The Trial and the Sentence of Eleanor Cobham in English Historical Texts
Table of contents
Share
Metrics
The Trial and the Sentence of Eleanor Cobham in English Historical Texts
Annotation
PII
S207987840007719-9-1
DOI
10.18254/S207987840007719-9
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Elena Kalmykova 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

This article examines one of the most notorious trials in the history of medieval England. In 1441, Eleanor Cobham, the wife of Duke Humphrey Gloucester, the heir of Henry VI, the King of England and France, was accused of a conspiracy to assassinate the monarch. Allegedly, the duchess together with her trusted associates, among whom there were a famous necromancer and a well-known witch, conducted various magical operations, as a result of which the king was supposed to die from melancholia. After both secular and ecclesiastical courts condemned them, Eleanor’s associates were executed, while she was forced to do a three-day public penance and spent the rest of her days in confinement. Her marriage with the Duke of Gloucester was annulled even before the verdict. The article explores both these events themselves and different reasons for the fall of Eleanor Cobham, as reflected in both contemporary and later historical narratives. While for the contemporaries of the trial, who considered the court process fair and the sentence — just, the main reason was the unbounded hubris of the duchess who wanted to become a queen, the historians of the Tudor period tended to consider her a victim of political intrigues that aimed to discredit Duke Humphrey.

Keywords
magic, necromancer, conspiracy, Royal council, trial, war, chronicles
Received
18.09.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
33026
Number of purchasers
12
Views
110
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Любимцу лондонских горожан и оксфордских интеллектуалов, младшему сыну Генриха IV, доброму герцогу Гемфри Глостеру очень не везло с женами. Вернее, у самого герцога с выбранными им самим супругами все обстояло весьма неплохо. Просто оба его брака довольно скверно закончились. Первой женой Гемфри в 1423 г. стала Жаклин Баварская, графиня Эно, дочь и наследница Вильгельма Баварского, графа Голландского, Зеландского и Геннегауского, сбежавшая в Англию под защиту Генриха V от обижавшего ее мужа Жана IV Брабантского1. Наследство Жаклин делало ее одной из самых завидных невест христианского мира. Брак с Гемфри Глостером, заключенный при весьма сомнительных обстоятельствах (предыдущий брак Жаклин формально не был аннулирован), стал для нее третьим и, как оказалось, не последним союзом. Приняв после свадьбы титул графа Голландии, Зеландии и Геннегау2, Гемфри вступил в конфликт с претендовавшим на эти же титулы герцогом Бургундским — главным союзником Англии в войне за французскую корону. И, по мнению Джона Бедфорда (регента Франции), а также кардинала Генри Бофора и других старших родственников герцога Глостерского, союз королевства с герцогом Бургундским стоил куда дороже персональных политических амбиций Гемфри. В результате, в 1428 г. этот бездетный брак был аннулирован, а Жаклин, формально сохранив за собой титулы, передала спорные земли Филиппу Доброму3.

1. Janse A. Een pion voor een dame. Jacoba van Beieren (1401—1436), Amsterdam, 2009. P. 192—200.

2. Cartulaire des Comtes de Hainaut de l’avènement de Guillaume II à la mort de Jacqueline de Bavière / ed. by L. Devillers. Vol. IV. Brussels, 1889. № 1427. P. 438.

3. Janse A. Op. cit. P. 279—280, 312—316; Vickers K. H. Humphrey, duke of Gloucester. L., 1907. Ch. IV—VI.
2

Вторая жена Гемфри Глостера, Элеанора Кобэм, уступала первой в знатности и богатстве. Новая герцогиня происходила из рыцарского семейства из Кента4. При дворе она появилась в качестве дамы свиты уже знакомой нам Жаклин Баварской5. Годы спустя, во время судебного процесса было сделано предположение, что Элеанора, желая приворожить Гемфри, прибегла к услугам ведьмы-прорицательницы. Вполне вероятно, что сексуальные отношения герцога и Элеаноры начались еще во время его первого брака: по крайней мере, именно в этот период у него от неизвестной любовницы родились двое бастардов, Артур и Антигона, и исследователи полагают, что их матерью могла быть Элеанора Кобэм6. В любом случае, новый брак Гемфри был заключен вскоре после отъезда Жаклин. Многие авторы XV в., скорее всего ретроспективно учитывая грядущее падение герцогини, упрекали молодую избранницу Глостера в непомерной жадности и высокомерии. Так, один из северных хронистов ставил ей в вину присвоение имущества госпиталя Св. Иоанна в Понтефракте, основанного прославленным Робертом Нолессом7. Этот историограф сурово порицал Элеанору за гордыню, описав, как она в сверкающем драгоценностями наряде разъезжала по улицам Лондона, сопровождаемая свитой знатных лордов и рыцарей8. Анонимный автор «Английской хроники», перечисляя причины грядущих несчастий герцогини, к лицемерию и гордыни также добавил похоть (whoos pride, fals, couetise and lecherie were cause of her confusioun)9. Возможно, таким образом хронист намекал на соблазнение Гемфри Глостера, а, может быть, в его представлении сладострастие являлось чертой, присущей ведьмам и другим женщинам, занимающимся колдовством.

4. Ibid. P. 164—166, 202—206.

5. Harriss G. L. Eleanor, duchess of Gloucester (c. 1400—1452) // Oxford Dictionary of National Biography (online edn.). Oxford, 2008 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 21.07.2019).

6. Vickers K. H. Op. cit. P. 335; Weir A. Britain’s Royal Family: A Complete Genealogy. L., 1989. P. 125; Hartley C. A Historical Dictionary of British Women. L., 2003. P. 224.

7. Incerti scriptoris shronicon Angliae de regnis trium regum Lancastrensium, Henrici IV, Henrici V, et Henrici VI / ed. by J. A. Giles. L., 1848. Part 4. P. 30.

8. Ibid.

9. An English Chronicle from 1377 to 1461 / ed. by J. S. Davies. L., 1856. P. 60.
3

Документальные источники свидетельствуют о том, что супруги Глостеры много времени проводили вместе, у них имелись общие интересы и увлечения. Двор герцога в Гринвиче был местом привлекательным для лучших английских и иностранных, преимущественно итальянских поэтов, художников, музыкантов, врачей и прочих интеллектуалов10. Огромная библиотека, в состав которой входили книги по самым разным наукам, впоследствии была передана Оксфордскому университету. Известно, что герцогиня Элеанора интересовалась астрологией и медициной — среди ее личных книг были даже переводы с арабского11.

10. Harriss G. L. Eleanor, duchess of Gloucester; Vickers K. H. Op. cit. P. 165, 205, 248.

11. Ibid. P. 275; Griffiths K. A. The Trial of Eleanor Cobham: an episode in the fall of duke Humphey of Gloucester // Kind and country. England and Walls in the fifteenth century. L., 1991. P. 236—237.
4 После смерти герцога Бедфорда в 1435 г. Гемфри Глостер стал ближайшим наследником юного племянника — короля Генриха VI. Стараясь подчеркнуть свой статус, герцог даже претендовал на звание регента. И хотя в 1437 г. шестнадцатилетний король формально был провозглашен совершеннолетним, он все еще оставался слишком юным, а главное — слишком кротким, чтобы править без опоры на Королевский совет. Между тем, в самом совете не было единодушия между наиболее влиятельными родственниками государя. Вспыльчивому и склонному к авантюрам герцогу Гемфри Глостеру, стороннику возобновления больших кампаний на континенте, неизменно противостоял многочисленный клан Бофоров (наиболее значимыми представителями которого были кардинал Генри Бофор и его племянник Эдмунд Бофор) — сторонников более осторожных и взвешенных действий. Падение Элеаноры Кобэм в 1441 г., серьезно скомпрометировавшее ее мужа, оказалось настолько кстати для соперников герцога, что спустя некоторое время (в Тюдоровскую эпоху) возникла версия о том, что весь процесс был сфабрикован врагами Гемфри Глостера.
5

Очевидно, что изучение судебного процесса против члена королевской семьи, обвиненного в колдовстве, фелонии12 и стремлении убить своего государя, должно базироваться прежде всего на документальных источниках. Однако, сохранившиеся до нас обвинительные акты весьма лаконичны и не позволяют воссоздать всю хронологию событий13. К счастью, дело Элеаноры Кобэм — громкий скандал вокруг первой дамы королевства — настолько поразило сознание современников, что каждый историограф постарался поведать о нем потомкам максимально подробно. Нет ни одной хроники, рассказывающей о событиях этого времени, в которой отсутствовало бы упоминание о суде над герцогиней Глостерской. Столичные авторы — очевидцы и просто современники, опиравшиеся на рассказы уличных зевак и слухи, не только старались детально реконструировать ход тех событий, но также оставляли для потомков ценные назидания о неминуемой расплате за непомерную гордыню, о жадности сильных мира сего, о превратности Судьбы и несчастной участи жертвы политических интриг. Именно хроники в данной ситуации оказываются самыми информативными и интересными источниками, позволяющими восстановить не только картину произошедшего, но и «общественное мнение» об этом судебном процессе.

12. Фелония (felony) — понятие, возникшее в английском средневековом праве, означающее тяжелое преступление, в частности, государственную измену.

13. Обвинительные акты по делу Элеаноры Кобэм и ее сообщников сохранились в: Public Records Office, King’s Bench, Ancient Indictments, 72/ 1-6, 9, 11, 14.
6

* * *

Вечером 28 или 29 июня 1441 г. Элеанора с небольшой свитой прибыла в Лондон из своего загородного поместья. Для обеда и отдыха она становилась в отеле «Голова короля» в Чипсайде14, построенном еще по приказу короля Эдуарда III (1327—1377), чтобы члены монаршей семьи имели подходящее место для созерцания городских праздников и фестивалей. Собственно, через Чипсайд проходил основной маршрут королевских процессий из Тауэра в Вестминстер. Во время обеда герцогиня получила известие о том, что некоторые из ее приближенных и слуг арестованы. Среди взятых под стражу был магистр Роджер Болингброк, священник из Оксфорда, придворный герцога Гемфри Глостера и доверенное лицо Элеаноры15. Антикварий середины XV в. Уильям Вустерский, занимавший в то время должность личного секретаря сэра Джона Фастольфа, охарактеризовал Роджера Болингброка как «очень известного во всем мире ученого в области астрологии и магии», арест которого и последовавшая за тем казнь «многих опечалила»16. Вторым арестованным был Томас Сауфвелл, каноник часовни в. Стефана в Вестминстере, ректор церкви св. Стефана в Уолбруке (Лондон), викарий Руислипа в Мидлсексе; при дворе герцогини он исполнял обязанности астролога и личного врача17. Третьим оказался Джон Хоум (или Ханн), каноник из Херефорда, капеллан Элеаноры, который также был секретарем Гемфри Глостера и самой герцогини18. Четвертой была Марджори Журдейн из Айя возле Вестминстера, которая еще в 1432 г. обвинялась в колдовстве19. Как выяснилось позже, в ходе судебного процесса, Марджори более десяти лет находилась рядом с Элеанорой и пользовалась ее особым доверием. Ее репутация, пусть и не в ученой среде, была столько же широко известна, как и репутация Болингборока: лондонские хронисты называли ее исключительно «старой предсказательницей» или «ведьмой из Айя»20. Все эти попавшие под стражу приближенные герцогини обвинялись в колдовстве, практиковавшемся с целью убить короля: Роджер Болингброк — в некромантии, Томас Сауфвелл — в том, что он, будучи одет в странные еретические одежды и используя «определенные предметы», отслужил «неправильную» мессу в домике в Хорнси Парке близ Лондона; Джон Хоум — в том, что помогал им обоим21.

14. English Historical literature in the Fifteenth century / ed. by C. L. Kingsford. Oxford, 1913. P. 340—341; Incerti scriptoris chronicon Angliae. P. 30.

15. Historical collections of a London citizen in the Fifteenth century / ed. by J. Gaidner. L., 1876. P. 183; The Great Chronicle of London / ed. by A. H. Thomas and I. D. Thornley. L., 1938. P. 422; The Brut, or the Chronicles of London / ed. by F. W. Brie. Vol. II. L., 1908. P. 478; Emden A. B. Biographical Register of the University of Oxford to 1500. 3 vols. Oxford, 1957—1959. Vol. I (1957). P. 214—215.

16. Letters and papers illustrative of the wars of the English in France / ed. by J. Stevenson. Vol. II. Pt. 2. L., 1864. P. 763: “Quidam clericus famosissimus unus illorum in toto mundo in astronomia et arte nigromantica”, “notabilissimus clerius unus in toto mundo”.

17. Emden A. B. Op. cit. Vol. III (1959). P. 1734—1735; The Brut. P. 480.

18. The Great Chronicle of London. P. 175, 422; The Brut. P. 508—509; Six Town Chronicles / ed. by R. Flenley. Oxford, 1911. P. 116; Fasti Ecclesiae Anglicana, 1300—1541 / ed. by J. Le Neve. 12 vols. L., 1962—1967. Vol. II (1962). P. 37; Vol. XI (1965). P. 44; Vol. XII (1967). P. 49.

19. Kittredge G. L. Witchcraft in Old and New England. Cambridge (Mass.), 1929. P. 83.

20. Incerti scriptoris chronicon Angliae. Part 4. P. 31: “vetula et antiqua Pythonissa”; Letters and papers illustrative of the wars of the English in France. II, ii. P. 763: “Mulier magica, vocata vulgariter Wyche of Eye juxta villam Westmonasterii”; Fabyan R. The New Chronicles of England and France / ed. by H. Ellis. L., 1811. P. 614: “surnamed the wyche of Eye beside Westmynster”; Stow J. Annales or General chronicle of England / ed. by Howes. L., 1631. P. 381: “a witch of Eye besides Westminster”; The Brut. P. 480: “the wicche of Eye beside Westminster”; Gregory W. Chronicle // The Historical collections of a citizen of London / ed. by J. Gairdner (Camden Society, New Series; XVII). Westminster, 1876. P. 184: “the wycche be syde Westemyster”; An English Chronicle. P. 57: “a woman called the Wiche off Ey, whose sorcery and wichecrafte the seide Dame Alienour hadde longe tyme vsed”.

21. An English Chronicle. P. 57: “For yt wasse seide þat þe seide Maister Roger shulde labour to consume and waste the kynges person be way of nigramacie, & þat the seide Maister Thomas shulde sey masses in forbade and inconueniente places, þat ys to sey, in the logge of Harnesse Parke beside London, opon certeyne instrumentez with þe Wyche þe seide Maister Roger shulde exercise and vse his crafte of nygramacie agaynes the goode believe & faith of holy churche, and wasse also assentynge to the seide Roger in all his warkez”; Letters and Papers illustrative of the wars of the English in France. P. 763.
7

10 июля Томас Сауфвелл был заключен в Тауэр. Через три дня его церковные бенефиции были переданы Джону Делаберу, ответственному за раздачу королевской милостыни22. Тем временем Роджер Болингброк, как фигура более важная, под охраной был перевезен из Виндзора в Вестминстер, чтобы предстать перед Королевским советом. 23 июля, в воскресенье, он принес публичное покаяние с возвышения23 возле собора св. Павла24. Перед его покаянием Джон Лоу, епископ Рочестерский, произнес проникновенную проповедь. Следует заметить, что свидетелями этого действа были не только горожане Лондона. Среди присутствовавших был архиепископ Кентербери Генри Чичел, кардинал Генри Бофор, епископ Лондона Роберт Гилберт, епископ Солсбери Уильям Эйскоу, графы Хантингтонский, Нортумберлендский и Стаффордский, а также мэр и олдермены Лондона. Во время проповеди Лоу Роджер Болингброк, облаченный в стихарь и с бумажной короной на голове, мечом в правой руке и скипетром в левой, восседал на специальном расписанном кресле, поставленном на возвышении. С четырех сторон от кресла размещались мечи, над которыми «висели медные изображения»25. По версии другого хрониста, на постаменте возле Болингброка были разложены «письмена», изображения из воска, серебра и других металлов, а также другие магические инструменты26. После проповеди магистр, все еще держа меч в одной руке, а в другой — скипетр, публично покаялся27.

22. Calendar of the Close Rolls, 1433—1441. P. 422.

23. У северо-восточной стены собора cв. Павла находился крест и возвышение (открытая кафедра) для произнесения проповедей перед большим числом горожан.

24. Six Town Chronicles. P. 115; A Chronicle of London. P. 128; The Brut. P. 478; An English Chronicle. P. 57; Incerti scriptoris chronicon Angliae. P. 270. На самом деле хронисты указывали различные даты: от 22 до 25 июля, но на воскресенье приходилось 23 июля.

25. An English Chronicle. P. 57: “… vpon euery swerd hanggyng an ymage of copir”.

26. The Brut. P. 478 : “… scriptures, ymages of siluer, of wexe, and other metalles, and swerdys, with many oþer dyuers instruments of this fals craft of Nigromancy and the devels powere”.

27. The Brut. P. 478; An English Chronicle. P. 57; Stow J. Op. cit. P. 381.
8

На следующий день герцогиня была вызвана в часовню св. Стефана в Вестминстере, чтобы ответить на 28 пунктов обвинения в заговоре против короля, фелонии, колдовстве и других преступлениях28. Перед лицом обоих архиепископов, Кентерберийского и Йоркского, кардинала Генри Бофора, епископов Солсберийского, Лондонского, Батского и Уэллсского (последний был канцлером королевства) она попыталась доказать свою невиновность29. Во вторник 25 июля допрос герцогини продолжился. Ему предшествовал допрос Роджера Болингброка, который свидетельствовал, что по просьбе Элеаноры предсказывал ее будущее. Ознакомившись с показаниями Болингброка, женщина признала пять из двадцати восьми пунктов обвинения, решительно отвергнув наиболее тяжелые, касающиеся покушения на жизнь короля30. До вынесения окончательного приговора, герцогиню перевезли в замок Лидс и поместили под охрану сэра Джона Стюарда, коннетабля замка31.

28. The Brut. P. 479; An English Chronicle. P. 58, Six Town Chronicles. P. 115.

29. The Brut. P. 478—479.

30. Griffiths K. A. Op. cit. P. 241.

31. The Brut. P. 479; An English Chronicle. P. 58; Calendar of the Patent Rolls, 1436—1441. P. 559; Idem. 1441—1446. P. 23, 40
9

После отъезда герцогини Королевский совет в полном составе продолжил допросы остальных обвиняемых. Судьи утверждали, что начиная с апреля 1440 г. Болингброк, Сауфвелл и Хоум несколько раз в разных приходах использовали магические фигурки, облачения и предметы (certeyne instrumentez; instruments of nigramancie) и вызывали демонов и злых духов, чтобы погубить короля. При этом Сауфвелл, читая заклятия из книги по черной магии и совершая некие манипуляции, выстраивал защиту для самих участников. Для колдовства заговорщики якобы использовали фигурку, изображавшую короля. Согласно их расчетам, Генрих VI должен был умереть от меланхолии в конце мая или в начале июня 1441 г.32 Первоначально подозреваемые, желая облегчить неминуемое наказание, отрицали все обвинения, связанные с убийством правителя. Роджер Болингброк утверждал, что он использовал некромантию исключительно для предсказания судьбы герцогини Глостерской и определения для нее способов избежать неприятностей33. По словам «ведьмы из Айя», Элеанора еще много лет назад обращалась к ней для приготовления приворотного зелья, способного внушить герцогу Гемфри Глостеру любовь к ней и желание сочетаться с ней браком34. Однако впоследствии, возможно, под давлением со стороны судей, арестованные изменили свои показания, заявив, что Элеанора, желая стать королевой, вдохновляла их на преступления и обещала подарки и денежное вознаграждение каждому35.

32. Calendar of the Patent Rolls, 1436—1441. P. 157.

33. An English Chronicle. 1856. P. 58: “…he confessed and saide that he wrought the said nigromancie ate stiryng of the forsaid dame Alienore, to knowe what sholde falle of hir and to what astat she sholde come”.

34. The Brut. P. 480; An English Chronicle. P. 58—59; Stow J. Op. cit. P. 381.

35. Calendar of the Patent Rolls, 1436—1441. P. 157; Griffiths K. A. Op. cit. P. 242.
10

Осознавая грозящую ей опасность, герцогиня попыталась уклониться от дальнейших показаний, сказавшись больной36. Но 19 октября ее перевезли из Лидса обратно в Вестминстер и передали под охрану коннетабля Англии Гемфри Стаффорда37. При этом король Генрих VI предостерег каждого — очевидно, дядю и его людей — от любых действий, препятствовавших правосудию. До оглашения приговора все имущество подозреваемой охранялось королевскими людьми38.

36. An English Chronicle. P. 58.

37. The Brut. P. 480; Calendar of the Patent Rolls, 1441—1446. P. 23.

38. Foedera, conventions, litterae, et cujuscunque generis acta publica inter reges Angliae et alios quosvis imperatores, reges, pontifices, principes, vel communitates / ed. by Th. Rymer. 10 vols. Hague, 1737—1745. Vol. V (1741). P. 110; Calendar of the Patent Rolls, 1436—1441. P. 559.
11

20 или 21 октября секретарь Королевского совета Адам Молинс зачитал Элеаноре Кобэм обвинения в колдовстве, чернокнижии и государственной измене39. 23 октября Элеанора предстала перед коллегией духовных лиц, среди которых был епископ Лондона Роберт Гилберт, епископ Солсбери Уильям Эйскоф, епископ Линкольна Уильям Алникв, епископом Нориджа Томас Брунс, а также несколько докторов и магистров богословия. Архиепископ Генри Чичел отсутствовал на допросе по причине плохого самочувствия. Обвиняемой предъявили показания «сообщников» — Болингброка, Сауфвелла и «ведьмы из Айя». Отрицая свое участие в покушении на жизнь короля40, Элеанора снова утверждала, что целью ее общения с другими подозреваемыми было исключительно желание подарить герцогу ребенка. Суд, однако, не счел эти слова обоснованными и достоверными41.

39. The Brut. P. 480; An English Chronicle. P. 59.

40. The Brut. P. 480; An English Chronicle. P. 59; Vickers K. H. Op. cit. P. 275; Griffiths K. A. Op. cit. P. 245.

41. Vickers K. H. Op. cit. P. 205; An English Chronicle. P. 59; The Brut. P. 480; The Great Chronicle of London. P. 176.
12

Опасаясь мучительной смерти, которая полагалась осужденным еретикам и чернокнижникам, Томас Сауфвелл предпочел умереть до эшафота: он покончил с собой в Тауэре 26 октября42. На следующий день Марджори Журдейн была передана шерифам Лондона и сожжена в Смитфилде43. Казнь Роджера Болингброка состоялась почти месяц спустя, 18 ноября. Приговор ему был вынесен в ратуше сэром Джоном Ходи, главным судьей Суда королевской скамьи. После Болингброка провезли по улицам Лондона в Тайберн. Там его повесили, выпотрошили и четвертовали. Его голова была выставлена на Лондонском мосту, а части тела разосланы в места, где чаще всего арестовывали еретиков: Оксфорд, Кембридж, Бристоль — по версии одного из хронистов44; Оксфорд, Кембридж, Йорк и Херефорд — по версии других автора45. Из всей компании только Джон Хоум получил прощение46.

42. An English Chronicle. P. 59; The Brut. P. 480.

43. The Brut. P. 480; An English Chronicle. P. 59; The Great Chronicle of London. P. 176; Incerti scriptoris chronicon Angliae. Part 4. P. 31; A Chronicle of London from 1089 to 1483 / ed. by N. H. Nicolas and E. Tyrrell. L., 1827. P. 129; English Historical Literature. P. 340.

44. The Brut. P. 481.

45. An English Chronicle. P. 60; A Chronicle of London. P. 130; Chronicles of London / ed. by C. L. Kingsford. Oxford, 1905. P. 149 (среди городов нет упоминаний о Херефорде); The Great Chronicle of London. P. 176; Six Town Chronicles. P. 116.

46. Chronicles of London. P. 149; A Chronicle of London. P. 129—130; The Great Chronicle of London. P. 176; The Brut. P. 509; Six Town Chronicles. P. 116.
13

Что до Элеаноры, то накануне оглашения приговора комиссия епископов, возглавляемая архиепископом Чичелом и кардиналом Бофором, объявила об аннулировании ее брака с Гемфри Глостером (deuored and departed)47. После этого стало очевидно, что мягкого приговора ей ожидать не следовало. Согласно вынесенному судебному решению, бывшая герцогиня должна была принести трехдневное публичное покаяние, после чего ей предстояло находиться под стражей до конца дней своих.

47. The Brut. P. 480—481.
14

В понедельник, 13 ноября 1441 г., Элеанору Кобэм на лодке переправили из Вестминстера на пристань Темпл. Высадившись, она с непокрытой головой, босая, одетая в черное, в сопровождении двух рыцарей проделала путь пешком от ворот Темпл Бара вдоль Флит Стрит до собора св. Павла, сжимая восковую свечу, которая потом была поставлена на главный алтарь48. Затем Элеанора вернулась на Чаринг-Кросс, чтобы приготовиться к следующему покаянному ходу49. В среду 15 ноября она отправилась из Вестминстера на Лебединый причал на Темзе и оттуда пешком дошла до угла церкви св. Магнуса, затем по Бридж Стрит до Ист-Чипа, церкви Благодати, и затем, минуя угол рынка Лиденхолла, — до церкви Христа в Олдгейте. Там была зажжена вторая свеча. Двумя днями позже, в пятницу 17 ноября, был проведен последний покаянный ход: по воде от Вестминстера до Королевской гавани, затем пешком от Брод Стрит до Чипсайда и оттуда до церкви св. Михаила в Конхилле, где была зажжена последняя третья свеча. Завершив ритуал покаяния, бывшая герцогиня вернулась под охраной в Вестминстер50.

48. The Brut. P. 481; An English Chronicle. P. 59; A Chronicle of London. P. 129; A Chronicle of the grey friars of London / ed. by J. G. Nicolas. L., 1852. P. 18.

49. Six Town Chronicles. P. 115.

50. The Brut. P. 481; An English Chronicles. P. 59—60; A Chronicle of London. P. 129.
15

У неизбалованных зрелищами лондонцев XV в. любая процессия вызывала большой интерес. Но данный процесс был и вовсе делом исключительным: первая дама королевства, жена дяди и наследника короля, оказалась осуждена за колдовство. Лондонцы постарше могли бы припомнить схожую историю с вдовствующей королевой Англии Жанной Наваррской, в 1419 г. обвиненной в некромантии и покушении на жизнь своего пасынка — короля Генриха V. Королеву лишили всех доходов и перевели под опеку сэра Джона Пелема в замке Певенси51. Впрочем, в этой истории имелось слишком много темных пятен. Во-первых, исчез (вероятно, был убит) монах, обвинивший королеву. Во-вторых, никакого принесения покаяния от Жанны Наваррской не потребовали. В-третьих, выделенное ей и ее свите содержание оказалось поистине королевским, а ограничение ее свободы не более суровым, чем в случае с другими членами королевской семьи, которых удаляли от двора (например, с Изабеллой, матерью Эдуарда III)52. Наконец, находясь на смертном одре, король Генрих V простил мачеху, даровал ей полную свободу передвижения и восстановил в правах на имущество, завещанное ее покойным мужем53. Таким образом, наказание Жанны Наваррской касалось исключительно ее наследства, но не статуса и положения в обществе. Существует версия, что выдвинутое против нее обвинение было вызвано не только нехваткой денег на очередную экспедицию, но также позицией старшего сына королевы — герцога Бретонского, который не поддержал притязания английского монарха на французскую корону. Уже после смерти Генриха V начался процесс реституции наследства Жанны Наваррской54. Она провела остаток дней в почете, а после смерти в 1437 г. была похоронена рядом со своим вторым мужем в Кентерберийском соборе.

51. Myers A. R. The Captivity of the royal witch // Bulletin of the John Rylands Library. Vol. XXVI. 1941—1942. P. 82—100.

52. Idem. The Captivity of the royal witch // Bulletin of the John Rylands Library. Vol. XXIV. 1940. P. 272—277.

53. Chronicles of London. P. 80, 273; Gregory. P. 164; The Brut. P. 422—423; Walsingham T. Historia Anglicana / ed. by T. N. Riley. Vol. II. L., 1864. P. 331; Kittredge G. L. Op. cit. P. 80.

54. Rotuli Parliamentorum. Vol. IV. P. 247—249; Calendar of Patent Rolls, 1422—1429. P. 84, 166.
16

В отличие от Жанны Наваррской заключение Элеаноры Кобэм не было комфортным и почетным. Бывшую герцогиню перевезли в одно из ее поместий в Чешире, где она находилась под охраной сэра Томаса Станли, контролера двора. Ей оставили всего пятерых слуг, а на расходы выделялось в год 100 марок55 — нищенское существование по сравнению с условиями, в которых жила Жанна Наваррская56. 26 октября 1443 г. коннетабль Честера получил приказ перевезти Элеанору в Кенилвот57. Вероятно, этот перевод был вызван слухами о возможном заговоре по освобождению бывшей герцогини. «7 мая 1443 г. некая кентская женщина по имени Юлиана Ридлиго из Гринвича, где у герцога Глостера был манор, требовала возвращение Элеаноры мужу и даже поносила публично короля нехорошими словами. За свои необдуманные действия женщина была казнена по приговору королевского суда»58. С 1446 г. до марта 1449 г. пристанищем Элеаноры Кобэм был остров Мэн, где она находилась под надзором все того же Томаса Станли59. Последним местом ее жительства стал замок Бомарис в Уэльсе, где она и умела 7 июля 1452 г. Как предполагает Г. Харрисс, похоронена бывшая герцогиня была в приходской церкви рядом с замком60.

55. The Brut. P. 482

56. На содержание королевы Жанны было выделено примерно в десять раз больше, чем на нужды Элеаноры Кобэм: Myers A. R. The Captivity of the royal witch // Bulletin of the John Rylands Library. Vol. XXIV. 1940. P. 271.

57. Calendar of the Patent Rolls, 1441—1446. P. 206.

58. The Brut. P. 483—483; Chronicles of London. P. 152.

59. Incerti scriptoris chronicon Angliae. Part. 4. P. 31; The Brut. P. 482, 508.

60. Harriss G. L. Eleanor, duchess of Gloucester.
17

Как уже отмечалось, важнейшими источниками по делу Элеаноры Кобэм являются хроники. Нет ни одного исторического сочинения середины XV в., в котором была бы опущена эта история. Городские хронисты не только подробно описали все этапы покаяния герцогини, но также снабдили рассказы сведениями об общественном настроении и о слухах, циркулировавших в королевстве. О падении высокомерной женщины и ее несчастной судьбе слагали поэмы. Важно, что ни один из авторов-современников не рассматривал процесс против герцогини как дело, сфабрикованное с целью дискредитировать ее мужа и ослабить его позиции в Королевском совете. Напротив, все авторы подчеркивали справедливый характер обвинения, подтвержденный признаниями других участников этого дела. Например, один из анонимных поэтов, изложивший горестную историю падения этой могущественной дамы от имени самой Элеаноры, делал акцент на том, что причина ее бедствий кроется в гордыне и непомерной жажде власти, и в конце каждого восьмистишья назидательно повторял, что ее судьба — урок всем женщинам (Alle women may be ware by me)61. Осуждавшие Элеанору за отсутствие скромности историографы разделяли мнение судей, постановивших, что амбициозная герцогиня, метя в королевы, была готова колдовством извести помазанника Божьего.

61. Political poems and songs relating to English history, composed during the period from the accession of Edward III to that of Richard III / ed. by Th. Wright. Vol. II. L., 1861. P. 205—207.
18

Соображения о фабрикации обвинения появились позже, в Тюдоровскую эпоху. Так, писавший в начале XVI в. Лондонский олдермен Роберт Фабиан, а также опубликовавший в 1548 г. свою «Хронику» юрист Эдуард Холл полагали, что судебный процесс против герцогини был полностью подготовлен врагами Гемфри Глостера62. В их интерпретации Элеанора представала жертвой политических интриг, направленных против ее мужа, ратовавшего за возобновление войны во Франции. В пользу этой версии свидетельствует удаление герцога от двора, отсутствие его в Королевском совете после 1441 г., во время обсуждения важных внешнеполитических вопросов (например, в 1443 г. он не участвовал в совете перед экспедицией Эдмунда Бофора во Францию, не было его на заседании и в 1444 г., когда обсуждался предстоящий брак короля и связанные с ним обязательства). Крайне непопулярный в английском народе брак Генриха VI с Маргаритой Анжуйской первые годы оставался бездетным, а посему Гемфри Глостер все еще считался наследником престола. Редко появляясь при дворе, он по-прежнему оставался крайне неудобной фигурой для тех, кто был сторонником заключения окончательного мира с Францией посредством огромных территориальных уступок63. 20 февраля 1447 г. герцог был арестован по обвинению в предательстве. До слушаний дело не дошло. 23 февраля обвиняемый скоропостижно скончался. Глостеру было на тот момент всего 49 лет, и летальный исход после сердечного приступа, вызванного глубоким моральным потрясением, вполне мог иметь место, однако в народе ходили слухи, что дядю короля отравили по приказу Маргариты Анжуйской64. Важно, что в 1447 г. в официальных документах по делу самого герцога снова всплыло обвинение его бывшей жены в колдовстве с целью извести короля и стать королевой65. Не исключено, что, если бы Гемфри Глостер не умер от удара, тема устранения Генриха VI и возможной коронации его дяди могла бы получить новое развитие. Впрочем, этого мы уже никогда не узнаем…

62. Fabyan R. Op. cit. P. 614; Hall Ed. Hall’s chronicle: containing the history of England, during the reign of Henry the Fourth, and the succeeding monarchs, to the end of the reign of Henry the Eighth, in which are particularly described the manners and customs of those periods / ed. by H. Ellis. L., 1809. P. 202.

63. Заключенное в мае 1444 г. сроком на 22 месяца перемирие в Туре, скрепленное брачным договором Генриха VI и Маргариты Анжуйской, дочери Рене Доброго, предполагало передачу французской стороне Мэна и Анжу, что делало этот мирный договор крайне непопулярным в Англии.

64. Harriss G. L. Humphrey, duke of Gloucester [called Good Duke Humphrey] (1390—1452) // Oxford Dictionary of National Biography (online edn.). Oxford, 2008 [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения 21.07.2019); Vickers K. H. Op. cit. P. 288—302.

65. Griffiths K. A. Op. cit. P. 237.

References

1. A Chronicle of London from 1089 to 1483 / ed. by N. H. Nicolas and E. Tyrrell. L., 1827.

2. A Chronicle of the grey friars of London / ed. by J. G. Nicolas. L., 1852.

3. An English Chronicle from 1377 to 1461 / ed. by J. S. Davies. L., 1856.

4. Calendar of the Close Rolls, 1435—1441. L., 1937.

5. Calendar of the Patent Rolls, 1436—1441. L., 1907.

6. Calendar of the Patent Rolls, 1441—1446. L., 1908.

7. Cartulaire des Comtes de Hainaut de l’avènement de Guillaume II à la mort de Jacqueline de Bavière / ed. by L. Devillers. Vol. IV. Brussels, 1889.

8. Chronicles of London / ed. by C. L. Kingsford. Oxford, 1905.

9. Emden A. B. Biographical Register of the University of Oxford to 1500. 3 vols. Oxford, 1957—1959.

10. English Historical literature in the Fifteenth century / ed. by C. L. Kingsford. Oxford, 1913.

11. Fabyan R. The New Chronicles of England and France / ed. by H. Ellis. L., 1811.

12. Fasti Ecclesiae Anglicanae, 1300—1541 / ed. by J. Le Neve. 12 vols. L., 1962—1967.

13. Foedera, conventions, litterae, et cujuscunque generis acta publica inter reges Angliae et alios quosvis imperatores, reges, pontifices, principes, vel communitates / ed. by Th. Rymer. 10 vols. Hague, 1737—1745.

14. Gregory W. Chronicle // The Historical collections of a citizen of London / ed. by J. Gairdner (Camden Society, New Series; XVII). Westminster, 1876. P. 55—239.

15. Griffiths K. A. The Trial of Eleanor Cobham: an episode in the fall of duke Humphey of Gloucester // Kind and country. England and Walls in the fifteenth century. L., 1991. P. 233—251.

16. Hall Ed. Hall’s chronicle: containing the history of England, during the reign of Henry the Fourth, and the succeeding monarchs, to the end of the reign of Henry the Eighth, in which are particularly described the manners and customs of those periods / ed. by H. Ellis. L., 1809.

17. Harriss G. L. Eleanor, duchess of Gloucester (c. 1400—1452) // Oxford Dictionary of National Biography (online edn.). Oxford, 2008 [Ehlektronnyj resurs]. URL: doi:10.1093/ref:odnb/5742 (data obrascheniya: 21.07.2019).

18. Harriss G. L. Humphrey, duke of Gloucester [called Good Duke Humphrey] (1390—1452) // Oxford Dictionary of National Biography (online edn.). Oxford, 2008 [Ehlektronnyj resurs]. URL: doi:10.1093/ref:odnb/14155 (data obrascheniya: 21.07.2019).

19. Hartley C. A Historical Dictionary of British Women. L., 2003.

20. Historical collections of a London citizen in the Fifteenth century / ed. by J. Gaidner. L., 1876.

21. Incerti scriptoris shronicon Angliae de regnis trium regum Lancastrensium, Henrici IV, Henrici V, et Henrici VI / ed. by J. A. Giles. L., 1848.

22. Janse A. Een pion voor een dame. Jacoba van Beieren (1401—1436), Amsterdam, 2009.

23. Kittredge G. L. Witchcraft in Old and New England. Cambridge (Mass.), 1929.

24. Letters and papers illustrative of the wars of the English in France / ed. by J. Stevenson. Vol. II. Pt. 2. L., 1864.

25. Myers A. R. The Captivity of the royal witch // Bulletin of the John Rylands Library. Vol. XXIV. 1940. P. 263—284; Vol. XXVI. 1941—1942. P. 82—100.

26. Political poems and songs relating to English history, composed during the period from the accession of Edward III to that of Richard III / ed. by Th. Wright. Vol. II. L., 1861.

27. Rotuli Parliamentorum / ed. by J. Strachey. Vol. IV. L., 1832.

28. Six Town Chronicles / ed. by R. Flenley. Oxford, 1911.

29. Stow J. Annales or General chronicle of England / ed. by Howes. L., 1631.

30. The Brut, or, the Chronicles of London / ed. by F. W. Brie. Vol. II. L., 1908.

31. The Great Chronicle of London / ed. by A. H. Thomas and I. D. Thornley. L., 1938.

32. Vickers K. H. Humphrey, duke of Gloucester. L., 1907.

33. Walsingham T. Historia Anglicana / ed. by T. N. Riley. Vol. II. L., 1864.

34. Weir A. Britain’s Royal Family: A Complete Genealogy. L., 1989.