Soviet National Policy
Table of contents
Share
Metrics
Soviet National Policy
Annotation
PII
S207987840004708-7-1
DOI
10.18254/S207987840004708-7
Publication type
Miscellaneous
Status
Published
Authors
Alexandra Bahturina 
Affiliation:
State Academic University for the Humanities
Russian State University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

  

Received
11.07.2018
Publication date
12.04.2019
Number of characters
96143
Number of purchasers
23
Views
1698
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 200 RUB / 0.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Глава 1. Изучение национальной политики СССР в современной исторической литературе

 

В современной исторической литературе в изучении национальной политики СССР выделяются несколько тематических направлений, отражающих наиболее важные ее аспекты. Пристальное внимание в последние годы уделяется истории политики «коренизации», исследованию ее основных этапов и постепенного отказа от дальнейшего ее проведения в 1930-х гг. В настоящий момент в отечественной историографии «коренизация» оценивается преимущественно как административное по своей сути мероприятие, направленное на укрепление советской власти за счет привлечения представителей коренных национальностей к управлению. Одновременно указывается на то, что в ходе мероприятий по укреплению национальных кадров в республиках сохранялось доминирующее влияние союзного руководства на высшем уровне управления. Прекращение политики «коренизации» оценивается двояко. С одной стороны, как способ укрепления государства накануне Великой Отечественной войны и, соответственно усиление, и развитие таких консолидирующих факторов как русский язык. С другой, как форма борьбы с национальными лидерами.

2 Недостаточно исследованным является в настоящий момент вопрос об экономических связях советских республик. В ряде исследований имеются упоминания о неравномерном распределении федеральных средств между союзными республиками.
3

Важным направлением исследований является история Прибалтийских республик в составе СССР. Исследуются различные аспекты этой проблемы, включая и собственно национальный вопрос. Национальный вопрос применительно к прибалтийским республикам рассматривается преимущественно в контексте проблемы советизации, под которой российский историк Е. Ю. Зубкова предлагает понимать «встраивание» региона в советскую систему и цепочку экономических, социальных, культурных преобразований «в соответствии с советской моделью»1. Она также отмечает, что негативное отношение к вступлению в состав СССР было связано не столько с фактом присоединения, а с последовавшей за этим политикой советизации2. Подводя итог, Е. Ю. Зубкова пишет, что эстонской, латышский и литовский национализм был не этнической, а социальной категорией3. Аналогичные, по сути позиции занимают и современные историки Литвы, Латвии, Эстонии4.

1. Зубкова Е. Ю. Прибалтика и Кремль. 1940—1953. М., 2008. С. 7.

2. Там же. С. 98.

3. Там же. С. 300.

4. The Anti-Soviet Resistance in the Baltic States. Vilnius, 1999.
4

Сложным и дискуссионным вопросом для изучения в исторических исследованиях является вопрос о депортациях ряда народов СССР в годы Великой Отечественной войны, который в современных исторических исследованиях нередко трансформируется в изучение вклада того или иного народа в победу в Великой Отечественной войне. При этом по замечанию Н. Ф. Бугая и ряда других российских историков, в исследованиях такого рода наблюдаются «волны героизации или демонизации прошлого, рождение новых исторических мифов. В результате характерной моделью изучения участия того или иного народа в годы войны становится пересказ подвигов его представителей на фронте и в тылу. Данный подход находит отражение и в попытках подсчитать, какой народ внес больший вклад в дело Победы или в максимальной степени пострадал от жестокостей сталинского режима»5.

5. Бугай Н. Ф., Безугольный А. Ю., Кринко Е.Ф. Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941—1945. Проблемы истории, историографии и источниковедения. М., 2012.
5 Изучение истории депортаций отдельных народов и современное состояние изучения данного вопроса подробно представлено в работе Н. Ф. Бугая, А. Ю. Базугольного и Е. Ф. Кринко. Авторы обращают внимание на следующие моменты.
6 Во-первых, при более чем сдержанном изучении истории депортаций в советской историографии 1960-х — 1970-х гг., когда вся информация сводилась к кратким упоминаниям факта депортаций, за рубежом эти сюжеты исследовались довольно подробно. Доминирующей темой стала история трагедии отдельных народов. Наиболее четко данный подход сформулировал А. Г. Авторханов, охарактеризовавший СССР как своеобразную «империю зла» назвавший массовые депортации народов в СССР «практикой геноцида гитлеровского типа, когда целый народ, включая стариков, женщин, детей, только по одному расовому признаку объявлялся «вражеским народом». При этом, как отмечают авторы историографического исследования, сам Авторханов, перешедший на сторону вермахта в 1942 г. с предложением союза на условиях будущей независимости Чечни, в своих работах отвергал любые обвинения в сотрудничестве народов Северного Кавказа с оккупантами, как и «разговоры о создании банд» на территории региона: «Они «появились» в результате фальсификаций, придуманных Берией, Сталиным и их местными прихлебателями»6. Аналогичным образом в 1978 г. оценил депортации А. М. Некрич.
6. Там же. С. 34—35.
7 В историографии 1980-х — 1990-х гг. доминировали оценки зарубежной историографии, но в последние годы в отечественной науке стали складываться новые подходы к проблемам истории горцев Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны, во многом связанные с введением в научный оборот широкого круга новых источников7.
7. Там же. С. 36.
8

Большинство авторов сходятся на том, что депортации представляли собой «антигуманные и беззаконные акции, <...> произвол сталинского тоталитарного режима»8. Но при этом дискуссионным остается вопрос о причинах депортаций. Имеющиеся в настоящий момент в распоряжении исследователей источники достаточно полно иллюстрируют формальные, озвученные властью поводы для депортаций. Среди них выделяются обвинения в «предательском» поведении отдельных народов, оказавших массовую поддержку захватчикам в период оккупации региона, создававших бандформирования, нападавшие на советские войска».

8. Там же.
9

Однако значительная часть исследователей отвергает данные обвинения и объясняет депортации такими причинами:

  1. Необходимостью расширения территории Грузии «за счет исконных земель северокавказских народов»;
  2. Стремлением ряда руководителей региона переложить ответственность за провал партизанского движения на отдельные народы;
  3. Потребностью Сибири, Средней Азии и Казахстана в дешевой рабочей силе9.

Следует отметить, что данные положения являются дискуссионными и не имеют устойчивой системы доказательств. Причины депортации, по мнению ряда историков, «заключались не только в стремлении уничтожить целые этносы, но и в том, что советское руководство в какой-то степени хотело переложить свои серьезные промахи, обернувшиеся крупными поражениями в первые месяцы войны, на некоторые малочисленные народы»10. При этом объяснения депортаций, тезисы об измене отдельных народов, изложенные в официальных документах, трактовались как необоснованные.

9. Там же. С. 37.

10. Максимов К. Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России. М., 2002. С. 368.
10

Значительная часть авторов видит корни депортации в самой природе советского тоталитарного режима. По мнению В. А. Тишкова, цель этнических депортаций трудно объяснить какими-либо мотивами, «кроме как безумными геополитическими фантазиями «вождя народов» или его маниакальной подозрительностью».

11

Отдельные авторы связывают депортацию мусульман с внешнеполитическим фактором — угрозой создания из них антисоветского исламского блока под эгидой Турции. В современных исследованиях обращается внимание на политическую нестабильность в районах Северного Кавказа, что приводит к тому, что появляется оправдание сталинских репрессий против народов СССР. Так, И. В. Пыхалов делает акцент на массовые переходы представителей ряда народов на сторону противника, оправдывая, таким образом, массовые депортации. Но, по мнению значительной части российских исследователей, выводы И. В. Пыхалова основаны на ограниченном круге источников, а также отмечается, что «во-первых, подобные оценки вообще неуместны по отношению к целым этническим общностям. Во-вторых, среди всех народов СССР были и те, кто участвовал в защите Родины, и те, кто пошел на сотрудничество с противником в столь непростой период истории страны»11.

11. Бугай Н. Ф., Безугольный А. Ю., Кринко Е. Ф. Горцы Северного Кавказа… С. 38.
12

Полемика по рассматриваемому вопросу вышла далеко за рамки научной дискуссии. Своих оппонентов И. В. Пыхалов называет «защитниками гитлеровских прислужников». В свою очередь, те обвиняют его в разжигании межнациональной розни и продолжении кампании «травли» репрессированных народов. Одна из его статей решением Магасского районного суда Республики Ингушетии от 19 ноября 2009 г. была включена в Федеральный список экстремистских материалов. Другие авторы стремятся придерживаться более взвешенного подхода к проблеме. Так, по мнению П. М. Поляна, «несмотря на размах повстанческого движения, статистика ликвидации антисоветских банд на территории Чечено-Ингушетии в 1941—1943 гг. не дает оснований для утверждений о почти поголовном участии чеченцев и ингушей в подобных формированиях»12.

12. Там же. С. 38; Полян П. М. Операция «Чечевица»: немцы на Кавказе и депортация вайнахов в марте 1944 г. // Вайнахи и имперская власть: проблема Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX — середина XX вв.). М., 2011.
13

В свою очередь, ряд северокавказских историков утверждают, что документы НКВД СССР, содержащие сведения о бандитизме на Северном Кавказе, были прямо фальсифицированы. Однако эти выводы также нуждаются в соответствующем источниковедческом анализе, а не простом отрицании указанных документов как вида исторических источников13.

13. Бугай Н. Ф., Безугольный А. Ю., Кринко Е. Ф. Горцы Северного Кавказа… С. 38.
14 Новую и менее политизированную оценку депортации вайнахов в контексте теории модернизации предложили В. А. и М. Е. Козловы. Ссыпаясь на документы НКВД, они отмечают, что сами «чеченцы и ингуши воспринимали враждебную им политику советского государства прежде всего в категориях этнического конфликта», а сталинскую диктатуру отождествляли с «русскими». Однако суть конфликта была гораздо глубже «сиюминутной политической целесообразности» и не может быть сведена к мотивам «справедливого наказания», «вражды-мести» или «ненависти русских к чеченцам». По словам данных авторов, «сплоченный, организованный, живущий по традиционному укладу и достаточно воинственный этнос плохо поддавался автоматизации» и не вписывался в новую социальную структуру. Поэтому «коммунистическое руководство попыталось «переварить» неудобный этнос достаточно отработанным способом»: лишением его статуса, отрывом от корней и удалением от постоянных мест проживания14.
14. Там же. С. 39—40.
15

Расходятся оценки и в отношении роли руководителей самих автономий в осуществлении депортаций. В частности, критике подвергается секретарь Карачаевского обкома ВКП (б) С.-У. Б. Токаев, «аморально предавший свой народ». По словам одного из современных авторов «вместо того, чтобы убедить руководство страны, что руководство Карачаевской автономии само сумеет решить проблему нескольких десятков предателей-бандитов, еще не сдавшихся советской власти, Токаев С.-У. Б., Лайпанов Х. О. и другие, искусственно преувеличивая массовость сопротивления, требовали ввода значительного количества регулярных сил Красной армии на территорию Карачая». Карачаевским руководителям противопоставляется первый секретарь Дагестанского обкома партии А. Д. Даниялов, который, «рискуя не только своей должностью, но и жизнью», сумел добиться приема у самого И. В. Сталина и «спас народ от насильственной депортации»15. При этом Н. Ф. Бугай, А. Ю. Безугольный и Е. Ф. Кринко отмечают, что в подобных оценках «содержится немало субъективизма, присущего в целом современной историографии: Сталин вряд ли принял бы во внимание мнение местных руководителей при решении данного вопроса, даже если бы оно и прозвучало. Другое дело, что поведение указанных руководителей в этой сложной ситуации хорошо характеризует их самих как политиков16.

15. Там же. С .40.

16. Там же. С. 39—41.
16 Параллельно велись исследования, посвященные участию в войне на стороне Германии национальных частей, сформированных из представителей отдельных народов СССР. В них приводятся данные по численности национальных формирований, их участию в боевых действиях на Востоке, фиксируются случаи перехода национальных частей к партизанам и через линию фронта17. Таким образом, данные, приводимые в общем виде в официальных постановлениях периода войны получили подтверждение в современных исследованиях. Безусловно, что это не служит оправданием депортаций мирного населения, но объясняет логику принятия решений тогдашнего руководства СССР.
17. Каращук К., Дробязко С. Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. М., 2000.
17

Глава 2. Национальная политика в СССР середины 1920-х — 1930-х гг. «коренизации» и отказ от нее в 1930-х гг.

 

Политика «коренизации» в 1920-х гг. была нацелена преимущественно на создание в национальных районах партийного и советского аппарата управления на основе привлечения представителей коренных национальностей. Г. К. Орджоникидзе по этому поводу отмечал, что цель «коренизации» в национальных районах заключается в создании аппарата управления, руководимого партией, проводящего «ее решения без волокиты, без задержек, не извращая их классового характера»18. Данная политика включала в себя как административную, так и образовательную составляющие. Политика «коренизации» в части, связанной с организацией управления курировалась ВЦИК. В феврале 1924 г. при Президиуме ВЦИК была образована Комиссия по переводу делопроизводства на местные языки. Комиссия разработала план мероприятий по внедрению родного языка в делопроизводство государственных органов автономных республик и областей.

18. Максимов К. Н. Коренизация советского государственного аппарата Калмыцкой автономной области (1920—1929 гг.) // Ученые записки. Сер. История. Элиста, 1974. № 10. С. 119, 122.
18

14 апреля 1924 г. ВЦИК утвердил эти мероприятия и принял постановление «О мерах к переводу делопроизводства государственных органов в национальных областях и республиках на местные языки». Для этого предлагалось вести подготовку и переподготовку местных работников. К 1927 г. Организационно-распределительный отдел ЦК ВКП (б) отмечал, что к 1927 г. выросло число национальный парторганизаций и в них увеличилось число коммунистов основной национальности. Так, в Украине число коммунистов украинцев увеличилось примерно на 20 %, в Казахстане на 10 %, в Татарии на 15 %. Но при этом снижался процент рабочих за счет увеличения представителей крестьянства, что говорит о том, что в результате политики «коренизации» в местных партийных аппаратах сельское население постепенно вытесняло городское. В местных Советах также преобладали представители коренных национальностей. Аналогичные процессы шли в государственных учреждениях, но не так успешно, как в Советах и партийных организациях. Так в Узбекистане среди руководства в государственных учреждениях насчитывалось 35 % узбеков, в Казахстане 5,6 %. Это было связано с отсутствием специалистов. Например, в Азербайджане на 150 землемеров тюрок приходилось всего 3 человека, а среди ветеринарных врачей вообще не было ни одного тюрка.

19 Одновременно шло изучение местных национальных языков руководящими работниками русского происхождения. В Казахстане, Татарской республике, Азербайджане открывались курсы, которые плохо посещались и не имели необходимой учебной литературы.
20

Особая ситуация складывалась в Украине. Многие работники советского, государственного, партийного аппаратов считались украинцами по национальности, но не полностью владели или же плохо общались на украинском языке. В 1925 г. был издан декрет об обязательном изучении украинского языка работниками учреждений. За нежелание учиться украинскому языку из государственных учреждений было уволено 263 человека. Но, несмотря на это, в 1926 г. среди служащих центральных учреждений полностью владели украинским языком лишь 13,1 %19.

19. ЦК РКП (б) — ВКП (б) и национальный вопрос. Кн. 1 (1918—1933). М., 2005. С. 512—514.
21 Отношение к политике «коренизации» в различных республиках и ее итоги имели отличия. Так, в Калмыкии в связи с отсутствием квалифицированных кадров из представителей местного населения и недавним создание калмыцкой письменности переход на калмыцкий язык в делопроизводстве существенного результата не дал20. В Узбекистане практиковалось параллельное делопроизводство. В Казахстане и Туркменистане переход в низовых учреждениях на местные языки состоялся почти полностью.
20. Максимов К. Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России. М., 2002. С. 285.
22

Комсомолка обучает грамоте молодых туркменок, 1931 г.

23

В Украине «коренизация» в аппарате управления сопровождалась конфликтами между группами государственных партийных и советских руководителей. Так, в 1925 г. в официальных документах отмечалось, что в ряде районов Украины местное руководство считало, что украинизация имеет насильственный характер, и многие партийные комитеты Украины оказывали скрытое сопротивление этой политике21.

21. ЦК РКП (б) — ВКП (б) и национальный вопрос. Кн. 1 (1918—1933). М., 2005. С. 280—281.
24

Помимо «коренизации» в аппарате управления проводилась активная «коренизация» в сфере образования. С точки зрения советского руководства, это были взаимосвязанные процессы, нацеленные в конечном итоге на подготовку квалифицированных национальных кадров. В целом решение задач «коренизации» государственного аппарата было сведено к общей подготовке национальных кадров, ликвидации неграмотности населения, преподаванию национальных языков в школах. Следует обратить внимание на то, что политика «коренизации» к началу 1930-х гг. дала неожиданный негативный эффект. Она способствовала усилению национализма в ряде районов. Об этом говорилось уже в 1927 г. ЦК ВКП (б) отмечал, что политика «коренизации» привела к пропаганде национальной исключительности, противопоставлению отдельных республик всем остальным. В 1933 г. секретарь ЦК КП (б) Украины П. П. Любченко в письме к И. В. Сталину отмечал, что благодаря чрезмерной украинизации сформировалось гипертрофированное отношение к национальному вопросу22.

22. Там же. С. 712—715.
25 Составной частью политики «коренизации» стало создание национальных административных единиц. В периодике тех лет указывалось, что «выделение живущих сплошными гнездами нацменьшинств в особые сельсоветы, районы... с предоставлением им возможности вести свое внутреннее делопроизводство на своем языке есть, несомненно, одно из лучших средств приближения Соввласти к массам нерусского языка»23.
23. Территория и власть в новой и новейшей истории Российского государства. М., 2012. С. 164.
26

Справка (Посвідка) о сдаче экзаменов на знание украинского языка, без которой не принимали в УССР на работу. Киевская область, 1928 г.

27

Частью политики коренизации стало создание национальных частей в Красной Армии. В декабре 1923 г. по решению Реввоенсовета Союза ССР, возглавляемого Л. Д. Троцким армия перешла на национально-территориальный принцип комплектования. По мнению Е. Борисёнок, «Троцкий был сторонником создания в республиках национальных армий, которые должны были составить общесоюзную Красную Армию. Это должно было продемонстрировать нерусским народам последовательность советской власти в решении национального вопроса. К тому же, по мысли Троцкого, такие армии могли бы пригодиться для мировой революции»24. Инициатива Троцкого вызвала сомнения у Сталина и Фрунзе, считавших, что создание национальных армий приведет к росту национализма, и ограничились созданием национальных частей. С 1924 г. Красная Армия перешла на милиционно-территориальную систему комплектования, и национальные части создавались на местах проживания отдельных национальностей. К 1925 г. они составляли примерно 10 % от всей численности Красной Армии. Создание национальных частей было сопряжено с рядом трудностей. Так, украинизация воинских частей в Украине сталкивалась с незнанием украинского языка, конфликтами между русскими и украинскими военнослужащими на национальной почве. Окончательный отказ от политики создания национальных частей в Красной Армии произошел в 1938 г. ЦК ВКП (б) и СНК СССР приняли постановление «О национальных частях и формированиях РККА», согласно которому национальные воинские части преобразовывались в общесоюзные, с экстерриториальным принципом комплектования, а граждане национальных республик и областей должны были призываться на воинскую службу на общих основаниях25.

24. Борисёнок Е. Феномен советской украинизации. М., 2006. С. 112.

25. ЦК ВКП (б) и национальный вопрос. Кн. 2 (1933—1945). С. 382—383.
28

Троцкий среди комсостава и матросов эскадренного миноносца «Незаможник». Сухуми, апрель 1924 г.

29 В 1930-х гг. начался обратный процесс: происходило свертывание национально-территориальных округов, ликвидировались национальные сельские и районные Советы. Начались репрессии против партийных и государственных деятелей в республиках под лозунгами необходимости борьбы против «национал-уклонизма» и «буржуазного национализма». Окончательная ликвидация национальных районов и сельсоветов завершилась накануне Великой Отечественной войны.
30

I Всесоюзный тюркологический съезд в Баку, февраль 1926 г.

31

Самостоятельным направлением, связанным в конечном итоге с национальной политикой в 1920-х — 1930-х гг., стала латинизация алфавитов народов СССР. Идея перевода на латинскую основу письменности нерусских народов (прежде всего тюркоязычного населения, пользовавшегося арабским алфавитом) возникла в 1922 г. В ходе начавшейся тогда дискуссии о путях избавления тюркоязычных народов от отсталости решено было избавиться от арабской письменности как выражения реакционного мусульманского феодализма. В условиях борьбы с великодержавным шовинизмом невозможно было предложить кириллицу в качестве альтернативы арабской графике. В результате начался переход на латинскую графику. В 1926 г. состоялся Первый тюркологический съезд, одобривший этот план. В 1930 г. был созданы Всесоюзный центральный комитет нового алфавита (ВЦКНА) и его региональные комитеты в республиках и национальных областях. Помимо разработки новых алфавитов на основе латинской графики в задачи ВЦКНА входило создание письменности для бесписьменных народов России. В 1930 г. по инициативе А. В. Луначарского, возглавлявшего тогда Ученый комитет при ЦИК СССР, в верхах стала даже изучаться возможность латинизации русской письменности. Обосновывая свой проект, Луначарский писал: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока, в значительной мере нами же и разбуженного... Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывает нас не только с Западом, но и обновленным Востоком»26.

26. Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм М., 2003. С. 163.
32

Статья главы ВЦКНА С. А. Агамали Оглы о новом тюркском алфавите в газете «Красная Нива», 1929 г.

33 Попытки латинизации русского алфавита подробно рассмотрел историк А. И. Вдовин.
34

В ноябре 1929 г. по инициативе Наркомпроса РСФСР была создана специальная комиссия по разработке вопроса о латинизации русского алфавита под руководством Н. Ф. Яковлева, который считал, что «русский гражданский алфавит в его истории является алфавитом самодержавного гнета, миссионерской пропаганды, великорусского национал-шовинизма», что алфавит этот и после его частичной реформы в 1917 г. «продолжает оставаться алфавитом национал-буржуазной великорусской идеологии», что в настоящее время он «также служит главным препятствием делу латинизации, как других национальных по форме алфавитов (еврейский, армянский, грузинский и так далее), так и графики, построенной на основе кириллицы (белорусская, украинская, восточно-финские и др.)». Международный алфавит на латинской основе мыслился как «шаг на пути к международному языку»27. Но накануне Великой Отечественной войны подход к национальной политике в СССР изменился.

27. Вдовин А. И. Русский народ в XX веке. М., 2013. С. 96.
35

Смена направлений национальной политики накануне Великой Отечественной войны

 

Накануне Великой Отечественной войны первоочередной задачей в национальной политике стала консолидация многонационального населения СССР. Основой для консолидации руководство страны признавало патриотическое воспитание, возврат к изучению отечественной истории и распространение русского языка. В 1937 г. прекратил свою деятельность ВЦКНА. Итогом работы этой структуры стала латинизация 20 алфавитов и 50 народов СССР получили письменность.

36

Косвенное отношение к изменению курса национальной политики имело постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов», следствием которого стало проведение в 1937—1938 гг. так называемых национальных операций НКВД. Они были направлены на аресты иностранных граждан: немцев, поляков, румын, греков, латышей, эстонцев, финнов, болгар, македонцев. Проведение национальных операций повлияло на положение представителей перечисленных национальностей, имевших гражданство СССР. 24 января 1938 г. было издано Постановление ЦК ВКП (б) «О реорганизации национальных школ». На основании этого постановления были приняты аналогичные решения в Казахстане, в Украине. Согласно этим решениям национальные школы признавались очагами буржуазного националистического влияния и реорганизовывались в школы с общегосударственной программой.

37

В октябре 1937 г. на Пленуме ЦК партии было принято решение об изучении русского языка в школах, а 13 марта 1938 г. издано постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «Об обязательном изучении русского языка в школах национальных республик и областей». Русский язык вводился как предмет преподавания со 2 класса при сохранении обучения на родном языке. В соответствии с постановлением СНК и Центрального Комитета партии правительства союзных и автономных республик ввели с нового учебного года обязательное преподавание русского языка в нерусских школах. Латинизированная ранее письменность народов СССР с 1937 г. переводилась на русский алфавит. К ноябрю 1939 г. уже все народы РСФСР (около 40), пользовавшиеся латинским алфавитом, перешли на русский шрифт. Произошел перевод на кириллицу татарской, азербайджанской, таджикской, узбекской, туркменской и казахской письменности.

38

Приказ наркома просвещения РСФСР № 214 от 10 февраля 1938 г. об утверждении проекта основных правил правописания единого карельского литературного языка. Фото из национального архива р. Карелия

39 В сентябре 1939 г. был принят закон «О всеобщей воинской обязанности», отменявший существовавшие ограничения при призыве на действительную воинскую службу и значительно расширивший призыв в армию «националов» без соответствующей языковой подготовки. Призывы в Среднеазиатском и Закавказском военных округах показали, что многие красноармейцы — узбеки, таджики, армяне, грузины и призывники других национальностей — не владеют русским языком28. И 6 июля 1940 г. было принято решение Политбюро ЦК «Об обучении русскому языку призывников, подлежащих призыву в Красную Армию и не знающих русского языка».
28. Вдовин А. И. Русский народ... С. 166—167.
40

Американские японцы готовятся к депортации из города Худ-Ривер, штат Орегон, 1942 г.

41

Помимо школьного образования и обучения русскому языку внимание призывников обращалось на республиканскую периодическую печать. В октябре 1937 г. в письме на имя И. В. Сталина Л. Мехлис отмечал, что в Украине выходит одна областная русскоязычная газета на Донбассе при том, что издаются газеты не только на украинском, но и на польском, болгарском, немецком, и предлагал увеличить число газет на русском языке, который распространен в Украине больше, чем болгарский и польский. Учитывая то, что в восточных и южных регионах УССР проживало много русских, ЦК ВКП (б) по предложению Мехлиса распорядился начать с 20 декабря в Киеве выпуск всеукраинской, а в Харькове, Николаеве, Днепропетровске и Одессе — областных ежедневных газет на русском языке29.

29. Костырченко Г. И. Тайная политика... С. 163.
42 Но при этом советским и партийным работникам в республиках, как и в предшествующий период, рекомендовалось изучать язык коренной национальности30.
30. Там же. С. 164.
43 Историк Г.И. Костырченко обращает внимание на двойственность политического курса в области национальной политики накануне Великой Отечественной войны: «... пытаясь в преддверии новой войны как можно сильнее сплотить вокруг русского центра национальные окраины своей империи, Сталин шел на самые жесткие шаги в борьбе с сепаратизмом, хотя его проявления носили не столько реальный, сколько потенциальный характер»31.
31. Костырченко Г. И. Тайная политика... С. 165.
44

Накануне Второй мировой войны начались депортации отдельных народов. Следует подчеркнуть, что депортации народов в ХХ в. не являются «советским изобретением». Переселения групп населения по национальному принципу практиковались на протяжении всего ХХ столетия. Так, в 1924 г. выселялись турки из Греции и Болгарии. В 1942 г. в США из западных штатов были выселены лица японской национальности (120 тыс. человек) и размещены в лагерях. После окончания Второй мировой войны проводилась депортация немцев с территории Чехословакии из Судетской и других областей32.

32. Бугай Н. Ф. Л. Берия — И. В. Сталину: «Согласно Вашему указанию». М., 1995. С. 5.
45

Корейские дети у памятника Ленину. Узбекистан, 1930-е гг.

46

Первым в этом ряду стало переселение корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан. Вопрос о переселении корейцев возник уже в начале 1930-х гг. Ряд историков, в частности Г. Ким, считают, что с конца 1920-х гг. в разное время руководство СССР обсуждало вопрос о переселении корейцев с Дальнего Востока, но по разным причинам откладывало это мероприятие33.

33. Ким Г. Н. Стереотипы и новые подходы исследования депортации корейцев 1937 г. [Электронный ресурс]. URL: >>>
47 С ним не вполне согласен Н. Ф. Бугай, который рассматривает переселение корейцев как меру, разработанную Сталиным и его окружением в преддверии войны.
48

Интересные факты: В 1933 г. В. Арсеньев, знаменитый путешественник и писатель, направил доклад в Дальневосточный крайком ВКП (б), в котором обосновывал необходимость выселения живших на советском Дальнем Востоке корейцев. Он отмечал, что на Дальнем Востоке сталкиваются две колонизации — «одна с запада, переселенцами из европейской части Союза, другая с юга из Японской Кореи... корейцы — народ совершенно отличный от нас по характеру, по укладу жизни и по миросозерцанию... В наши пределы корейцев привлекают не политические убеждения, а исключительно материальные выгоды. Они антропологически, этнографически, психически и по своему миросозерцанию стоят ближе к японцам, чем к нам. Рассчитывать, что корейцы скоро превратятся в советских граждан, нельзя», поэтому, отмечал Арсеньев, корейцы «должны быть отодвинуты вглубь страны, на Запад и на Север от Амура»34.

34. Вишневский А. Серп и рубль... С. 261; Арсеньев В. К. Доклад Далькрайкому ВКП (б). 8 января
49 Согласно официальным документам переселение корейцев трактовалось на официальном уровне как превентивная мера. Сталин считал корейцев благоприятной средой для деятельности японской агентуры35. Примечательно, что вплоть до 1945 г. корейцы не относились к категории спецпереселенцев, так как по разъяснению официальных органов переселялись «не в порядке репрессий, а в порядке предупредительных мер»36.
35. Бугай Н. Ф. Л. Берия — И. В. Сталину... С. 19.

36. Там же. С. 22.
50 Самостоятельным направлением депортаций накануне войны стало выселение «неблагонадежных элементов» из различных регионов. В 1939 г. началось выселение поляков из Западных областей УССР и БССР, в 1940 г. «неблагонадежные элементы» выселялись из Армении, Средней Азии и других территорий.
51

Таким образом, депортации возможно классифицировать на основании причин, приводимых в официальных документах и выделить:

  • превентивные депортации (корейцы, немцы, курды, турки-месхетинцы, греки);
  • переселение «неблагонадежных» из приграничных зон;
  • депортации из республик Прибалтики, западных районов Белоруссии и Украины.
52

Создание новых субъектов федерации

 

После поражения Франции в июне 1940 г. советское правительство потребовало от прибалтийских государств увеличения численности советских войск на их территории и формировании новых правительств. 17 июня советские войска вошли в Прибалтику. Вскоре состоялись выборы в сеймы Латвии и Литвы и государственную думу Эстонии. Большинство депутатов в этих органах составили коммунисты. 21—22 июля представительные органы Латвии, Литвы и Эстонии провозгласили восстановление советской власти в Прибалтике и обратились с просьбой в Верховный Совет СССР принять Латвию, Литву, Эстонию в состав СССР. Говоря о присоединении Эстонии, Латвии и Литвы, Е. Ю. Зубкова отмечает, что накануне войны антигерманские настроения и опасения агрессии со стороны Германии объясняют отсутствие открытых протестов со стороны общественности Прибалтийских республик37. Поверенный в делах СССР в Латвии И. А. Чичаев после подписания пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией сообщал: «Значительная часть влиятельных кругов... воспринимает пакт как «наименьшее зло», — лучше, мол, быть под влиянием русских, чем немцев, ибо при русских латыши все же сохранят свою национальность, а немцы уничтожат не только национальную культуру, но и самих латышей»38. Негативное отношение к вхождению в состав СССР стало проявляться не в связи с присоединением, а как реакция на политику советизации республик.

37. Зубкова Е. Ю. Прибалтика... С. 95.

38. Там же. С. 96.
53

Павильон Карело-Финской ССР на ВСХВ, размещенный в бывшем павильоне «Советская Арктика», 1940 г.

54 26 июня 1940 г. советское правительство потребовало от Румынии вернуть Бессарабию. Это требование было удовлетворено. В конце июня советские войска вступили в Бессарабию. Среди населения Бессарабии и Молдавской АССР, входившей в состав советской Украины, широко пропагандировалась идея объединения молдавского народа. В августе 1940 г. Верховный совет СССР принял закон об образовании союзной Молдавской советской социалистической республики со столицей в г. Кишиневе. Таким образом, в 1940 г. Советский Союз объединял 16 союзных республик.
55

Встреча делегации эстонской Государственной Думы в Таллине после принятия Эстонии в состав СССР, август 1940 г.

56 В октябре 1939 г. советское правительство обратилось к правительству Финляндии с предложением отодвинуть на несколько десятков километров советско-финляндскую границу на Карельском перешейке и сдать Советскому Союзу в аренду территорию у входа в Финский залив для обеспечения защиты Ленинграда. Эти предложения были отвергнуты. После этого была обстреляна советская пограничная территория у деревни Майнила на Карельском перешейке. Финляндская сторона объявила это провокацией Москвы, а советская использовала как повод к началу военных действий. 30 ноября 1939 г. начались военные действия в Финляндии, и Советский Союз как агрессор был исключен из Лиги Наций.
57 В феврале 1940 г. части Красной армии прорвали финляндскую систему укреплений (линию Маннергейма) и начали наступление на Хельсинки.
58 12 марта 1940 г. был заключен советско-финляндский мирный договор. Согласно договору, к СССР отходила значительная территория на Карельском перешейке, передавался в аренду полуостров Ханко. 31 марта 1940 г. на этих территориях была образована Карело-Финская союзная республика, которую возглавил известный деятель Коминтерна О. В. Куусинен.
59

Национально-государственное строительство 19241941 гг. Организация управления в республиках Свертывание республиканских структур

 

Принятая в 1924 г. Конституция СССР закрепляла существование союзнореспубликанских органов власти и управления. Высшим органом власти и управления стал двухпалатный ЦИК СССР. Для представительства национальностей республик СССР создавался Совет национальностей ЦИК СССР. В республиках создавались ЦИК союзных республик, но они не были двухпалатными и имеющиеся в них национальные образования могли реализовывать свои задачи только через ЦИК СССР. Конституция 1924 г. разграничивала компетенцию Союза и республик, но при этом оставалась возможность вмешательства центра в республиканские дела.

60

В течение второй половины 1920-х — 1930-х гг. в национально-государственном строительстве выделяются четыре основных направления:

  1. Изменения в составе СССР и образование новых союзных республик;
  2. Изменение статуса республик и автономных областей;
  3. Усиление позиций союзного центра в управлении республиками;
  4. Выравнивание уровней экономического развития республик.
61

Комиссия по выработке резолюции о преобразовании Кара- Кыргызской автономной области в республику, 1926 г.

62

В рамках первого направления самым значимым событием стало национальногосударственное размежевание Средней Азии. До 1924 г. на территории Средней Азии и Казахстана существовали Туркестанская АСССР в составе РСФСР, а также Бухарская и Хорезмская народные республики. И. В. Сталин на XIII съезде РКП (б) в мае 1924 г. обосновывал необходимость положить конец трениям между различными национальностями в Средней Азии39. При обсуждении этого вопроса местными руководителями высказывались разные точки зрения. На совещаниях местных руководителей с одной стороны говорилось о том, что необходимо провести размежевание, с другой — прозвучали предложения о создании Среднеазиатской Федерации, так как Средняя Азия представляет собой территориально, экономически и этнографически единое целое40. 12 июня 1924 г. Политбюро ЦК РКП (б) приняло постановление «О национальном размежевании республик Средней Азии (Туркестана, Бухары, Хорезма)». В результате размежевания были образованы Узбекская и Туркменская ССР, Таджикская АССР в составе Узбекской ССР, Кара-Калпакская автономная область в составе Казахской АССР, Кара-Кыргызская автономная область в составе РСФСР. В 1929 г. Таджикская республика из автономной была преобразована в союзную. В 1924 г. было проведено размежевание Горской республики. По докладу А. И. Микояна «о конструкции власти в Горской республике» было принято решение о создании Северо-Осетинской и Ингушской автономных областей, а в 1934 г. в результате слияния двух областей была создана Чечено-Ингушская автономная область.

39. ЦК РКП (б) — ВКП (б) и национальный вопрос... С. 207.

40. Там же. С. 212.
63

А. Ф. Караваев (выделен рамкой) — один из инициаторов создания Коми-Пермяцкого округа, первый глава окружной партийной организации, среди делегатов XIV съезда ВКП (б)

64 Аналогичные изменения происходили в Закавказье. Там получили статус автономий Нахичеванский край и Нагорный Карабах (1923) в составе азербайджанской ССР, Абхазия (1930) в составе Грузинской ССР. С конца 1920-х гг. начинают создаваться национальные округа в районах расселения народов Севера и Дальнего Востока. К началу 1930-х гг. в СССР было 10 национальных округов: Ненецкий, Таймырский, Эвенкийский, Корякский, Чукотский, Ямало-Ненецкий, Анагский бурятский, Усть-Ордынский бурятский, Коми-Пермяцкий, Ханты-Мансийский.
65

Вторая проблема, связанная со статусом республик и автономных областей, возникла сразу после принятия конституции 1924 г. В октябре 1925 г. представители автономных республик обратились в ЦК РКП (б), предлагая изменить систему взаимоотношений наркоматов союзных и автономных республик. Они подчеркивали ограниченность прав автономных республик относительно союзных республик, отсутствие права автономий издавать собственные декреты, вносить изменения в структуру аппарата управления. Опираясь на ст. 47 Конституции РСФСР, они считали, что автономные республики «обладают правом полного распоряжения своими необъединенными комиссариатами, и никто помимо них не имеет права устанавливать формы работы этих комиссариатов»41.

41. Там же. С. 332—333.
66

С введением Конституции СССР 1936 г. во всех союзных республиках были приняты республиканские конституции, на основе которых были перестроены высшие и центральные органы власти и управления. Высшими органами власти в республиках являлись Верховные советы и их Президиумы. На первых сессиях были образованы правительства — СНК республик. Одновременно была блокирована возможность преобразования автономных республик в союзные. Сталин в 1936 г. на VIII Чрезвычайном съезде советов выдвинул три признака союзных республик:

  • окраинное положение;
  • компактное большинство титульной национальности;
  • не менее 1 млн. населения.
67 Таким образом, было закреплено национально-государственное устройство, основанное на ранжировании субъектов федерации: союзные республики — автономные республики — автономные области в составе края — национальные округа (национальные объединений малых народов Севера).
68 Усиление позиций союзного центра в отношении республик стало активно проявляться с конца 1920-х гг. В 1929 г. бюджеты союзных республик включались в единый Государственный бюджет. Началось преобразование союзно-республиканских наркоматов в общесоюзные, а также перевод республиканских отраслей управления в союзно-республиканские. Так, в некоторых республиках были упразднены наркоматы внутренних дел республик (в Узбекской ССР, в РСФСР). Из-под контроля местных властей была выведена милиция и подчинена непосредственно ОГПУ СССР. В 1929 г. ЦИК и СНК СССР приняли постановление, по которому промышленные предприятия могли переходить из республиканского в союзное подчинение по решению СНК СССР или Президиума ЦИК СССР. Постепенно союзным органам передавались все вопросы, связанные с административно-территориальным делением.
69 Достижение равномерного экономического развития республик с конца 1920-х гг. осуществлялось преимущественно за счет материальной помощи республикам. В Среднеазиатские и Закавказские республики переводились из РСФСР фабрики и заводы с оборудованием и частью квалифицированных кадров.
70

Глава 3. Национальная политика в 1941—1953 гг.

71

Организация управления в условиях войны

 

По мере создания ГКО во многие республики и области назначались уполномоченные ГКО, отвечавшие за снабжение Красной Армии. С 1943 г. в ряде республик создавались республиканские, городские и областные комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Для объединения руководства партизанским движением в 1942 г. в пяти республиках были созданы республиканские штабы партизанского движения — Украинский, Белорусский, Эстонский, Латвийский, Литовский.

72 В 1944 г. произошло некоторое расширение прав республик. Республикам было дано право вступать в непосредственные отношения с иностранными государствами и иметь для этого соответствующие органы управления. Сначала в РСФСР, УССР, БССР, а затем и во всех остальных республиках были созданы наркоматы иностранных дел.
73

Оккупационная политика и национальный вопрос, коллаборационизм и репрессированные народы

 

20 июня 1941 г. в Берлине состоялось совещание высшего военно-политического руководства Германии, где Гитлеру был представлен план административно-политического устройства СССР после войны. Согласно этому плану предполагалось создать 5 административных единиц — имперских комиссариатов: «Московия» (центральные области России), «Остланд (Прибалтика и Белоруссия), «Украина», «Кавказ», «Туркестан (средняя Азия, Казахстан, Поволжье, Башкирия). Эти административные единицы планировалось создавать по мере продвижения линии фронта. После начала войны 17 июля 1941 г. Гитлер подписал приказ о введении гражданского управления на оккупированных советских территориях. Было создано министерство оккупированных восточных областей. После срыва плана молниеносной войны удалось создать 2 имперских комиссариата — «Остланд» и «Украина». Они начали функционировать с 1 сентября 1941 г.

74

Торжественное открытие ж/д моста через Днепр в районе Запорожья, Рейхскомиссариат Украина, июль 1943 г. Фото В. Холльнагеля

75 В концепцию нацистов входил раскол СССР и России по этническому признаку. Германское руководство стремилось использовать национальные противоречия в борьбе с советской властью, но крайне насторожено относилось к попыткам воссоздать государственные образования на оккупированных территориях. После того, как блицкриг провалился, и война стала затягиваться, в 1942 г. были созданы различные национальные комитеты: северокавказский, татарский, калмыцкий, карачаевский, кабардино-балкарский, Центральные рады в Украине и в Белоруссии. В Латвии и Литве были созданы национальные отечественные советы, а в Эстонии — правительство.
76 С первых дней оккупации начались массовые расстрелы евреев. В Житомире оккупанты расстреляли 18 тыс. евреев, в Днепропетровске — 11 тыс., в Одессе — 26 тыс. Одним из самых массовых был расстрел евреев на окраине Киева в районе Бабьего Яра, где погибло около 70 тыс. человек, включая женщин и детей.
77

Парад латышских легионеров СС в Риге, 1943 г.

78 Зимой 1941 г., стремясь восполнить потери в живой силе, Гитлер отдал приказ о формировании национальных частей на Востоке42. В Прибалтике, Западной Украине, а позднее в Крыму и на Кавказе с оккупантами сотрудничали антисоветски настроенные националисты и сепаратисты, в надежде на то, что Германия после победы над СССР предоставит независимость этим районам. В Прибалтике с приходом немецких оккупантов создавались «батальоны безопасности», которые помогали немецкой армии в охране порядка. Но в 1943 г. Гитлер подписал приказ о формировании Латвийского добровольческого легиона СС. В Латвии, Эстонии, Литве началось формирование воинских подразделений из представителей титульных национальностей. Они назывались «национальные легионы Waffen-SS». Предполагалось, что они будут формироваться на добровольной основе, но добровольцев было крайне мало, и была объявлена мобилизация. Удалось сформировать 1 эстонскую и 2 латышские дивизии. В Литве проект создания национального легиона потерпел крах43.
42. Каращук К., Дробязко С. Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. М., 2000. С. 8—9.

43. Зубкова Е. Ю. Прибалтика... С. 213—214.
79 Украинские легионы во главе с С. Бандерой и А. Мельником еще до войны установили связь с немецкими властями и накануне нападения на СССР сформировали в Польше два украинских батальона «Нахтигаль» и «Роланд». Вместе с немецкими войсками они участвовали в наступлении на Львов и попытались захватить там власть.
80 28 июня 1941 г. по распоряжению Бандеры националисты объявили, что во Львове создается «украинское правительство». Однако оккупанты распустили это правительство, расстреляли нескольких националистов, а Бандеру и Мельника арестовали. Они находились под арестом почти до конца войны.
81

Купюра в 50 карбованцев (валюта, имевшая хождение на оккупированных территориях Украины, 1942 г.

82 Следует отметить, что германское командование неоднократно отмечало случаи дезертирства из национальных батальонов. Туркестанские, грузинские, армянские батальоны не проявили высокой боеспособности в связи с тем, что часть завербованных против своей воли легионеров дезертировала или перешла на сторону Красной Армии44. В некоторых батальонах еще во время формирования и обучения были созданы подпольные группы, готовившие переход своих частей в полном составе на сторону Красной Армии и партизан. Первая успешная попытка была предпринята в феврале 1943 г. в 825-м волжско-татарском батальоне, прибывшем в Витебскую область. Во время первой же операции татары уничтожили немецких офицеров, и весь батальон (свыше 800 человек с 6 противотанковыми орудиями, 100 пулеметами, автоматами и другим вооружением) перешел к партизанам. Другой случай имел место 13 сентября 1943 г., когда действовавший в районе Оболони в рядах германской 2-й армии туркестанский батальон перебил немецких офицеров и в составе трех рот с оружием перешел на сторону советских войск. После этого германское командование приняло решение о выводе национальных частей с Восточного фронта в оккупированные страны Европы и на второстепенные театры военных действий45.
44. Каращук К., Дробязко С. Восточные легионы... С. 28—29.

45. Там же. С. 28—30.
83

Депортация крымских татар, май 1944 г.

84 Таким образом, конкретная история создания гитлеровцами национальных частей является весьма неоднозначным явлением: с одной стороны, можно приводить примеры перехода представителей отдельных национальностей на сторону Германии, с другой, имеются прямо противоположные примеры.
85 Создание батальонов в составе частей вермахта из отдельных представителей народов СССР стало формальным основанием для решений о депортации по национальному признаку и ликвидации ряда республик.
86 Следует отметить, что политика ликвидации отдельных республик и переселения части населения в принудительном порядке стала реализовываться уже в начале войны как превентивная мера, направленная на борьбу со шпионажем. В августе 1941 г. с территории автономной республики немцев Поволжья было выселено 367 тыс. чел.
87

В конце 1943 г. — первой половине 1944 г. было упразднено пять автономных образований (Карачаевская АО, Калмыцкая АССР, Чечено-Ингушская АССР, Крымская АССР, Кабардино-Балкарская АССР). С территорий названных автономных республик и областей к 5 сентября 1944 г. было выселено и переселено в другие районы страны, преимущественно в Среднюю Азию и Западную Сибирь, 1514 тыс. человек46.

46. Максимов К. Н. Калмыкия... С. 365.
88

Национальный вопрос в 19451953 гг.

 

После окончания Великой Отечественной войны национальные проблемы были связаны, во-первых, с подавлением вооруженного сопротивления в районах Западной Украины, Литве, Латвии, Эстонии, во-вторых, с решением кадровых вопросов в республиках, в-третьих, с проблемами миграции населения на территории Советского Союза.

89

В конце Великой Отечественной войны в ряде республик сформировались Очаги вооруженного сопротивления наступающей Красной Армии. Лидеры этого движения исходили из того, что для них война не заканчивается, а переходит в новую фазу борьбы за независимость. В 1943 г. в Литве возникла структура — Высший комитет освобождения Литвы, поставившая задачу добиваться независимости Литвы. В 1944 г. Комитет поддержал идею создания отрядов территориальной самообороны, ввиду наступления Красной армии, которые потом превратились в партизанские отряды «лесных братьев»47. Также на территории Литвы действовала Литовская освободительная армия. Вооруженное сопротивление в Литве продолжалось до 1952 г. В Эстонии и Латвии аналогичные выступления имели место, но были гораздо слабее и прекратились к 1946 г.

47. Зубкова Е. Ю. Прибалтика... С. 215—216.
90

На территории Западной Украины действовали вооруженные формирования Украинской повстанческой армии (УПА), а в июле 1944 г. была создана Украинская главная освободительная Рада. Советское правительство пыталось вести пропагандистскую деятельность среди бойцов УПА, но эти шаги не увенчались успехом. И с 1945 г. были приняты решения о переходе к более жестким формам борьбы. Программой борьбы с УПА стало Постановление Политбюро ЦК КП (б) У «Об усилении борьбы с украинско-немецкими националистам в западных областях Украины» (1945 г.). После принятия этого постановления началось создание истребительных батальонов из местного населения в западных областях УССР. Но вскоре советское руководство вынуждено было констатировать, что борьба с националистическим подпольем ухудшает положение мирного населения, идет с нарушение законности. В июле 1946 г. об этом было сказано в Постановлении Оргбюро ЦК КП(б)У «О недостатках в работе органов МВД, МГБ, суда и прокуратуры по борьбе с нарушителями советской законности в западных областях УССР». Фактически органам МВБ УССР пришлось бороться не только с националистическим подпольем, но и с нарушениями законности в ходе этой борьбы на местах. К 1949 г. тактика борьбы постепенно изменилась: начался от вооруженной борьбы к пропаганде, направленной на выход из подполья лидеров УПА и ОУН. Здесь важную роль сыграло Постановление Политбюро ЦК КП (б) У «О приказе министра госбезопасности УССР № 312 «О непривлечении к уголовной ответственности участников остатков разгромленных украинских националистических банд в западных областях Украинской ССР, которые добровольно пришли в органы советской власти с повинной» (декабрь 1949 г.). Также проводится амнистия сужденных за участие в националистическом движении, что в конечном итоге приводит к прекращению деятельности подразделений УПА и структур ОУН в Западной Украине в начале 1950-х гг.

91 Кадровые проблемы в послевоенный период на всех уровнях были связаны с «чистками» в центральном аппарате. Одновременно в послевоенные годы была организована частичная «чистка» республиканских элит. Среди наиболее громких дел, коснувшихся республиканских руководителей, следует назвать «эстонское» и «мингрельское».
92

«Мингрельское дело» непосредственно касалось руководства компартии Грузии. Сигналом к нему послужила информация о многочисленных фактах коррупции и злоупотреблений, в которых оказались замечены руководители республики. Оно возникло как дело уголовного характера, но вскоре приобрело политическое звучание. В ноябре 1951 г. и в марте 1952 г. в ЦК ВКП (б) рассматривалось дело «Мингрельской националистической организации». Руководители партийной организации Грузии обвинялись в заговоре с целью отделиться от СССР. Прошли аресты 37 руководящих работников, несколько тысяч аппаратчиков были высланы за пределы республики.

93

Литовские «лесные братья», 1957 г.

94

7 марта 1950 г. Политбюро ЦК ВКП (б) утвердило постановление «О недостатках и ошибках в работе ЦК КП (б) Эстонии». Партийная верхушка республики была обвинена в «буржуазном национализме». Лишились своих постов первый секретарь ЦК компартии республики Н. Каротамм и председатель Совета министров ЭССР А. Веймер. Произошло почти полное обновление состава Бюро ЦК КП(б) Э, некоторые его члены были арестованы, исключены из партии или понижены в должности48. Впрочем, сама партийная организация Эстонии чистке не подвергалась, и «эстонское дело» затронуло только руководителей государственного аппарата республики49.

48. Там же. С. 305—311.

49. Там же. С. 317.
95

Бойцы ОУН УПА

96 Миграции населения СССР после окончания Великой Отечественной войны представляют собой самостоятельную проблему, которая в ряде случаев оказывала влияние на национальные проблемы. Национальные проблемы в Прибалтике после окончания войны нередко возникали на фоне миграций и, как следствие, формирования негативного образа русского населения. Так, в 1945—1953 гг. в однородную по национальному составу Эстонию прибыло 23 774 человек, что было негативно воспринято местным населением50.
50. Там же. С. 156.
97

Депортированные эстонские дети в Сибири, 1949 г.

98 Сложную национальную проблему представлял также смешанный состав населения республик. В послевоенный период идет процесс размывания титульной национальности, и советское правительство оказывается перед необходимостью урегулировать новые национальные проблемы. В Литве советского правительство оказалось перед необходимостью урегулировать отношения между литовским и польским населением. Для устранения дискриминации польского населения в 1950 г. было принято постановление «О мерах по улучшению работы среди польского населения в СССР», которым предусматривалось открытие польских школ в Литве, издание учебников на польском и подготовка учителей51.
51. Там же. С. 161—162.
99

Глава 4. Национальная политика 1953—1964 гг.

100

Берия и национализация аппарата на местах

 

После смерти И. В. Сталина вопросы о расширении прав республиканских руководителей и назначении на партийные и административные посты представителей титульных национальностей приобрели важность. Эти вопросы весной — летом 1953 г. инициировал Л.П. Берия.

101 В мае — июне он обратился в Президиум ЦК КПСС с тремя записками по национальным задачам: «Вопросы Литовской ССР», «Вопросы западных областей Украинской ССР» и «Вопросы Белорусской ССР». В них записках Берия обосновывал необходимость пересмотра принципов национальной политики, отказа от насильственной русификации и выдвижения на руководящие посты национальных кадров.
102 Берия в данном случае действовал в пределах своей компетенции, поскольку его предложения по кадровым вопросам касались, прежде всего, смены руководящего состава органов внутренних дел и государственной безопасности.
103 Попытки решить вопрос о выдвижении национальных кадров в республиках предпринимались и до 1953 г., однако существовавшая с 1936 г. практика утверждения назначений на номенклатурные должности органами госбезопасности, делала эти попытки безнадежными.
104

В западных областях Украины, в Белоруссии и Прибалтике трудно было найти человека с «чистой», с точки зрения работника НКГБ анкетой (не находившегося на оккупированной территории, не имевшего родственников за границей). Еще в феврале 1952 г. Секретариат ЦК ВКП (б) специально обсуждал этот вопрос в связи с назначениями в Литве.

105 В июне 1953 г. по инициативе Берии начался переход к замещению руководящих кадров национальных республик преимущественно местными уроженцами, перевод делопроизводства в республиках на коренные языки, отзыв в распоряжение ЦК не знающих местного языка освобождающихся номенклатурных работников.
106

Ж. Ш. Шаяхметов — в 1946—54 гг. Первый секретарь ЦК КП Казахстана, был снят с должности за несогласие с масштабами программы освоения целины

107

Расширение прав республик в управлении

 

В годы Великой Отечественной войны централизация управления достигла своего пика и сохранялась в течение послевоенного периода. Централизация в руководстве промышленностью приводила к тому, что союзные республики фактически не имели возможности руководства предприятиями, располагавшимися на их территории. На июльском Пленуме ЦК КПСС 1955 г. говорилось о необходимости совершенствованию государственного управления. На основании решений Пленума в 1955—1956 гг. начался процесс расширения прав союзных республик в руководстве хозяйственным и социально-культурным строительством. Из общесоюзного в республиканское подчинение было передано значительное число предприятий и организаций. Это позволило сократить управленческий аппарат, вплоть до ликвидации некоторых общесоюзных министерств52.

52. Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения (ноябрь 1917 г. — декабрь 1991 г.). М., 1995. С. 197—198.
108

Соотношение прав союзного центра и республик к концу 1950-х — началу 1960-х гг. составляло серьезную проблему. В начале 1960-х гг. при разработке проекта новой Конституции в нее была включена глава: «союзная республика — суверенное государство». В проекте говорилось, что республики по всем вопросам, не оговоренным в Конституции, осуществляют государственную власть самостоятельно, «сохраняя свой суверенитет»53.

53. Территория и власть... С. 169.
109

Прибалтийские республики: противодействие распространению русского языка

 

Недавнее буржуазное прошлое Литвы, Латвии и Эстонии, традиции либерально— демократического управления, большое влияние в обществе служителей церкви, наличие многочисленных диаспор за рубежом, поддерживающих тесные связи и родиной, позиция США и стран Западной Европы, не признававших легитимности вхождения республик в СССР, — все это препятствовало ускоренной «советизации» прибалтийских республик и вызывало рост сепаратистских общественных настроений. Особую тревогу коренного населения вызывал значительный наплыв русскоязычной рабочей силы на промышленные стройки в регионе. Чтобы избежать потери Ригой своего национального облика, горком партии принял решение, предписывающее не латышам изучить в течение двух лет латышский язык, не усвоивших его освобождать от работы с предложением покинуть республику. Решение вводило ограничение прописки не латышей в городе. В апреле 1959 г. ЦК КП Латвии принял аналогичное решение, распространяющееся на республику в целом.

110 Союзное и республиканское партийное руководство стремилось не допустить разрастания националистических настроений. В октябре 1959 г. ряд министров был снят с работы за предложение не развивать в Латвии тяжелую индустрию, которая требовала импорта рабочей силы. Принятые под нажимом союзного руководства меры устранили наиболее яркие проявления национализма, но не смогли полностью его ликвидировать.
111

Церемония открытия памятника Ленину на площади Победы, г. Цесис, 7 ноября 1959 г.

112

Восстановление прав репрессированных народов

 

В 1953 г. делегация калмыков-иммигрантов добилась приема в ООН, в госдепартаменте США и просила содействовать освобождению «репрессированных народов СССР». С 1954 г. начался половинчатый и противоречивый процесс реабилитации выселенных народов. Были сняты с учета по спецпоселению без права возвращения к прежним местам жительства все немцы, крымские татары, калмыки и балкарцы. В марте 1955 г. все спецпоселенцы получили право иметь паспорта. Однако права на выезд на прежнее место жительства репрессированным по национальному признаку не предоставили. ХХ съезд партии дал новый мощный толчок движению репрессированных народов. 17 марта 1956 г. был издан указ «О снятии ограничений в правовом положении с калмыков и членов их семей, находящихся на спецпоселении». Вскоре аналогичные указы приняли в отношении греков, болгар и армян, затем крымских татар, балкарцев, турок, курдов, хемшилов, чеченцев, ингушей и карачаевцев.

113 После восстановления в правах бывшие спецпоселенцы стали возвращаться на прежние места жительства, не дожидаясь официального разрешения. Стихийное переселение обострило межнациональную обстановку на Северном Кавказе. Конфликты вызвало возвращение чеченцев и ингушей. Жители Грозненской области, Дагестанской и Северо-Осетинской АССР выступали против этого.
114

В ноябре 1956 г. ЦК партии принял постановление о восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов. Оно предусматривало их организованное переселение в течение трех-четырех лет.

115 9 января 1957 г. Президиум Верховного Совета СССР, в свою очередь, рекомендовал восстановить национальную автономию балкарского, ингушского, калмыцкого, карачаевского и чеченского народов. В соответствии с этим были приняты указы о преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР, о восстановлении Чечено-Ингушской АССР, о преобразовании Черкесской автономной области в Карачаево-Черкесскую автономную область, о восстановлении Калмыцкой автономной области.
116

Глава 5. Национальная политика 1964—1985 гг.

117

Экономическое взаимодействие субъектов федерации

 

В 1970-х гг. налицо было тесное экономическое сотрудничество республик. Например, Латвия удовлетворяла половину своих потребностей в черных и цветных металлах за счет РСФСР, 140 предприятий из 7 республик участвовали в комплектовании львовских автобусов. Из 150 отраслей народного хозяйства Эстонии только 18 имели часто местное значение и могли развиваться самостоятельно.

118

К середине 1970-х гг. стало заметно, что в хозяйственно развитии республик имеются определенные диспропорции. Все более обострялось противоречие между мощными вложениями в экономику отдельных республик и реальных вкладом этих республик в развитие единого экономического комплекса страны54.

54. Коржихина Т. П. Советское государство... С. 203.
119 В середине 1980-х гг. вклад промышленности среднеазиатских республик составлял 32 % (по СССР в целом — 46 %). По данным, приводимым А. Вишневским, в 1985 г. использованный национальный доход в Средней Азии превышал произведенный в регионе на 7 %.
120

Единая общность — советский народ

 

Еще в 1920-х гг. для обозначения населения СССР стало использоваться словосочетание «советский народ». В 1960-х — 1970-х гг. это понятие получило дальнейшее развитие. В 1961 г. на XXII съезде КПСС Н. С. Хрущёв в докладе о новой программе КПСС представил следующее определение советского народа: «В СССР сложилась новая историческая общность людей различных национальностей, имеющих общие характерные черты,— советский народ. Они имеют общую социалистическую Родину — СССР, общую экономическую базу — социалистическое хозяйство, общую социально-классовую структуру, общее мировоззрение — марксизм-ленинизм, общую цель — построение коммунизма, много общих черт в духовном облике, в психологии».

121

На XXIV съезде КПСС 1971 г. это понятие было развито и конкретизировано. Советский народ был провозглашен результатом прочного социально-политического и идейного единства всех классов и слоев, наций и народностей, заселяющих территорию СССР. Советский народ — «социальная и интернациональная общность людей, имеющих единую территорию, экономику, социалистическую по содержанию культуру, союзное общенародное государство и общую цель — построение коммунизма; возникла в СССР в результате социалистических преобразований и сближения трудящихся классов и слоев, всех наций и народностей»55.

55. Материалы XXIV съезда КПСС. М., 1971. С. 76.
122

К началу 1970-х гг. в СССР проживало 119 национальностей. Свою национальную государственность имели 57 национальностей или 98,5 % всего населения страны (90 % — союзные республики, 8 % — автономные республики, области, округа). 25 проходились на национальные группы, проживавшие некомпактно. Существенную роль в расселении представителей отдельных национальностей по республикам СССР играли миграции, связанные с промышленным развитием отдельных регионов. Развитие отдельных отраслей промышленности не всегда было возможно силами коренного населения. Так, доля занятых в машиностроительной промышленности Туркменистане за 20 лет с 1965 г. по 1985 г. выросла всего с 16,7 до 19 %. В Узбекистане в 1965 г. в промышленности было занято 30 % населения, но показатели оставались на том же уровне в 1985 г. При этом доля занятых в промышленном производстве представителей титульных национальностей также была невысока. Так, к концу 1980-х гг. в промышленности Киргизии было занято 25 % киргизов, в Узбекистане — 53 % узбеков. Такое распределение занятости населения в сочетании с развитием промышленности привело к возникновению «значительной иммиграционной ниши, которая заполнялась населением европейской культуры, в основном русскоязычным»56. К 1989 г. русскоязычные составляли 24 % населения среднеазиатско-казахстанского региона (47 % в Казахстане и 13 % в республиках Средней Азии).

56. Вишневский А. Серп и рубль... С. 293.
123

XXIV съезд КПСС, 1971 г.

124 В результате возникали культурные и языковые барьеры. При этом русскоязычное население оставалось вне местных языков и культуры. Коренное население частично овладевало русским языком. Перепись населения 1989 г. показала, что русским языком в среднеазиатских республиках владели 23,3 % узбеков, 27,7 % таджиков, 35,51 % киргиз, 27,6 % туркмен, 20,2 % каракалпаков, 95 % представителей русского населения владели только русским языком. Несмотря на внешнюю стабильность в данный период имели место массовые выступления на национальной почве.
125

Митинг в Целинограде против образования Немецкой автономной области, 1979 г.

126 В 1978 гг. имели место протестные выступления в Грузии, поводом для которых послужила подготовка новой республиканской Конституции. В 1978 г. в грузинской газете «Заря Востока», издаваемой на русском языке, была опубликована статья 75 проекта Конституции Грузинской ССР. В ней говорилось, что «Грузинская ССР обеспечивает употребление в государственных и общественных органах, культурных и других учреждениях русского языка и осуществляет всемерную заботу о его развитии. В Грузинской ССР на основе равноправия обеспечивается свободное употребление во всех органах и учреждениях русского, а также других языков, которыми пользуется население. Какие-либо привилегии или ограничения в употреблении тех или иных языков не допускаются». Проект статьи республиканской Конституции вызвал демонстрации протеста.
127 31 мая 1979 г. на заседании Политбюро ЦК КПСС было принято решение о создании Немецкой автономной области в Казахстане. В ответ начались массовые митинги местного населения в Целинограде. Протестные выступления обошлись без эксцессов, а решение о создании Немецкой автономной области было ЦК КПСС отменено.
128

Глава 6. Национальные проблемы и распад СССР. 1985—1991 гг.

129

«Перестройка» и дискуссии об отношениях субъектов и союзного центра

 

Важное место в годы «перестройки» занял вопрос о взаимоотношениях республик Советского Союза. С началом перестройки был отмечен рост национальных движений в отдельных регионах. В 1986 г. имели место выступления студентов— казахов в Алма-Ате. В феврале 1988 г. произошли выступления части армянского населения Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР с требованиями о включении ее в состав Армянской ССР.

130

Первой реакцией руководства страны на рост национальных движений стало создание в 1987 г. в аппарате ЦК КПСС подотдела, а затем отдела по национальным отношениям, который возглавил В. Михайлов. Основной задачей его было изучение вопроса и подготовка Пленума ЦК (1989 г.), посвященного национальным отношениям. Но еще раньше на XIX партийной конференции 28 июня — 1 июля 1988 г. в Москве были приняты резолюции, определявшие основные направления нового политического курса: «О демократизации советского общества и реформе политической системы», «О неотложных мерах по практическому осуществлению реформы политической системы страны», а также «О борьбе с бюрократизмом», «О межнациональных отношениях», «О гласности» и «О правовой реформе».

131

XIX партийная конференция, 28 июня 1988 г.

132

В резолюции «О межнациональных отношениях» выделялись следующие моменты:

  • предлагалось развивать федеративные отношения на основе «расширения прав союзных республик и автономных образований путем разграничения компетенции Союза ССР и советских республик, децентрализации, передачи на места ряда управленческих функций, усиления самостоятельности и ответственности в сфере экономики, социального и культурного развития, охраны природы»;
  • обращалось внимание на национальности, не имеющие республиканского статуса или проживающие за пределами национальных субъектов федерации. Предлагалось расширить их возможности «для реализации национально-культурных запросов, особенно в сфере образования, общения, народного творчества, а также для создания очагов национальной культуры, использования средств массовой информации, удовлетворения религиозных потребностей»;
  • говорилось о равноправии в использовании родных языков гражданами СССР и «овладении русским языком, добровольно принятым советскими людьми в качестве, средства межнационального общения»;
  • особое внимание обращалось на недопустимость претензий на национальную исключительность57.
57. Резолюции XIX Всесоюзной конференции Коммунистической партии Советского Союза: приняты 1 июля 1988 г. М., 1988. С. 32—36.
133 25 июля 1988 г. в Совете национальностей Верховного Совета СССР была образована Комиссия по вопросам межнациональных отношений. В целом, партийные и государственные органы занимали довольно пассивную позицию. 24 ноября 1988 г., выступая на заседании Политбюро, М. С. Горбачев заявил, что проблема центра и республик существует, но она не является первоочередной и основное внимание должно быть уделено реформированию «верхнего эшелона власти».
134

Хабибуллин Равмер Хасанович, в 1987—1990 — первый секретарь Башкирского обкома КПСС

135

На сентябрьском (1989 г.) Пленуме ЦК КПСС по национальному вопросу Горбачев выступил с докладом «О национальной политике партии в современных условиях». Он отметил, что центр критики национальной политики в СССР связан проблемой централизации власти и высказался о необходимости расширения прав республиканских партийных организаций. Выступление Горбачева на пленуме вызвало критические выступления представителей республик. Объектом критических выступлений стали следующие проблемы:

  • подчиненность промышленных предприятий союзных и автономных республик. Так, секретарь Башкирского обкома КПСС отметил, что недостатки в развитии социальной сферы в Башкирии связаны с тем, что «на территории Башкирии 97 процентов промышленных предприятий союзного и союзно-республиканского подчинения и лишь 3 процента — местного подчинения. Именно эти 3 процента и формируют почти 90 процентов бюджета нашей республики»;
  • критике подвергся неравноправный статус субъектов — союзных и автономных республик. В прениях на Пленуме отмечалось, что существуют различные нормы представительства автономных и союзных республик в органах власти СССР, ограничения на развитие культурной сферы (собственные конституции, телевидение, количество республиканских газет и журналов);
  • был поднят вопрос о праве республик на выход из состава СССР. Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Е. Е. Соколов отметил, что выход субъектов из советской федерации возможен только в том случае, если он не принесет ущерба другим членам федерации, так как СССР давно составляет единое экономическое целое;
  • особое внимание ряда республиканских руководителей привлек вопрос об использовании сырьевых природных ресурсов, находящихся на территории республик. Прозвучали предложения о необходимости расширить республиканские права в этой сфере. Так, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Н.А. Назарбаев в своем выступлении на Пленуме отметил: «Почему бы в платформе КПСС право союзных республик на владение, распоряжение собственной землей, ее недрами, лесными, водными и другими ресурсами не дополнить правом пользования всеми этими богатствами? Без такого решающего права суверенитет республики не более чем декларация».
136

Палаточный лагерь протестующих крымских татар возле г. Зуя, Крым, 1988 г.

137 В конце 1980-х гг. появились различные проекты обновления советской федерации. Большинство проектов призывало уйти от иерархии народов по формам национальной государственности. При сохранении национального принципа, предлагалось «укрупнить» субъекты федерации. Выдвигались предложения о создании федераций внутри федерации: Прибалтийская федерация советских республик, Федерация союзных республик Среднеазиатского региона, Закавказская федерация. Высказывались предложения о том, чтобы крупные регионы получили статус субъектов федерации. Эта идея легла в основу конституционного проекта, подготовленного А. Д. Сахаровым. При этом, согласно проекту, РСФСР как единое целое ликвидировалась. Сперва из ее состава выводились автономии, затем оставшаяся часть делилась на четыре округа: Европейская Россия, Урал, Западная Сибирь, Восточная Сибирь. Каждый округ должен был обладать полной экономической самостоятельностью58.
58. Территория и власть... С. 172.
138 В конце 1980-х выдвигались предложения об отказе от национального принципа в государственном устройстве.
139

Прибалтийские республики Языковые революции. Массовая суверенизация республик

 

Национальный радикализм направлялся массовыми национальными движениями, которые часто назывались Народными фронтами, в большинстве союзных республик. Они выдвигали идеи расширения прав республик и реформирования советской федерации. Среди Народных фронтов осенью 1988 г. наивысшую активность проявляли прибалтийские. 9 сентября 1988 г. была обнародована «Хартия» Народного фронта Эстонии. Его главными целями объявлялась защита республики от «диктата и засилья союзных ведомств» и «раздельное функционирование законодательной, исполнительной и судебной властей». Аналогичные цели ставили перед собой Народные фронты Литвы и Латвии.

140 Но вскоре от имени этих Народных фронтов на многочисленных собраниях и массовых митингах зазвучали заявления о «советской оккупации» Прибалтики, о необходимости восстановления государственной независимости трех республик. В ноябре 1988 г. Верховный Совет Эстонской ССР изменил статью 74 Конституции республики: прежняя формулировка «Законы СССР обязательны на территории Эстонской ССР» была заменена на новую, объявлявшую, что «Верховный Совет Эстонской ССР имеет право приостанавливать или устанавливать пределы применения законодательного или иного нормативного акта СССР...». Аналогичные процессы начались и в других республиках.
141 Процесс развала СССР характеризовался в 1988—1989 гг. «языковыми революциями». Начиная с конца 1988 г. в ряде республик были приняты акты о придании языку коренной национальности статуса государственного: в Литве (17—18 ноября 1988 г.), Эстонии (5—7 декабря 1988 г.), в Украине (6 июня 1989 г.). Союзное руководство отреагировало на этот процесс весьма запоздало и вяло. Только 24 апреля 1990 г. Верховный Совет СССР принял закон «О языках народов СССР», где определялись гарантии «свободного развития и использования языков народов СССР, правовой режим языка официальных взаимоотношений в рамках советской федерации, права граждан в использовании языков народов СССР». Средством межнационального общения признавался русский язык.
142

Почти одновременно с «языковыми революциями» развернулось принятие республиками деклараций о «государственном суверенитете». Первое место по-прежнему удерживали прибалтийские республики. Декларация о суверенитете Эстонии была принята в ноябре 1988 г., весной — летом 1989 г. аналогичные документы приняла Литва и Латвия, 23 сентября 1989 г. — Азербайджан.

143

Акция «Балтийский Путь» — живая цепь из жителей Прибалтики, протянувшаяся от Таллина до Вильнюса, 23 августа 1989 г.

144 В феврале 1990 г. на выборах в парламент Литовской ССР абсолютное большинство мест получили представители национального движения «Саюдис», взявшие курс на выход Литвы из состава Союза ССР. 11 марта 1990 г. Верховный совет Литвы принял Акт «О восстановлении независимого Литовского государства» и отменил действие Конституции Литовской ССР, а также Конституции СССР на территории Литвы. Был утвержден временный Основной закон Литовской республики на основе Конституции Литвы 1938 г.
145

Ввод советских войск в Баку для подавления антисоветских выступлений, 20 января 1990 г.

146

В связи с этим III Съезд народных депутатов СССР 15 марта 1990 г. объявил решение Верховного Совета Литовской ССР не имеющим законной юридической силы и поручил президенту СССР, Верховному Совету СССР и Совету министров СССР обеспечить соблюдение на территории Литовской ССР прав и интересов СССР.

147 В начале января 1991 г. ЦК компартии Литвы обратился к Горбачеву с требованием о введении в республике прямого президентского правления. 10 января Горбачев потребовал от Верховного Совета Литвы восстановить на литовской территории действие Конституции СССР и дал указания руководителям министерства обороны, КГБ и МВД применить в Вильнюсе силу. Армейские подразделения захватили вильнюсский телецентр. Но действия военных вызвали волну возмущения по всей стране, и решить литовскую проблему силовыми методами не удалось.
148 В закавказских республиках националистические течения также активизировались. В Армении Армянское Общенациональное Движение (АОД) во главе с Л. Тер-Петросяном выдвинул требование возвращения в состав республики Нагорного Карабаха. Это привело к резкому обострению противоречий с Азербайджаном, где в конце 1989 г. Народный фронт стал брать власть в свои руки. В Грузии Народный фронт во главе с З. Гамсахурдиа постепенно вступил в противоборство с коммунистическим руководством республики. Движение народных фронтов стало приобретать все более сепаратистский характер.
149 С лета 1990 г. началась массовая суверенизация республик. Декларации о суверенитете были приняты в РСФСР (12 июня 1990 г.), в Молдове (23 июня 1990 г.), Узбекистане (20 июня 1990 г.), Украине (16 июля 1990 г.), Кыргызстане (15 декабря 1990 г.). К этому процессу присоединились автономные республики, и 20 июля 1990 г. был объявлен государственный суверенитет Северо-Осетинской АССР. Затем начался процесс провозглашения суверенитетов автономиями в составе РСФСР и других союзных республик, а также отдельными регионами России. О своем суверенитете объявили Карельская АССР, Коми ССР, Татарская ССР, Абхазская АССР. Следующим шагом стало провозглашение суверенитета отдельных регионов (Декларация о суверенитете Иркутского региона). Провозгласив себя суверенными государствами, республики начинают устанавливать связи между собой, минуя общесоюзные органы. Развивается практика двусторонних соглашений между отдельными республиками.
150

Подготовка нового союзного договора. Попытки сохранения СССР

 

После принятия Деклараций о суверенитете союзным руководством была предпринята попытка сохранения Союза ССР за счет перестройки его на новых основаниях путем соглашения между суверенными республиками.

151 Верховный Совет СССР серией законодательных актов пытался регулировать ситуацию и сохранить приоритет союзного законодательства над республиканским, но довольно безуспешно.
152 26 апреля 1990 г. был принят закон СССР «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации». Он выравнивал права союзных и автономных республик в социально-экономической, хозяйственной, культурной и иных сферах. Российское руководство расценило этот закон как попытку Горбачева добиться распада Российской Федерации и ослабить позиции ее лидера. После появления этого закона руководители автономных республик стали настаивать на том, чтобы участвовать в подписании нового союзного договора в качестве суверенных государств.
153

17 марта 1991 г. состоялся референдум о судьбе СССР, где большинство населения высказалось за сохранение Союза. Но в голосовании не участвовало большинство жителей Грузии, Молдавии, Латвии, Литвы и Эстонии. Еще в 1990 г. началась подготовка нового союзного договора, подписание которого должно было состояться в августе 1991 г. 23 апреля 1991 г. по инициативе М. С. Горбачева состоялась встреча руководителей союзных республик в Ново-Огареве. Главы десяти республик (РСФСР, УССР, БССР, Узбекистан Казахстан, Кыргызстан, Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан) и президент СССР приняли «Совместное заявление о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса».

154 24 мая 1991 г. под председательством Президента СССР состоялось первое заседание Подготовительного комитета, созванного для работы над проектом нового союзного договора и определения порядка его подписания. Участники поддержали принцип построения союза как федерации равноправных республик. Были обсуждены вопросы о порядке подписания договора представителями суверенных государств, образующих Союз, структуре и полномочиям союзных органов, обеспечения участия всех республик в формировании и функционировании органов Союза.
155

Агитационная листовка против сохранения СССР, март 1991 г.

156 15 августа 1991 г. в печати появился текст нового союзного Договора, одобренный Верховным советом СССР. Согласно ему, каждая республика — участник договора — должна была являться суверенным государством в составе Союза Советских Суверенных республик (СССР). Новый союз предполагался федеративным государством, а образующие его государства сохраняли за собой право на самостоятельное решение вопросов своего развития. Государства, образующие союз, были вправе устанавливать самостоятельно непосредственные дипломатические, консульские связи и торговые отношения с иностранными государствами, заключать международные договоры. Согласно проекту к сфере ведения Союза ССР относились защита территориальной целостности Союза и его субъектов, объявление войны и заключение мира, руководство вооруженными силами и координация внешнеполитической деятельности республик, союзный бюджет, общесоюзные системы связи. Высшим законодательным органом Союза ССР должен был стать двух палатный Верховный Совет, главой исполнительной власти — Президент СССР. Подписание договора не состоялось из-за событий 19 августа 1991 г.
157

Срыв подписания нового союзного договора ГКЧП

 

Весной — летом 1991 г. политическая ситуация осложнилась. Усиление российских властных и управленческих структур, резкое снижение руководящей роли КПСС в управлении страной, разработка нового союзного договора обострили противоречия в руководстве Союза ССР. На совещании в ЦК КПСС 15 июня 1991 г. отмечалось, что руководство партии, Генеральный секретарь ЦК и его окружение отступают от решений XXVIII съезда КПСС. В партийных организация на местах также активно осуждали деятельность Горбачева, ослабившую партию, которая теряет свои позиции перед новыми политическими силами. Во время обсуждения проекта нового Союзного договора на закрытом заседании Верховного совета СССР министр обороны СССР маршал Д. Т. Язов, министр внутренних дел СССР Б.К. Пуго и председатель КГБ СССР В. А. Крючков отметили, что действия президента СССР противоречит государственным интересам. Депутаты Верховного Совета СССР выражали несогласие с рядом статей нового союзного договора и старались затянуть его подписание. Фактически к лету 1991 г. окончательно сформировались два политических центра: руководство Союза ССР (без Горбачева) и лидеры РСФСР.

158

Боясь, что подписание нового Союзного договора окончательно похоронит существование единого государства, часть высшего союзного руководства летом 1991 г. начала подготовку введения чрезвычайного положения с целью стабилизации политической и экономической обстановки в стране. 18 августа в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП). В него вошли: первый заместитель председателя Совета Обороны СССР О. Д. Бакланов, председатель КГБ СССР В. А. Крючков, премьер-министр СССР В. С. Павлов, министр внутренних дел СССР Б. К. Пуго, председатель Крестьянского союза СССР В. А. Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР А. И. Тизяков, министр обороны СССР Д. Т. Язов, вице-президент СССР Г. И. Янаев. В этот же день они обратились к Горбачеву, который находился на отдыхе в Форосе, с предложением подписать указ о введении чрезвычайного положения, но Горбачев отказался.

159

Члены ГКЧП (вместе с Александром Прохановым) после их выхода из «Матросской тишины», февраль 1994 г.

160 19 августа были обнародованы четыре документа: указ вице-президента Г. И. Янаева о том, что Горбачев по состоянию здоровья не может выполнять свои обязанности и его полномочия переходят к вице-президенту; «Заявление Советского руководства» о введении на шесть месяцев режима чрезвычайного положения, осуществлять который будет ГКЧП; «Обращение к советскому народу» с призывом объединиться для спасения страны; «Постановление ГКЧП № 1», где перечислялись неотложные мероприятия (расформирование органов власти и управления, приостановка деятельности политических партий и общественных организаций, признание приоритета общесоюзного законодательства над республиканским, удовлетворение социальных нужд граждан и ряд других).
161 По приказу Язова в Москву были направлены Таманская мотострелковая, Кантемировская танковая и Тульская воздушно-десантная дивизии. Действия ГКЧП поддержали ЦК КПСС и ряд руководителей союзных республик. Против ГКЧП выступили российские лидеры: Б. Ельцин, И. Силаев и Р. Хасбулатов. Они подписали обращение «К гражданам России», заявив, что произошел государственный переворот с целью реставрации коммунистических порядков. Российское руководство развернуло мощную информационную борьбу против ГКЧП. У Белого дома собрались сторонники президента Ельцина (по разным сведениям несколько десятков тысяч человек, что фактически разрушило планы ГКЧП по штурму Белого дома). Ельцин издал серию указов, которыми подчинил себе органы исполнительной власти СССР, находящиеся на территории РСФСР, и расширил свои полномочия. Армия фактически отказалась подчиняться руководству ГКЧП, и 21 августа начался отвод воинских частей от Белого дома. Лидеры ГКЧП вылетели в Форос, где их задержала личная охрана Горбачева. Туда же прибыли представители российских властей. 22 августа Горбачев, российская делегация и члены ГКЧП прибыли в Москву. В. А. Крючкова, Д. Т. Язова и А. И. Тизякова арестовали во Внуково.
162

Августовские события усилили позиции российского руководства, сорвали подписание нового союзного договора и еще больше ослабили Горбачева, а процесс распада СССР вступил в свою активную фазу

163 Во время августовских событий 1991 г. существенно расширились полномочия президента РСФСР. 20 августа 1991 г. Б. Н. Ельцин принял на себя командование Вооруженными силами СССР на территории РСФСР до восстановления в полном объеме деятельности конституционных органов и институтов государственной власти и управления Союза ССР. Несмотря на то, что мера объявлялась временной, с этого момента президент России участвовал в решении любых военных вопросов.
164 21 августа 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял постановление «О дополнительных полномочиях Президента РСФСР по обеспечению деятельности Совета народных депутатов в условиях ликвидации последствий государственного переворота СССР». Президент РСФСР получил право впредь до принятия закона об управлении областью, краем, автономной областью или округом отстранять от должности председателей Советов этого уровня в случае неисполнения ими законов РСФСР и исполнения решений антиконституционных органов. Вводилась должность главы администрации указанных единиц, которая назначался президентом.
165

22 августа 1991 г. был издан указ о некоторых вопросах деятельности органов исполнительной власти в РСФСР, которым объявлялось, что президент и все нижестоящие главы исполнительной власти образуют единую систему исполнительной власти в РСФСР. В условиях продолжавшегося фактического развала СССР президент РСФСР Б. Н. Ельцин сконцентрировал в своих руках важнейшие полномочия по руководству народным хозяйством, а также непосредственно возглавил правительство.

166

Президент России Б. Н. Ельцин и президент СССР М. С. Горбачев на внеочередном заседании Верховного Совета России в Москве, 23 августа 1991 г.

167 Утвержденный 13 июля 1991 г. председателем правительства И. С. Силаев пробыл в должности недолго и уже 26 сентября был освобожден «в связи с переходом на другую работу». Ельцин не предложил новую кандидатуру премьера и попросил V съезд о дополнительных полномочиях на период экономической реформы.
168 Постановлением от 1 ноября 1991 г. «О правовом обеспечении экономической реформы» российский съезд наделил президента правом решать указами экономические вопросы. Правда эти указы он должен был представлять Верховному Совету или его Президиуму. Указом от 6 ноября 1991 г. «Об организации работы Правительства РСФСР в условиях экономической реформы» было сформировано правительство под непосредственным руководством президента РСФСР.
169 23 августа 1991 г. Ельцин подписал указ о приостановлении деятельности Российской коммунистической партии. Основанием для этого стала уверенность в том, что партия поддержала ГКЧП. Сам Горбачев 24 августа заявил о своем уходе с поста Генерального секретаря ЦК КПСС. Указом президента РСФСР от 25 августа «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР» все партийное имущество становилось государственной собственностью. Эти события вызвали ответную реакцию в республиках, где была приостановлена (Белоруссия, Грузия, Киргизия, Эстония) или запрещена (Украина, Молдавия, Литва) деятельность компартии. 6 ноября 1991 г. Ельцин издал указ о прекращении деятельности КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР и роспуске их организационных структур.
170 Попытка государственного переворота 19—21 августа 1991 г. подтолкнула республики к новым шагам на пути выхода из Союза. 24 августа 1991 г. независимым демократическом государством была провозглашена Украина, 25 августа — Белоруссия, 27 августа — Молдова, 31 августа — Кыргызстан и Узбекистан, 30 августа — Азербайджан.
171

Киев, площадь у Верховной Рады, 24 августа 1991 г. — день провозглашения независимости Украины

172 В августе 1991 г. начался четвертый, заключительный этап развала Союза ССР, который характеризовался попытками союзного руководства сохранить хотя бы единство экономического пространства и вооруженных сил. 2 сентября 1991 г. на V съезде народных депутатов СССР прозвучало заявление президента СССР и высших руководителей союзных республик, в котором официально говорилось о «переходном периоде», что можно было понимать как негласную констатацию фактического распада Союза, и о необходимости выработать новое соглашение между суверенными государствами. Было решено также создать Государственный совет в составе Президента СССР и высших должностных лиц союзных республик для согласованного решения вопросов внешней и внутренней политики, затрагивающей общие интересы республик. Госсовет признал независимость Эстонии, Латвии и Литвы и начал работу над союзным договором и Договором об экономическом сообществе. Одновременно в новых условиях начались изменения в союзных органах власти и управления, что также говорило об окончательной дестабилизации Союза ССР.
173

В конце августа 1991 г. произошла смена высших должностных лиц в союзных структурах. Назначения проводились Горбачевым по согласованию с российским руководством. 25 августа указом Горбачева ликвидировался Совет Министров СССР и создавался Комитет оперативного управления народным хозяйством под руководством российского премьер-министра И. С. Силаева. Началось реформирование КГБ, призванное раздробить его на ряд самостоятельных ведомств. До конца 1991 г. в российское подчинение перешли органы гражданской и военной прокуратуры, Министерство финансов и Госплан СССР.

174 14 ноября 1991 г. участники заседания Госсовета СССР в Ново-Огарево согласовали текст Договора о Союзе Суверенных государств (ССГ). В нем предусматривалось конфедеративное устройство государства, всенародное избрание Президента ССГ, принцип двойного суверенитета (и Союза и образующих его республик) при наделении республик статусом полноправных субъектов международного права, сохранение союзного правительства и единства вооруженных сил.
175

Ликвидация СССР

 

8 декабря 1991 г. руководители РСФСР, Украины и Белоруссии объявили о ликвидации СССР и создании содружества независимых государств (СНГ). Позднее на вопрос французского журналиста о том, когда было задумано провести «историческую встречу» в Беловежской Пуще и ликвидировать СССР, украинский руководитель Л. Кравчук ответил: около 15 ноября. «Место проведения встречи, Минск, предложила выбрать Украина. Это самая маленькая из трех столиц, и там у нас было больше шансов сохранить свою встречу в тайне. Что и произошло ко всеобщему удивлению». Б. Ельцин, С. Шушкевич и Л. Кравчук подписали соглашение, в котором говорилось: «Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства-учредители Союза ССР, подписавшие Союзный договор 1922 г. ... констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование».

176

Но с международно-правовой точки зрения Союз продолжал существовать, так как о выходе из него не заявили другие республики. Поэтому 21 декабря 1991 г. «Протокол» к соглашению о создании СНГ и «Алма-Атинскую декларацию» подписали: А. Муталибов (от Азербайджана), Н. Назарбаев (от Казахстана), Б. Ельцин (от РСФСР), И. Каримов (от Узбекистана), Л. Тер-Петросян (от Армении), А. Акаев (от Кыргызстана), Р. Набиев (от Таджикистана), Л. Кравчук (от Украины), С. Ниязов (от Туркменистана).

177 В первом из этих актов вновь говорилось о создании Содружества независимых государств, во втором — о том, что с образованием СНГ «СССР прекращает свое существование»; но СНГ открыто для присоединения к нему других государств — членов бывшего Союза ССР, а также «иных государств, разделяющих цели и принципы содружества». Для координации деятельности в рамках СНГ создавались Совет глав государств — высший орган СНГ, собирающийся не менее двух раз в год, где председательствуют поочередно главы государств; совет глав правительств, собирающийся один раз в три месяца, и другие рабочие органы. Рабочий язык — русский. Через год, 22 января 1992 г. был принят Устав СНГ, который подписали главы семи стран (кроме президентов Украины, Молдовы и Туркменистана).
178

Список рекомендованных источников и литературы

 

  1. Байбурин А. К. Советские практики определения национальности в 1920—1930-е гг. // Советские нации и национальная политика в 1920-е — 1950-е гг. М., 2014.
  2. Борисёнок Е. Феномен советской украинизации. М., 2006.
  3. Бугай Н. Ф. Л. Берия — И. В. Сталину: «Согласно Вашему указанию». М., 1995.
  4. Бугай Н. Ф., Безугольный А. Ю., Кринко Е.Ф. Горцы Северного Кавказа в Великой Отечественной войне 1941—1945. Проблемы истории, историографии и источниковедения. М., 2012.
  5. Вдовин А. И. Русский народ в XX веке. М., 2013.
  6. Деннингхаус В. В тени «Большого брата». Западные национальные меньшинства в СССР, 1917—1938 гг. М., 2011.
  7. Западная Белоруссия и Западная Украина в 1939—1941 гг.: люди, события, документы. СПб., 2011.
  8. Зубкова Е. Ю. Прибалтика и Кремль. 1940—1953. М., 2008.
  9. Каращук К., Дробязко С. Восточные легионы и казачьи части в Вермахте. М., 2000.
  10. Ким Г. Н. Стереотипы и новые подходы исследования депортации корейцев 1937 г. [Электронный ресурс]. URL: >>>
  11. Коржихина Т. П. Советское государство и его учреждения (ноябрь 1917 — декабрь 1991). М., 1995.
  12. Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм М., 2003.
  13. Максимов К. Н. История национальной государственности Калмыкии. М., 2000.
  14. Максимов К. Н. Калмыкия в национальной политике, системе власти и управления России. М., 2002.
  15. Масов Р. М. Таджики: история с грифом «совершенно секретно». Душанбе, 1995.
  16. Национальные истории в советском и постсоветских государствах. М., 1999.
  17. Нежинский Л. Н. В интересах народа или вопреки им? М., 2004.
  18. Олейников Д., Филиппова Т. Как распорядиться «общим» наследством? // Национальные истории в советском и постсоветском государствах. М., 1999.
  19. Пихоя Р. Г. Москва. Кремль. Власть. Сорок лет после войны. 1945—1985. М., 2007.
  20. Пихоя Р. Г. Соколов А. К. История современной России. Кризис коммунистической власти в СССР и рождение новой России (конец 1970-х — 1991 г.) М., 2008.
  21. Слезкин Ю. СССР как коммунальная квартира, или каким образом социалистическое государство поощряло этническую обособленность // под ред. М. Дэвида-Фокса. Самара, 2001.
  22. Согрин В. Б. Политическая история современной России: от Горбачева до Путина. М., 2001.
  23. Территория и власть в новой и новейшей истории Российского государства. М., 2012.
  24. ЦК РКП (б) – ВКП (б) и национальный вопрос. Кн. 1 (1918—1933). М., 2005; Кн. 2 (1933—1945). М., 2009.
  25. Чуев С. Украинский легион. М., 2009.
  26. Шубин А. В. От «застоя» к реформам СССР в 1971—1985 гг. М., 2000.

 

References

1. Bajburin A. K. Sovetskie praktiki opredeleniya natsional'nosti v 1920-e — 1930-e gg. // Sovetskie natsii i natsional'naya politika v 1920–1950-e gg. M., 2014.

2. Borisyonok E. Fenomen sovetskoj ukrainizatsii. M., 2006.

3. Bugaj N. F. L. Beriya — I. V. Stalinu: «Soglasno Vashemu ukazaniyu». M., 1995.

4. Bugaj N. F., Bezugol'nyj A. Yu., Krinko E. F. Gortsy Severnogo Kavkaza v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941—1945. Problemy istorii, istoriografii i istochnikovedeniya. M., 2012.

5. Vdovin A. I. Russkij narod v XX veke. M., 2013.

6. Denningkhaus V. V teni «Bol'shogo brata». Zapadnye natsional'nye men'shinstva v SSSR, 1917—1938 gg. M., 2011.

7. Zapadnaya Belorussiya i Zapadnaya Ukraina v 1939—1941 gg.: lyudi, sobytiya, dokumenty. SPb., 2011.

8. Zubkova E. Yu. Pribaltika i Kreml'. 1940—1953. M., 2008.

9. Karaschuk K., Drobyazko S. Vostochnye legiony i kazach'i chasti v Vermakhte. M., 2000.

10. Kim G. N. Stereotipy i novye podkhody issledovaniya deportatsii korejtsev 1937 g. [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://world.lib.ru/k/kim_o_i/d4rtf.shtml

11. Korzhikhina T. P. Sovetskoe gosudarstvo i ego uchrezhdeniya (noyabr' 1917 — dekabr' 1991). M., 1995.

12. Kostyrchenko G. V. Tajnaya politika Stalina: vlast' i antisemitizm M., 2003.

13. Maksimov K. N. Istoriya natsional'noj gosudarstvennosti Kalmykii. M., 2000.

14. Maksimov K. N. Kalmykiya v natsional'noj politike, sisteme vlasti i upravleniya Rossii. M., 2002.

15. Masov R. M. Tadzhiki: istoriya s grifom «sovershenno sekretno». Dushanbe, 1995.

16. Natsional'nye istorii v sovetskom i postsovetskikh gosudarstvakh. M., 1999.

17. Nezhinskij L. N. V interesakh naroda ili vopreki im? M., 2004.

18. Olejnikov D., Filippova T. Kak rasporyadit'sya «obschim» nasledstvom? // Natsional'nye istorii v sovetskom i postsovetskom gosudarstvakh. M., 1999.

19. Pikhoya R. G. Moskva. Kreml'. Vlast'. Sorok let posle vojny. 1945—1985. M., 2007.

20. Pikhoya R. G. Sokolov A. K. Istoriya sovremennoj Rossii. Krizis kommunisticheskoj vlasti v SSSR i rozhdenie novoj Rossii (konets 1970-kh — 1991 g.) M., 2008.

21. Slezkin Yu. SSSR kak kommunal'naya kvartira, ili kakim obrazom sotsialisticheskoe gosudarstvo pooschryalo ehtnicheskuyu obosoblennost' // pod red. M. Dehvida-Foksa. Samara, 2001.

22. Sogrin V. B. Politicheskaya istoriya sovremennoj Rossii: ot Gorbacheva do Putina. M., 2001.

23. Territoriya i vlast' v novoj i novejshej istorii Rossijskogo gosudarstva. M., 2012.

24. TsK RKP (b) – VKP (b) i natsional'nyj vopros. Kn. 1 (1918—1933). M., 2005; Kn. 2 (1933—1945). M., 2009.

25. Chuev S. Ukrainskij legion. M., 2009.

26. Shubin A. V. Ot «zastoya» k reformam SSSR v 1971—1985 gg. M., 2000.

Comments

No posts found

Write a review
Translate