Law Rules King and Subjects: Magna Carta vs. Bridewell’s Charter
Table of contents
Share
Metrics
Law Rules King and Subjects: Magna Carta vs. Bridewell’s Charter
Annotation
PII
S207987840007790-8-1
DOI
10.18254/S207987840007790-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Sergey Kondratiev 
Affiliation: Tyumen State University
Address: Russian Federation, Tumen
Abstract

The article analyzes the contents of the short treatise of the London Recorder William Fleetwood, dedicated to the Commission of Bridewell (hospital and prison for paupers), that according to the royal charter of Edward VI (1553) have the right to search, punish, correct and keep offenders in prison. It depicts that the treatise was a reaction to the attempts and suits to bring the powers of the Commission of Bridewell into question. Author notes that William Fleetwood believed that the Bridewell’s charter contradicts with chapter 29 of the Magna Carta of Henry III (1225), which prohibits arbitrary arrests, and the royal authority according to the Magna Carta does not have the prerogative to create commissions with such powers.

Keywords
England, William Fleetwood, Bridewell, Henry III’s Magna Carta (1225), chapter 29, royal prerogative, law
Received
31.10.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
28748
Number of purchasers
11
Views
121
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

В недавно выведшей работе Джона Бейкера показано, что забытая в XIV и XV вв. Великая хартия вольностей (Далее: ВX) стремительно возвращается в публичное пространство Англии в XVI в. После 1580 г. особенно часто вспоминают о 29 статье ВХ (в редакции ВХ 1225 г., которая тогда была в правовом обороте), чтобы защитить личную свободу человека от произвольного ареста и собственность. Именно тогда, несмотря на неудовольствие и запреты власти, начинается активное обсуждение королевских прерогатив1.Напомним, что 29 ст. ВХ Генриха III (1225) провозглашает: «Ни один свободный человек не будет арестован, или заключен в тюрьму, или лишен своего свободного владения, или вольностей, или вольных обычаев своих, не будет поставлен вне закона или изгнан, или каким-либо иным способом обездолен, и мы не пойдем на него, и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его и по закону страны. Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их» (Nullus liber homo capiatur, vel imprisonetur, aut disseisietur de libero tenemento suo, vel libertatibus, vel liberis consuetudinibus suis, aut utlagetur, aut exuletur, aut aliquo modo destruatur, nec super eum ibimus, nec super eum mittemus, nisi per legale judicium parium suorum, vel per legem terrae. Nulli vendemus, nulli negabimus, aut differemus justitiam, vel rectum)2.

1. Baker J. Reinvention of Magna Carta 1216—1616. Cambridge, 2017. P. 110, 249—250.

2. Great Charter of Henry III (tried reissue, 11th February, 1215) // Magna Carta. Commentary of Great Charter of King John. Glasgow, 1914. P. 504.
2

Свою лепту в возрождение ВХвнес Уильям Флитвуд(WilliamFleetwood)3. Юрист общего права Уильям Флитвуд (1525—1594) сначала обучался в Оксфорде, затем овладевал начатками правового образования в младшем (канцлерском) подворье Клиффорд (Clifford’sInn), которое завершил в старшем (судебном) подворье Миддл-темпл. В 1551 г. его допустили «за барьер», то есть он стал практикующим юристом. Карьера У. Флитвуда складывалась успешно. В 1571 г. его избирают судьей Лондона (recorder), а в 1580 г. он становится сержантом права (serjeant-at-law), то есть входит в элитарную корпорацию юристов4. Будучи лондонским судьей, У. Флитвуд хорошо знал судебную практику и наиболее острые столичные проблемы.

3. Baker J. Op. cit. P. 216—300.

4. Fleetwood William // Oxford Dictionary of National Biography / Ed. H. C. G. Matthew and B. Harrison. Oxford, 2004. Vol. 20. P. 28—30.
3

Одной из самых острых проблем, будоражащих мэра и олдерменов Лондона, была его перенаселенность, пауперизм и сопровождающий их рост преступности. Современные исследования показывают, что Лондон в середине XVI в. был городом молодых. Подростков, собирающихся стать учениками и склонных к правонарушениям, в столице было больше, чем где бы то еще в Англии5.

5. Archer I. W. Pursuit of Stability. Social Relations in Elizabethan London. Cambridge, 1991. P. 242—243.
4

Пауперизация Англии, вызванная быстрым ростом населения, избыток которого, выдавленный из сельской местности, устремился, плодя толпы бродяг и нищих, в Лондон, стала своеобразным шоком и вызовом, как для власти королевства, так и муниципалитетастолицы6. Ответы были законодательные — появились многочисленные и знаменитые законы о бедных7, иногда почему-то называемые «кровавыми», и институциональные — «работные дома», больницы для обездоленных и тюрьмы8.

6. Slack P. English Poor Law, 1531—1782. Cambridge, 1990. P. 6—7.

7. Митрофанов В. П. Проблемы пауперизма и эмиграции в Англии в эпоху Тюдоров и первых Стюартов: некоторые итоги и перспективы исследования // Англоведение в современной России. М., 2019. С. 53—57.

8. Slack P. Op. cit. P. 8—9.
5

Между 1551 и 1557 г. Лондон создал свои инструменты помощи неимущим, которые в литературе иногда даже называют системой9. Именно тогда уже к трем известным больницам столицы прибавился Брайдвелл, где, пишет хронист, «бродяга и бездельник был бы наказан, принужден к труду и необходимости отвергнуть порочную бездельную жизнь» (Vagabond and ydle strumpet is chastised and compelled to labour, to the overthrow of the vicious life of ydleness)10.

9. Van der Slice А. Elizabethan Houses of Correction // Journal of Criminal Law and Criminology. 1936. Vol. 27. Iss. 1. P. 50.

10. Grafton’s chronicle: or, History of England. To which is added his table of the bailiffs, sherrifs, and mayors, of the city of London. From the year 1189 to 1558, inclusive. L., 1809. Vol. II. P. 531.
6

Здание, дарованное в 1553 г. Эдуардом VI городу, было возведено за 31 год до этого (1522) канцлером Англии и кардиналом Томасом Уолси как посольская резиденция11. Оно передавалось не одно, а с некоторым количеством стоящих рядом «домов и строений», среди которых была основанная Генрихом VII в 1505 г. больница (hospital ofSavoy), а также территорий, которые теперь тоже должны были именоваться «Брайдвелл»12. Передаваемыестроения, как видно из свидетельства хрониста и хартии Эдуарда VI1553 г., изначально предназначалось использовать не только для презрения больных, страждущих,неимущих и обездоленных, но и как тюрьму. Хартия предписывала «разыскивать» и «отправлять» в Брайдвелл со всего Лондона, пригородов и соседнего графства Миддлесекс «держателей преступных притонов, пьяниц, бродяг, нищих и других подозрительных людей, а также всех прочих злодеев, будь они мужчинами или женщинами, чтобы наказывать их» (Harbourers or Receivers of idle Ruffians, Tavern Haunters, Vagabonds, Beggars, or any other fufpected Persons, and also for all Perfons of evil Name and Fame, whatfoever they be, Men or Women <…> to punish them, and every of them). Сам документ не определял, каковы должны быть наказания, оставляя «коррекцию» на усмотрения, мэра, олдерменов и должностных лиц (use such Manner of Correclions and Order in the Premises as unto them shall be thought most meet and convenient)13. В тюрьму Брайдвелла преступников для наказания отправляли разные суды Лондона. Кроме того, в самом Брайдвелле был свой суд14.Преступников, среди которых особенно много было занимающихся проституцией женщин, бичевали, срезали волосы, заковывали в кандалы, подвергали пытке15.

11. Salkeld D. Crime // Ashgate Research Companion to Popular Culture in Early Modern England / ed. by A. Hadfield, M. Dimmock, A. Shinn. Burlington, 2014. P. 201.

12. Charters of Royal Hospitals of Bridewell and Bethlem [1792]. P. 14—15.

13. Ibid. P. 24—25.

14. Griffiths P. Lost Londons. Change, Crime and Control in the Capital City (1550—1660). Cambridge, 2008. P. 224.

15. Bridewell royal hospital, past and present; a short account of it as palace, hospital, prison, and school, with a collection of interesting memoranda hitherto unpublished / ed. by A. J. Copeland. London, 1888. P. 55—60.
7

В 1580-х гг. Уильям Флитвуд написал трактат «Рассуждения о полномочиях Брайдвелла» (A Discourse upon the Commission of Bridewell)16. Поскольку у трактата имеется проблема авторства и датировки, кратко остановимся на них. Впервые «Рассуждения» были изданы без указания авторства в 1643 г. под актуальным для времени революции названием «Краткие извлечения из ВХ, или известных старых добрых законов Англии, которые показывают, что право есть высочайшее наследие, которым обладает король; и хартия, пожалование или патент не могут считаться добрыми, если они противоречат упомянутым законам и статутам, и это видно на примере хартии Брайдвелла и других хартий. Король своей хартией не может изменять природу закона, форму суда, право наследования и лишать подданного защиты от ареста, иска и прочего»17. Поскольку одна из копий «Рассуждений» находилась среди бумаг знаменитого философа и канцлера Англии Френсиса Бэкона, то публикаторы XIX в. приписали текст ему, датировав время написания трактата приблизительно 1587 г.18Современные исследователи отдают авторство трактата У. Флитвуду, в бумагах которого тоже есть его рукопись, но они не столь единодушны в датировке. По мнению Пола Гриффита, У. Флитвуд написал свое произведение в конце 70 — начале 80 гг. XVIII в., а Дж. Бейкер утверждает, что трактат был завершен после 1588 г.19

16. Слово “commission” означает должностных лиц. В самом трактате они именуются “governors”, в литературе «олдерменами» Брайдвелла (См.: Griffiths P. Op. cit. P. 217—220). Такие комиссии королевская власть создавала время от времени. Их полномочия опирались на королевскую хартию или приказ (writ) Королевской канцелярии, а не на парламентский акт.

17. Briefe collections out of Magna Charta: or, the knowne good old lawes of England: Which sheweth; that the law is the highest inheritance the King hath; and that if his charter, grant, or pattent, be repugnant to the said lawes, and statutes, cannot be good, as is instanced in the charter of Bridewell, London, and others. By which it appeares; that the King by his charter may not alter the nature of the law, the forme of a court; nor inheritance lineally to descend; nor that any subject be protected from arrests, suites, & c. L., 1643. P. 1—16.

18. Bridewell and Bethlem Hospitals // Thirty-Second Report of Commissioners for Inquiry Concerning Charities / ed by F. O. Martin. L., 1840. P. 400—401; Works of Francis Bacon / ed. by J. Spedding, R. L. Ellis, D. D. Heath. L., 1859. V. VII. P. 7—22.

19. Griffiths P. Op. cit. P. 226, 228; Baker J. Op. cit. P. 266—268.
8

Поводом к написанию трактата, вероятно,послужило признание в 1577 г. судом Брайдвелла ювелира Энтони Бейта (Anthony Bate) «гнусным и отвратительным завсегдатаем шлюх» (the vilest and rankest whoremonger)20. После чего тот обратился в Звездную палату, прося обелить его имя и изучить судопроизводства Брайдвелла, гдеберут взятки, а репутацию горожан ставят якобы под сомнение только по подозрению их в склонности к разврату. Дело разбиралось в Звездной палате с 1577 по 1580 гг. изакончилось тем, что ювелиру пришлось униженно вымаливать прощение у олдерменов больницы. Начатая Бейтом атака на Брайдвелл имела продолжение, поскольку олдерменов самих стали обвинять в разных злоупотреблениях, включая сексуальные21. В 1579 г. управляющим Брайдвелла было предложено получить подтверждение своей хартии в парламенте22. Вероятно, У. Флитвуд хорошо знал положение дел в Брайдвелле и правовые основания его функционирования, поскольку в 1577 г. олдермены обращались к рекордеру с просьбой «описать», что суд Брайдвелла может делать на основе хартии Эдуарда VI23.

20. Griffiths P. Op. cit. P. 217.

21. Ibid. P. 218—220.

22. Elton G.R. Parliament of England, 1559—1581. Cambridge, 1986. P. 79.

23. Griffiths P. Op. cit. P. 226.
9

«Рассуждение» — небольшой текст, который интересен тем, что его автор совершенно определенно высказывается о верховенстве права и королевской прерогативе, давая перечень того, на что у короля нет прав, и о 29 ст. ВХ. Цель «Рассуждения», пишет автор, состоит в том, чтобы показать, что «если хартия, дарованная королем, противоречит максимам, обычаям или статутам королевства, то она ничтожна». Иеслинаееоснованиивыносятсяпостановления, тоонидолжныбытьаннулированы (the purpose of this discourse the law is if any charter be granted by a King the which is repugnant to the Maximes, Customes, or Statutes of the realme, then is the charter void, and yt is either by Quo warranto, or by Scirefacias <…> to bee repealed)24.

24. A Discourse upon the Commission of Bridewell // Oxford Francis Bacon. Vol. I: Early Writings 1584—1596 / ed. A. Stewart. Oxford, 2012. P. 51—52. Далее: Discourse.
10

«Рассуждение» сразу же провозглашает, что в королевстве нет ничего выше и ценнее права. Оно, самоеценноеизвсего, чемвладееткороль. «Икорольиподданныеруководствуютсяинаправляютсязаконом» (Inter magnalia regni amongst the greatest and most hawtie things of this kingdome, as yt is affirmed in the XIXthyere of kinge Henry the VI: Le ley est le pluis haut heneritanus qui le Roy ad, &c. That is; the Law is the highest heneritaince that the kinge hath for bye the law both the kinge and all his subjects bene ruled and directed & c)25.

25. Ibid. P. 51.
11

Право, по У. Флитвуду, состоит из правил или принципов (их он называет «максимами»), обычаев и статутов. «Максимы и правила, которыми руководствуется король, — это древние максимы, обычаи и статуты нашего королевства» (The maximes & rules whereby the King is directed bene the ancient maximes and customes, and states of this land)26.

26. Ibidem.
12

«Максимы — основания права и полные и совершенные воплощения разума». Обычаи — это такие правила, которые непонятно как возникли, но используются долго, утвердились, передаются по наследству и «должны отстаиваться как твердые и устойчивые законы». Статуты королевства — это декреты и решения парламента, которые установлены королем с общего согласия трех сословий, которые представляют все, полное, тело королевства Англии (Themaximes bene the foundacions of the Law and the full and perfect Conclusions of reason. The customes of the realme, are properly such things, as through much, often, and long vsage: eyther of simplicity, or ignorans, getting once an entry are entred& hardned bye succession and after be defended as firme and stable lawes. The statutes of the realme, are the resolute decrees and the absolute judgements of the parliament established bye the king, with the common consent of the three Estates, who doe represent the wholeand entire body of the realme of england)27.

27. Ibidem.
13

В соответствии с техникой юридических доказательств, принятой в общем праве, У. Флитвуд в своих утверждениях о том, что, если король издает хартию, притворяющую «праву, обычаю или статуту», то ее следует считать ничтожной (not good nor pleadable in the Law), опирается на прошлые судебные разбирательства, или, как он пишет, «смотрит на прецеденты, которые были оставлены нашими мудрыми предками» (See what Presidents thereof have beene left by our wise forefather)28.

28. Ibid. P. 52.
14

Три первых прецедента касались случаев, когда английские монархи наделяли церковь или отдельных лиц статусом, аналогичным королевскому: Генрих II даровал братству Святого Варфоломея такие же права, какие принадлежали его короне (be as free in their сhurch as the King was in his сrowne), Эдуард III даровал лордам островов Уайт и Мэн право короноваться по тому же чину, как короновался он сам (should be crowned King of the same). Но все эти пожалования признаются ничтожными, поскольку король не может лишить подданных подданства, а подданный в верности своей не может отвергнуть господство государя (neither may the King release or relinquish the subjection of his sub∣ject, neither may the subject revolt in his allegiance from the superiority of his prince)29.

29. Ibidem.
15

Далее следуют еще ряд прецедентов. В 1406 г. при Генрихе IV было провозглашено, что власть государя не ограничена правилами и предписаниями закона (Quod potestas principis non est inclusa legibus30, That is, a Princes power is not bounded with rules or limits of the law), но в 1459 г. при Генрихе VI было признано обратное: что король своей хартией не может даровать владельцу свободного держания право передать его другому, или предписать, что его наследник не будет наследовать ему, хотя это предписано обычаем (yt is not in the kings power to graunte by his Charter, that a man seized of land in ffee simple, may devise by his last Will and Testament the same landes to another, or that the youngest sonne bye the custome of Burrough english, shall not inherit)31. Судебное решение 1491 г. Генриха VII гласило, что король не может своей хартией изменить квалификацию преступления, форму суда и способ судопроизводства (The King cannot by his Charter make the same offence to be inquired of in a lawed daye <…> The King may not either alter the nature of the Law, the forme of a Court, or the manner or order of pleading)32. В 1428 при Генрихе VI было вынесено решение, что король не может пожаловать некоему J. S. право быть судьей в собственном деле, не может оградить J. S. от иска другого лица по общему праву, не может пожаловать ему рынок, ярмарку или держание на чужих землях (King may not grant to J. S. that J. S. may be judge in his owne proper Cause; nor that J. S. shall be sued by an action at the Common Law bye any other person; nor that J. S. shall have a Market, a Faire, or a free Warrant in another mans soile)33. А «почтенный судья Хилл (Hill) записал в отчете, что,когда король передает кому-то свою сеньорию, то он передает ее как бы с прерогативой, но прерогатива не может быть передана, «поскольку его хартия не может менять право» (the King byе His Charter cannot chaunge the Lawe)34. Король не может даровать другому лицу свою прерогативу держать собственность, несмотря на право давности (That the King cannot graunt unto another the prerogative of Nullum tempus occurrit Regi)35, не может сделать, чтобы часть поглощала целое, не может освободить от обязательства, не может запретить сестре наследовать владения брата, жене владеть землями мужа, отменить прямое наследование, изъять у подданного право защиты от ареста и право на подачу иска и тому подобное. (not that a discent shall not take away,an entrie, nor that a Collaterall, warranty shall not binde nor that possessio, fratris, shall not take place, nor that the wife shall not be endowed, of her husbandes, landes, nor that inheritance, shall lyneally assende, nor that any subiect shalbe vnder proteccion, from аrrestes, and suites, and such like, & c.)36.

30. Парафраз известной формулы римского права “Princeps legibus solutus est” (государь свободен от соблюдения закона». См.: Dig. 1.3.31.

31. Discourse. P. 53.

32. Ibidem.

33. Ibid. P. 53—54.

34. Ibid. P. 54.

35. Ibidem. О формуле подробнее см.: Канторович Э. Два тела короля. Исследование по средневековой политической теологии. М., 2015. С. 256—257.

36. Discourse. P. 54.
16

Рекордер Лондона риторически восклицает: когда иногда под большой печатью выходят квазисвятые документы, разве может считаться бунтарством недопущение и признание незаконными в королевстве таких пожалований (хартий), которые просто противоречат законам, обычаям и статутам его? (Yet do not we see daily in experience that whatsoever can be procured under the great seal of England is taken quasi sanctum; and although it be merely against the laws, customs, and statutes of this realm, yet it is defended in such sort that some have been called rebellious for not allowing such void and unlawful grants (? — С. К.))37.

37. Ibidem.
17

После общих замечаний о правовых пределах королевской прерогативы, У. Флитвуд переходит к самой хартии Брайдвелла. По его мнению, хартия, предоставившая должностным лицам (governors) Брайдвелла право «отправлять» в тюрьму, «наказывать» и «исправлять <...> по своему усмотрению», противоречит 29 ст. ВХ, запрещающий заключать в тюрьму и проч. без «законного приговора равных, или по закону страны»38. ХартияБрайдвела, продолжаетон, противоречитВХпо «сутиисмыслу» (if ye doe compare the said Charter of Bridewell with the great Charter of England both in matter, sense, and meaning, you shall finde them meerely repugnant)39.

38. Ibid. P. 54—55.

39. Ibid. P. 55.
18

У. Флитвуд напоминает содержание последней (37) статье ВХ (1225), которая содержит обещание короля за себя и за наследников своих не «нарушать и не ломать» положения ВX  (In the said great Charter of England, in the last Chapter amongst other things, the King granteth for him and his heires, That neither he nor his heires shall procure or do any thing, whereby the Liberties in the said Charter contained, shall be infringed or broken)40.

40. Ibidem. Сравните с оригиналом: “Pro hacautem concessione et donatione libertatum istarum et aliarum libertatum contentarum in carta nostra de libertatibus foreste, archiepiscopi, episcopi, abbates, priores, comites, barones, milites, libere tenentes, et omnes de regno nostro dederunt nobis quintam decimam partem omnium mobilium suorum. Concessimus etiam eisdem pro nobis et heredibus nostris quod nec nos nec heredes nostri aliquid perquiremus per quod libertates in hac carta contente infringantur vel infirmentur; et, si de aliquo aliquid contra hoc perquisitum fuerit, nichil valeat et pro nullo habeatur”. См.: Great Charter of Henry III. P. 334.
19

Основательность и неизменность ВХ опирается на многочисленные ее подтверждения, начиная с известного статута Мальборо (Statute of Marlebridge) Генриха III (1267) до статутов Генриха VI. Для демонстрации приоритетности ВХ юрист предпочитает воспроизвести слова только статута Эдуарда III от 1368 г., который утверждает, что все положения ВХ должны соблюдаться, а противоречащие им положения любого вновь принятого статута, исполнению не подлежат (It is assented and accorded, That the great Charter of England, and the Charter of the Forrests, shall be kept in all points: and if any Statute be made to the contrary they shall bee holden for none)41. И следовательно никто — ни король, ни парламент, — продолжает гнуть свое У. Флитвуд, «не может ни коем образом изменить ни один пункт, содержащийся в упомянутой ВХ Англии» (Hitherto you see it very plainly, That procurement nor Act done either by the King or any other person, or any Act of Parliament, or other thing; may in any wayes alter or change any one point contained in the said great Charter of England)42. Ахартия Брайдвелла «полностью»противоречит ВХ43.

41. Discourse. P. 55—56.

42. Ibid. P. 56.

43. Ibidem.
20

Упомянутый статут 1368 г. запрещал обложные обвинения и предписывал судить человека только в присутствии королевских судей, в соответствии с надлежащим процессом, по первоначальному приказу, в соответствии с древним правом королевства. Есличто-тоделаетсяпротивноеупомянутому, онодолжносчитатьсяничтожнымиошибочным (No man be put to answer without presentment before the Justices or thing of record bye dwe proces, or by writ originall, according to the ould Law of the land. And if any thing from henceforth be done to the contrary, it shall be void in the Law, and holden for error)44. Имея, видимо, в виду случай Энтони Байта и последующую шумиху вокруг полномочий Брайдвелла, рекордер Лондона выносит однозначное решение, что дела, которое в Брайдвелле ведутся в отношении публичных женщин, недостаточны, чтобы привлекать любого мужчину к ответу согласно общему праву, и об этом статут говорит ясно (if this statute be in force, as I am sure it is, then is the lawe clere that the proceedinges in Bridwell, vppon the accusacion, of hores, taken bye the gouernors of Bridwell aforesaid, are not sufficient, to call any man to answere, by any warrant by them made without Indictment or other matter of Record, accordinge to the ould Law of the Lande)45.

44. Ibidem.

45. Ibid. P. 57.
21

У. Флитвуд знает случаи, когда в разное время в истории Англии монархи своей прерогативой создавались разные судебные комиссии, которые должны были действовать на основе «особых» или даже «секретных» статей. Но, как явствует из статута Генриха VIII от 1509 г., было признано, что все эти случаи шли вразрез с общим правом, ВХ и другими законами и статутами, обеспечивающими надлежащее исполнение правосудия» (If you looke vpon the statute of anno 1 H. 8, ca. 8. you shall there perceiue the very cause, why Empson, Sheiffeild <…> the which the which was as by the Indictment especially appeareth for executeinge Commissionsagainst due course, of the Common Lawe, and in that they did not proceed in Iustice,accordinge to the Liberties, of the greate Chartre, of England; and of other Lawes, and statutes, Provided for the due executeinge of Justice)46.Основанные при жизни Елизаветы Тюдор и, значит, самого У. Флитвуда, подобные комиссии тоже противоречили праву и потому прекратили существование47.

46. Ibidem.

47. Ibidem.
22

Совсем другой статус у комиссий, которые создавались актом парламента. Такие комиссии, среди которых он упоминает и Высокую комиссию, преследующую пуритан, рекордер считает законными48.

48. Ibid. P. 57—60.
23

Рассмотрев все эти примеры и зная еще около 40 парламентских статутов, У. Флитвуд заключает в итоге: «Если бы король своей прерогативой мог бы делать все, что пожелает, через свое комиссию или хартию, то они были бы равны законам, принятым в парламенте» (I do note that: That if the King by Prerogative might have done all things by Commission, or by Charter; That it had been in vaine to have made so many Lawes in Parliament for the same)49. Но практика свидетельствует о другом. В 1368 г. из королевской Канцелярии вышел патент, наделивший комиссию правом арестовать и поместить в тюрьму некоего А. B., исудьи тогда вынесли решение, что комиссия, арестовывая человека без предъявления обвинения, действует прямо наперекор праву (Inann. 42. Ed. 3. lib. Assiz. 11.5. A Commission was sent out of the Chancerie to one I. S. and others, to arrest the body and goods of A. B. and him to imprison; and the Iustices gave judgement, that this Commission was directly against the Law, to take any ones body without Indictment)50. Аналогичное решение было вынесено в 1344 г.51

49. Ibid. P. 60.

50. Ibidem.

51. Ibidem.
24

В заключение рекордер Лондона пишет, что хорошо бы передать вопрос о полномочиях должностных лиц Брайдвелла правовому совету столицы, который, выражает уверенность юрист, с помощью иных аргументов будет стоять на том, же на чем стоит он (thus I doe conclude upon the whole matter that the Commission of Bridewell would bee well considered of by the learned Councell of the cytye: For I do not think to the contrary; but that there bee learned that by their great knowledge in the law are well able eyther in a Quo warranto, or any other action brought, to defend the same, &)52.

52. Ibidem.
25

Очевидно, что присутствующая в трактате Уильяма Флитвуда идея о верховенстве, древности и неизменности права не была оригинальной. Она встречается повсеместно в произведениях и судебных отчетах английских юристов и парламентских дебатах XVI — начала XVII в. ВХ и ее 29 ст. часто использовали, чтобы обозначить пределы власти короны, как это было с отказавшимися платить принудительный заем (1626—1628), защитить собственность, как это было с «корабельными деньгами» (1634), и свободу от произвольных арестов, как это было с делом «пяти рыцарей» (1627) и делом Джона Гемпдена (1637). Случай с комиссий Брайдвелла отличает то, что Уильям Флитвудпопытался использовать ВХ и ее 29 ст. в интересах публичных женщин и их пользователей. Мы не знаем, руководствовался ли У. Флитвуд, когда писал «Рассуждение» высокими принципами, следовал ли общественному или групповому запросу, или у него был какой-то личный мотив. Известно, что юристы в своей практике не отличались ни честностью, ни щепетильностью53. «Рассуждение»заставляет предположить, что ВХ и ее 29 ст. к концу XVI в. в глазах англичан обрели статус универсального, высшего закона. В «Рассуждении» отчетливо проводится мысль, что всякое разбирательство и тем более осуждение должно происходить в соответствии «с надлежащей процедурой». Законно не только то, что соответствует духу и положениям права, в данном случае ВХ и ее 29 ст., но и установленным древним правовым процедурам, произвольно менять которые корона не может.

53. Кондратьев С. В. Юристы общего права в елизаветинской и раннестюартовской Англии: стереотипный образ // Вестник Томского государственного университета. 2017. № 419. С. 138—143.

References

1. Kantorovich Eh. Dva tela korolya. Issledovanie po srednevekovoj politicheskoj teologii. M., 2015.

2. Kondrat'ev S. V. Yuristy obschego prava v elizavetinskoj i rannestyuartovskoj Anglii: stereotipnyj obraz // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2017. № 419. S. 138—143.

3. Mitrofanov V. P. Problemy pauperizma i ehmigratsii v Anglii v ehpokhu Tyudorov i pervykh Styuartov: nekotorye itogi i perspektivy issledovaniya // Anglovedenie v sovremennoj Rossii. M., 2019. S. 53—57.

4. A Discourse upon the Commission of Bridewell // Oxford Francis Bacon. Vol. I: Early Writings 1584—1596 / ed. A. Stewart. Oxford, 2012. P. 51—60.

5. Archer I. W. Pursuit of Stability. Social Relations in Elizabethan London. Cambridge, 1991.

6. Baker J. Reinvention of Magna Carta 1216—1616. Cambridge, 2017.

7. Bridewell royal hospital, past and present; a short account of it as palace, hospital, prison, and school, with a collection of interesting memoranda hitherto unpublished / ed. by A. J. Copeland. London, 1888.

8. Bridewell and Bethlem Hospitals // Thirty-Second Report of Commissioners for Inquiry Concerning Charities / ed by F. O. Martin. London, 1840. P. 399—412.

9. Briefe collections out of Magna Charta: or, the knowne good old lawes of England: Which sheweth; that the law is the highest inheritance the King hath; and that if his charter, grant, or pattent, be repugnant to the said lawes, and statutes, cannot be good, as is instanced in the charter of Bridewell, London, and others. By which it appeares; that the King by his charter may not alter the nature of the law, the forme of a court; nor inheritance lineally to descend; nor that any subject be protected from arrests, suites, & c. London, 1643.

10. Charters of Royal Hospitals of Bridewell and Bethlem [1792].

11. Elton G. R. Parliament of England, 1559—1581. Cambridge, 1986.

12. Fleetwood William // Oxford Dictionary of National Biography / ed. H. C. G. Matthew and B. Harrison. Oxford, 2004. Vol. 20. P. 28—30.

13. Grafton’s chronicle: or, History of England. To which is added his table of the bailiffs, sherrifs, and mayors, of the city of London. From the year 1189 to 1558, inclusive. London, 1809. Vol. II.

14. Great Charter of Henry III (tried reissue, 11th February, 1215) // Magna Carta. Commentary of Great Charter of King John. Glasgow, 1914. P. 497—508.

15. Griffiths P. Lost Londons. Change, Crime and Control in the Capital City (1550—1660). Cambridge, 2008.

16. Salkeld D. Crime // Ashgate Research Companion to Popular Culture in Early Modern England / ed. by A. Hadfield, M. Dimmock, A. Shinn. Burlington, 2014. P. 193—206.

17. Slack P. English Poor Law, 1531—1782. Cambridge, 1990.

18. Van der Slice A. Elizabethan Houses of Correction // Journal of Criminal Law and Criminology. 1936. Vol. 27(1). P. 45—67.

19. Works of Francis Bacon / ed. By J. Spedding, R. L. Ellis, D. D. Heath. London, 1859. Vol. VII. P. 7—22.