“It is Embarrassing Because of Comrade Stalin, It is not the Done Thing Here”: Image of Josip Broz Tito in Soviet Periodicals in 1943—1948
Table of contents
Share
Metrics
“It is Embarrassing Because of Comrade Stalin, It is not the Done Thing Here”: Image of Josip Broz Tito in Soviet Periodicals in 1943—1948
Annotation
PII
S207987840006993-1-1
DOI
10.18254/S207987840006993-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Kseniya Kostousova 
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Dina Kopaneva
Affiliation: Saint Petersburg State University
Address: Russian Federation, Saint Petersburg
Abstract

The article shows dynamic of representation of Josip Broz Tito’s image in soviet periodicals in 1943—1948. The author uses comparative historical method to analyze texts in soviet magazines and journals where one can find any mentions of Tito. It is concluded that the main reason of presentation of Tito in soviet periodicals was the fact of outstandingly successful anti-nazist resistance of Yugoslavian communists during the World War II. It is showed that the period when Tito was glorificated by the Soviet print media took place from the late 1943 up to middle 1948. Nevertheless even then the tone of these texts was a bit muffled, bringing the Yugoslavian representation of Tito’s image down to the conventional image of a revolutionary leader. The main reason for that was an effort to avoid possible conflict between images of Josip Broz Tito and Iosif Stalin.

Keywords
WWII, Josip Broz Tito, History of USSR, History of Yugoslavia, Soviet-Yugoslavian relations, soviet periodicals
Received
01.11.2019
Publication date
29.02.2020
Number of characters
34656
Number of purchasers
1
Views
28
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

В заголовок настоящей статьи вынесена цитата из «Бесед со Сталиным», знаменитого мемуарного произведения начальника югославского Агитпропа Милована Джиласа. Весной 1944 г. он в составе югославской военно-политической миссии посетил Советский Союз и был представлен Сталину. Во время пребывания в Москве Джилас написал две статьи для советской центральной прессы. Одна из них1 стала своего рода образцом, квинтэссенцией описания Тито в советской печати. История этой публикации будет подробнее изложена ниже.

1. Джилас М. Маршал Югославии Иосип Броз-Тито // Война и рабочий класс. 1944. № 11. С. 24—27.
2

Цель этой работы —проследить динамику представления образа Иосипа Броза Тито в советской печати в период с 1942 по 1948 гг. Данные хронологические рамки обусловлены спецификой отношений между Советским Союзом и коммунистической партией Югославии. Во время Второй Мировой войны и в начальный период государственного строительства так называемой Второй Югославии сотрудничество между советским и югославским руководством достигло наивысшего расцвета. Считалось, что коммунистическая партия Югославии руководствуется в своих действиях инструкциями, получаемыми от Коминтерна (до его ликвидации в 1943 г.), что фактически означало подчиненность Москве. В прессе создавался имидж полного единодушия советского и югославского общества. Однако разразившийся в 1948 г. конфликт между двумя государствами положил конец этой почти идиллической картине.

3

Объектом исследования выбрана советская периодика обозначенного периода. Предмет работы — материалы в советской печати, посвященные югославской тематике.

4

Причина, по которой советским людям вообще дали возможность составить представление о югославском коммунистическом руководителе состоит в исключительно успешном масштабном антинацистском сопротивлении югославских коммунистов во время Второй Мировой войны.

5

Своеобразие югославского антинацистского сопротивления состоит не только в его высокой результативности, но и в идеологической составляющей движения. Разумеется, титовская партизанская армия не была единственным актором сопротивления в оккупированной Югославии, но уже в 1943 г. союзники, сначала Великобритания, а потом и СССР, признали партизан Тито стороной, наиболее успешно и последовательно воюющей с немцами.

6

К 1941 г. коммунистическая партия Югославии существовала уже 22 года, но в Коминтерне была на плохом счету, считалась одной из слабейших в Европе. На родине партия была практически обезглавлена в результате почти поголовных арестов либо эмиграции партийного руководства. В середине 1930-х гг. значительная часть югославских коммунистов-эмигрантов была расстреляна в СССР, включая генерального секретаря КПЮ Милана Горкича.

7

Новым руководителем КПЮ, одобренным Москвой, в последние предвоенные годы стал Йосип Броз.

8

Хорват Йосип Броз, бывший австро-венгерский военнопленный в России, рабочий-металлист, один из заметных в КСХС профсоюзных лидеров, был в 1928 г. осужден на родине на 6 лет тюремного заключения за коммунистическую пропаганду. После освобождения он смог переправиться в СССР, куда ранее «были эвакуированы» по линии МОПРа его жена и маленький сын. В Советском Союзе этот опытный коммунист работал в структуре Коминтерна. В 1937 г. Броз был направлен обратно в Югославию в качестве организационного секретаря КПЮ.

9

Таким образом Йосип Броз как руководитель подпольной коммунистической партии находился между молотом югославского королевского правительства и наковальней Коминтерна вплоть до нападения Германии и Италии на Югославию и ликвидации королевства в апреле 1941 г.

10

Война поставила перед КПЮ принципиально новые задачи, связанные с организацией массового вооруженного сопротивления иностранной оккупации, вооруженного противостояния с другими внутриюгославскими группировками и подготовки захвата власти после уничтожения противника.

11

Анализ причин, приведших Народно-освободительную армию Югославии к успеху, ни в коей мере не является целью данной работы, тем не менее, именно высокая степень идеологизированности партизан Тито и строгая дисциплина, царящая в большинстве партизанских отрядов, созданных и действующих под эгидой КПЮ, представляются важными факторами военного успеха.

12

Следуя практике, принятой в ВКП(б), Йосип Броз Тито и его ближайшее окружение мало-помалу сформировали авторитарный, персоналистский стиль руководства партией, а значит и координации действий партизанских отрядов, и, впоследствии, управления не только армией, но и в целом страной. Люди, занимавшие наиболее высокие должности в НОАЮ, одновременно были вхожи или напрямую принадлежали к высшим партийным кругам, и наоборот, высокопоставленные партийцы, как правило, имели высокие воинские звания, даже если почти не выполняли реальных полководческих задач. Примерами обоих типов таких назначений могут служить генерал-лейтенанты Велимир Терзич и Милован Джилас, соответственно военный и политический руководители первой миссии НОАЮ в Советском Союзе. Речь об этой миссии будет идти ниже.

13

Итак, в Народно-освободительной армии и коммунистической партии Югославии все взоры так или иначе были устремлены наверх, к фигуре генерального секретаря КПЮ и, позже, маршала Югославии, Йосипа Броза Тито. В течение 1942—1944 гг. в Югославии формируется явление, которое позже можно будет назвать культом личности Тито.

14

Вообще во время Второй Мировой войны в Югославии имена Тито и Сталина употребляются через запятую, как равновеликие. Популярнейшая «Песня о кулаке» на слова известного хорватского поэта Владимира Назора в первые годы своего бытования начиналась так (подстрочный перевод):

«С Тито и Сталиным,

Двумя сыновьями героев,

Не остановит нас даже ад»2.

2. Dedijer V. Dnevnik 1941—1944. Druga knjiga — od 28. 11. 1942 do 09.11.1943. P. 95.
15

Советская же сторона видит в югославских партизанах с одной стороны пример успешнейшего сопротивления оккупантам, а с другой — последователей собственной революционной практики, проводников влияния Советского Союза на Балканы. Необходимо, тем не менее, подчеркнуть, что СССР опасался обвинений в экспорте революции со стороны союзников и последствий таких обвинений, которые могли бы выразиться в охлаждении отношений между СССР с одной стороны и США и Великобританией с другой. Эти опасения советской стороны были настолько велики, что революционная риторика югославов вызывала периодические вспышки раздражения Москвы, причем доходило до того, что Сталин не одобрял даже красные пятиконечные звездочки, которые партизаны Тито носили на головных уборах3.

3. Djilas M. Susrerti sa Staljinom. P. 45.
16

Тем не менее, риторика «народной войны» титовцев против оккупантов и внутренних врагов, обозначенных как соратники оккупантов, очень соответствовала общему направлению советской массовой информации военного времени и в советской периодике военных лет югославские сюжеты появляются достаточно часто. В послевоенной прессе интерес к Югославии не угасает вплоть до середины 1948 г. Нам удалось насчитать материалов, посвященных югославской тематике по меньшей мере:

  в газетах в журналах
1941 42 23
1942 47 27
1943 71 19
1944 225 36
1945 241 28
1946 97 22
1947 62 25
1948 20 10
17

При этом следует учитывать, что в число публикаций 1948 г. входят и те, которые появились уже после начала советско-югославского конфликта4, однако в настоящей статье речь о них идти не будет.

4. Например: Попивода П. Пеко Дапчевич — лакей палача Ранковича. По поводу убийства А. Иовановича // Правда. № 270. С. 2.
18

Подсчет осуществлялся по летописям газетных и журнальных статей за соответствующие годы. Следует оговорить, что до 1947 г. летописи включали сведения только о материалах центральной прессы.

19

Характер этих публикаций неоднороден. Если в случае журналов речь идет преимущественно о более или менее развернутых статьях, в крайнем случае, библиографических обзорах, то в газетах большинство материалов представляют собой краткие информационные заметки. Помимо них встречаются и достаточно развернутые статьи. Иногда один и тот же материал бывает напечатан в нескольких изданиях. Кроме периодических изданий югославская тематика появлялась еще в отдельных брошюрах. Они немногочисленны и зачастую составлены из газетных публикаций.

20

Разумеется, далеко не во всех этих публикациях упоминается Йосип Броз Тито. Однако образ его постоянен, обладает определенными характеристиками. «Стандартный» вариант описания югославского вождя включает в себя такие пункты как пролетарское происхождение, бурная трудовая биография, личная скромность, огромный авторитет среди подичненных. С течением времени и по мере развития событий этот вариант менялся. Можно выделить следующие периоды, различавшиеся способом описания югославского коммунистического лидера.

21

1. Май 1941 г. — осень 1943 г. Этап «подготовительный». Интерес к югославским партизанам нарастал по мере развития событий в самой Югославии. Однако собственных источников в Югославии у советской прессы не было, кроме радио «Свободная Югославия», формально относящегося к Коминтерну. Радиостанция располагалась в Москве. Руководителем ее был Велимир Влахович, югославский коммунист, инвалид войны в Испании, в 1937 г. эмигрировавший в СССР. Основное содержание текстов этого период относится к описаниям «народной войны», организации сопротивления в целом. Образ Тито появляется эпизодически и не ранее 1943 г.

22

2. Осень 1943 г. — начало 1945 г. Этап «знакомства». В течение 1943 — начала 1944 гг. в НОАЮ прибыли последовательно британская и советская военные миссии. Весной 1944 г. военно-политическая миссия НОАЮ прибыла в Москву. Связано это было как с улучшением ситуации на фронте по сравнению с 1941 и 1942 гг., так и с тем, что британцы признали партизан Тито стороной, борющейся с немцами, и связи СССР с Тито больше не могли служить основой обвинения в экспорте революции. Кроме того, осенью 1944 г. в ходе совместной операции НОАЮ и РККА был освобожден Белград. На этом этапе в советской прессе резко возрастает количество публикаций о Югославии, появляются материалы от военных корреспондентов в Югославии, от членов югославских миссий.

23

3. 1945 г. — лето 1948 г. Этап «дружбы и сотрудничества». После освобождения Белграда Югославия начинает государственное строительство. СССР распространяет свое влияние на образовавшиеся в результате Второй мировой войны страны центральной, восточной и юго-восточной Европы. Югославия ориентируется на устройство Советского Союза. Сотрудничество двух стран осуществляется в различных сферах — политической, идеологической, социальной, культурной, научной и так далее. В Югославии крепнет культ личности маршала Тито. В этот период в советской печати публикации о Югославии посвящены добрым созидательным темам, часто с авторством высокопоставленных югославских деятелей, есть несколько публикаций, подписанных Тито. Образ Тито явственно приобретает признаки, характерные для культа личности. Есть и другая тематика: Триесткий конфликт и суды над военными преступниками, прежде всего генералом Драголюбом Михаиловичем.

24

Мы последовательно рассмотрим содержание советских публикаций за все три периода и то, как изменялось в них отображение образа Йосипа Броза Тито.

25

В самой Югославии же произошло и более важное и масштабное событие. В воскресенье, 6 апреля около 6 часов утра столица королевства Белград был подвергнут сильнейшей бомбардировке со стороны немецкой авиации. Началась Апрельская война, скоротечная и разгромная. Через 11 суток, 17 апреля королевство Югославия капитулировало и вскоре прекратило существование.

26

Несмотря на то, что имя Тито не появляется в советской печати ранее 1943 г., нам представляется оправданным начинать отсчет этого сюжета с лета 1941 г. В ночь на 6 апреля 1941 г. был подписан советско-югославский договор о дружбе и сотрудничестве. Пока идет Апрельская война (6—17 апреля 1941 г.), в советской центральной прессе («Правда», «Известия») несколько дней происходит освещение этих событий на последних страницах в международной хронике. Потом публикации на югославскую тематику прекращаются вплоть до конца июня 1941 г. Через несколько дней после начала Великой Отечественной войны все в тех же центральных газетах все в той же международной хронике публикуются небольшие переводные сообщения о Югославии, взятые у иностранных телеграфных агентств. В основном они касаются сообщений о массовых казнях и преступлениях немецких и итальянских войск, совершаемых на территории Югославии.

27

По мере нарастания антифашистского сопротивления внутри Югославии материалы становятся информативнее и посвящены они уже бывают освободительной борьбе югославов, «народной войне». Практически любой текст в СМИ этого периода на югославскую тематику посвящен героическому сопротивлению югославских народов оккупантам и внутренним врагам — коллаборационистам. Появляются и конкретные фамилии югославских коммунистов (Раде Кончар, Анджа Ранкович, Коста Надж, Пеко Дапчевич и другие). Имена эти кочуют из статьи в статью. Тито пока не назван.

28

Список газет и журналов, в которых бывают размещены такие материалы неширок — «Правда», «Известия», «Труд», журналы «Коммунистический интернационал», «Славяне», «Огонек».

29

После 22 июня КПЮ начала готовить организованный вооруженный отпор. Однако компартия не была единственной силой сопротивления в Югославии. Из офицеров королевской армии, не принявших капитуляции, и присоединившихся к ним добровольцев в течение мая — июля 1941 г. формируется промонархическое партизанское движение сопротивления, так называемое «Равногорское движение» под командованием полковника бывшей королевской армии Югославии Драголюба Михаиловича. С ним будут связаны два важных сюжета в советской прессе. Первый относится к 1941—1942 гг., когда понятия «югославские партизаны» и «четники» были вполне тождественны. Например, подобная ситуация возникла все из-за того же нежелания СССР ссориться с союзниками, и существенно переменилась лишь в 1943 г., когда по результатам работы британских военных миссий у Михаиловича и Тито партизаны последнего были объявлены чуть ли не единственной силой антинацистского сопротивления в Югославии.

30

Новый этап в освещении борьбы титовских партизан с оккупантами наступил в конце 1943 г. Следующей за ней весной в Советский Союз прибыла первая делегация от Народно-освободительной армии Югославии и КПЮ. Делегация эта имела военно-политический характер и возглавляли ее генерал-лейтенанты из Верховного штаба НОАЮ Велимир Терзич (глава миссии) и Милован Джилас (член ЦК КПЮ).

31

Советская военная миссия к тому моменту пребывала в Югославии уже несколько месяцев, британский Форин офис также не имел ничего против общения и сотрудничества с югославскими коммунистами. Таким образом отношения двух компартий вышли на качественно новый уровень, что не могло не отразиться на СМИ.

32

Высокопоставленные деятели НОАЮ и КПЮ, каковыми были Терзич и Джилас, привлекали внимание советской прессы. Оба югославских генерала оставили некоторое количество печатных материалов. Прежде всего это публикации в «Правде»5 и журнале «Война и рабочий класс»6. Кроме того, журнал «Славяне» опубликовал статью самого маршала Тито, которая ранее вышла по-сербохорватски в газете “Nova Jugoslavija”. Статья посвящалась решениям второго Антифашистского Веча народного освобождения Югославии и разъясняла широким югославским, а теперь и советским массам значение этого события7.

5. Терзич В. Из освободительной борьбы народов Югославлии// Правда. 1944. № 122. С. 4; Джилас М. Четвертый год освободительной войны в Югославии // Правда. 1944. № 129. С. 4.

6. Терзич В. Из освободительной борьбы народов Югославлии // Война и рабочий класс. 1944. № 10. С. 22—25; Джилас М. Маршал Югославии Иосип Броз-Тито // Война и рабочий класс. 1944. № 11. С. 24—27.

7. Маршал Иосип Броз-Тито. Значение решений Антифашистского Веча народного освобождения Югославии // Славяне. 1944. № 5. С. 3—6.
33

Особенно характерной для конструирования представления о Тито была статья Милована Джиласа, опубликованная в журнале «Война и рабочий класс». История ее публикации релевантна и для понимания механизма создания образа Тито в советских публичных представлениях.

34

Джиласу было предложено написать статью о маршале Тито для журнала «Война и рабочий класс». Статья получилась, что не удивительно, вполне апологетичной, и показалась редактору журнала стилистически неумеренной. «Они смягчили или выбросили практически все, что касалось утверждения самобытности и чрезвычайной значительности личности Тито. Во время моей первой беседы с одним из редакторов “Нового времени” я согласился на некоторые несущественные изменения. И только во время второй беседы — когда мне стало ясно, что в СССР никого нельзя превозносить за исключением Сталина, и когда редактор открыто признал это следующими словами: “Это неудобно из-за товарища Сталина, у нас так не делают”, — я согласился на другие изменения, тем более что в статье сохранились ее колорит и суть»8. До нас дошла и оригинальная редакция Милована Джиласа. Статья позже была напечатана в югославской центральной газете «Борба», а высокопоставленный агитпроповец и личный друг Джиласа Владимир Дедиер опубликовал оба текста, когда издавал свой дневник военных лет9.

8. Djilas M. Susrerti sa Staljinom. L., 1986. S. 30.

9. Dedijer V. Dnevnik 1941—1944. Treća knjiga — od 10. novembra 1943 do 7. novembra 1944. S. 152—156 (текст статьи «Маршал Иосип Броз-Тито» приводится в сносках в переводе на сербский язык).
35

Сличение текстов статьи показывает, что, действительно, в смысловой части больших изменений нет, и они касаются в основном удаления из советской версии югославской региональной специфики. Например, того, что касается исторического обособления народов Югославии друг от друга: «Народы Югославии в своем прошлом, каждый по отдельности, знали много великих людей — политиков, полководцев, писателей, художников, ученых и героев. Но только в лице Тито они, в первый раз в своей истории, обрели человека, который одинаково велик для всех них, в равной степени любим всеми — и сербами, и хорватами, и словенцами, и македонцами, и черногорцами»10. В советском издании этот пассаж и подобные ему по смыслу полностью отсутствуют. Тито как бы лишается своей уникальности, становится одним из многих вождей свободолюбивых народов Европы. Даже название статьи было изменено. В оригинальной редакции она называлась «Йосип Броз Тито — строитель свободы и братства народов Югославии».

10. Ibid. S. 152.
36

Тем не менее, Джилас добавляет: «Следует заметить, что сам Тито был очень польщен статьей и что, насколько мне известно, в советской печати никогда не публиковалась столь высокая похвала больше ни одному ныне живущему человеку»11.

11. Djilas M. Susrerti sa Staljinom. S. 30.
37

Важным событием, повлиявшим на тон советско-югославских отношений стало создание в СССР югославской национальной части в конце 1943 г. В частности, в политотделе этой части служил проживавший в СССР с 1929 г. Жарко Броз, старший сын Тито. История награждения Жарко орденом Отечественной Войны 2 степени является отдельным сюжетом для советского представления о Тито.

38

Жарко Броз родился 2 февраля 1924 г. и был четвертым рожденным, но первым выжившим ребенком в семье Йосипа Броза и его жены Пелагеи12. Когда в 1928 г. отец семейства попал в тюрьму, Пелагея с сыном были эвакуированы в СССР по линии МОПРа. Довольно быстро Жарко оказался в Интердоме в Иваново — это в свое время знаменитое учреждение принимало на воспитание детей иностранных коммунистов, преследуемых на родине борцов за мировую революцию. Жарко так и остался в СССР фактически без родителей, которые видели его только эпизодически. Мать, Пелагея, была направлена на работу в другие регионы, впоследствии, уже после развода с Брозом, арестована и провела много лет в местах лишения свободы. Будущий маршал Тито прибыл в СССР в начале 1935 г., проводил почти все время вне Москвы и в 1937 г. отбыл обратно в Югославию, оставив сына в Советском Союзе. Таким образом Жарко был, фактически, предоставлен сам себе, так как из детского дома отец забрал его еще в 1935, в надежде, что удастся каким-то образом заняться сыном.

12. В российской историографии первая жена Тито фигурирует как Пелагея Денисовна Белоусова (1904—1968).
39

С началом Великой Отечественной войны семнадцатилетний Жарко Броз пошел добровольцем в РККА, участвовал в обороне Москвы, потерял правую руку и был демобилизован из действующей армии в звании старшего сержанта.

40

Весной 1944 г., когда в Москву прибыла югославская делегация, Жарко был направлен на учебу в Высшую специальную (разведывательную) школу Генерального Штаба Красной Армии13, а месяц спустя — награжден орденом Отечественной Войны II степени, о чем было объявлено в центральной прессе («Правда»14, «Известия»15). При этом в опубликованном приказе сын Тито был обозначен как «старший сержант Броз Жарко Фридрихович»16. Вероятно, документы Жарко были оформлены на имя Жарко Фридрихович Вальтер, и награждающие, видимо, запутались в его паспортных данных. Доступный нам приказ о награждении Жарко Броза имеет помету «взамен разосланного», датирован 13 апреля 1944 г. (вероятно, задним числом) и выписан уже на имя Броз Жарко Иосипович16. Нам представляется, что это публичное освещение награждения Жарко Броза было проведено исключительно для того, чтобы порадовать Тито. Очень уж нетипична публикация этого приказа на одно имя, с последующим исправлением инициалов. Нам не удалось обнаружить в центральной прессе военных лет больше ни одного приказа о награждении, где речь шла бы об одном награждаемом. Тем более, если это касается не Героев Советского Союза, а относительно более многочисленных кавалеров ордена Отечественной войны.

13. Докладная записка заместителя начальника Генерального штаба по разведке генерал-лейтенанта Ф. Кузнецова о Вальтере Жарко Фридриховиче (сыне маршала Тито). 12 апреля 1944 // РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 1369. Л. 125—126 [Электронный ресурс]. URL: >>>; >>> (дата обращения: 30.08.2019).

14. Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Отечественной войны II степени старшего сержанта Броз Жарко Фридриховича // Правда. 14.04.1944. С. 2.

15. Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Отечественной войны II степени старшего сержанта Броз Жарко Фридриховича // Известия Советов депутатов трудящихся СССР. 16.04.1944. С. 2.


16. Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Отечественной войны II степени старшего сержанта Броза Жарко Иосиповича [Электронный ресурс]. URL: >>> (дата обращения: 30.09.2019).
41

Когда в СССР прибыла югославская военная миссия, Жарко передавал17 отцу через Джиласа просьбу о возвращении в Югославию, но Тито не давал сыну такого разрешения до осени 1944 г., когда Верховный Штаб НОА и ПОЮ перебрался на остров Вис.

17. Отношения России (СССР) с Югославией. 1941—1945: Документы и материалы. Док. 302, 307, 308.
42

Второй сюжет о Жарко Брозе в советской печати оставил военный корреспондент в Югославии Константин Симонов. Впрочем, имен ни сына, ни отца в этих своих текстах Симонов не называл.

43

В 1945 г. вышли отдельными книжками «Славянская дружба»18 и «Югославская тетрадь»19. Оба издания очень похожи друг на друга по содержанию, но в «Славянской дружбе» имеется новелла, которой нет в «Югославской тетради». Называется она «Разговор по душам»20. В газетной версии новелла называется «Разговор друзей»21. Сюжет таков: в только что освобожденном Белграде в аэропорту ждут вылета советские журналисты и югославские военные и говорят друг с другом о прошедшей войне. К разговору о разрушениях присоединяется молодой лейтенант НОАЮ. Речь заходит о Сталинграде:

«Лейтенант сделал еще два шага и, когда садился, рукой подвинул плохо сгибавшуюся ногу. Тут мы все поняли, что у него протез.

- Память о Сталинграде? — кивнув на его ногу с грубоватой солдатской прямотой спросил генерал.

- Да, — коротко ответил лейтенант, — я почти до самого конца был там в районе завода «Баррикады». Знаете?

- Знаю, — сказал я, — как вы попали туда?

- Нехитрая история, — сказал лейтенант. — В свое время отец эмигрировал в Советскую Россию и захватил с собой меня, тогда шестилетнего мальчишку. Потом он приехал обратно сюда, а меня оставил там. Детский дом, потом школа. Вы, по-моему, не намного старше меня, так что вам легко представить себе всю мою жизнь. Когда началась война, я ушел с пятого курса института добровольцем на фронт. Начал в Смоленске, а кончил в Сталинграде. Каждый защищает свою родину, где может. Вот я защищал свою Югославию — там, в Сталинграде.

- Давно вы на родине?

- Полтора года. Сразу после госпиталя. Немножко сложно было прыгать с парашютом из-за вот этого, — он хлопнул себя по ноге, — но ничего, получилось.

- А где ваш отец сейчас? — спросил я.

- Тоже в партизанах, воюет, — уклончиво сказал лейтенант и, словно не желая продолжать разговор, поднялся»22.

18. Симонов К. М. Славянская дружба. М., 1945.

19. Там же.

20. Симонов К. М. Славянская дружба. С. 79—87.

21. Симонов К. Разговор друзей // Красная звезда. 04.01.1945. С. 3.

22. Симонов К. М. Славянская дружба. С. 84.
44

Конечно, Симонов предпринял некоторые шаги, чтобы замаскировать личность прототипа югославского лейтенанта, но нам представляется, что эта маскировка выполняет скорее художественную функцию. Несмотря на то, что автор изменил возраст героя, добавив ему несколько лет, заменил руку на ногу, Москву на Сталинград, и закинул своего героя в Югославию гораздо раньше, чем довелось туда попасть Жарко Брозу, общая последовательность событий соответствует реальной судьбе сына Тито. Жарко Броз оказался в Югославии осенью 1944 г., и действительно имел в НОАЮ звание лейтенанта.

45

В обоих книжных вариантах очерков Симонова можно найти рассказ «В Южной Сербии» в котором есть и такие строки: «Мне вспомнилась черная перчатка протеза у сына одного из вождей югославского освободительного движения, — он потерял руку в боях под Москвой»23 В газетную версию24 очерк вошел в сильно сокращенном виде, где о «сыне одного из вождей» упоминаний нет.

23. Симонов К. М. Славянская дружба. С. 36—37; Симонов К. М. Югославская тетрадь. С. 48.

24. Симонов К. Славянская дружба. 2. В Южной Сербии // Красная звезда. 17.12.1944. С. 3.
46

Уделяет Симонов внимание и самому маршалу Тито.

47

«В мелодичных песнях своих народы Югославии — сербы, хорваты, словены, македонцы, черногорцы — благодарят судьбу за то, что она послала им в эту тяжкую годину бесстрашного и талантливого вождя. Авторитет и популярность Тито в армии и народе — огромны. В первую очередь это объясняется тем, что ему удалось выковать в огне жестоких схваток с врагом сильную, непреклонную, верящую в свою силу армию... Человек железной воли, Тито в исключительно тяжелой обстановке создал из сотен разрозненных, плохо вооруженных партизанских отрядов единую, спаянную идеей братства народов, современную армию, ставшую грозой для оккупантов»25.

25. Симонов К. Славянская дружба. 5. Маршал Тито // Красная звезда. 23.12.1944. С. 3.
48

«Лицо маршала, оживленное, часто улыбавшееся, когда он говорил, поражало в то же время каким-то особенным спокойствием. Маршал был очень внимателен к собеседникам, и в то же время казалось, что он успевает думать еще о чем-то другом, бесконечно более важном, чем то, о чем говорит с вами. Щедро пересыпанные сединой волосы тяжелой львиной гривой поднимались над его высоким лбом.

Спокойные задумчивые глаза его смотрели доброжелательно, пожалуй, даже мягко, и, однако, мне в то же время казалось: горе тому, кто рассердит этого человека, прожившего полную испытаний жизнь»26.

26. Симонов К. М. Югославская тетрадь. С. 34—35.
49

Тексты Симонова выбраны в качестве примера как самые объемные тексты этого рода. Вообще же в очерках, посвященных югославским партизанам, в этот период Тито фигурирует всегда и почти всегда упоминание о Тито композиционно помещено во вторую половину очерка, ближе к концу. Типичная композиция выглядит так:

  1. Оккупанты подвергают Югославию бесчисленным страданиями.
  2. Народы Югославии героически борются.
  3. О нескольких выдающихся партизанах и их взаимоотношениях с народом.
  4. Маршал Тито и его популярность в народе и армии.
  5. Успехи партизан Тито
  6. Враг будет разбит, победа будет за нами.

Все это втиснуто в небольшой объем газетной статьи или небольшого очерка в журнале, поэтому на каждый пункт приходится не более одного абзаца текста.

50

Кульминацией советско-югославского боевого сотрудничества стала Белградская операция 28 сентября — 20 октября 1944 г. Разумеется, вместе с РККА в Югославию пришли и советские военные корреспонденты, которые оставили значительное количество текстов, посвященных различным аспектам боевой и партийной дружбы советского и югославского народов. Почти все вышеуказанные материалы происходят именно из этих событий.

51

Расширился и список изданий, в которых появляются тексты о Югославии и Тито. Помимо перечисленных выше, теперь югославские материалы публикуют и отраслевые и специализированные газеты: «Красный флот», «Гудок», «Учительская газета», «Советское искусство», а также такие издания как «Вечерняя Москва», «Ленинградская правда», «Московский большевик», журналы «Смена», «Работница», «Крестьянка» и так другие.

52

После освобождения Белграда война в Югославии, разумеется, не закончилась, но ситуация поменялась кардинально. Теперь Тито совершенно открыто приступил к построению нового общества. Югославия превратилась во вполне респектабельное государство, что сказалось и на тональности советской прессы.

53

В этот период и далее в советской печати появляется заметное количество материалов авторства высокопоставленных югославов — членов дипломатических миссий: сам Тито, Эдвард Кардель, Моша Пияде, Милован Джилас, даже Митра Митрович пишут для советских газет и журналов. Пишут и югославы, и советские корреспонденты в основном о том, как страна восстанавливается после войны в хозяйственном смысле и как она развивается в смысле государственном, социально-политическом. Список изданий по-прежнему весьма и весьма широк. В советской прессе освещаются различные аспекты сотрудничества Югославии и СССР, упоминание Тито по-прежнему остается почти обязательным, но теперь, когда речь больше не идет о физическом выживании, Тито предстает скорее не как могучий полководец, а как прогрессивный правитель, с которым может иметь дело любое уважающее себя государство. Три основных сюжета:

  • физическое восстановление страны из руин и создание новых институтов,
  • суды над военными преступниками, в частности, широко освещается в центральной прессе процесс над Драголюбом Михаиловичем,
  • Триесткий кризис. В этом вопросе советская пресса, разумеется, на стороне Югославии.
54

Такая ситуация продолжается вплоть до лета 1948 г., когда, с развитием советско-югославского конфликта, апологетический тон статей резко обрывается, сменяясь гневом и негодованием, а потом упоминания Югославии и вовсе сходят на нет на месяцы, чтобы возобновиться обличениями «кровавой клики Тито-Ранковича».

55

Резюмировать можно следующим образом. Югославия была одним из ключевых союзников СССР во время Второй Мировой войны. И если военная роль Югославии не была столь существенна для помощи СССР как роль, скажем, Великобритании, то политически Югославия была крайне важна. Самое успешное в Европе движение антинацистского сопротивления, югославское, долгое время существовало совершенно самостоятельно, совсем без помощи со стороны СССР и Великобритании или с крайне незначительными ее объемами и показало в этих условиях выдающиеся результаты.

56

Таким образом Йосип Броз Тито, как организатор и вождь этого движения, как коммунист, становился важной составляющей репрезентации преимуществ существования в стране могущественной компартии, своего рода рекламой «коммунистического образа жизни». И в таком качестве он должен был быть всячески превозносим Советским Союзом перед внутренней и международной аудиторией.

57

Этот период публичных восхвалений Тито Советским Союзом занимает около 6 лет — с конца 1943 г. до середины 1948 г. В более ранний период Сталин опасался конфликта с союзниками из-за возможных обвинений в экспорте революции, в более поздний — сам инициировал конфликт с югославским лидером.

58

Однако и в период неумеренных восхвалений маршала Тито в советской печати тон хвалебных текстов был несколько приглушен, чтобы югославский лидер выглядел скорее не живым человеком, а шаблонным персонажем текстов о революциях.

References

1. Dzhilas M. Marshal Yugoslavii Iosip Broz-Tito // Vojna i rabochij klass. 1944. № 11. S. 24—27.

2. Dzhilas M. Chetvertyj god osvoboditel'noj vojny v Yugoslavii // Pravda. 1944. № 129. S. 4.

3. Dokladnaya zapiska zamestitelya nachal'nika General'nogo shtaba po razvedke general-lejtenanta F. Kuznetsova o Val'tere Zharko Fridrikhoviche (syne marshala Tito). 12 aprelya 1944 // RGASPI. F. 82. Op. 2. D. 1369. L. 125—126.

4. Letopis' gazetnykh statej: Organ gos. bibliogr. SSSR. M., 1941—1948.

5. Letopis' zhurnal'nykh statej: Organ gos. bibliogr. SSSR. M., 1941—1948.

6. Marshal I. Broz-Tito. Znachenie reshenij Antifashistskogo Vecha narodnogo osvobozhdeniya Yugoslavii // Slavyane. 1944. № 5. S. 3—6.

7. Otnosheniya Rossii (SSSR) s Yugoslaviej. 1941—1945: dokumenty i materialy. M., 1998.

8. Popivoda P. Peko Dapchevich — lakej palacha Rankovicha. Po povodu ubijstva A. Iovanovicha // Pravda. № 270. S. 2.

9. Simonov K. Razgovor druzej // Krasnaya zvezda. 1945. 4 aprelya. S. 3.

10. Simonov K. Slavyanskaya druzhba. 2. V Yuzhnoj Serbii // Krasnaya zvezda. 1944. 17 dekabrya. S. 3.

11. Simonov K. Slavyanskaya druzhba. 5. Marshal Tito // Krasnaya zvezda. 1944. 23 dekabrya. S. 3.

12. Simonov K. M. Slavyanskaya druzhba. M., 1945.

13. Simonov K. M. Yugoslavskaya tetrad'. M., 1945.

14. Terzich V. Iz osvoboditel'noj bor'by narodov Yugoslavii // Vojna i rabochij klass. 1944. № 10. S. 22—25.

15. Terzich V. Iz osvoboditel'noj bor'by narodov Yugoslavii // Pravda. 1944. № 122. S. 4.

16. Ukaz Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR o nagrazhdenii ordenom Otechestvennoj vojny II stepeni starshego serzhanta Broza Zharko Fridrikhovicha // Pravda. 1944. 14 aprelya. S. 2.

17. Ukaz Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR o nagrazhdenii ordenom Otechestvennoj vojny II stepeni starshego serzhanta Broz Zharko Fridrikhovicha // Izvestiya Sovetov deputatov trudyaschikhsya SSSR. 1944. 16 aprelya. S. 2.

18. Ukaz Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR o nagrazhdenii ordenom Otechestvennoj vojny II stepeni starshego serzhanta Broza Zharko Iosipovicha [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://podvignaroda.ru/?#id=1560649069&tab=navDetailDocument (data obrascheniya: 30.09.2019).

19. Dedijer V. Dnevnik 1941—1944. Druga knjiga — od 28.11.1942 do 09.11.1943; Treća knjiga — od 10. novembra 1943 do 7. novembra 1944. Rijeka, 1981.

20. Djilas M. Susrerti sa Staljinom. L., 1986 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://portal.rusarchives.ru/evants/exhibitions/stalin_tito_exp/93.shtml; https://imgprx.livejournal.net/b6843f2023b3912f92096de12fdcf195db36970e/3_PIOCd8sXtVu37gxZ1ChJDhU-tik6lDpu5wTWBl6RLR_dwEd57uZaeKun-ZpWDa6AYOuWyKRRabpDbpfY1Y5horIHWTfl20vK5Z3bHxorEG2Eza9qBWQrGqZX2EQfqc (data obrascheniya: 30.08.2019).