Historical Analysis of the Dynamics of Society by Alexander Bogdanov
Table of contents
Share
Metrics
Historical Analysis of the Dynamics of Society by Alexander Bogdanov
Annotation
PII
S207987840005461-6-1
DOI
10.18254/S207987840005461-6
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Mikhail Loktionov 
Affiliation: Institute of Philosophy RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The article analyzes the approach of Alexander Bogdanov to the historical analysis of the development of society, as a dynamic process, similar to Newton's approach to classical mechanics. The advantages of this approach are shown before attempts at a static explanation of social development.  Historical development is described as a three-stage process, organically linked with the development of the economy, tied to the growth of the population, and does not need to describe the introduction of the concept of a socio-economic structure.  The consistency of this approach to the ideas of the historical materialism of Karl Marx and the Russian Marxists and the consonance to its modern ideas is shown.

Keywords
Alexander Bogdanov, Marxism, empirio-criticism, Machism, political economy, division of labor, feudalism, capitalism, monism, static approach, dynamic approach
Received
11.06.2019
Publication date
30.12.2019
Number of characters
70682
Number of purchasers
10
Views
112
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

В 90-е гг. XIX в. А. А. Богданов полностью стал сторонником марксизма. С этого времени его восприятие философии Маркса сводилось к объединению трех сторон опыта: идеологической, технической и общественно-трудовой. Такое восприятие философии Маркса легло в основу философского творчества А. А. Богданова. Он полагал, что все его дальнейшие труды вырастает именно из этого философского подхода. В своей первой книге, написанной в 1897 г., «Краткий курс экономической науки» А.А. Богданов отобразил понимание теории стоимости Карла Маркса как общей историко-материалистической концепции. Как утверждал историк М. Н. Покровский, книга имеет ни с чем не сравнимое пропагандистское значение1.

1. Покровский М. Н. А. А. Богданов скончался 7 апреля 1928. // Вестник Коммунистической Академии. 1928. № 26. C. VI.
2

В 1908 г. В. И. Ленин дал в «Материализме и эмпириокритицизме» весьма своеобразную и тендиозную характеристику творчества А. А. Богданова, пришедшегося на первую треть его деятельности. Он говорил, что в течение девяти лет (с 1899 по 1908 гг.) А. А. Богданов пребывал в состоянии философского блуждания. И за этот период прошел четыре его стадии. Сначала он был приверженцем «естественно-исторического» материализма — когда естествознание представляется наполовину бессознательным и стихийно верным духу. Эта стадия характеризуется в творчестве четким наличием основных элементов исторического взгляда на природу. Второй этап философского странствования был связан с модной в конце XIX в. так называемой энергетикой Оствальда, которая представляла собой агностицизм с элементами идеализма. После этого он увлекся философией Маха, от которого он перенял ключевые посылы субъективного идеализма, который отличается непоследовательностью и явной сбивчивостью. Впрочем, вся философия Маха характеризуется этими особенностями. Следующей, четвертой, стадией были связаны с попыткой создать объективный идеализм и ликвидировать противоречия марксизма2.

2. Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 18. С. 342.
3

Примечательно, что Ленин лукавил. Первым опубликованным произведением А. А. Богданова было «Краткий курс экономической науки». Оно сделало автора необычайно популярным. На это произведение В. И. Ленин дал рецензию, в которой он восхищался книгой и называл ее замечательным явлением в экономической литературе. Поэтому уместно подчеркнуть для читателей достоинства произведения, главное из которых заключается в том, что господин Богданов выдержал направление на протяжении всей книги3.

3. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.4. С.35.
4

В 1924 г. А. А. Богданов написал письмо в редакцию Вестника Коммунистической академии «Об основном историзме политической экономии», в котором описывает, как понимать его историзм в политической экономии. В письме он также приводит некоторые фрагменты из рецензии В. И. Ленина, которая была напечатана в 1898 г. в журнале «Мир Божий». Ленин писал, что автор с первых страниц приводит точное и понятное определение понятия «политической экономии» как науки, которая занимается изучением общественных отношений производства и распределения в их развитии. Он придерживается такого понимания, при том, что ученые профессора политической экономии до конца не понимают значения термина.

5

Богданов в основу книги «Краткий курс экономической науки» заложил взгляд на политическую экономию как на науку, которая развивается в исторических укладах общественного производства. В начале книги автор с 1-й по 19-ю страницы кратко изложил общие понятия о данной науке, а в окончание книги с 235-й по 290-ю страницы кратко рассказал историю экономических воззрений. Непосредственно суть науки Богданов раскрывает в разделе В. Он излагает процесс экономического развития не так, как он в основном изложен в учебниках, а посредством характеристики хронологии развития экономики. В книге рассмотрены периоды первобытного родового коммунизма, период рабства, феодализма, цехов и капитализма. Именно в такой плоскости и необходимо рассматривать политическую экономию. Конечно, последуют возражения, что автору любой теоретический раздел, например, о деньгах, нужно рассматривать в разных временных периодах, что неизбежно приводит к повторениям. Однако этот формальный изъян перекрывают многочисленные достоинства исторического изложения4.

4. См.: Богданов А. Об основном историзме политической экономии: Письмо в редакцию. // Вестник Коммунистической Академии. 1924. С. 399.
6

А. А. Богданов развивает историко-материалистическую концепцию Карла Маркса, начиная с политической экономии. Позже, в процессе обоснования исторического способа изложения политической экономии, А. А. Богданов первую главу четвертого выпуска второго тома «Курса политической экономии» написал совместно с И. Степановым. В этой главе автор противопоставляет свои мировоззрения в политической экономии классическому походу. А. А. Богданов дает характеристику соотносительным понятиям, таким как «производительный труд» и «потребности производственной системы». Автор предлагает под понятием «производительный труд» понимать любой труд, направленный на удовлетворение потребностей производственной системы. Причем в это понятие входит любой труд — не только физический. Труд педагогов, организаторов, ученых, писателей также является производительным трудом, потому что эта деятельность удовлетворяет потребности производства. Однако по классическому определению производительным трудом считается только труд, результаты которого воплощаются в материальных продуктах. А.А. Богданов считает, что такой взгляд ошибочен, поскольку социально-научное исследование приобретает чуждое ему восприятие явлений через призму «материальности» и «духовности». Эта точка зрения разделяет труд на множество ветвей: материальный, производительный, физический и непроизводительный — интеллектуальный и организаторский.

7 Он глубоко убежден, что любая трудовая деятельность представляет собой психофизический акт, который невозможен без материальных жизненных процессов. Также без реализации в материальном такой труд не может стать полезным для общества.
8

А. А. Богданов упоминает о том, что Карл Маркс не критикует взгляды старой политической экономии. Что касается капитализма, Маркс был уверен, что этот вопрос следует рассматривать только в исторической плоскости, однако это существенно сужает такое понятие, как производительный труд.

9

Капиталистическое производство — это не только производство конкретного товара, но по своей сути является производством прибавочной стоимости. Рабочий производит для пополнения капитала, а не для себя. По этой причине важно то, что именно он производит. Так, он должен производить непосредственно прибавочную стоимость. Эффективным является тот рабочий, который производит прибавочную стоимость для капиталиста. Также он производителен, если стимулирует самовозрастание стоимости капитала. Рассматривается пример — труд школьного учителя. Если рассматривать его деятельность вне плоскости материального производства, получается, что его труд является производительным, если он не только вкладывает знания в головы детей, но и работает над обработкой себя для того, чтобы обогащать капиталиста5.

5. Богданов А., Степанов И. Курс политической экономии. Т. 2. Вып. 4. М., 1918. С. 9.
10

А. А. Богданов считает, что только исторический подход может обеспечить решение познавательной проблемы, которая возникает во время анализа конкретных экономических функций производственной системы. Автор выделяет, если опираться на историческую точку зрения, то не стоит определять производительность или непроизводительность труда через какую-то иную точку зрения, поскольку в исследовании начинается произвол. Анализ следует производить только с точки зрения непосредственно организации.

11 Невозможно гарантированно предвидеть, какие позиции сегодняшней организации будут неактуальными в процессе следующих этапов развития. Также невозможно спрогнозировать в какие формы они преобразуются.
12

В процессе жизни возникает необходимость в различных вещах, которая обуславливает создание или ликвидацию различных отраслей производства в разные эмоции. До тех пор, пока существуют конкретные отрасли, их нельзя рассматривать в качестве непроизводительных, поскольку общество испытывает в них потребность. Исходя из выше упомянутого, можно сделать вывод о том, что любой труд, который удовлетворяет потребности общества6, является объективно нужным в разрезе конкретной экономической системы. По этой причине он должен быть признан как производительный. Противопоставляются же ему антисоциальная активность и общественный паразитизм. При этом следует учитывать явление исторической изменчивости социальных потребностей и условий, благодаря чему труд, который в одной фазе экономического развития считался производительным, в условиях другой фазы может обрести противоположное значение. Следовательно, систему капитализма следует воспринимать как единство и соотношение определенного количества производственных потребностей и суммы производительного труда.

6. Там же. С. 13—14.
13

А. А. Богданов в попытках понять, как тип и способ мышления зависит от форм общественного труда, опирался на открытую Карлом Марксом социальную закономерность становления и роста исторического способа познания. Эти размышления А. А. Богданов изложил в своем труде, датированном 1900 г., под названием «Познание с исторической точки зрения». В работе он выделяет из большого количества разнообразных видов трудовой деятельности два ключевых направления труда человека: консервативное и изменяющее7.

7. Богданов А. Познание с исторической точки зрения. Избранные психологические труды. М.—Воронеж, 1999. С. 245.
14

Философ считает, что такое разделение обусловлено сутью труда. Сознательно-целесообразную деятельность определяют сознаваемые цели, для удовлетворения которых она осуществляется — то есть той разновидностью труда, которая используется человечеством8.

8. Там же. С. 245.
15

Если рассматривать труд в застойных обществах, таких как первобытное, патриархально-родовое, феодальное, то их основа базируется на первичном натуральном хозяйстве. В таких условиях труд направлен на то, чтобы сохранить, поддерживать и снова воспроизводить то, что зародилось ранее и существует в данном моменте, не меняя первоначального вида. Так, цели трудовой деятельности продиктованы прошлым. Исходя из этого, справедливо согласиться с воззрением А. А. Богданова и говорить о том, что труд имеет консервативное направление.

16 Рассмотрение мира с позиции целей представляет человеку картину, состоящую из привычных, абсолютно соответствующих его восприятию, многократно пережитых им ранее таких же целей. Во время трудовой деятельности сознание непрерывно пребывает в фиксации с привычными, неизменяющимися позициями, которые представляют собой цель. При воссоздании прежних внешних условий своего бытия, человек одновременно с этим воссоздает и внутренние ориентиры для того, чтобы сохранить и укрепить привычные психические реакции на определенную деятельность и явления. Это обусловлено тем, что психика любого человека ориентируется на привычные реакции. Так устроено для быстрой адаптации, что сознание во время занятий трудовой деятельностью цепляется за имеющееся привычное представление, которое является целью. Кроме этого, сам трудовой процесс состоит из многократно отработанных привычных действий, и после окончания трудового акта формируются условия, способные поддерживать в психике уже сформированный и укрепившийся целый ряд сложившихся привычных реакций.
17

А. А. Богданов разъясняет, что привычные реакции отличаются от пластичных консервативностью, высокой прочностью, низкой степенью дифференциации условий и выраженной определенностью и самостоятельностью.

18 Так, исходя из сути этих реакций, познание адаптируется к консервативной ветви труда посредством создания монистической тенденции стремления к абсолютному, где в своих обобщениях стремится предоставить факты познания как неизменную, автономную или абсолютную величину.
19

Что касается мышления и метода познания, то, исходя из монической тенденции, А. А. Богданов описывает их как статическое явление9.

9. Богданов А. Основные элементы исторического взгляда на природу. СПб. 1899. С. 18.
20

В своем труде под названием «Основные элементы исторического взгляда на природу», написанном в 1899 г., мыслитель рассуждает о том, что статический взгляд на природу базируется на идее о статическом, неизменном и абсолютном в природе10. Неподвижный взгляд представляет собой метафизический взгляд на мир. Со слов А. А. Богданова, статика наделяет вещи следующими абсолютными особенностями: отдельностью и единством. Кроме этого, приписывает им неизменную сущность и отсутствие необходимой истории.

10. Там же. С. 18.
21 Если рассматривать природу посредством такого мышления, то она представляет собой бесконечное множество отдельных неподвижных, неизменных сущностей вещей или предметов, существование которых характеризуется устойчивостью. Также таких же неизменных сил, которые порождают в природе движение и становятся причиной, стимулирующей изменения в различных предметах.
22

А. А. Богданов приводит в пример обычный камень, посредством которого старается проследить направленность мысли статически размышляющего исследователя. Прежде всего, камень отличается от земли, воздуха и сознания изучающего его исследователя. Он является совершенно отдельным предметом с характерными отличиями от других окружающих его предметов. На его непохожесть и отдельность указывают резкие границы и особая поверхность, которая является главным отличием камня от не-камня. Также эта непохожесть проявляется в существовании камня самого по себе.

23

Вероятно, если бы весь мир, окружающий его, исчез, то камень не прекратил бы своего существования. Камень в вопросе существования наделен абсолютным единством. Это говорит о том, что он представляет собой неподвижное сочетание материальных элементов — атомов, которые, сочетаясь, остаются неизменными, однако могут измениться только под внешним воздействием определенных сил.

24

Также А. А. Богданов рассматривает сущность камня не как сочетание элементов, а самих элементов — атомов, поскольку они представляют собой абсолютно постоянные элементы. Камень всегда является одним и тем же в различные периоды своего существования. Поэтому можно утверждать, что свойства камня в привычных условиях остаются неизменными и постоянными. По исследованию, размер камня не меняется с течением времени — он не становится меньше, ровно, как и не становится больше. Он имеет определенную форму, массу, определенный химический состав, твердость, определенную температуру.

25

Согласно статическому мышлению, вещь не имеет необходимой истории возникновения, изменения, то есть вещь (в данном случае камень с его атомами) возникли моментально в процессе определенного творческого акта, который стоит значительно выше, за пределами познания человека.

26

Следовательно, если речь идет об изменениях вещей, то статическое мышление создает силу, которая наделена неизменностью и самостоятельностью, которые заключаются в производстве изменения вещей. Говоря другими словами, сила — это сущность другого, параллельного, ряда. Она является причиной, способной порождать в природе движение и стимулировать в любых предметах изменения. Если сила естественная, она физически находится в подчинении конкретным законам строгой необходимости. Что касается сил высокого порядка, которые создаются благодаря статике, от них зависит возникновение вещей, возникновение сил и законов, которые впоследствии ими управляют, однако они стоят выше закона и необходимости. Что касается последних, то к их числу примыкает сила жизни организмов и свободная воля людей, которая способна становиться первопричиной движения, невзирая на наличие различных иных сил.

27

Мыслитель А. А. Богданов делает акцент на том, что силы статического воззрения на мир имеют ключевые особенности точно такие же, как и предметы. Единственное их различие заключается в том, что сущность вещей не способна породить движение, сущность сил же имеет такую способность. Но при всем этом одинаковость сущности вещей и сущности сил заключается в том, что они неизменны11.

11. Там же. С. 12—13.
28

В обществах, которым присуще более динамичное развитие, прослеживается принципиально иная тенденция. В таких обществах ключевая роль отводится меновой системе хозяйства, которая проходит от системы рабства, крепостничества, ремесленно-городского строя к капитализму — торговому, финансовому и промышленному.

29

Если сравнивать консервативный тип труда с изменяющимся типом труда, то последний обусловливает цель не прошлым, а определяет ее как результат стремления человека к созданию того, чего в принципе еще не было в плоскости его непосредственного восприятия. Ему хочется изменить что-то, сделать другим, не таким, как было или есть. Если говорить иными словами, то представляемая цель трудовой деятельности не совпадает ни с одной позицией, имеющейся в прямых воспоминаниях. Она не является чем-то обычным или многократно пережитым ранее. Как говорит А. А. Богданов, изначально представление цели пластически сопоставилось из набора прежних восприятий. В процессе трудовой деятельности представление цели начинает не соответствовать всем пережитым восприятиям, поэтому становится набором новых комбинаций, составленного из этих элементов.

30 Когда имеется изменяющийся тип труда, человек способен создавать себе изменчивую психику. Это обусловлено тем, что по мере реализации цели поддается изменению непосредственно представление о ней. Трудовой акт состоит из действий, которые в определённой степени привычны для человека. Так появляются новые условия, которые ранее не встречались и не были пережиты. При наличии таких условий прежние условия, к которым сформировалось привычное приспособление, становятся непригодными или недостаточными.
31

Говоря другими словами, любая пластичная реакция, если ее сравнивать с консервативной, при повторении всегда имеет то более, то менее значительные изменения. Это в существенной степени варьируется, всегда сопровождается привычными представлениями, которые состоят из элементов, ставших для них представлениями. По этой причине монистическое направление познания является связным, изменяемым, непрерывным, способным улавливать переходы между оттенками, явлениями и взглядом на вещи через призму историю. Такой тип познания обычно определялся гегелевской категорией «диалектика» или «диалектическое понимание». Однако А. А. Богданов отходит от этих понятий и в своей работе применяет термин «историческое понимание», поскольку в нем наиболее емко и полно выражена суть дела. Богданов считает, что диалектика не применяется повсеместно, поскольку включает в себя развитие в противоречиях и факты развития, которые присущи только живой природе.

32 В плоскости исторического мышления природа представляет собой бесконечный процесс, который составляет несчетное количество конечных процессов, между которыми происходит слияние, в результате чего они не имеют полноценного самостоятельного существования.
33

А. А. Богданов снова приводит в пример камень, и старается плавно поспособствовать освобождению от установок статического мышления, которые часто блокируют адекватное восприятие, и делает следующие умозаключения.

34
  1. Предметы и окружающая среда не существуют отдельно друг от друга. Предметы неизбежно сливаются с окружающей их средой и вступают в бесконечный процесс обмена и взаимного влияния. Отдельно существующими друг от друга они выступают только из-за особенностей восприятия органов во впечатлениях человека.
  2. Камень представляет собой совокупность химических веществ или частиц. Они же пребывают в состоянии постоянного обмена атомами, и результатом такого взаимодействия является то, что частицы взаимно изменяют свой состав, а также взаимно оказывают влияние на характеристики внутреннего движения.
  3. Если говорить о гипотезе, что атомы — это полная неизменная величина, то получается, что она совершенно не может объяснить весомое явление, называющееся периодичностью химических элементов. Насколько изменчивыми будут свойства элементов, зависит от того, каков их атомный вес. Также гипотеза пребывает в противоречии с направлением общего развивающегося представления о мире. По сути, чтобы знать и понимать, что атомы не смогут избежать превращения из неизменных сущностей в процессы изменения, не нужно иметь пророческие способности. Такова участь всех явлений природы.
  4. Предмету необходимо иметь свою историю, если в каждом последующем моменте он является измененным — то есть не таким, каким был в предыдущем моменте. Это значит, что его существование представляет собой непрерывный процесс его непосредственного изменения. Познание же предполагает рассмотрение предмета в различных плоскостях: прошлом, настоящем и будущем. А. А. Богданов говорит о том, что история формы процесса бывает внешней и внутренней. Стоит объяснить, что форма процесса — это единство существования предмета и его обособленность от других процессов. Это уместность отрицания абсолютного характера изменений, происходящих в природе, а также целесообразность признавать их относительными.
35

А. А. Богданов при рассуждении о равновесии форм и их консервативности делает акцент на ограниченности и условности смысла этих слов. В связи с этим им предложено употреблять термин «равновесие» только при использовании понятия «подвижное равновесие», то есть это периодическая смена доминирования противоположных процессов: ассимиляция или дезассимиляция. Ассимиляция – это внедрение в себя формой конкретного процесса составляющих внешних процессов. Или же утрата — передача внешнему миру составляющих собственного процесса.

36

А. А. Богданов в понятия «внешняя история формы» и «внешняя история» вкладывает следующий смысл: отношение формы, над которой ведется исследование, к ее собственной среде и окружающей ее среде и процессам, происходящим в ней. Внутренней историей формы или внутренней историей автор называет единство частных процессов в каком-то конкретном акте взаимодействия. Иными словами, это общность простых форм в их взаимном обмене. А. А. Богданов полагает, что внешняя история формы указывает на поверхностное использование в изучении через призму истории, так как в качестве объекта исследования выступает простая или элементарная форма, которую невозможно глубоко анализировать, то есть у нее отсутствует внутренняя история. Когда исследование начинает познавать форму и в процессе изучения раскладывает ее на составляющие, то таким образом процесс познания представляет собой сложную форму движения. Если говорить другими словами, то в процессе изучения рассматривается внешняя история, которая тут же дополняется внутренней историей, и тогда, как считает А. А. Богданов, уместно говорить о том, что познание имеет научный подход, причем научный в современном понимании данного слова. Из этого следует, что наука имеет задачу и цель выявить и предоставить для познания основной алгоритм, благодаря которым возможно будет выявить причинно-следственную связь между внутренней историей и внешней историей конкретной изучаемой форм.

37

Также А. А. Богданов говорит о том, насколько для познания и определения причинно-следственной связи двух историй — внешней и внутренней, актуален и важен закон причинности. Он возник в древние времена и постепенно трансформировался в так называемый закон энергии. С точки зрения познания, он является наиболее совершенным для выявления постоянной связи всех изучаемых явлений.

38

У А. А. Богданова на протяжении всего творческого пути прослеживается попытка придать закону механического движения, открытому Исааком Ньютоном, всеобщий характер. Особенно четко это присутствует в его труде «Основные элементы». Автор предпринимает попытки рассмотреть в движении различные этапы причинности через познание истории. А. А. Богданова не устраивает формулировка первого этапа изучения причинности, которая именуется законом инерции и звучит, так: любое тело будет пребывать в неизменном состоянии — покоя или прямолинейного движения — до тех пор, пока на него не окажет влияние какая-либо сила и тем самым не даст ему стимул для выхода из этого стойкого состояния12. А. А. Богданов дает несколько иную формулировку понятия инерции. Он предлагает полагать, что, если при конкретной системе влияний форма процесса остается неизменной, значит, требуется вмешательство внешнего влияния новой силы для того, чтобы запустить в форме изменения. На данном этапе познания происходят неточности, и допускается приблизительность, поскольку органы чувств несовершенны, а их восприятие грубое и неточное. Часто им не удается уловить изменения некоторых форм из-за того, что они были чрезмерно кратковременным актом или, наоборот, длились очень долго.

12. Там же. С. 27.
39

Богданов утверждает, что в таком восприятии получается очень поверхностное познание процесса, то есть если для какой-либо формы движения существует влияние, способное стимулировать ее к изменению, инерция выступает в качестве идеального случая этого процесса изменения, то такой процесс подвергается достаточно уравновешенному влиянию внешней среды. Получается, познание, пользуясь таким законом, улавливает только фактор наличия причин, которые повлекли изменения, но глубинная сущность этих процессов остается непознанной.

40 Закон инерции предполагает, что причинная связь между внешними и внутренними процессами формы и изменения внутренних процессов происходят благодаря влиянию внешних процессов. Характерно, что первые (внешние) процессы по сравнению со вторыми заметно опаздывают. Когда внутренние отношения конкретной формы претерпевают изменения при отсутствии влияния внешних изменений, то это указывает на то, что происходит запоздалый процесс, на запуск которого повлияли предыдущие внешние перемены.
41

Второй этап изучения причинности заключается в использовании закона определенного действия. Это понятие в статической формулировке звучит как закон действия сил, то есть движение изменяется пропорционально оказывающей на него влияние силе, а также приобретает такое же, как у нее, направление. Это говорит о том, что действие силы зависит только от ее мощности и направления и никак не зависит от того, из какой точки оно исходит.

42

Если устранить подобную формулировку закона определенного действия, то напрашивается формула, согласно которой в одинаковых формах процессов, пребывающих под одинаковым влиянием, запускаются одинаковые изменения. Согласно данному закону, исследование приобретает черты точного, глубинного познания, учитывающего комплекс причин, включающих полную систему произошедших изменений. В результате изучаются все элементы внешнего влияния, а также формы, на которых было оказано такое влияние, благодаря чему обнаруживаются конкретные следствия. Так, согласно мнению А. А. Богданова, исходя из положения закона определенного действия, характер зависимости внешних отношений формы от внутренних предполагает выявить и определить, какой характер имеет само внешнее влияние, и определить строение непосредственно этой формы.

43

Со слов А. А. Богданова, изменения, происходящие во внутренних отношениях форм, связаны с изменениями внешних отношений. Эти изменения движутся во времени. Определить характер внутренних изменений не представляет особой сложности. Они обусловлены характером внешних изменений и внутренними отношениями формы, которые уже прошли этап становления, поскольку уже когда-то существовали.

44

Закон энергии в механической формулировке звучит как закон взаимодействия. Согласно данному закону, любое действие происходит одновременно с соответствующим ему другим действием, которое имеет такую же силу и движется в противоположном ему направлении. Иными словами, действие силы обязательно происходит между телами, и процесс этот всегда имеет характер взаимности13.

13. Там же. С. 26.
45

А. А. Богданов утверждает, что динамическая формулировка закона энергии применима ко всем явлениям природы. Сама же формулировка звучит следующим образом: при любом изменение формы процесса равнозначно происходят изменения в его окружающей, т.е. внешней, среде. Мыслитель полагает, что это и есть тот самый закон сохранения энергии, который предполагает, что энергия не может возникнуть из ниоткуда и исчезнуть сама по себе. Любые изменения происходят в природе, и наше сознание воспринимает их в любых формах. По сути, это становиться следствием влияния, которое оказывает внешний процесс, на процесс познания. При этом процессы могут вполне быть соизмеримыми друг с другом. Об этом уместно говорить, когда произошедшее изменение или количество изменений, произошедших в одном, превращаются в изменение или количество изменений в другом роде. Наука рассматривает такие изменения в качестве определенной величины движения и определенного количества энергии, потому что они водятся к одной мере.

46 С энергетической точки зрения, любое изменение формы является продолжением другого, равного ему. Изменение осуществляется непрерывно, не меняет своего качества и количества. Такой подход изучения изменений с точки зрения причины и изменения с точки зрения следствия, по сути, тождественен, поскольку представляет собой два момента одного и того же процесса, и различие их базируется только на временном и пространственном отрезках.
47

Если учесть взаимосвязь внутренней истории формы с внешней, возникающую с момента зарождения формы до момента ее ликвидации, то через призму закона энергии можно сформулировать общий закон. Он будет иметь такую формулировку: внешние отношения формы определяют изменение внутренних отношений формы. Или, иными словами, в историческом разрезе строение формы определяется ее внешней средой14.

14. Там же. С. 51—52.
48

При рассмотрении формы в качестве единого сложного целого А. А. Богданов вычленяет в ее строении составляющие пограничные и составляющие средние, однако им он придает не особо глубокое пространственное значение. На пограничные составляющие оказывается внешнее воздействие, благодаря которому они передают действие другим элементам.

49 Учитывая, что эти составляющие имеют тесную связь с составляющими сред, то следует, что они не принадлежат непосредственно форме. В этой связи уместно отметить, что среда для них представляет совокупность не только внешних процессов, но и внутренних.
50 Из этого следует, что строение пограничных составляющих, а также их изменение определяется не только внешней средой, но и происходящими внутренними отношениями.
51 Изменение сложной формы исходит от пограничных составляющих, а непосредственно изменение строения этих составляющих может опережать изменения, происходящие в строении целого.
52

Также есть ряд элементов, или составляющих, который А. А. Богданов определяет как средние. Такие элементы представляют собой типичные составляющие формы. На них не оказывается непосредственное изменяющее действие под влиянием внешних сил. Оно передается только через другие компоненты. Средой средних составляющих является непосредственно сложная форма, которая имеет на них такое же влияние, как и по отношению к целому.

53

Философ акцентирует внимание на том, что все происходящие процессы способны сливаться друг с другом, что обеспечивает непрерывности движения в целом мире. Исходя из этого автор утверждает, что привычка выделять в истории какой-либо формы процесс ее кризиса (если руководствоваться терминологией статического мышления — процесс ее возникновения и исчезновения) и состояния активного равновесия (по терминам того же статического мышления — ее сохранения) присуща только отвлеченному мышлению.

54 Кризис формы является ситуацией, когда преобладает один из процессов. Например, существуют одновременно два процесса, которые представляют собой два энергетических потока, и между ними происходит борьба, в которой начинает доминировать один из процессов. Это провоцирует изменчивость формы, при этом непосредственно форма в данной ситуации будет представлять собой результат доминирования одного из борющихся процессов. По сути, преобладание процесса является важным и необходимым условием сохранения формы. Что касается процесса подвижного равновесия, то оно характеризуется относительным равенством энергий разным процессов.
55

Если рассматривать в рамках статического мышления процесс познания кризиса форм, то он рассматривается с позиции возникновения причин. Форма в таком случае признается как существующая. Процесс познания рассматривается с позиции уничтожения, когда возникают такие ситуации, при которых человек перестает видит изменившуюся форму, узнавать ее и видеть в ней прежнюю форму. Если рассматривать понятия возникновения и уничтожения через призму истории, то они сводятся к акту изменения формы15.

15. Там же. С. 61.
56 Существует взаимосвязь восприятия таких понятий, как непрерывность, единство и взаимосвязь. Чем больше человек старается вникнуть в суть этих понятий, тем более условным становится понятие уничтожения, которое впоследствии сливается с понятием изменения. При попытке разобраться, в каких взаимоотношениях бывают типы познания, и их связь с типами трудовой деятельности в реальной бытие человека, стоит учесть замечание философа о том, что такие типы труда, как консервативный и изменяющийся, и наряду с этим, привычный и пластичный типы психики пребывают в состоянии постоянного смешивания, могут существовать в едином моменте, в любой общественной информации, и один из них может занимать позицию преобладания над другим. В определенных условиях такое преобладание может иметь весомое значение.
57

«Краткий курс экономической науки» предоставляет анализ этих отношений, речь о котором подробнее пойдет далее. Сейчас же продолжим разбирать применяемые Богдановым методы исследования. Как полагает А. А. Богданов, любая наука является комплексом систематизированного познания явлений какой-то конкретной области человеческой реализации, или опыта. Эти явления очень часто в своем единстве, представляют собой достаточно сложную картину объективной действительности, особенно если речь идет об изучении капиталистического общества. А. А. Богданов делает акцент на том, что только один из всех имеющихся доступных и известных нам методов исследования предоставляет человеку прочную и надежную базы для понимания данного комплекса явлений. Это метод абстрактно-аналитический, который является высшим типом индуктивного воззрения. Он постоянно завершает собой применение более низких его видов, эмпирически-описательного и статистического. Как рассуждает А. А. Богданов, под словом «абстрактный» имеется в виду необходимость мысленного или практического отвлечения, то есть ликвидация из них всех побочных тенденций, связанных с частными, изменчивыми условиями. В понятие «аналитический» входит комплекс познавательного разложения явлений, которые следует разделять на общие и частные условия. Благодаря такому методу возникает возможность понять и объяснить некоторые факты, так как его суть сводится к упрощению фактов посредством их разложения на составляющие для дальнейшего анализа, после которого следует последующее выделение и удаление в них различных факторов, которые способствуют усложнению, с целью обнаружить непосредственно основу явления. Иными словами, обнаружить основную и неизменную тенденцию явлений в данной группе явлений. Как заметил А. А. Богданов, обобщающее описание открывает неточную, поверхностную, приблизительную картину явлений экономики, в то время как статистическая индукция наделяет эту картину точностью.

58 Видеть экономические законы позволяет абстрактно-аналитический метод, который посредством упрощения наделяет точность ясностью. Это позволяет понимать явления в целом, в их взаимосвязи. Индуктивные методы позволяют фактам обрести объяснение посредством точного описания явлений, определить их ключевые закономерности.
59

А. А. Богданов наравне с индуктивными методами, продвигающимися от частного к общему, выделяет такой метод, как наведение — дедукцию16, то есть этот метод позволяет обобщать, и продвигаться от общего к частному. Подобный метод дедукции заключается в том, чтобы путем обобщения законов, выявленных посредством индукции, прилагается к частным случаям. Так происходит выяснение и объяснение этих законов, а также их предсказание. Такому методу необходима точность и надежность общих положений, на основе которых происходят умозаключения. Мыслитель разделяет дедукцию на два вида: простую и сложную. Простая дедукция анализирует только одно индуктивно добытое положение, сложная дедукция использует несколько. Основываясь на вывод А. А. Богданова, резюмируем, что при установлении абстрактных законов явлений, выделении доминирующих тенденций их развития, прослеживается их связь с конкретными условиями. Поэтому, чтобы четко предвидеть череду соответствующих событий, необходимо лишь знать основные эти условия. Как утверждает А. А. Богданов, в этом заключается вся сила науки — как глобальной, общей, так и экономической в том числе.

16. Богданов А. Краткий курс экономической науки. М., 1922. С. 11.
60

Именно такие подходы позволили А. А. Богданову, используя учение Карла Маркса, найти, выделить и детально проанализировать такие формы общественного развития, как первичное натуральное и меновое хозяйство, а также предвосхитить социально-организованное в базовых чертах.

61

А. А. Богданов перенял от Карла Маркса историзм, что обусловливает его подход к изучению общества, используемый при написании «Краткого курса экономической науки». А. А. Богданов предмет политической экономии понимает как сферу общественно-трудовых отношений между различными людьми. Философ делает акцент на том, что общественные отношения подвержены непрерывным изменениям, как и любое явление в природе. Они не могут быть чем-либо постоянным и неизменным.

62

Внимание читателя следует заострить на такой значимой особенности творчества А. А. Богданова, которая, в частности, отмечена доктором экономических наук В. Д. Мехряковым, который являлся заместителем директора Международного института Александра Богданова. Мыслитель в числе первых выступал против ограничительной версии понимания политической экономии, которая в то время, в двадцатых годах, была ключевой.

63

Автор делал акцент на том, что политическая экономия обязана принимать во внимание техническую и идеологическую сферы производства. В. Д. Мехряков говорит о непреходящей методологической значимости для экономической теории современной дискуссии о предмете. Он предложил рассматривать политическую экономию (или высказываясь современным языком, экономическую теорию) значительно шире. Не следует ее сводить лишь к функциональным рыночным связям. Необходимо брать во внимание также технические, организационные и социальные отношения17.

17. Мехряков В. Д. Современная экономическая наука сквозь призму знаний Богданова А. А. // Вестник международного института Александра Богданова. 2000. № 1. С. 40—41.
64

А. А. Богданов в своем «Кратком курсе» выделяет два базовых периода, являющихся неотъемлемой частью цивилизованного человека нашего времени. Они по характеру протекания в различных странах наделены сходством в существенных своих проявлениях, но также имеют свои, частные, специфические, индивидуальные черты. А. А. Богданов выделяет в качестве первой фазы первичное натуральное хозяйство. Данный тип имеет отличительные особенности, которые заключаются в слабости общественного человека перед природой и в борьбе с ней, а также узость некоторых общественных организаций, полное отсутствие или скудное развитие обмена, ничтожная скорость протекания изменений в общественных формах, простота общественных отношений или их отсутствие.

65 Во второй фазе общественного развития рассматривается меновое хозяйство, для которого характерны увеличение размеров, повышение скорости развития общественного производства, который идет через борьбу социальных интересов. Также ему свойственно увеличение разнородности его составляющих, которые представляют собой отдельные хозяйства. Потребности конкретного хозяйства не перекрываются собственными продуктами, преимущественно их перекрывают продукты других хозяйств посредством обмена18.
18. Богданов А. Краткий курс экономической науки. М., 1922., С.12.
66

В третьей фазе А. А. Богданов анализирует социально-организованное хозяйство, которое еще не достигло фазы общественного развития. В нем продолжается непрерывный рост размеров и повышение сложности общественного производства. Характерно, что члены общества развиваются в сторону однородности, в то время как разнородность его элементов переходит на орудия и методы труда. Стоит отметить, что производство и распределение планомерно организованы самим обществом в единую целостную систему, которая является противоречивой, ей свойственна чуждость дробления и анархия. Согласно мнению А. А. Богданова, первобытный родовой коммунизм и авторитарная родовая община с более разветвленным феодальным обществом формируют основные разные ветви натурального хозяйства19.

19. Там же., С.13.
67 Для общественных отношений доисторической эпохи характерно то, что первый период существования человечества является периодом угнетения и порабощения человека. Что характерно, неразвитость техники указывает на то, что непосредственно угнетателем и господином был не другой человек, а сама природа.
68

В тот период между людьми имелись в общественные союзы в форме родового союза или рода. Уже тогда они имели существенные размеры — достигали тогда самое большее нескольких десятков человек.

69

Основным производственным отношением родовой группы было простое сотрудничество. Здесь каждый умеет делать все, что делают другие, и все занимаются приблизительно похожими работами. Трудовая деятельность была организована общим желанием родовой группы в соответствии с ее общими интересами, поэтому распределение труда в этих условиях имело коллективный характер. Изначально ориентированность была на физиологических различиях пола и возраста. Так, охотой занимались взрослые мужчины, работой женщин и детей было собирание плодов. Как полагает А. А. Богданов, изначально родовая группа состояла, скорее всего, из женщин, которые являлись матерями детей, которые в раннем возрасте критично нуждаются в их помощи. Величина конкретной родовой группы ограничивалась пределами развития техники.

70 Как полагает философ, распределение продукта труда в родовой группе имело коллективный характер. Оно осуществлялось по принципу того, что каждый получает по его потребности. Тогда было невозможным давать кому-нибудь из членов меньше необходимого, поскольку подобные действия приводили бы к гибели значимых членов рода, соответственно, к ослаблению целой группы. Больше необходимого выделять кому-либо можно было только в исключительных случаях, однако ничтожное развитие производства и лишенность прибавочного труда, способного производить излишки сверх необходимых средств к жизни, не допускало этого.
71 В тот период источником развития было абсолютное перенаселение. Плотность населения на определенной территории превышала допустимый уровень. Так формировался дефицит в обеспечении населения жизненными средствами. Это порождало массу страданий для первобытного человека. Он испытывал голод, различные болезни, наблюдалась высокая смертность. Следствием этого стала взаимная борьба родовых обществ, а также масштабное переселение целых племен на новые территории, в новые страны.
72 Подобные явления, провоцирующие страдания, повлекли за собой поиск новых способов борьбы за жизнь. В результате происходили новые открытия и уделялось особое внимание тем, которые уже ранее были известны, но до этого момента не имели общего применения. Так создавались условия для прогресса техники. Учитывая то, что в то время господствовал обычай настолько сильно, что личное самосознание оставалось таким слабым, что человек не мог вступить в противоречие с обычаем, не подчиниться ему, не мог даже подумать об этом. Поэтому поиск нового происходил неосознанно, стихийно, предельно медленно. Современному человеку даже трудно себе такое представить.
73 Общественное развитие ступило на новую ступень тогда, когда стало отделять организаторский труд от исполнительного труда. Появилось земледелие, которое стало результатом набора случайных фактов, повторяющихся временя от времени. Это способствовало значительному возрастанию родовой группы. Скотоводство помогло создать новые способы передвижения. Появилась езда на оленях, лошадях, верблюдах, что способствовало поддержанию общественных связей на более широких, чем до этого, пространствах, что еще сильнее способствовало расширению границ рода.
74

А. А. Богданов полагает, что в каждой отдельной личности становится невозможным совмещение организаторской и исполнительской деятельности, поскольку это сильно превышает среднюю меру умственных способностей людей того времени. Стало известно, что организаторская деятельность стала доступной только для наиболее опытных, наиболее знающих людей. Так, такая деятельность стала сосредоточивается в руках одного человека, наиболее старшего в роду, именуемого патриархом.

75

А. А. Богданов полагает, что в отличие от исполнительского и простого труда, организаторский труд предполагает наличие высокой степени опытности, а может быть, и не вполне обычных способностей. Для его осуществления требуется повышенная затрата энергии, равносильная простому труду, умноженному в разы.

76

Такое понимание делало невозможным для одного человека выполнение всей организаторской работы в целом. Если возникала необходимость, ее часть в некоторой степени переходила к другим членам группы, как правило, пожилым и опытным, которые преимущественно были главами семей. Так, полагает А. А. Богданов, в рамках рода начали понемногу обособляться семьи, которые группировались вокруг частных организаторов, во главе которых находился патриарх. В то же время единство патриархальной группы доминировало над отдельностью ее частей. Одновременно с этим роль семьи приобретала более важное значение. Обусловлено это тем, что сам патриарх заботился о том, чтобы заранее подготовить своих ближайших родственников к организаторской деятельности. По сути, это привело к тому, что он сам стал назначать себе преемника. Следовательно, организаторская роль стала наследственной в рамках одной семьи.

77

Наравне с этим, происходило развитие межродовых связей, которые принимали форму неорганизованного общественного разделения труда. В этой плоскости А. А. Богданов высказывает предположение об источниках возникновения первоначального обмена. В эпоху патриархальнородовых отношений они не играли существенной роли в жизни отдельных общин. Связано это было с тем, что значимую часть необходимых продуктов каждое родовое хозяйство производило для себя самостоятельно в необходимом количестве.

78 На основе этого стал использоваться прибавочный труд, он стал довольно обычным явлением, а с момента соединения земледелия со скотоводством стал постоянным и само собой разумеющимся.
79

Как размышляет А. А. Богданов, возникли даже излишки производства, начали формироваться запасы. Природные условия или случайные обстоятельства, способствовали тому, что запасы эти оказывались у различных групп различными. Вполне возможно, что тогда зародился первоначальный обмен - взаимно родственных групп начали уступать друг другу подобные излишки.

80

А. А. Богданов при характеристике формы распределения произведенного продукта в данный период отмечает уменьшение власти природы над людьми и возникновение власти одного человека, в том числе патриарха, над другими.

81 Патриарх наделялся безусловным правом распоряжаться прибавочным продуктом. Это способствовало зарождению эксплуатации. По мере того, как увеличивалась общая сумма прибавочного труда, все более существенной оказывалась доля продукта, выделяемая организатором на свое личное пользование. В этот период неравенство еще не имеет еще резкого характера, однако уже равенство в распределении начинало заметно утрачиваться. Каждый член группы продолжал получать лишь необходимые средства для поддержания жизни, без излишеств.
82 Постепенно это привело к тому, что организатор начинал воспринимать себя как действительного владельца всего имущества своей общины. Когда возникали вопросы обмена продуктами с другими подобными организаторами, он смотрел на себя и на того организатора как на непосредственного владельца товаров, которые прибыли для обмена.
83 Так постепенно появилось такое понятие, как личная частная собственность патриарха. Этому способствовало посредство принципа наследования роли организатора. И понятие родовой частной собственности трансформировалось в понятие частной собственности.
84 В тот период силой развития становится, помимо стихии абсолютного перенаселения, прогресс общественного разделения труда. Он выражался в обмене продуктами, формировании рабства благодаря возникновению прибавочного продукта. Это способствовало нарушению старой системы сотрудничества, которая основывалась на кровном родстве, из которого формировалась психическая общность людей. В результате это способствовало возникновению столкновений различных обычаев. Как правило, исполнение обычаев одной группы нередко нарушало обычаи другой. Это повлекло за собой формирование нравственности и обычного права, целью которого была защита конкретного обычая от нарушений.
85

С течением времени сформировывалось понимание о законном-справедливом, как поступках, уважающих обычаи, и несправедливом, как нарушающем конкретные обычаи. А. А. Богданов полагает, что борьба общества против уклоняющейся личности, по сути, не отличается от любой другой формы борьбы с внешней природой. Преступление является внеобщественной силой, которая является для жизни общества враждебной20.

20. Там же. С. 27.
86

Феодальное общество становится высшей формой натурального хозяйства. Для него характерно дальнейшее развитие новых способов производства. Это выражается в доминирующем положении земледелия, при котором скотоводству выделяется подчиненная роль. В результате образ жизни становится оседлым, а земельная территория — ограниченной.

87

Земледелие становится трехпольным. Часть истощенной земли больше не отдыхает и не используется для посева, как раньше. Используется другая часть, которая находится в распоряжении общины. Трехпольная система теперь делится на три приблизительно равные части. Две из них отводятся под посевы — одна под озимый, вторая — под яровой хлеб, а третья остается «под паром». При этом паровое поле служит в то же время и пастбищем для скота.

88 Экономическому строению феодального общества присуще создание земледельческих общин, которые являются сплоченной натурально-хозяйственной организацией.
89 Власть феодалов выдвинулась в тот момент, когда имелась потребность в единой организующей воле. Феодалы с частичной организаторской деятельностью в производстве выполняли такую же функцию в распределении.
90 Возникла организация сюзеренитета. Она пребывала в ограниченном подчинении одних феодалов другим. Если это удовлетворяло потребность в более широкой военной кооперации, то всеобщая организаторская деятельность жречества перекрывала иные потребности, которые первая удовлетворить не могла в силу военного характера.
91 Феодальное общество было менее сплоченным и организованным сравнительно с авторитарной родовой общиной. Оно охватывало уже целые миллионы людей. Поэтому стали возникать меновые связи, которые выполняли необходимую роль в общественной жизни. Они больше напоминали соседский обмен, иногда даже между различными странами.
92 Абсолютное перенаселение выразилось в многочисленных войнах феодального мира. Свободные земледельческие общины стали феодальными группами.
93

Различные контакты способствовали развитию технического прогресса. круг меновых отношений расширялся, технические приемы заимствовались, усовершенствовались. Так, происходил обмен знаниями в сфере земледельческой техники, по технической химии и пр. Благодаря усилению специализации производства, постепенному отделению ремесла от земледелия хозяйство феодального мира постепенно переходило в меновое21.

21. Там же. С. 29.
94

В «Курсе экономической науки» А. А. Богданов выделяет системы рабства, крепостничество, ремесленно-городской строй, торговый, промышленный и финансовый капитализм.

95 В отличие от натурально-хозяйственной организации, которая производила все необходимое для удовлетворения своих потребностей и была экономически замкнутой и обособленной от остального мира, в предкапиталистическую эпоху меновое хозяйство состояло из огромного числа формально-независимых друг от друга предприятий. Это было обусловлено широким распространением общественного разделения труда. Предприятия заняты производством одного какого-нибудь продукта, вступают в отношения обмена, без него существовать совершенно не могут. Как утверждает Богданов, обмен проходит три фазы:
96

1. Простая (случайная). При ней предмет обмена помимо своей потребительной ценности, случайно приобретает и «меновую ценность», «меновую стоимость». Иными словами, он спонтанно на время обмена становится товаром.

2. Полная или развернутая. Это более широкая форма обмена, где отдельные товары (янтарь и др.) начинают приобретать «меновую ценность» на относительно постоянной основе. Так становится возможной случайная эксплуатация посредством обмена.

3. Развитая или денежная форма обмена, при которой отдельный товар используется как всеобщий или денежный товар. Иными словами, он становится постоянным и обязательным промежуточным звеном, то есть он является непосредственно орудием обмена или средством обращения товаров, и становится мерилом ценности22.

22. Там же. С. 32.
97 Основу стоимости составляет количество трудовой энергии, которое необходимо обществу для производства определенного продукта. Важное значение имеет общественная стоимость. Она отличается от индивидуальной или случайной. В частном конкретном случае она представляет собой затраты трудовой энергии.
98

А.А. Богданов приводит заключение о том, что общественная стоимость слагается из того количества трудовой энергии, которое нормально необходимо для производства продукта при обычных в данном обществе условиях труда. Богданов останавливается на рассмотрении системы рабства и крепостнического строя, и рассуждает о них как о направлении развития феодализма через усиление обмена. Рабы были полностью лишены личной свободы. Они не владели своей рабочей силой, не имели хозяйства. Это наблюдалось в восточных деспотиях, античном мире. Крепостной был также лишен свободы, однако был мелким хозяином и вместе с семьей обрабатывал свой надел или занимался ремеслом в своем хозяйстве, то есть он выполнял для владельца барщину или оброк.

99

А. А. Богданов отмечает, что хозяйства были небольшими, и господин мог лично руководить производством. Он самостоятельно занимался распределением труда и продукта своего хозяйства. Словом, был организатором производства.

100 Рабовладелец вынужден выбирать себе сотрудников и переносить на них часть своих функций, если хозяйство увеличивается, и численность рабочих значительно разрастается.
101 Рабы-организаторы, также, как и господин, являлись надсмотрщиками, приказчиками, управляющими. Господин же осуществлял высший контроль над хозяйством. Постепенно он отрывался от производства и передавал эту функцию техническому персоналу из среды рабов.
102 Рабовладелец представлял собой паразита, который получал лишь утонченное наслаждение от жизни.
103

Так, по словам А. А. Богданова, при рассмотрении идеологического отношения периода рабства выделяются две стадии развития классического мира. Автор делает акцент на том, что пока крупный рабовладелец оставался фактически крупным организатором производства своей группы, общественное мышление неизбежно направлялось в сторону приобретения практических знаний, при этом рядом с ним сохранялся еще свободный крестьянин и ремесленник.

104 История античного мира заканчивалась накопленной массой практических сведений в области строительного и инженерного дела, а также в ткацком производстве, кораблестроении, в обработке металлов, что имело высокую степень совершенства. Благодаря торговле развилась география и астрономия. Началось изучение атмосферных явлений, крупные успехи были достигнуты в области элементарной геометрии, в земледельческой технике был введен севооборот, осуществлялся целесообразный выбор растений, улучшались орудия труда.
105 В связи с быстрым уменьшением роли организатора в производстве на на следующей стадии развития происходит отрыва от интересов непосредственной борьбы с природой, от области производства, и переходит в высшие сферы, и сводится к утонченному самоуслаждению.
106 В этот период развивались математика, логика, астрономия, геометрия. Также и философия в этот период носила умозрительный характер. Стала прослеживаться оторванность философии от обыденной жизни. Остро чувствовался недостаток стремления положить ее в основу изучения действительности. Область права была тогда единственной сферой, которая в этот период еще сохраняла связь с производственной деятельностью, поскольку развитие меновых отношений предполагает наличие правовых норм. Развитие обмена привело к разнообразию товаров. Углубилось разделение труда, а денежная форма приобретала господство, и тем самым готовилась другая линия развития, известная нам как крепостное хозяйство.
107 Феодалы стали относиться к населению, пребывающему под его властью, с позиции эксплуатации. Феодал, который ранее являлся патриархально-заботливым властителем крестьян, теперь переходил в отношение к ним исключительно как на источнику дохода, становясь помещиком.
108 С течением времени происходило создание централизованного государства, усиление политических связей, формирование общегосударственной армии, что постепенно уничтожило самостоятельность феодалов. Теперь они превращались из маленьких государей в простых помещиков. Функции организатора военной защиты они постепенно утрачивали.
109

Что касается экономических функций, помещик выполнял их крайне неэффективно. Он не заботился о развитии техники, поскольку благополучно паразитировал на крепостном труде. В то же время крепостной крестьянин не имел желания и возможности, а также средств для того, чтобы улучшить технику. Как полагает А. А. Богданов, крушение крепостного хозяйства не произошло только «потому, что рядом с ними рос и своими экономическими связями преобразовывал его городской мир, с совершенно отличными от него, высокопрогрессивными отношениями.

110 Развитие обмена углубления специализации приводило к постепенному становлению ремесленно-городского строя и связанному с этим обособлению города от деревни. Наряду с увеличением производительности и количества труда, появляется и развивается новая отрасль, отвечающая за перемещение товаров.
111

Как говорит А. А.Богданов, понемногу улучшалась техника перемещения продуктов и вообще сношений между людьми. Прокладывались дороги, строились мосты на реках, делались более обширные и прочные корабли, пригодные для дальних плаваний, применялась военная сила для охраны путешественников и складочных мест перевозочной промышленности. Возник новый класс - класс торговцев, который занимался «исключительно перемещением продуктов и их распределением между хозяйствами.

112 Возникло приспособление прежних универсальных инструментов к определенным дробным операциям, этому способствовала широкая специализация в развитии промышленной техники. Соответственно, произошел рост производительности труда. Это, в свою очередь, ослабило власти природы над человеком.
113

А. А. Богданов говорит о том, что материальная среда общественной жизни людей переставала пребывать в зависимости от узких природных условий данной местности. Когда климат одной страны не давал человеку достаточных средств для победы над собой, их могла ему дать при помощи других людей природа другой страны, и наоборот.

114 Возникли цеха, функцией которых стало устранение чрезмерной конкуренции между ремесленниками. Их союзничество с королями способствовало созданию обширных абсолютно-монархических организаций, ослаблению власти католической церкви и феодалов, развитию техники. Это привело к дальнейшему развитию жизни менового общества.
115

Со слов А. А. Богданова, торгово-капиталистическое хозяйство основано на средствах производства, которые стали средством эксплуатации, поскольку находятся в частной собственности. По этой причине возникает возрастание производства и быстрое развитие области, перемещения продуктов. Теперь производство не ограничивается ближайшими рынками, а вступает связь с рынками более отдаленными. Это способствовало усовершенствованию техники мореплавания, строительству приспособленных для океанических плаваний более крупных и прочных кораблей, прогрессу в астрономии и применению компаса. Распространение разнообразных знаний стало возможным благодаря производству писчей бумаги и книгопечатания. С эпохой торгового капитала совпадает период великих изобретений и открытий. А. А. Богданов говорит, что торгово-капиталистическое производство является крупным производством для рынка, в котором скупщик является организатором мелких хозяйств.

116 Второй стадией торгового капитализма стала домашняя система капиталистического производства, в которой кустари превращаются в наемных рабочих торгового капитала при наличии определенных условий. Внутренние отношения мелкобуржуазных хозяйств преобразовываются посредством силы торгового капитала. Возникает дух эксплуатации. Глава семьи выступает как эксплуататор остальных ее членов, а мастер выступает как эксплуататор своих наемных рабочих. По этой причине подмастерья начинают организовываться в союзы для борьбы против мастеров и для защиты своих интересов. Возникают стачки и бойкоты.
117 Одновременно укреплялась абсолютная монархия. Она создавала благоприятные условия для развития торгового капитала. Посредством политических и военных акций она способствовала превращению феодалов в помещиков. Сперва она организовала подавление крестьянских восстаний, а затем стимулировала превращение их из подневольных и зависимых в свободных арендаторов.
118

А. А. Богданов говорит, что промышленный капитализм стал организацией крупного производства, основанного на использовании наемного труда23. Мануфактура воплощает в себе первую форму такого производства. Производители, подчиненные капиталисту, объединяются в одной принадлежащей ему мастерской. Они работают над увеличением средств производства, которые составляют его собственность, работают в качестве простых исполнителей, всецело подчиняются его организаторской власти.

23. Там же. С. 36.
119 На ранней ступени развития мануфактуры все работники капиталиста остаются по-прежнему такими же ремесленниками: каждый выполняет ту же работу, какую выполнял самостоятельно раньше мелкий производитель.
120

В дальнейшем происходит разделение как исполнительского, так и организаторского труда. При разделении исполнительского труда возможны два варианта:

1) мануфактурное разделение труда выступает в качестве продолжения общественного разделения труда. Происходит дальнейшее раздробление работ, которые раньше были разделены в обществе между отдельными ремесленниками;

2) капиталист переносит в свою мануфактуру готовое общественное разделение труда, объединяет в одной мастерской его разрозненные элементы. Сфера деятельности каждого работника становится уже: слесарь, кузнец, столяр, должны ограничиваться теми операциями своего ремесла, которые имеют отношение к конкретному делу, и обязаны отказаться от других ремесленных работ, которыми занимались ранее.

121 Цель производства для капиталиста состоит в том, чтобы, затрачивая рабочую силу нанятых работников к принадлежащей ему стоимости, воплощенной в средствах производства, производить в свою пользу прибавочную стоимость, которая при продаже продуктов принимает денежную форму прибыли. Говоря иначе, переменный капитал, на который приобретается рабочая сила, создает прибавочную стоимость.
122 Если учесть, что норма прибыли показывает число процентов прибавочной стоимости то норма прибыли во столько раз меньше нормы прибавочной стоимости, во сколько раз переменный капитал меньше всего капитала.
123 Так, переменный капитал относительно уменьшается, а при неизменной норме прибавочной стоимости норма прибыли понижается.
124 Капиталист в стремлении к безграничному накоплению старается увеличить размеры прибавочной стоимости, создаваемой каждым работником и увеличить сумму прибавочной стоимости всего предприятия. Первую цель он достигает путем прямого увеличения рабочего дня, используя возможность замаскированного его увеличения, не увеличивая интенсивность труда.
125 Конкуренция заставляет каждое из предприятий стремиться отбить рынок у подобных понижением цен и повышением качества товаров. Поэтому крупные предприятия с большими капиталами имеют решительное преимущество перед мелкими.
126 Вторую задачу капиталист решает посредством концентрации и централизации капиталов. Под «концентрацией капиталов», мыслитель имеет в виду их сосредоточение во все меньшем числе предприятий.
127 Это выражается в росте крупных предприятий, в сосредоточении доли производства на крупных фабриках и заводах и ликвидации предприятий. Эти процессы способствуют возрастанию численности пролетариата, сосредоточению огромного количества рабочих на одном предприятии, пребывающих в состоянии связанных своим общим положением и общностью интересов. Так возникает притеснение самосознания рабочих.
128 Возникают промышленные кризисы, при которых прослеживается столкновение тенденций, происходит кризис перепроизводства.
129

А. А. Богданов отмечает, что промышленный кризис является глубоким и обширным потрясением всей системы общественного хозяйства, сложным комплексом разнообразных явлений, которые приводят к резкому падению цен, разорению множества предприятий, массовой безработице24.

24. Там же. С.37.
130 Он утверждает, что сложному цепному строению капиталистической организации позволяет обнаружить их не постепенно, а достаточно быстро.
131 Возникновение и развитие кризиса замедляется посредством расширения капиталистической системы, общественного разделения труда, увеличения специализации и усложнения связи между отраслями, а усовершенствование техники сообщений и интеграция предприятий, наоборот, ускоряют его.
132 Причиной частных кризисов становятся, помимо прочего, войны, революции, неурожаи, биржевые спекуляции. Но их кризис имеет меньший размер распространения.
133

При оценивании значения кризисов для капиталистической системы А. А. Богданов обращает внимание на их двойственную природу. Кризисы являются деградацией общественного хозяйства, временным понижением производительных сил общества, и в то же время они ускоряют технический прогресс благодаря обострению конкуренции. Капиталисты стремятся изыскать новые средства обогащения и усовершенствовать технику производства. Это дает им гарантию независимости предприятия от понижения цен.

134 Кризисы же зависят от основных особенностей капитализма и могут исчезнуть только вместе с ним. Централизация и концентрация капиталов приводит к монополизации целых отраслей промышленности. Банки охотно начинают выступать в качестве организационных центров всей современной промышленности, благодаря чему создаются условия для развития финансового капитализма, в которых банковский капитал сращивается воедино с торгово-промышленным капиталом.
135 Эта тенденция приобретает двусторонний характер: представители промышленности входят в правление банков, в то время как представители банков входят в руководящие органы акционерных обществ. Соответственно формируется взаимовыгодное сотрудничество. Развитие финансового капитализма ведет к объединению национальной промышленности и созданию системы мирового капитализма, в которой национальные государственные предприятия противостоят друг другу на мировом рынке.
136

Финансовый капитализм стремится расширить таможенные перегородки, увеличить территории тех вотчин, где безраздельно царствуют национальные капиталистические монополии. Это становится причиной столкновения между национально-государственными трестами. Тресты опасны тем, что могут вылиться в империалистические войны25.

25. Там же. С.40.
137

А. А. Богданов считает, что преодоление такого рода противоречий становится невозможным в рамках системы менового общества. Тенденция к созданию картелей, синдикатов и трестов провоцирует сокращение конкуренции и приостановку развития производительных сил и переходу общества в застойную форму. Финансовый капитализм порождает мировой милитаризм и мировые войны, что делает диктатуру магнатов капитала диктатурой пролетариата26.

26. Там же. С. 42.
138

Что касается социально-организованного хозяйства, то А. А. Богданов рассматривает ее через призму высшей ступени общественного развития. Он считает, что сложность производства будет повышаться, что ускорит развитие.

139

Сами же члены общества будут развиваться в сторону однородности, а разнородность элементов производства будет переходить на орудия и методы труда. Однако производство и распределение будут представлять собой организованную единую, целостную систему.

140

Если говорить иначе, то философ прогнозирует возникновение трех основных характеристик социалистического общества:

1. Действительная власть общества над природой, беспредельно развивающаяся на основе научно-организованной техники.

2.Стройная организованность всей производственной системы при величайшей подвижности ее элементов и их группировок и при высокой психической однородности трудящихся как всесторонне развитых и сознательных работников.

3.Организованное товарищеское распределение на основе общественной собственности на все средства производства27.

27. Там же. С. 46.
141

Итак, А. А. Богданов в своих взглядах придерживается исторического метода Карла Маркса. Основу экономических форм он видит в плоскости отношения общества к природе. Здесь же базируется экономическое развитие. Придерживаясь единого исторического метода, А. А. Богданов исследует социальные формы как в целом, так и путем разложения их на элементы. Процесс познания социально-исторического развития он видит, как сложную форму движения, имеющую свою внешнюю и внутреннюю историю. Технические формы непосредственно подвергаются изменяющим внешним влияниям, могут предшествовать изменениям в строении общественного целого. Средой для них выступают природные процессы и процессы социально-экономические. В итоге, они испытывают влияние элементов внутренней среды общества. Все социальные процессы слиты между собой, а познание их с исторической точки зрения открывает изучение непрерывного изменения общественных форм.

References

1. Bogdanov A. Kratkij kurs ehkonomicheskoj nauki. M., 1922.

2. Bogdanov A., Stepanov I. Kurs politicheskoj ehkonomii. T. 2. Vyp. 4. M., 1918.

3. Bogdanov A. Osnovnye ehlementy istoricheskogo vzglyada na prirodu. SPb. 1899.

4. Bogdanov A. Poznanie s istoricheskoj tochki zreniya. Izbrannye psikhologicheskie trudy. M.—Voronezh, 1999.

5. Bogdanov A. Ob osnovnom istorizme politicheskoj ehkonomii: Pis'mo v redaktsiyu. // Vestnik Kommunisticheskoj Akademii. 1924.

6. Loktionov M. V. Aleksandr Bogdanov. Neizvestnyj marksizm. M.: GAUGN-Press, 2018. 288 s.

7. Pokrovskij M. N. A. A. Bogdanov skonchalsya 7 aprelya 1928 g. // Vestnik Kommunisticheskoj Akademii. 1928. № 26.

8. Mekhryakov V. D. Sovremennaya ehkonomicheskaya nauka skvoz' prizmu znanij Bogdanova A. A. // Vestnik mezhdunarodnogo instituta Aleksandra Bogdanova. 2000. № 1.