин. «Ящики для подкидышей» существовали в Риме уже в XII в. И постепенно церковная практика попечения о подброшенных детях распространилась в большинстве стран Европы. Но во второй трети XVI столетия на создание и поддержку специальных приютов для найденышей и детей-сирот поступают немалые средства от королей, придворных и высокопоставленных чиновников48. Хронологически это совпадает с законами против сокрытия беременности. В течение XVII в. в эпоху, которую немецкие историки называют «процессом конфессионализации», происходит более явное сращивание усилий церкви и светской власти в решении этого вопроса, постепенно возрастает количество больниц, в которых принимают брошенных детей и сирот49. Достаточно указать на движение, связанное с именем св. Венсана де Поля. Тогда же появится и быстро распространится новый тип источника — заявления о беременности, количество которых значительно увеличивается в XVIII в. Нотариальные соглашения по поводу внебрачных детей логично встраиваются в эти процессы. Но с большим основанием об этом можно будет говорить после изучения данного вида нотариальных актов второй половины XVI и XVII вв.

48. Babelon J-P. Paris aux XVIe siecle. Paris, 1986. P. 186—188; Уваров П. Ю. Указ. соч. С. 371—378.

49. Robin-Romero I. Les orphelins de Paris. Enfants et assistance aux XVIe — XVIIIe siècles. Paris, 2007.

References

1. Uvarov P. Yu. Frantsiya XVI v. Opyt rekonstruktsii po notarial'nym aktam. M., 2004.

2. Babelon J-P. Paris aux XVIe siecle. Paris, 1986.

3. Beauvalet S. Histoire de la sexualité en France à l’époque moderne. Paris, 2010.

4. Beauvalet-Boutouyrie S. La femme seule à l’époque moderne: une histoire qui reste à écrire… // Annales de démographie historique. 2000—2002.

5. Bologne J.-C. Histoire du célibat et des célibataires. Paris, 2004.

6. Collins J. The Economic Role of Women in Seventeenth-Century France // French Historical Studies. 1989. Vol. 16. No. 2.

7. Déclaration du roy qui ordonne que l’édit du Roy Henri II de février 1556 contre les femmes qui auroient celé leur grossesse et leur accouchement… [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b8620796d/f2.image (data obrascheniya: 02.09.2019).

8. Deniel-Ternant M. Les prostituées parisiennes et leur clientèle ecclésiastique // Genre, femmes, histoire en Europe: France, Italie, Espagne, Autriche. Nanterre, 2011 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://books.openedition.org/pupo/2879 (data obrascheniya: 09.02.2019).

9. Depauw J. Amour illégitime et société à Nantes au XVIIIe siècle // Annales. Économies, Sociétés, Civilisations. 1972. No. 4—5.

10. Ferrière C. de. La science parfaite des notaires ou le moyen de faire un parfait notaire contenant les ordonnances, arrêts et règlements rendus touchant la fonction des notaires, tant royaux qu’apostoliques. Paris, 1771.

11. Flandrin J.-L. Les amours paysannes. Amour et sexualité dans les campagnes de l’ancienne France (XVIe — XIXe siècle). Paris, 1975.

12. Gaudillat Cautela S. Questions de mot. Le “viol” au XVIe siècle, un crime contre les femmes ? // Clio. Histoire‚ femmes et sociétés [Ehlektronnyj resurs]. URL : https://journals.openedition.org/clio/3932 (data obrascheniya: 02.09.2019).

13. Hyacinthe B. Suite des arrest notables de la cours de Provence. Lyon, 1689.

14. Karras R. M. Sex and the Singlewoman // Singlewomen in the European Past, 1250—1800 / ed. by J. M. Bennett and A. M. Froide. Philadelphia, 1999.

15. Kowaleski M. The demographic perspective // Singlewomen in the European Past, 1250—1800 / ed. by J. M. Bennett and A. M. Froide. Philadelphia, 1999.

16. Loysel A. Institutes coustumières, ou Manuel de plusieurs & diverses reigles, sentences, & proverbes tant anciens que modernes du Droict Coustumier& plus ordinaire de la France. Paris, 1607.

17. Mémoires-journaux par Pierre de l’Estoile, depuis la réduction de Paris (22 mars 1594) jusques à la fin de l’an 1597 // Collection complète des mémoires relatifs à l’histoire de France. Paris, 1825. T. 18.

18. Mentzer R. La construction de l’identité réformée aux XVIe et XVIIe siècles. Le rôle des consistoires. Paris, 2006.

19. Papon J. Recueil d’arrests notables des cours souveraines de France. 1608 [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://books.google.fr/books?id=7RU_AAAAcAAJ&printsec=frontcover&hl=ru#v=onepage&q&f=false (data obrascheniya: 02.09.2019).

20. Phan M.-C. Les déclarations de grossesse en France (XVIe — XVIIIe siècles): essai institutionnel // Revue d’histoire moderne et contemporaine. 1975. T. 22. No. 1.

21. Robin-Romero I. Les orphelins de Paris. Enfants et assistance aux XVIe — XVIIIe siècles. Paris, 2007.

22. Steinberg S. Une tache au front: La bâtardise aux XVIe et XVIIe siècles. Paris, 2016.