“The Prince Title” to Descendants of Bukeev Horde Khan Dzhangir
Table of contents
Share
Metrics
“The Prince Title” to Descendants of Bukeev Horde Khan Dzhangir
Annotation
PII
S207987840006062-7-1
DOI
10.18254/S207987840006062-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Ulzhan Tuleshova 
Affiliation: Kazakh National University
Address: Kazakhstan, Almaty
Gulmira Sultangalieva
Affiliation: Al-Farabi Kazakh National University
Address: Kazakhstan, Almaty
Abstract

At the beginning of the 19th century tsarist government divided the Kazakh steppe territory into regions such the Siberian Kazakhs, Kazakhs of the Orenburg department and the Bukeev khanate. In each of these regions the imperial government developed political system distinctive from the other, but with the similar purpose is to make their ruling closer to imperial structure. Differences in political system in these regions built distinctive features also in social transformation of these territories. Yet if regional political transformations of the Kazakh steppe in the 19th century have been the object of historical investigation, then problem of social change in this region at the time remains largely unstudied. This essay represents an attempt to fill this designated lack. The research work investigates features of transforming process from traditional nomadic social structure to imperial order on the example of one region of the Kazakh steppe, namely the Bukeev khanate. The Bukeevs khanate differed from other regions of the Steppe because was created as special ethno political territory of Kazakh nomads with certain administrative borders between Volga-Ural where the rule of a khan preserved till 1845. Moreover, descendants Dzhangir khan (the last khan of Bukeev khanate) could enter into the titled Russian nobility that was uncharacteristic for the nomadic aristocracy of other Steppe region. Thus the purpose of article is to study the process of entry of the Kazakh aristocracy into the privileged estate of the empire and its social adaptation to imperial conditions, on the example of the Dzhangirov khan family who turned from candidates of a khan title into princes of the Russian Empire. The presented research is based on the material documents taken from the central archives of Russia and Kazakhstan most of which are new in historical science. The specifics of this essay are that it on the basis of methods of a historical personality conducts the research through sociocultural measurement of biographies of the titled Kazakh noblemen khan Dzhangir’s family who realized themselves in the period of the 19th century in space of the Russian Empire as in local ruling, and also on service in other parts of the empire is conducted.

Keywords
the Russian empire, the Kazakh steppe, estates, titled nobility, prince title, khan
Received
12.08.2019
Publication date
15.10.2019
Number of characters
32196
Number of purchasers
18
Views
180
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Введение

 

В исследованиях Российской империи как мультинациональной, все более внимание перемещается к регионам. Региональные особенности определяли характер трансформации периферий и своеобразие их интеграций. Существенную роль в этом процессе играла адаптация ранее независимых обществ к социально-политическому строю империи, их индивидуальный путь встраивания к единой имперской модели. Как известно, разные окраины Российской империи имели собственный путь вхождения в эту систему, ввиду направленной политики и отношения к ним царской власти. В современной исторической науке немало работ посвящено проблеме социально-политического «вживания» отдельных окраин к центральным порядкам империи.1 В работах такого характера представляются общий процесс преобразования окраин и включения их в единый имперский порядок, включая политический, социальный и культурный аспекты. Значимость таких исследований заключается как в выстраивании полной, многогранной картины политики царизма в строительстве империи, так и в выявлении особенностей и место определенного региона в этом процессе. Как и поддержка разнообразности имперского общества по национальностям, религиям и сословиям, так и политика сближения и слияния также было важным в имперском управлении. Раздробленность и унификация всегда сосуществовали в имперской политике по отношению к регионам. В этом отношении не является исключением и Казахская степь, которая в начале XIX в. была разделена на области Сибирских казахов, казахов Оренбургского ведомства и Букеевское ханство. В каждом из этих регионов царская власть разрабатывала свойственное каждому свое политическое устройство, но с единой целью — приблизить их управления к имперской структуре. Различия в политическом устройстве Сибирских и Оренбургских казахов, Букеевского ханства выстраивали отличительные черты и в социальном преобразовании этих территорий.

1. См.: Центральная Азия в составе Российской империи. М., 2008; Западные окраины в составе империи. М., 2007; Северный Кавказ в составе Российской империи. М., 2007; Jan Kusber Mastering the imperial space: the case of Siberia. Theoretical approaches and recent directions of research // Ab imperio. 4/2008. С. 52—74. Васильев Д. В., Любичанковский С. В. Административная аккультурация коренного населения Туркестанской области в российском законодательстве 1865—1866 годов // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2018. Т. 23. № 6. С. 61—75.
2

Кочевое казахское общество имело свой путь в адаптации и встраивании в имперскую социальную систему. Если региональные политические особенности Казахской степи до второй половины XIX в. (когда произошла унификация всей территории казахов), достаточно хорошо освящены в исторической науке,2 то проблема особенностей этих регионов в социальных изменениях остается не исследованной. Представленное исследование является попыткой восполнить этот обозначенный пробел. Работа осветит особенности зарождения иной структуры социальности, иного типа культуры на почве традиционной номадной, на примере одного региона Казахской степи, а именно Букеевского ханства.

2. Абдрахманова Б. М. История Казахстана: власть, система управления, территориальное устройство в XIX в. Караганда, 2010; Зиманов C. З. Россия и Букеевское ханство. Алма-Ата, 1982.
3

Важным аспектом этой проблемы является процесс вхождения местной элиты в состав имперских сословий. Отдельные индивиды из кочевой аристократии, адаптируясь к новым социальным условиям и вникнув в имперскую систему управления, взяли на себя роль посредников имперской власти в регионе. Они становились носителями царской власти в казахском обществе, знакомили кочевников с новым устройством, инкорпорировались в имперское социальное устройства, сохраняя особенности кочевого общества внутри имперского правления3. Им отводилась существенная роль в трансформации Степи. И в этом отношении Букеевское ханство отличалась от других регионов Степи. Этому способствовали факты создания особого этнополитического образования казахов-кочевников с определенными административными границами в Волго-Уральском междуречье, где власть хана сохранялась до 1845 г. И более того, потомки Джангир хана смогли войти в титулованное российское дворянство, чтобы было нехарактерным для кочевой аристократии остальных регоинов Степи. Исходя из этого, целью статьи явилось изучение процесса вхождения казахской аристократии в высшее сословие империи и ее социальной адаптации к имперским условиям, на примере ханского рода Джангировых, превратившихся из наследников хана в князей Российской империи.

3. Virginia Martin Engagement with empire as norm and in practice in Kazakh nomadic political culture (1820s — 1830s) // Central Asian Survey. 3/2016. С. 1—20.
4 Представленное исследование основано на материальных документах, извлеченных из центральных архивов России и Казахстана, большинство которых ранее не были в научном обороте. Методология исследования имеет междисциплинарный характер, основной вектор основан на «новой имперской истории» в сочетании с биографическим методом, частично представлен просопографический подход через школу изучения элит.
5

Политика социальной стандартизации Российской империи и Букеевское ханство

 

С начала XIX в. статус Казахской степи в составе Российской империи приобретает новый облик, связанный с социально- политическим направлением царизма по строительству империи. Имперское правительство вводило новую административно-территориальную систему в Степь на основе законодательств 1822 (Устав о Сибирских киргизах) и 1824 (Утвержденное мнение) годов. Социальная политика правительства в этот период по отношению к казахскому обществу была направлена на включения Казахской степи в законодательное пространство империи, и для кооптации региона в систему общеимперского управления России проводились активные, целенаправленные мероприятия по реорганизации местного административно-территориального управления Степи. Посредством перемен в местном управлении были введены новый социальный уклад, соответствовавший российской политической и экономической структуре.

6 В поисках наиболее подходящих для отдельных регионов способов легитимизации своей власти, царское правительство разрабатывает дифференцированный метод управления Степью. В результате, Казахская степь разделяется на область Сибирских казахов, разделенные внутри на округи и управляемые старшими султанами, область Оренбургских казахов, управляемая тремя султанами-правителями, и Букеевское ханство, управляемое ханом и его советом.
7 В каждом из областей существовал свой политический тип управления, отличающихся полномочиями местной власти. Но во всех регионах Степи на верхушке местного управления были поставлены представители традиционной номадной элиты, приспособлявшиеся к новой системе должностей и чинов. Это было связано с политикой царизма, направленной на социальную стандартизацию всей территории империи, которая независимо от этноконфессиональных, хозяйственных или культурных отличий вырабатывала законодательные меры по вхождению местной элиты национальных регионов в привилегированное сословие Империи. Основной целью данного шага российского правительства стала превращение местной знати в свою социальную опору в процессе интеграции региона в состав Империи. Гарантией со стороны имперской власти по плодотворному сотрудничеству с местной элитой стала предоставленное им право на вхождение в состав русского дворянства.
8

Как известно, стратегии кооперации и рамки автономии элит разных окраинных территорий определялись индивидуально.4 И в этом отношении, казахские султаны не были приравнены к российским дворянам, в отличие от элит Остзейских провинций, Польши, Финляндии, татар. Главной причиной не признания равными по статусу дворянам являлось кочевое жизнеустройство казахов. Тем не менее, казахские султаны имели некоторые преимущества, как и в предоставлении этого титула, также в процессе получения дворянства. Архивные документы свидетельствуют, что представители султанского сословия, получившие дворянский титул, было больше, чем представителей родовой элиты (бии, старшины). Вместе с тем представители казахской элиты Букеевского ханства получили наибольшие привилегии высшего сословия Империи. Необходимо разобраться и понять, с чем это связано?

4. Андреас Каппелер Центры и элиты периферий в Габсбургской, Российской и Османской империях (1700—1918 гг.) // Ab imperio. 2/2007. C. 17—57.
9

Созданное империей Букеевское ханство (Внутренняя Орда), отличалось от остальной части Степи автономным характером и сохранением ханского правления до 1845 г. История этой обособленной территории, с отличившимся политическим и социальным устройствам начинается с указа императора Российской империи Павла 1-го 11 марта 1801 г. о разрешении султану Букею, председателю ханского совета Младшего жуза, кочевать в степи, между Уралом и Волгою, оставшиеся свободными после побега заволжских  калмыков  в 1771 г. — в  Китай .5 Вследствие значительные группы казахского населения Младшего жуза перешли во внутренние пределы империи, и образовали между низовьями рек Урала и Волги, получившую название Внутренней (по географическому расположению), или Букеевской (по имени первого хана Букея) орды.6 Возглавлявший переход Букей султан только в 1812 г. официально был признан ханом Внутренней Орды. Правители этой территории были в особенных отношениях с императорской властью. Род Букеевых всегда пользовался привилегией, оказанной со стороны царской власти. Причиной тому была отличительная лояльность Букей хана к империи, и успешно продолжавшего политику отца Джангер хана. Следует отметить, что в этих отношениях ханского рода с имперской властью проявляется классический для элиты имперских национальных окраин тип дуальной идентичности: соединение имперской лояльности с локальным патриотизмом7.

5. Полное собрание законов Российской империи. Т. 24. СПб., 1830. С. 571, 572.

6. Зиманов C. З. Россия и Букеевское ханство. Алма-Ата, 1982. С. 16.

7. Марина Витухновская Служение империи и национальная лояльность: имперская и Финляндская биографии Энкелей (1850—1917) // Ab imperio. 4/2009. С. 177—210.
10

Хан Джангир был утвержден императором в ханском достоинстве в 1823 г.8 Джангир хан получил хорошее образование, владел казахским, русским, татарским, персидским и арабским языками, некоторое время воспитывался в семье Астраханского губернатора, и испытывавший заметное влияние высокопоставленного царского сатрапа, осознавал практическую значимость в вовлечении казахское общества к социально-экономической системе империи. Он пользовался популярностью в России, отличался «известнейшею репутацией, до степени умел представить себя благонамеренного двигателя гражданственности и защитника русских начал в орде». Джангир хан был одним их немногих правителей восточной окраины империи, удостоенных высших российских наград — ордена Св. Анны 1-й степени с бриллиантами, украшенный императорской короной, золотая медаль. В 1841 г. возведен в чин генерал-майора.9 Этот чин стал признанием Империей службы ханом Внутренней Орды Джангиром, так как он был возведен в чин генерал-майора, не приобретая чины предыдущие ему. Более того как потомок хана и лояльный к имперской власти хан Джангир добился сохранения в своем роде ханского достоинства: его сын Сагиб-Гирей должен был стать ханом после него. И только потомки Джангир хана имели возможность обучаться в таких престижных учебных заведениях как Пажеский корпус. Он старался дать своим детям европейское светское образование, и распространить европейское жизнеустройство в своем ханстве посредством светских школ, торговых ярмарок и так далее. Для Букеевского ханства времени правления Джангер хана присущи особенности, которые были определяющими для всего казахского общества имперского времени: симбиоз характерных черт номадной и европейской обществ.

8. РГИА. Ф. 1291. Оп. 81. Д. 5. Л. 106—107.

9. Касымбаев Ж. Хан Жангир — государственный деятель (1801—1845 гг.) // Вестник КазГУ. № 1 (20). 1991. С. 104—115.
11

Вхождение рода Джангировых в титулованное дворянство Российской империи

 

Джангир хан, получив чин генерал-майора Российской империи, не приобрел посредством чина дворянского титула при жизни, хотя для этого у него были все законодательные основания. Однако его сыновья Сагиб-Гирей, Ибрахим и Ахмед-Гирей, Губайдулла вошли в титулованное дворянство Империи и стали носить названия «князь Чингис». Что такое титулованное дворянство Российской империи? Как и за какие заслуги потомки хана были включены в этот разряд дворянства империи? Какие особенности оно имело по сравнению с другими видами казахского дворянства?

12 Общеизвестно, что российское дворянство имело сложную иерархическую структуру, помимо деления на потомственное и личное, существовали шесть разрядов самого потомственного дворянства. Кроме того было титулованное (князи, графы, бароны) и не титулованное дворянства. Наличие титула было важным фактором разделения дворянства, деление на титулованную знать (князей, графов, баронов) и нетитулованное дворянство (большинство сословия) всегда присутствовало в жизни дворянского общества. Эти титулы давались указом императора и подтверждались специальной грамотой. Титулованное дворянство включало в себя представителей всех древних родов из разных народов империи. Главным в признании титула являлось древность и благородность рода.
13

Имперские законы не предоставляли титулованным фамилиям каких-либо особых преимуществ. Еще Перт I в пунктах, приложенных к Табели о рангах 1722 г., говорит, — «сыновьям российского государства князей, графов, баронов хотя мы позволяем для знатной их породы или их отцов, где двор находится, — свободный доступ и охотно желаем видеть, чтобы они от других во всех случаях по достоинству отличались, однако, мы для того никому никакого ранга не позволяем, пока они нам и отечеству никаких услуг не покажут и за оныя характера не получат: Потомки служителей первых восьми рангов причисляются к лучшему и старшему дворянству, хотя бы и низкой породы были»...10 В действительности, юридическое различие между шестью разрядами дворянства проявлялось только в том, что в привилегированные учебные заведения: Пажеский корпус, Александровский лицей и Училище правоведения — принимались лишь дети лиц, внесенных в пятую и шестую части родословной книги, то есть потомки титулованных дворян.

10. Российское законодательство Х—ХХ вв. 1987. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М.
14

Казахское дворянство было представлено всеми типами дворянского сословия: потомственным, личным и титулованным дворянствами. Казахское дворянство в составе российского дворянского сословия возникло на основе привилегированной элиты кочевого общества, но по сущности и характеру это была совершенно новая социальная группа.. Впервые вопрос о статусе казахских султанов в сословной системе Российской империи рассматривался на заседании Правительствующего Сената 14 марта 1776 г., где было принято решение, что казахские султаны могут быть почитаемы за «князей»11. Это было показательным решением, с одной стороны, признанием благородного происхождения казахских султанов, но с другой стороны, титул «князь» носили русские, татары, калмыки и все они имели юридические различия в значении этого титула. Татарский исследователь С. Еникеев считает, что «княжьим именем» русские государи в XVI в. назвали тех знатных татар, которые осуществляли власть над более или менее крупными группами своих соплеменников.12 Однако их статус был сложным и зависел от разных исторических периодов и правлений. При Екатерине II татарские князья вносились в родословные книги в число иностранных знатных родов13. 20 января 1797 г. Павел I распорядился, князей татарских в число княжеских родов не включать при составлении общего гербовника дворянских родов Российской империи.14 Многие из татарских родов, доказавших дворянство в депутатских собраниях своих губерний в конце XVIII — начале XIX вв. были утверждены в дворянство без титула, а те, кто сохранил мусульманское вероисповедание были исключены из родословной книги. 15 В случае с казахской кочевой элитой привилегии титула «князь» остались только на бумаге и казахские султаны не были уравнены с князями. Так, учитывая эти обстоятельство, возникает вопрос кто и как мог получить княжеское достоинство из казахов?

11. Указ Сената напечатан в «Тург. Обл. Вед.». 1895. № 8.

12. Еникеев С. Х. Очерк истории татарского дворянства. Уфа, 2007.

13. Там же. С. 9.

14. Думин С. Д. 1910. Татарские князья в российской империи. Дворянские роды Российской империи. Т. 3. Князья. С.98.

15. Еникеев С. Х. Очерк истории татарского дворянства. Уфа, 2007. С.10.
15

После смерти хана Джангира в русской администрации долго обсуждали проблему дальнейшего управления Букеевкой Ордой. Важным вопросом являлось — сохранить ханскую власть в Орде или нет? В результате множество обсуждений, было принято решение признать сына Джангир хана Сагиб-Гирея управленцем в Орде после окончания учебы в Пажеском корпусе, и возвести в княжеское достоинство16. Вместе с тем, князь Сагиб-Гирей мог управлять Букеевским ханском, только если «он успехами и поведением заслужит внимание»17, также после прохождения так называемой «командировки» при Оренбургском военном генерал -губернаторе. Это могло означать одно: ханство теперь не будет обособленной территорией внутри империи, и управление ею будет все больше приближаться к политической модели империи, а вместо ханского звание Сагиб-Гирей получит титул князя. В документах о возведении Сагиб-Гирея в княжеское достоинство отчетливо отмечается, что принимая «во внимание к заслугам покойного хана Внутренней Орды, хана Джангира, Всемилостивейшее жалуем сына его камер-пажа султана Сагиб-Гирея княжеским титулом Российской империи».18 Сагиб-Гирей Чингис с нисходящим потомством был возведен в княжеское достоинство Российской империи в 1847 г. Итак, в отличие от старших султанов, получившие дворянский титул выслугой, на княжеское достоинство старший сын Джангер хана был возведен за заслуги отца и благородное происхождение. Сагиб-Гирей представлялся надежным управителем для царской власти, так как был хорошо знаком с «русским порядком», и получил блестящее образование в престижном учебном заведении империи. Но он не успел стать правителем Букеевского ханства, так как 11-го июня 1849 г. умер «от одержимой болезни»19.

16. РГИА Ф. 1291. Оп. 82-1848. Д. 1. Л. 1—23.

17. РГИА. Ф. 1291. Оп. 82-1848. Д. 1. Л. 8—13.

18. РГИА. Ф. 1291. Оп. 82-1848. Д. 1.

19. РГИА. Ф. 1291. Оп. 82-1848. Д. 1. Л. 49.
16

Вторым сыном Джангир хана, Ибрагимом, княжеский титул был приобретен также за заслуги отца, и «признаком монаршего внимания к семейству хана Джангира»20 чтобы сохранить княжеское достоинство в этом роде. Султан Ибрагим также как и его брат, получил воспитание в Пажеском корпусе и выпущен оттуда офицером в гвардию. 23 февраля 1852 г. Высочайшим именным указом Правительствующего Сената Ибрагим Чингис был возведен в княжеское достоинство нисходящим от него потомством. «Для приобретения практических сведений в делах управления» князь Ибрагим Чингис был прикомандирован к генерал-губернатору оренбургскому и самарскому, вместе с этим было отмечено, «что князь Ибрагим Чингис может быть в последствии определен Председателем Временного Совета по управлению Внутренней Киргизкою Ордою».21 В ноябре 1852 г. князь Чингис был прикомандирован к Отдельному Оренбургскому корпусу, 28 января следующего года обращен на службу в полк. В отличие от старшего брата Сагиб-Гирея, князь Ибрагим успел продвинуться по системе рангов до чина штабс-ротмистра и был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени (1856 г.). Для князя Ибрагима были спроектированы атрибуты княжеского достоинства — грамота на княжеский титул и герб в 1859 г., но не известно были ли они ему вручены. В 1865 г. князь Ибрагим Чингис скончался в чине полковника. Со смертью князя Ибрагима российская власть освободила себя от ответственности перед Джангир ханом сохранить ханское достоинство в его роде. Следует отметить, что с этого периода отношение начальства к семейству хана несколько меняется, и правительство теперь пыталось не выделять ханский род среди других лиц казахского общества, более того, «устранить ханское потомство от всякого участия в делах Орды, а затем окончательно разобщить интересы ханского семейства от интересов Орды», где проводились меры по установлению управления «с видами правительства». Ввиду этих перемен, следующий сын Джангира хана, Ахмед-Гирей, был возведен в княжеское достоинство по просьбе Губайдуллы Чингиса «о сохранении Княжеского достоинства, если не во всем роде отца хана Джангира, то в роде Ахмет Гирея, именованием князем Чингисом», 22 и только в 1870 г. Ахмед-Гирей получил этот титул как «наследственное» звание от брата Ибрагима, за заслуги отца. Он был с потомством его записан в 5-ю часть родословной книги Самарской губернии.23 Ахмед-Гирей, как и все его братья, получил образования в Пажеском корпусе, «в 1864 г. произведен в ротмистры, а затем, в этом же году уволен, за болезнью, от службы с награждением чином полковника».24 Также, был утвержден его герб — атрибут дворянского рода и важная привилегия дворянства. Проект герба, представленный на рассмотрение в 1874 г., был утвержден 1876 г., и помимо Ахмед-Гирея и его потомков, гербом мог пользоваться и флигель-адъютант полковник султан Губайдулла Чингисхан.

20. РГИА. Ф. 1405. Оп. 67. Д. 7614. Л. 9 — 9 об.

21. Мукатаев Г. К., Ирхина М. В. Султан Губайдулла Чингисхан полный генерал от инфантерии. СПб., 2003.

22. Мукатаев Г. К. ... С. 74.

23. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1047.

24. ЦГАСО. Ф. 430. Оп. 1. Д. 1047. Л. 5 — 5 об.
17

Герб являлся значительной привилегией исключительно потомственного дворянства империи и доказательством дворянского достоинства. На наш взгляд, следует подробно остановиться на дворянском гербе казахских князей. «Щит рассечен. В первой лазуревой части золотая тамга в виде скошенного креста X — знак Чингис-хана. Во второй червленой части, золотая же тамга в виде буквы m — знак ханов Букеевской Киргизской Орды. В противогорностаевой главе щита, золотой лук, на котором косвенно накрест положены золотые секира и стрела острием влево. Щит увенчан булатным шишаком Чингис-хана с золотыми украшениями и с двумя серебряными перьями. Вместо Намета кольчуга. Щитодержатели: правый — монгол в стеганой одежде и такой же шапке, с колчаном, опирается правой рукой на саблю; левый — киргиз в шляпе с саблей держит в левой руке копье. Герб украшен червленой, подбитой горностаем мантией с золотыми кистями и бахромой и увенчан княжеской короной».25 В данном гербе большое значение имеет корона и мантия, они отражают принадлежность к княжескому роду. В гербе также четко отражено знатное происхождение рода от Чингисхана и ханов Букеевской Орды, оружия являлись символом военных заслуг этого рода, а стоящие с двух сторон щитодержатели — монгол и казах, символизируют преемственность привилегии рода, нисходящие к Монгольской империи. Также в российской геральдике принято считать, что щитодержателей могут иметь только представители высшей аристократии, то есть роды внесенные в 5 и 6 части дворянской родословной книги.

25. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи [Электронный ресурс] URL: >>> (дата обращения 24.04.2019).
18

Младший брат Ахмет-Гирея, Губайдулла Чингисхан, после окончания Пажеского корпуса, был выпущен корнетом в лейб-гвардии казачий полк. Взлет его карьеры пришелся на эпоху Александра II. Замеченный императором на одном из военных смотров в Северо-Западном крае, молодой офицер стал впоследствии его флигель-адъютантом, а с 1878 г. вошел в состав свиты, явившись одним из тех, на искренность, преданность и образованность которых царь полагался во всех сферах своей деятельности. В 1879 г. император жалует султана Губайдулле потомственное дворянство. 30 августа 1888 г. Губайдулла Чингисхан был произведен в генерал-лейтенанты с зачислением в запас по армейской кавалерии. А 7 декабря 1889 г. последовало увольнение с должности председателя Особой комиссии о вакуфах в Крыму. Вернувшись из Симферополя в Петербург, Чингисхан был вновь зачислен в МВД. В 1894 г. он подает прошение об отставке. Оставив службу, целиком посвящает себя общественной деятельности, становится завзятым театралом и завсегдатаем Английского клуба. Входит в состав комитета по строительству Соборной мечети в Петербурге. В начале 1908 г. он по совету врачей уезжает в Ялту, где селится в доме своего старшего брата отставного полковника Ахмет-Гирея. Губайдулла Чингисхан скончался в Ялте 28 февраля 1909 г. Он был похоронен на магометанском кладбище в д. Дерикой, не сохранившемся до наших дней.26 Так сложилась жизнь одного из казахских князей, являющегося блестящим примером отражающий результат встраивания представителей Степной аристократии в имперское высшее общество.

26. Мукатаев Г. К. … С.87.
19 Являясь князьями империи и принимая имперские порядки, потомки ханского рода Букеевых продолжали сохранять социально-культурные особенности номадного общества. Находясь на службе имперской власти, представители казахской элиты в лице князей Чингисовых сохранили патриотизм к своей родине. Например, прожив большую часть своей жизни вне Степи, Губайдулла Чингисхан всегда был осведомлен о событиях в Букеевской Орде, также братья Джангировы пытались проводить просветительскую деятельность на родине. Это свидетельствует о соединении локальной и имперской лояльностей в личностях, представляющих элиту казахского общества (включая традиционную и «новые» элитарные группы) в данный период.
20 Титулованный род Джангировых имел основные привилегии дворянского сословия и атрибуты дворянства. Пользовался преимуществами этого сословия: получили образование в элитном учебном заведении империи, получали социальное обеспечение от правительства, находились в действительной службе, и даже в составе свиты императора, имели свой родовой герб и земли. Причиной этого стали особенное положение Букеевского ханства, лояльность правящей династии, ханское происхождение.
21

Подведем итоги

 

- Различие в дворянстве между казахской элитой, приводит к утверждению, что царская власть практиковала дифференцированную социальную политику в отношении разных социальных групп Степи. Если султанам давали титул дворянина, то потомки хана Внутренней Орды Джангира получили наивысший титул империи — княжеский.

- Если все представители казахского потомственного дворянства получили дворянское достоинство по службе, то князья Чингисы получили такой титул благодаря происхождению и заслугам отца-хана Внутренней Орды Джангира.

- Княжеский титул был выдан сыновьям Джангировым взамен на ханское достоинство. Российские власти вынуждены были кандидату на ханский престол во Внутренней Орде выдать княжеский титул. Не случайно, это произошло через два года после смерти Джангир хана.

- Князья Чингисовы обладали почти всеми привилегиями дворянского статуса: получили образование в наиболее престижном учебном заведении; пособия от казны; имели собственные владения; освобождались от налогов; занимали высшие административные посты и не только в местном, но и центральной системе управлении.

- Несмотря на множественность чингизидов в Казахской степи, только род Джангировых был представлен князями Российской империи и именовался Чингисами, что на наш взгляд, было обусловлено региональным отличием Букеевского ханства. Не случайно Оренбургский генерал-губернатор Крыжановский был обеспокоен тем, что потомки Джангир хана получили княжеский титул так как «и другие ордынцы, ведя свой род от предков Букеевых, или современных им султанов (также происходящие прямою линиею от ханов Орды, впервые изъявивших покорность России, как напр.: род Джантюриных, Баймухамедовых и так далее), сочтут себя в праве возбуждать ходатайства о пожаловании им Княжеского титула, и к отказу им в этом, пожаловав одно семейство, имевшие равные с ними права, не будет уже существовать достаточных поводов»27. Примечательно, что казахские султаны Мухмеджан Баймухамедов и Мухамед-Галий Тяукин в своих прошениях о дворянстве указывали свои права на княжеское достоинство империи28. Но, им были выданы только титулы потомственных дворян.

- Казахские князья, следуя примеру своего отца, строили школы и мечети в ханстве, старались внести вклад в общественное развитие населения Орды.

- Казахское дворянство являясь неотъемлемой частью русского высшего сословия и было представлено всеми разрядами российского дворянства. Становление казахского дворянства включало в себя установленные порядки имперского государства и сохраняло кочевые особенности казахского общества. Все вышеназванные характеристики отразились и в процессе трансформации ханской династии Букеевского ханства в княжеский род Российской империи. Князя Джангировы служили империи, оставаясь патриотами Степи, и смогли вобрать в себя особенности европейского и кочевого обществ.

 
27. РГИА. Ф. 1405. Оп. 67. Д. 7614. Л. 15 — 16 об.

28. РГИА. Ф. 1291. Оп. 82-1865. Д. 45. Л. 5 — 5 об.
22 Исследование особенностей инкорпорации казахской кочевой элиты в высшее сословие империи на примере титулованного дворянства из казахов позволило выявить общие тенденции и исключения в сословном порядке Российской империи. Также наблюдается преемственность элитарных особенностей традиционной кочевой аристократии в казахском дворянстве. Ввиду влияний всех этих факторов, в составе привилегированного сословия империи существовало и получило развития казахское дворянство.

References

1. Abdrakhmanova B. M. Istoriya Kazakhstana: vlast', sistema upravleniya, territorial'noe ustrojstvo v XIX veke. Karaganda, 2010.

2. Andreas Kappeler Tsentry i ehlity periferij v Gabsburgskoj, Rossijskoj i Osmanskoj imperiyakh (1700—1918 gg.) // Ab Imperio. 2. 2007. C. 17—57.

3. Vasil'ev D. V., Lyubichankovskij S. V. Administrativnaya akkul'turatsiya korennogo naseleniya Turkestanskoj oblasti v rossijskom zakonodatel'stve 1865—1866 godov // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya 4: Istoriya. Regionovedenie. Mezhdunarodnye otnosheniya. 2018. T. 23. № 6. S. 61—75.

4. Dumin S. D. 1910. Tatarskie knyaz'ya v rossijskoj imperii. Dvoryanskie rody Rossijskoj imperii. T. 3. Knyaz'ya.

5. Enikeev S. Kh. Ocherk istorii tatarskogo dvoryanstva. Ufa, 2007.

6. Zapadnye okrainy v sostave imperii. M., 2007.

7. Zimanov C. Z. Rossiya i Bukeevskoe khanstvo. Alma-Ata, 1982.

8. Kasymbaev Zh. Khan Zhangir — gosudarstvennyj deyatel' (1801—1845 gg.) // Vestnik KazGU. № 1 (20). 1991. S. 104—115.

9. Marina Vitukhnovskaya Sluzhenie imperii i natsional'naya loyal'nost': imperskaya i Finlyandskaya biografii Ehnkelej (1850—1917) // Ab imperio. 4. 2009. S. 177—210.

10. Mukataev G. K., Irkhina M. V. Sultan Gubajdulla Chingiskhan polnyj general ot infanterii. SPb., 2003.

11. Severnyj Kavkaz v sostave Rossijskoj imperii. M., 2007.

12. Tsentral'naya Aziya v sostave Rossijskoj imperii. M., 2008.

13. Virginia Martin Engagement with empire as norm and in practice in Kazakh nomadic political culture (1820s — 1830s) // Central Asian Survey. 3. 2016. P. 1—20.

14. Jan Kusber Mastering the imperial space: the case of Siberia. Theoretical approaches and recent directions of research // Ab imperio. 4. 2008. P. 52—74.