Urban Legal Culture as Reflected by a Monastic Chronicle (13th-century England)
Table of contents
Share
Metrics
Urban Legal Culture as Reflected by a Monastic Chronicle (13th-century England)
Annotation
PII
S207987840007688-5-1
DOI
10.18254/S207987840007688-5
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Anna Anisimova 
Affiliation:
Institute of World History RAS
State Academic University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The article deals with the information on law history that can be extracted from the sources, not legal. The research is based on the way the urban law is reflected in the monastic chronicle composed in Dunstable priory (Bedfordshire, England), mostly during the 13th century. The town in itself was not the focus of this chronicle, as its authors were more interested in the rights and privileges of their monastic house. However, as Dunstable was a part, and quite significant at that, of the priory’s property, “Annals” pay rather extensive attention to the town and its inhabitants. Mostly the chronicle gives a description of conflict situations, usually connected with the townspeople’s claims to different rights, but it also touches on the daily practice of urban legal activities. There is information on principal judicial institutions, i.e., a seigneurial curia, a town’s court, visits of itinerary judges, central courts, as well as town’s officials and inhabitants’ expectations and opportunities regarding these issues. Besides, “Annals” not infrequently include the whole texts of different legal documents, for example, agreements, royal writs, judicial decisions. Some of them are not known from elsewhere. Thus, in combination with other monastic sources — a cartulary and a treatise, both written in the same century, the chronicle pictures a rather vivid impression of the legal system of a small seigneurial town and shows the development of its community.

Keywords
small town, medieval town, monastic chronicle, urban law, social history
Received
09.09.2019
Publication date
15.12.2019
Number of characters
42909
Number of purchasers
11
Views
114
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Традиционно считается, что средневековое городское право зафиксировано во многих документах — хартиях, записях обычаев, постановлениях городского совета, городских книгах1 и тому подобном. Как правило, мы располагаем большинством подобных сводов для крупных и средних городов, где в Средние века сформировались органы (само)управления, которые и создавали данные документы. Городской статус этих поселений не вызывал сомнений и подкреплялся королевской хартией. Сложнее дело обстоит с малыми городами2, особенно если они являлись сеньориальными (то есть не королевскими) и их статус не был формализован в Средние века, а значит, у них не имелось собственной хартии.

1. Городские книги (town’s book) — собрание разнородных текстов — документов, нарративных памятников, хронологий и генеалогий, нормативных актов и так далее, объединенных в единый кодекс по решению городской общины.

2. Про данную категорию городов см.: Анисимова А. А. Малый город в Средние века: определение и особенности развития // Средние века. 2019. Вып. 80 (2). С. 64—95.
2 Особенностью таких городов было то, что все их существование определялось волей сеньора. Формирование общины происходило в условиях переговоров, которые могли привести к вспышкам насилия в отношениях между горожанами и их господином. В свою очередь, по мере развития городской общины и появления органов местного самоуправления, отличающих такое поселение от окрестного манора, новое положение фиксировалось договорами между сторонами, что, как правило, не требовало санкции со стороны королевской власти. Исключение составляли те случаи, когда соглашение достигалось в результате разбирательства, происходившего в королевском суде. Это приводило к тому, что упоминания о целом ряде городов практически отсутствуют в источниках, связанных с королевской канцелярией и другими центральными ведомствами. Безусловно, данная особенность затрудняет изучение истории городской общины.
3 В этих условиях существование монастырских канцелярий и скрипториев с более или менее регулярным делопроизводством помогает выйти из тупиковой ситуации с источниками. И это даже несмотря на то, что монастыри-сеньоры в целом отрицательно относились к развитию местного самоуправления.
4

Ряд английских монастырей могут похвастаться значительным рукописным наследием — хрониками, которые детально рассказывают о жизни общины или событиях в стране, регионе или даже в мире. В средневековой Англии наиболее известным, конечно, является книжное производство бенедиктинского аббатства Сент-Олбанс (графство Хартфордшир), которое дало миру хроники Матвея Парижского, «Деяния аббатов» и некоторые другие произведения3. В целом, составление хроник или иных исторических сочинений издавна являлось одним из важнейших занятий монахов. По своему содержанию эти тексты делятся на всемирные хроники, которые часто опирались на труды предшественников и в большей степени ориентировались на внешний мир, и локальные, которые имели более оригинальное содержание, так как в основе их лежали личные наблюдения автора, его знакомых и респондентов, а также местные источники, прежде всего, документы, фиксирующие различные аспекты повседневной жизни. Впрочем, нередко исторические произведения сочетали в себе черты сочинений обоих видов, когда история монастыря и его округи помещались в контекст всемирной истории.

3. Gesta Abbatum Monasterii Sancti Albani, a Thoma Walsingham / ed. by H. T. Riley. L., 1867—1869. 3 vols.; Chronica Monasterii St Albani / ed. by H. T. Riley. L., 1870—1871. 2 vols.; Registra quorundam abbatum monasterii S. Albani, qui saeculo XVmo floruere / ed. by H. T. Riley. L., 1872—1873. 2 vols., и др.
5

Помимо хроник, в монастырях нередко составляли картулярии4. Разумеется, как, впрочем, и хроники, картулярии не являлись чисто монастырским продуктом, однако именно в обителях сохранилось больше всего манускриптов данного типа. Эти кодексы представляют собой собрания документов, касающихся не только хозяйственных или юридических интересов монастыря, но и более значительных проблем, например, законодательных актов, статутов и тому подобного. В одной и той же монастырской общине могли составлять сразу несколько картуляриев примерно в одно время, о чем свидетельствует, к примеру, собрание манускриптов аббатства св. Августина в Кентербери, большая часть которых сохранилась от конца XIII—XV вв.5

4. Мереминский С. Г. Картулярии // Православная энциклопедия. М., 2013. Т. 31. С. 420—425.

5. «Красная книга» (British Library, MS Cotton Claudius D. x.); «Черная книга» (The Register of St. Augustine Abbey, Canterbury, Commonly Called the Black book / ed. by G. J. Turner and H. E. Salter. L., 1915—1924. 2 parts.); “Liber de diversis evidenciis Monasterii Sancti Augustini, Anglorum Apostoli, [in civ. Cantuar.]” (British Library, Arundel MS 310), и др.
6 Между локальными хрониками и картуляриями можно увидеть некоторое сходство, так как и те, и другие содержали информацию, касающуюся интересов монастыря. Авторы хроник до некоторой степени копировали манеру составителей картуляриев, поскольку в их тексты нередко оказывались включены копии документов самого разного сорта. Написание истории монастыря предпринималось по различным причинам, в том числе и из-за необходимости удостоверить и подкрепить свои интересы — зафиксировать пожалование прав и привилегий, передачу прав собственности и тому подобное.
7 Необходимо, правда, отметить, что не для всех монастырей сохранились картулярии и хроники, не везде писались истории. По крайней мере, у нас об этом не осталось никаких известий.
8

В данной статье рассматриваются те информационные возможности, которые предоставляет монастырская хроника в сопоставлении с другими документами, составленными в том же аббатстве, для изучения городского права. Для этого были выбраны анналы августинского приората св. Петра в Данстебле6. Помимо них, для данного монастыря сохранились также картулярий и весьма своеобразный трактат, об особенностях которого будет сказано ниже.

6. Существует два издания хроники: Chronicon sive Annales Prioratus de Dunstaple / ed. by T. Hearne. Oxford, 1733. 2 vols; Annales Monasterii de Dunstaplia (A. D. 1—1297) // Annales Monastici / ed. by H. Richards Luard. L., 1866. Vol. 3. P. 1—420. В статье все ссылки даны на издание Г. Луарда.
9

Данстебл — небольшой городок в графстве Бедфордшир, был основан королем Генрихом I в 1112—1117 гг.7 на пересечении двух важных дорог — римской Уотлинг-стрит и, возможно, еще более древней Икнид-вэй в глухом, слабозаселенном и мало освоенном месте8. В пользу того, что город появился до 1119 г., свидетельствуют «Деяния аббатов Сент-Олбанса»: будущий аббат Гофрид (до вступления в эту должность в 1119 г.) жил некоторое время и работал в школе Данстебла9. Здесь также имелась королевская резиденция, где монарх встречал рождество 1123 г.10 Вскоре, однако, Генрих I основал новый августинский приорат св. Петра и передал ему город11. С этого момента и до роспуска монастыря в ходе Реформации Данстебл оставался под его властью. К XIII в. здесь сложилась городская община, которая получила известность благодаря своим активным действиям против монастыря: между жителями и их сеньором возник целый ряд разногласий касательно дел управления, прав и привилегий горожан, приходской церкви и так далее. Данстебл пережил несколько выступлений против приората (например, волнения 1327 г. и восстание в 1381 г.)12. Формальная письменная фиксация существования городской общины произошла весьма поздно, в XV в., когда в 1442 г. была получена королевская грамота об основании религиозного братства св. Иоанна Крестителя13. При этом невозможно точно установить соотношение между членами данной гильдии и жителями города, хотя и известны списки её членов начала XVI в. из регистра данного братства14.

7. British Borough Charters 1042—1216 / ed. by A. Ballard. Cambridge, 1913. P. XXVIII.

8. Согласно легенде, название города происходит от имени разбойника (Dun), промышлявшего разбоем вместе со своей шайкой в этих местах и грабившего проезжих. (Tractatus de Dunstaple et de Houcton / ed. by G. H. Fowler // Publications for the Bedfordshire Historical Record Society. Bedford, 1937. Vol. 19. P. 13).

9. Gesta Abbatum Monasterii Sancti Albani. Vol. 1. P. 73.

10. Two of the Saxon Chronicles Parallel with Supplementary Extracts from the Others / ed. by Ch. Plummer. Oxford, 1892. Vol. 1. P. 251.

11. Parishes: Dunstable // A History of the County of Bedford / Ed. by W. Page. L., 1912. Vol. 3. P. 349—368. British History Online [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 01.09.2018); Evans V. Dunstable with the Priory 1100—1550. Dunstable, 1994.

12. Trenholme N. M. The English Monastic Towns. Columbia, 1927.

13. Heley P. The Dunstable Fraternity of St John the Baptist 1442—1547 // The Downside Magazine. 2014. No. 4. P. 13—15.

14. Buck А. The Register of the Fraternity of St John the Baptist, Dunstable, 1506—1508, 1522—1541 // Publications for the Bedfordshire Historical Record Society. Streatley, 1947. Vol. 25. P. 10—14.
10 Поскольку Данстебл, после передачи города с округой под власть монастыря в XII в., благодаря привилегиям последнего, оказался выведен из-под королевского управления, его порядки — работа администрации и судебных органов — находились в ведении монастыря. Тем не менее, обе стороны могли обращаться в королевские суды для разрешения противоречий между ними как самостоятельные истцы или ответчики.
11

Рассмотрим, что представляет собой интересующая нас монастырская хроника. Основной текст «Анналов приората Данстебл» охватывает период с 33 г. до 1297 г.15, более поздние разрозненные записи, относящиеся к XIV в., вместе с прокламацией 1459 г., были сделаны на оставшихся пустых листах и опубликованы Г. Луардом в виде приложения16. Зачинателем «Анналов» и их возможным автором являлся Ричард де Моринс (Richard de Morins), приор Данстебла в 1202—1242 гг., который начал их составление в 1210 г., о чем есть указание в тексте17. Считается, что с 1220 г. записи осуществлялись практически погодно. После смерти Ричарда де Моринса они были продолжены и велись примерно таким же образом до 1297 г. Все почерки основной части «Анналов» относятся к XIII в.18

15. Annales. P. 1: “[Ab] Adam usque ad Nativitatem Christi fluxerunt anni, secundum Hebreos, tria milia dcccxlviii. Secundum Septuaginta Interoretes, v. milia cxcvi. Et exinde usque ad octavum annum nostrum xccx. Anno XXXIII. Christus crucifixus est octavo kalendas Aprilis”.

16. Ibid. P. 409—420.

17. Ibid. P. XI, 1.

18. Cheney C. R. Notes on the Making of Dunstable Annals, AD 33 to 1242 // Essays in Medieval History Presented to Bertie Wilkinson / ed. by T. A. Sandquist and M. R. Powicke. Toronto, 1969. P. 80.
12

Ранняя часть «Анналов», до 1202 г., представляет собой достаточно краткую по содержанию историю, основанную на сведениях, почерпнутых в сильно сокращенном виде из хроник Радульфа из Дицето — Abbreviationes Chronicorum (для периода 33—1147 гг.) и Imagynes Historiarum (для 1148—1201 гг.)19. К. Чени предполагает, что была использована копия сочинения Радульфа, составленная в аббатстве Сент-Олбанса и позаимствованная оттуда Ричардом де Моринсом в 1209—1210 гг. (в манускрипте есть пометы, которые примерно совпадают с содержанием «Анналов»)20.Текст в основном состоит из перечисления пап римских, а также отдельных событий, связанных с Англией (приход саксов, датчан и так далее). Со второй половины X в. записи становятся более подробными, упоминаются английские короли, архиепископы.

19. Annales. P. XIV.

20. Cheney C. R. Op. cit. P. 85—86.
13 Считается, что оригинальное содержание «Анналов» начинается с 1202 г. Общую канву рассказа составляют внутренние и внешние дела монастыря, их отношения с жителями Данстебла, с соседями, местная история, к которой добавлены списки епископов и аббатов, сведения изистории всего королевства и его внешней политики, а также отдельные сведения о заграничных делах (например, убийстве Энгельберта, архиепископа Кельнского; пленении Вальдемара II, короля Дании; ответ Раймунда Тулузского римскому легату в 1226 г.; описание осады Авиньона в 1226 г.; договоренности Людовика Святого со своими противниками; слухи об императоре Фридрихе II; дела Палестины; война между Болоньей и Моденой; события в Уэльсе и другое).
14

Помимо «Анналов» для монастыря Данстебл также сохранился картулярий, который начали составлять примерно в то же время, что и «Анналы», в начале XIII в.21 Более того, наличие зачина хроники на одном из листов картулярия ( лист 41v) заставляет исследователей предположить, что первоначально анналы велись прямо в картулярии, но затем было принято решение выделить их в отдельный манускрипт и уже существующий текст был туда переписан22. В целом же, картулярий содержит копии королевских, епископских и частных хартий, зафиксировавших различные пожалования монастырю, рентные списки и тому подобное.

21. British Library, MS Harley 1885. Опубликован в сокращенном виде: A Digest of the Charters Preserved in the Cartulary of the Priory of Dunstable / ed. by G. H. Fowler // Publications for the Bedfordshire Historical Record Society. Bedford, 1926. Vol. 10.

22. Cheney C. R. Op. cit. P. 81—83.
15

Несколько иной характер имеет так называемый «Трактат о Данстебле и Хоутоне» (Tractatus de Dunstaple et de Houcton), написанный около 1290 г., где перечисляются все права монастыря в этих двух поселениях23. В части, опубликованной Фоулером, текст, касающийся Данстебла, состоит из 33 параграфов, которые обозначены как главы 22—27. В первой из них рассматриваются вопросы, связанные с приходской церковью Данстебла, постановкой там священника, взиманием десятины и других поборов, с судебными разбирательствами, затрагивающими права монастыря в этой церкви, должностными лицами в церкви (священник, дьякон, иподьякон, капеллан), с обложением церкви епископом, с пожалованиями в пользу церкви. Кроме этого, в трактате содержится часть (глава 23), которая обозначена как «Краткое суммирование всего трактата о Данстебле», где очень лаконично рассказывается история основания города и затем монастыря, пожалование их различных хартий, упомянуты без подробностей судебные разбирательства. Все это дается списком, каждый пункт которого начинается словом Item. Заканчивается этот перечень замечанием, связанным с церковью и ее привилегиями (и отсылающим, соответственно, к главе 22). Глава 24 содержит тексты распоряжений короля Эдуарда касательно разъездных судей в Данстебле, изъятия некоторых дел из-под юрисдикции шерифа, ответственности за убийства на его территории. Глава 25 затрагивает вопрос о королевском налогообложении: здесь представлены приказ короля о сборе 1/15 доли с имущества горожан, размере субсидии в Бедфордшире и Багингемшире и другие постановления, связанные со сбором субсидии. Глава 26 посвящена сбору папскими посланцами десятины для крестового похода в Святую землю. Наконец, глава 27 содержит вопросы, которые рассматриваются во время проверки свободных поручительств десятков в Данстебле.

23. Tractatus de Dunstaple. P. 1—99.
16 Обратимся к тексту «Анналов», чтобы рассмотреть, как там отражена правовая жизнь общины Данстебла.
17

В «Анналах» не рассказывается об основании приората (он только упоминается в списке монастырей, основанных Генрихом I24). Соответственно, никаких подробностей касательно изначального пожалования приорату каких-то конкретных его привилегий не приводится, а также не упоминается о зависимом статусе города. Первая запись, касающаяся обители, относится к 1202 г. и сообщает о том, что Ричард, каноник из Мертона, стал приором Данстебла25. После этого собственно повествование идет преимущественно о делах монастыря.

24. Annales. Р. 14—15.

25. Ibid. Р. 28.
18

Что касается истории города Данстебл, то «Анналы» также ничего не сообщают о его основании. Это неудивительно, если учесть что данное событие произошло в правление Генриха I, то есть в тот период, в который повествование не затрагивает Данстебл и его дела (до 1202 г.). Город как таковой появляется в хронике лишь под 1204 г., в связи с кратким сообщением о передаче местной собственности короля (дома и сад) монастырю26.

26. Ibid. Р. 28. Хартия короля Иоанна с данным пожалованием: Rotuli Chartorum. L., 1837. Vol. 1. Pars 1. P. 115.
19

История основания города Генрихом I известна нам из «Трактата о Данстебле». На пересечении двух важных дорог — Уотлинг-стрит и Икнид-вэй — промышляли разбойник Дан (Dun) и его банда. Король основал там город (бург) и построил королевскую резиденцию27. У. Дагдейл в своем собрании Monasticon Anglicanum приводит более подробное описание этого события: место пересечения двух дорог изобиловало разбойниками, и король приказал его расчистить (вырубить лес) и рядом построить резиденцию короля, называемую Кингсбери. Площадь данной расчистки составила 9 акров. Поскольку правитель изначально собирался построить именно город, было объявлено, что все, кто там поселятся, будут платить ренту по 12 пенсов в год за 1 акр. При этом жители и их наследники будут пользоваться привилегиями по всему королевству, как это было установлено ранее для города (civitas) Лондона и других бургов Англии28. Король продержал свободный бург (francium Burgum suum) в собственности 17,5 лет, так что горожане (burgenses dictae villae) были свободны и освобождены по всей Англии от целого ряда обязательств. Единственное, что остается нам неизвестным, откуда именно было взято данное сообщение, так как у Дагдейла помечено, что его заимствовали «из старого манускрипта в геральдической палате Великобритании». Вполне возможно, что краткая запись в «Трактате» была как раз сделана с похожего источника.

27. Tractatus de Dunstaple. Р. 13, 50.

28. Cartae ad Prioratum de Dunstaple, in agro Bedfordiensi, spectantes // Dugdale W. Monasticon Anglicanum: A History of the Abbies and other Monasteries, Hospitals, Frieries, and Cathedral and Collegiate churches, with their dependencies, in England and Wales. L., 1830. Vol. 6. P. 239.
20

Таким образом, королевская хартия об основании города известна нам только в пересказе. У нее нет более поздних подтверждений от последующих английских королей. Тем не менее, примечательно, что приор Данстебла никогда не оспаривал «бурговый статус» города, хотя на примере других городов (Сент-Олбанса, Рединга и других) можно увидеть, что обычно данный статус становился предметом раздора. Вполне возможно, что таким образом сохранялась память об основании города королем, которое предшествовало его пожалованию монастырю. К тому же, грамота об основании приората Данстебл и пожаловании ему города упоминает «манор и бург Д.»29.

29. Regesta Regum Anglo-Normannorum / ed. by C. Johnson and H. A. Cronne. Oxford, 1986. Vol. 2. P. 275; Cartae ad Prioratum de Dunstaple. P. 240.
21

В тексте «Анналов» город Данстебл все время именуется «бургом»30, хотя наименования villa и даже villata31 тоже встречаются. В 1227 г., во время разбирательства в суде королевской скамьи, горожане попытались получить также королевское подтверждение некоторых своих прав, о которых они как раз вели переговоры с приором, однако не смогли доказать давность своего обладания этими привилегиями и были оштрафованы. Приор решил воспользоваться моментом и получил от короля подтверждение грамот его предшественников (Генриха I и Ричарда I) с добавлением, что приор и монастырь будут навечно владеть и держать город Данстебл со всем к нему относящимся (habeant et teneant in perpetuum burgum Dunstaplia, et burgenses ejusdem villae, cum pertinentiis), как если бы он был в руках короля. За эту грамоту приор заплатил 100 фунтов, из которых горожан обязывались заставили уплатить монастырю 100 марок. Оценку всего «имущества» должны были произвести верные люди города (probos homines de burgo), а непосредственно сбор — бейлифы приора32. В 1229 г. в письме, вызывающем горожан в суд короля в Вестминстере, речь шла о homines de villa de D. и villata de D.33

30. Annales. P. 32, 35, 42, 47, 65 и др.

31. Ibid. P. 267.

32. Ibid. P. 106.

33. Ibid. P. 119.
22

Пожалование монастырю означало, что отныне положение города будет во многом определяться тем, какими привилегиями располагает монастырь. Правда, они у него были весьма значительны. Приорат Данстебла обладал полной юрисдикцией в своих владениях, включая город. Первоначальное пожалование упоминает традиционные манориальные права, право на сотенную юрисдикцию, право судить в своем собственном суде людей, живущих в пределах иммунитета, если они были взяты под стражу за преступление, совершенное в другом месте (utfangenethef)34, право «возвращения указов» (returnum brevium), которое освобождало сеньора от вмешательства со стороны королевских должностных лиц, прежде всего, шерифа35; право «освобождения тюрьмы» (gaolam deliberandam), то есть исполнения приговоров; право на обладание judicalia — виселицей, позорным столбом и позорным стулом.

34. Digest. P. 240—247; Tractatus de Dunstaple. P. 13.

35. Об этом праве см.: Clanchy M. T. The Franchise of Return Writs // Transactions of the Royal Historical Society. 5th ser. 1967. Vol. 17. P. 59—82.
23 Помимо различных юрисдикционных прав монастыри обладали правами, хотя и связанными с отправлением правосудия и поддержанием порядка, но относящимися, скорее, к фискальным вопросам: правом на заброшенное недвижимое имущество (Wastum Annum) и правом на движимое имущество беглых и преступников (catalla).
24

Таким образом практически вся юрисдикция в Данстебле принадлежала монастырю-сеньору, что, конечно, не исключало возможности вмешательства со стороны королевских должностных лиц, поскольку монастыри все же получали право любой юрисдикции как королевское пожалование36. В грамоте Ричарда I, адресованной монастырю Данстебл, говорилось: «Чтобы не осталось королевского правосудия, а его слуги справедливо и полностью совершали его»37.

36. Cam H. M. The Hundred and the Hundred Rolls. L., 1963. P. 207.

37. Placita de Quo Warranto Temporibus Edw. I, II and III. L., 1848. P. 72b.
25

«Анналы» упоминают о тех случаях, когда монастырю приходилось доказывать свои отдельные привилегии. Так, в 1283 г. перед королем рассматривалось право монастыря на заброшенное имущество и имущество беглых и преступников38. В 1286 г. на расследовании Quo Warranto поднимался вопрос о привилегиях монастыря39, и они были подтверждены. Правда, приор претендовал на то, что ему принадлежало движимое имущество преступников, представших перед специальными разъездными судьями, занимающимися «освобождением тюрьмы» или просто разъездными судьями, а также имущество всех арестованных и пойманных в Данстебле, как чужих, так и своих, где бы ни проходило судебное разбирательство, даже если это случалось вне границ иммунитета40. В результате расследования 1286 г. приору удалось лишь частично сохранить это право: движимое имущество «чужих» преступников шло теперь в Бедфорд шерифу41.

38. Annales. P. 301.

39. Ibid. P. 329—330.

40. Ibid. P. 332—333.

41. Ibid. P. 334—335.
26 Обратимся к судебным инстанциям, которые были доступны для горожан. Курия приора являлась основным таким органом для жителей Данстебла. Присутствие горожан-участников того или иного процесса на ее заседаниях считалось обязательным. По окончании разбирательства в королевском суде в 1229 г. было установлено, что «все основные держатели города (capitales tenentes qui fuerint in burgo) должны присутствовать на заседаниях курии приора, кроме тех случаев, когда они в отъезде по уважительной причине или больны и не являются одной из сторон в рассматриваемых делах. При отсутствии кворума из-за неявки горожан решение дел в курии будет отложено, и приор может вызвать на следующее заседание курии других своих главных держателей [возможно, не из города — А. А.] для расширения состава своей курии»42.
42. Ibid. P. 120.
27

По соглашению 1247 г., заключенному между приором и горожанами, жители города, держащие свои земли ad terminum, находились под юрисдикцией бейлифов приора, и поэтому их дела рассматривались в курии приора. «Те же держатели, которые владеют на правах ежегодной аренды (de anno in annum tenent) не должны иметь своей курии, так как у них нет никакого иммунитета в городе и горожане не могут судить таких держателей. Горожане не проводят судебных заседаний для тех, кто владеет [участком] от них ad terminum»43. Необходимо пояснить, что соглашение также предусматривало создание городского суда для суб-держателей горожан на правах феода.

43. Ibid. P. 173—174.
28

Заседания курии происходили раз в две недели44. В ней рассматривались иски короны. В 1219 г. среди таких дел были: о кладе, найденном у Годфрида Маскуна, о новой конфискации, о побеге заключенных, о смерти многих и о приданом жён45. Известно, что ассизы находились под контролем бейлифов города и штрафы регулярно взимались в курии приора, так как эти дела были изъяты из проверки круговых поручительств десятков46.

44. Ibid.

45. Ibid. P. 54—55.

46. Ibid. P. 173—174.
29

Помимо судебной функции манориальная курия также выполняла важную административную функцию, так как именно на её заседаниях проходили выборы или назначения различных должностных лиц: двух коронеров для города и стражей мер (1228 г.)47. Также курия могла быть использована для проведения оценки имущества жителей города в целях обложения. Здесь была проведена оценка и определены размеры платежей жителей города во время сбора с монастыря 1/15 в пользу короля в 1275 г., а также в 1283 г. при обложении движимого имущества48. В ней разрешались вопросы, связанные с городским устройством: в 1282 г. на 14 календу декабря в полной курии приора (in plena curia prioris) горожане дали согласие на то, чтобы приор огородил дорожку, называемую Грунтеслейн, и воздвиг там стену. Правда, протесты со стороны некоторых людей из деревни (vico) Сут заставили приора обустроить другую дорожку49.

47. Ibid. P. 54—55.

48. Ibid. P. 268, 294—295.

49. Ibid. P. 290.
30

Примечательно, что курия сеньора не обязательно была закрыта от вмешательства извне. Из записей «Анналов» очевидно, что на заседании курии присутствовали разъездные судьи короля. Первое упоминание о них относится к 1217 г. В 1219 г. иски короны сначала были рассмотрены в курии приора, а затем результаты (capitulis) были представлены перед разъездными судьями50. В записи под 1240 г. сказано, что эти последние прибыли в Данстебл, чтобы помочь приору провести заседание его курии51. В 1247 г. перед разъездными судьями предстал Уильям ле Бланд, так как он не выплачивал в течение 8 лет ренту с 1/3 усадьбы, что в итоге составило ущерб в 40 шиллингов52. В 1254 г. во время совместного заседания приора и разъездных судий, клятва приносилась со словами: “Hoc audis, domine prior, justiciarie domini Regis”53. А в 1287 г. под председательством (ad custum) приора разъездные судьи три дня рассматривали иски иммунитета города Данстебл54. В «Трактате о Данстебле» (глава 24) сказано: «Указ короля Эдуарда (4й год) утверждает, что все иски и штрафы (placita et misericordie) их людей и других из города (Burgum) Данстебла принадлежат приору и монастырю. И хотя у них не останется королевской юрисдикции таким образом, у них она будет полностью и в достаточности через них и его слуг. Разъездные судьи будут рассматривать все иски»55.

50. Ibid. P. 54—55.

51. Ibid. P. 155.

52. Calendar of the Roll of the Justice on Eyre, 1247. Bedford, 1939. P. 129. № 129.

53. Annales. P. 193.

54. Ibid. P. 334—335.

55. Tractatus de Dunstaple. P. 15.
31

Данные заседания могли предназначаться для всех владений монастыря в этой местности (всего иммунитета) или только исключительно для города. Так, 17 февраля 1287 г. разъездным судьям было предписано рассматривать только дела, относящиеся к иммунитету Данстебла56. Письмо короля Эдуарда III (12 апреля 1375 г.) подтверждало привилегии монастыря: там было прописано, что он держит манор и город Данстебл; что разъездные судьи и другие подобные комиссии, заседающие в данном графстве, посещают Данстебл, чтобы рассмотреть все иски, как Короны, так и другие; им же передаются приказы короля57.

56. Annales. P. 334—335.

57. Ibid. P. 414—415.
32

Пребывание разъездных судей в Данстебле оплачивалось монастырем. В «Анналах» неоднократно отмечено, что их проживание и питание было за счет приора58. Под 1254 г. записано, что приор был недоволен затратами разъездных судей59. Горожане, по-видимому, тоже стремились к тому, чтобы королевские судьи приезжали в Данстебл. В 1279 г. юстициарии короля были в Бедфорде, проводя расследование относительно порчи монеты и тех, кто помогает евреям. Они потребовали, чтобы люди Данстебла также явились туда, чтобы держать ответ за пределами своего иммунитета. Те заплатили десять фунтов на нужды короля, чтобы судьи приехали в город и провели заседание на месте. Приор согласился возместить горожанам половину этой суммы из своих доходов, но судьи так и не прибыли60.

58. Ibid. P. 174, 193.

59. Ibid. P. 193.

60. Ibid. P. 281.
33 Тем не менее, иногда право монастыря принимать у себя разъездных судей нарушалось. В 1259 г. за воровство был арестован некий Филипп Иллиг, живущий в Данстебле. Когда же разъездные судьи потребовали, чтобы его привезли на их заседание в Бедфорд, монахи отказались, ссылаясь на свои привилегии, и настаивали, чтобы судьи сами прибыли в Данстебл для совершения правосудия. Судьи, однако, отказались, ссылаясь на то, что это не обычный общий объезд для рассмотрения всех исков, а особенный. Был найден неожиданный для монастыря выход из сложившейся ситуации. Его собственность и юрисдикционные права были конфискованы в пользу короля, и братии пришлось платить штраф в десять марок61.
61. Ibid. P. 211—212.
34 Вынесение некоторых дел на рассмотрение разъездных судей за пределами города было возможно и по другим причинам. Так, в 1240 г. у разъездных судей «остались нерешенные дела», которые были отложены до заседания в Ньюпорте, поскольку было установлено, что «иски о смерти предыдущего владельца» (breve de morte antecessoris) не действительны в городе (villa) Данстебл62.
62. Ibid. P.155.
35 Еще одним важным механизмом поддержания порядка в городе была проверка свободных поручительств десятков. В Данстебле на нее должны были являться все горожане старше пятнадцати лет, те, которые будут находиться в городе, при условии, что они за месяц получат вызов в суд63. Присутствие главных поручителей и глав десятков было обязательно, кроме тех случаев, когда они получали разрешение стюарда на неявку64. Обычно к проверке свободных поручительств относились более «мелкие» преступления, такие как нарушения хлебной и пивной ассиз, мер и тому подобное. Однако в 1247 г. в Данстебле дела, связанные с пивной и хлебной ассизами, изъяли из проверки, так как разбирательства по этим вопросам были перенесены в курию приора65. Позднее, однако, их снова возвратили в ведение проверки66. В 1366 г. королевский совет посчитал дела, рассмотренные на проверке свободных поручительств в Данстебле, исками Короны. Среди них были нарушения хлебной и пивной ассиз, мер и веса, обвинения в нападениях, вторжения и другие насильственные действия67.
63. Ibid. P. 119.

64. Parish: Dunstable. P. 349—368.

65. Annales. P. 173—174.

66. Parish: Dunstable. P. 349—368.

67. Ibid.
36 Соглашением 1247 г. между приором и жителями Данстебла был создан отдельный городской суд68. Он заседал раз в две недели, и председательствовал там бейлиф69. Предназначен он был только «для тех, кто держит от них на правах in feodo, и ни для кого другого»70, то есть на его заседания должны были являться все прямые держатели монастыря. Больше, однако, данный суд в «Анналах» не упоминается.
68. Annales. P. 173—174.

69. Parish: Dunstable. P. 349—368.

70. Annales. P. 173—174.
37 Таким образом, судебные инстанции Данстебла и вопросы их функционирования достаточно подробно описаны в «Анналах». В значительно меньшей степени там отражена городская администрация, хотя отдельные должностные лица все же фигурируют. В курии приора назначались два коронера, которые приносили клятву, что они «будут себя вести в бурге так же, как другие коронеры ведут себя за пределами бурга»71. В 1276 г. на основании того, что в юрисдикции Данстебла имелся только один коронер (второй умер за 12 лет до этого), данное право было конфисковано72. При этом бейлифы приора были смещены, а один даже заключен под стражу, но затем отпущен из-за того, что он являлся клириком. Бейлифы отчитывались за штрафы, полученные с горожан, оштрафованных разъездными судьями (например, в 1284, 1285 гг.)73. У жителей Данстебла не было своей выборной администрации в виде мэра.
71. Ibid. P. 108.

72. Ibid. P. 272.

73. Ibid. P. 316, 322.
38 Еще более важен тот факт, что «Анналы» фиксируют противостояния между горожанами и монастырем, средства, к которым они прибегают для достижения своих целей, а также соглашения, заключенные между ними. Так, в 1221 г. возникло противостояние между приором и горожанами относительно десятины и других платежей, о чем было заключено соглашение (compositio) перед архидьяконом Бедфордшира, которое зачитали перед народом Данстебла в церкви, многими оно было одобрено и подтверждено папскими представителями74. В 1227 г. горожане и монастырь Данстебла никак не могли решить ряд спорных вопросов. «Анналы» по пунктам перечисляют претензии горожан (6 позиций)75. В то же время четыре человека, обвиненные в соучастии в грабеже, настаивали на привилегии судиться только своими людьми, а потому приор и горожане были вызваны в суд королевской скамьи, дабы засвидетельствовать, на основе чего они обладают этой привилегией. Приор прибыл в назначенный день и заявил, что подобного права он не требует. Однако из-за того, что выбранные горожане в суд не явились, были арестованы 24 лучших горожанина (de majoribus), которых держали под стражей в Бедфорде, пока они не гарантировали, что в назначенный день явятся в королевский суд, чтобы продемонстрировать и подтвердить свою привилегию. Они сделали заявления о статьях (о которых вели переговоры с приором), но не могли доказать, что давно ими пользуются. Так что они были наказаны, юстициарий наложил штраф в 20 марок76.
74. Ibid. P. 95.

75. Ibid. P. 105.

76. Ibid. P. 105—106.
39 Другой случай конфликта между горожанами и монастырем был связан со сбором доли горожан из выплаты королю за подтверждение монастырских привилегий. В хронике отмечено, что раскладка суммы была произведена «лучшими людьми» города, а сбор средств осуществляли бейлифы приора77. Когда они попытались взыскать должное с некоего Мартина Дюка, началась драка между слугами монастыря и жителями города. В результате перед разъездными судьями были представлены иски участников столкновения друг против друга, но, как отмечают «Анналы», это ни к чему не привело78.
77. Ibid. P. 106.

78. Ibid. P. 107.
40 Уже в 1228 г. снова возник конфликт между приором и десятью горожанами касательно церковных подношений. В результате в приходской церкви остановили службы на период с 1 августа по 9 октября. В итоге при помощи архидьяконов Линкольна и Бедфордшира, а также магистра Стефана де Экингтона было составлено соглашение между сторонами относительно десятин и подношений79. На следующий год, когда король проезжал через Данстебл, приор обратился к нему с просьбой разрешить существующие противоречия между ним и горожанами. Тот, посоветовавшись с половиной своего совета, вынес решение, и горожане признали его в присутствии правителя. Однако сразу после отъезда монарха они вновь выступили против. «Анналы» приводят текст королевского приказа о том, чтобы горожане прислали 12 представителей в Вестминстер для разбирательства, а также текст решения, принятого в королевской курии. Все жалобы на нарушение этого соглашения должны были выслушиваться перед монархом лично80. Тем не менее, горожане отказались подчиняться этому правилу без специального приказа короля, текст которого далее приводится в «Анналах».
79. Ibid. P. 110—111; Tractatus de Dunstaple. P. 14; Digest. P. 141—144.

80. Annales. P. 118—121.
41 Тогда же приор получил от короля подтверждение, что он может взимать «разумную» талью с Данстебла, правда, горожанам удалось заручиться у короля письмами (текст приводится в «Анналах»), подтверждающими, что такому обложению подлежат только непосредственные держатели монастыря (in capite tenentes de priore et non alios) 81. Первая же попытка собрать талью вызвала народное недовольство, отказ платить десятину и требы, молоть муку на монастырской мельнице. Монахи были подвергнуты оскорблениям и проклятиям. «Анналы» возлагают ответственность за такой поворот событий на тех двенадцать горожан, которым было поручено провести оценку имущества для взимания налога82. В ходе этого конфликта жители Данстебла даже начали переговоры с неким Уильямом де Кантепуло, который готов был предоставить им 40 акров на соседнем поле, куда они могли бы переселиться и жить, без тальи и без пошлин83. С помощью целого ряда должностных лиц, архидьякона Бедфордшира и других приору все же удалось достигнуть примирения с горожанами и соглашения, текст которого полностью проводится в «Анналах»84. По соглашению 1230 г. между приором Данстебла и людьми города Данстебл, если между сторонами возникнет сильное разногласие по какому-нибудь вопросу (si de aliquo inter nos et ipsos futuris temporibus oriatur forte contentio que per nos et amicos communes communiter [rata?] domi sopiri non possit prouisum est inter nos communi consensi), то обе стороны пошлют своих представителей в суд королевской скамьи для получения совета от судей и примут его без возражений и будут соблюдать85.
81. Ibid. P. 120—121.

82. Ibid. P. 120—121.

83. Ibid. P. 122.

84. Ibid. P. 122—124.

85. Digest. P. 120.
42 Следующее соглашение, достигнутое между сторонами после очередного королевского визита (хотя нет указаний, что между ними есть какая-то связь), появилось в 1247 г. «Анналы» рассказывают об основных пунктах, а также приводят затем полностью текст соглашения86.
86. Annales. P. 173—174.
43

Запись городских обычаев ни разу не упоминается в «Анналах», однако «Трактат о Данстебле» сообщает об их существовании (Item quedam consuetudines burgensium congnite per sacramentum xij approbare sunt a priore)87, а монастырский картулярий приводит их текст, который примерно датируется 1225 г. При публикации ему был дан подзаголовок Custumale burgi88, хотя он и отсутствовал в манускрипте89. По своему характеру это документ представляет собой свод городских установлений (by-laws) и напоминает городские прокламации, которые известны, например, из городской книги Фавершема и упоминаются в обычаях Фордвича90. Их составляли каждый год на специальном заседании суда, как правило, их зачитывал мэр города, и они, предположительно, имели схожее содержание. К сожалению, неизвестно, почему была совершена эта запись и были ли другие похожие попытки. Принимая во внимание пример Фордвича, можно предположить, что монастырь пытался упорядочить городские дела и порядки, хотя «Анналы» не упоминают каких-либо значимых соглашений или споров под этим годом. Важное соглашение между сторонами относится к более позднему времени, 1229 г.91

87. Tractatus de Dunstaple. Р. 14.

88. Digest. Р. 236—238.

89. London, BL, MS Harley 1885. Fol. 79.

90. Custumale Villae de Fordewico // Woodruff Ch. A History of the Town and Port of Fordwich. Canterbury, 1895. P. 365.

91. Annales. Р. 122—124.
44 Текст обычаев Данстебла состоит из 11 абзацев, каждый из которых начинается с фразы «Также говорят». У него нет логического начала и конца, так же, как нет и объяснения происхождения этой записи. В нем определено право горожан на сооружение различных построек на своих участках земли, меры предосторожности против огня, правила соблюдения чистоты на улицах города, ограничения скупки и перепродажи продуктов питания на рынке города, права вдовы. Таким образом он не дает сколько-нибудь целостного представления о порядках в городе.
45 Таким образом, «Анналы» представляют собой основной источник по истории развития и существования Данстебла, так как приводят основные сведения относительно действий и устремлений горожан, институций, действующих в городе. Авторы не уделяют специального внимания городу как таковому. Их в большей степени волнуют права и привилегии монастыря. Именно по этой причине там приводятся тексты соглашений с горожанами и сведения о судебных разбирательствах. В соответствии с этим приводятся данные о деятельности комиссий разъездных судей и подробное содержание расследования Quo Warranto. Не менее ценно, что «Анналы» показывают повседневную правовую практику в Данстебле. Они фиксируют не только споры между горожанами и представителями монастыря, но и такие моменты, как приезд и заседание разъездных судей.
46 Изъятие города из-под королевского контроля означает, что не существует королевских хартий, пожалованных городу или записей обычаев города, сделанных по приказу короля. Можно отметить, что Данстебл не исчезает полностью из королевской документации, как это можно увидеть на примере Фордвича или других небольших монастырских городов, таких как Батл. Это обстоятельство связано с тем, что Данстебл оставался местом заседания разъездных судей, хотя данной привилегией он опять был обязан своему непосредственному сеньору.

References

1. Anisimova A. A. Malyj gorod v Srednie veka: opredelenie i osobennosti razvitiya // Srednie veka. 2019. Vyp. 80 (2). S. 64—95.

2. Mereminskij S. G. Kartulyarii // Pravoslavnaya ehntsiklopediya. M., 2013. T. 31. S. 420—425.

3. A Digest of the Charters Preserved in the Cartulary of the Priory of Dunstable / ed. by G. H. Fowler // Publications for the Bedfordshire Historical Record Society. Bedford, 1926. Vol. 10.

4. Annales Monasterii de Dunstaplia (A. D. 1—1297) // Annales Monastici / ed. by H. Richards Luard. L., 1866. Vol. 3. P. 1—420.

5. British Borough Charters 1042—1216 / ed. by A. Ballard. Cambridge, 1913.

6. Buck A. The Register of the Fraternity of St John the Baptist, Dunstable, 1506—1508, 1522—1541 // Publications for the Bedfordshire Historical Record Society. Streatley, 1947. Vol. 25. P. 10—14.

7. Calendar of the Roll of the Justice on Eyre, 1247. Bedford, 1939.

8. Cam H. M. The Hundred and the Hundred Rolls. L., 1963.

9. Cheney C. R. Notes on the Making of Dunstable Annals, AD 33 to 1242 // Essays in Medieval History Presented to Bertie Wilkinson / ed. by T. A. Sandquist and M. R. Powicke. Toronto, 1969. R. 79—98.

10. Chronica Monasterii St Albani / ed. by H. T. Riley. L., 1870—1871. 2 vols.

11. Chronicon sive Annales Prioratus de Dunstaple / ed. by T. Hearne. Oxford, 1733. 2 vols.

12. Clanchy M. T. The Franchise of Return Writs // Transactions of the Royal Historical Society. 5th ser. 1967. Vol. 17. P. 59—82.

13. Dugdale W. Monasticon Anglicanum: A History of the Abbies and other Monasteries, Hospitals, Frieries, and Cathedral and Collegiate churches, with their dependencies, in England and Wales. L., 1830. Vol. 6.

14. Evans V. Dunstable with the Priory 1100—1550. Dunstable, 1994.

15. Gesta Abbatum Monasterii Sancti Albani, a Thoma Walsingham / ed. by H. T. Riley. L., 1867—1869. 3 vols.

16. Heley P. The Dunstable Fraternity of St John the Baptist 1442—1547 // The Downside Magazine. 2014. No. 4. P. 13—15.

17. Parishes: Dunstable // A History of the County of Bedford / ed. by W. Page. L., 1912. Vol. 3. P. 349—368. British History Online [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.british-history.ac.uk/vch/beds/vol3/pp349-368 (data obrascheniya: 01.09.2018).

18. Placita de Quo Warranto Temporibus Edw. I, II and III. L., 1848.

19. Regesta Regum Anglo-Normannorum / ed. by C. Johnson and H. A. Cronne. Oxford, 1986. Vol. 2.

20. Registra quorundam abbatum monasterii S. Albani, qui saeculo XVmo floruere / ed. by H. T. Riley. L., 1872—1873. 2 vols.

21. Rotuli Chartorum. L., 1837. Vol. 1. Pars 1.

22. The Register of St. Augustine Abbey, Canterbury, Commonly Called the Black book / ed. by G. J. Turner and H. E. Salter. L., 1915—1924. 2 parts.

23. Two of the Saxon Chronicles Parallel with Supplementary Extracts from the Others / ed. by Ch. Plummer. Oxford, 1892. Vol. 1.

24. Trenholme N. M. The English Monastic Towns. Columbia, 1927.

25. Woodruff Ch. A History of the Town and Port of Fordwich. Canterbury, 1895.