To the 100th Anniversary of the Republic of Estonia. The 4th Russian-Estonian Conference under the Project “Russia and the Baltic Region in the 18th — 20th Centuries. Relationship Problems in a Changing World”
Table of contents
Share
Metrics
To the 100th Anniversary of the Republic of Estonia. The 4th Russian-Estonian Conference under the Project “Russia and the Baltic Region in the 18th — 20th Centuries. Relationship Problems in a Changing World”
Annotation
PII
S207987840002522-3-1
Publication type
Thesises
Status
Published
Authors
Yulia Mikhailova 
Occupation: Research Fellow
Affiliation: Institute of World History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract
Keywords
Russia, Estonia, cooperation in the study of history, Russia and the Baltic region, the 100th anniversary of the Republic of Estonia
Received
09.10.2018
Publication date
29.11.2018
Number of characters
21049
Number of purchasers
4
Views
1772
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 Балтийское направление международного сотрудничества — одно из приоритетных в деятельности Института всеобщей истории РАН в настоящее время. В контексте данного направления Институт укрепляет научные связи с историками стран Балтии. Сотрудничество с эстонскими коллегами развивается в рамках договора между ИВИ РАН и Институтом истории Таллиннского университета, который заключен в марте 2008 г. В апреле 2009 г. в Таллинне была организована первая российско-эстонская конференция под общей темой «Россия и Прибалтийский регион в XVIII—XX вв. Проблемы взаимоотношений в меняющемся мире», положившая начало практике двусторонних встреч. К настоящему времени состоялись четыре такие встречи. Итогом подобного сотрудничества стала выработка платформы для конструктивного диалога между историками двух стран.
2 Конференция, организованная ИВИ РАН и Гуманитарным институтом Таллиннского университета1 и состоявшаяся в Москве 24—25 сентября 2018 г., была приурочена к 100-летию Эстонской Республики2. Исторический период, который рассматривался на мероприятии, посвящен времени распада Российской империи и становлению национальных государств на ее западных окраинах. Эти процессы были длительными и непростыми, сопровождались гражданскими и освободительными войнами, но обретение независимости обусловило новую эпоху национальных государств Балтии. В ходе церемонии открытия конференции с приветственными словами к участникам обратились научный руководитель ИВИ РАН, академик А. О. Чубарьян, директор ИВИ РАН М. А. Липкин, ведущий научный сотрудник Гуманитарного института Таллиннского университета М. Ильмярв. Выступившие подчеркнули, что этот период имеет большое значение для формирования эстонской государственности, а исследование революционных импульсов в контексте российской и мировой истории составляет одно из важных направлений современной историографии. В работе конференции приняли также участие представители МИД России и Посольства Эстонии. В ходе двухдневной конференции было заслушано и обсуждено 14 научных докладов.
1. После структурной реформы, проведенной в Таллиннском университете в 2015 г., Институт истории влился в состав Гуманитарного института Таллиннского университета. Договор, подписанный в 2008 г. между Институтом истории Таллиннского университета и ИВИ РАН, продолжает действовать.

2. Мероприятие проводилось также при финансовой поддержке в рамках проекта Минобрнауки 33.4122.2017/ПЧ (Международные комиссии историков: современные подходы в исторических исследованиях, изучении и преподавании истории в России и мире).
3

Исследованию революционных процессов и формированию идеи независимости Эстонии была посвящена первая сессия конференции. Старший научный сотрудник ИВИ РАН, кандидат исторических наук Е. Л. Назарова выступила с докладом «Проекты самоуправления Эстляндии и Лифляндии в контексте политики Временного правительства (март — июнь 1917 г.)». Она сосредоточила внимание на том, как вопрос о предоставлении народам Российской империи национально-культурной и административной автономии, актуализировавшийся в годы войны и революции, решался Временным правительством. В условиях, когда обострились национальные противоречия, лидеры латышской и эстонской интеллигенции выступили с проектами самоуправления и формирования национальных территорий. Несмотря на то, что далеко не все требования и надежды на реформы самоуправления были Временным правительством реализованы, эти документы дали возможность для дальнейшего практического развития планов самоуправления латышей и эстонцев, стимулировали стремление наций к автономиям и показали невозможность административно-политической унификации в новых условиях.

4 Доктор истории, ведущий научный сотрудник Гуманитарного института Таллиннского университета М. Ильмярв в докладе «Эстляндская губерния до и после октября 1917 г.» продолжил тему рождения идеи независимости Эстонии. Историк сосредоточил внимание на активной деятельности национальной эстонской элиты, которая в условиях войны и революции продвигала во Временном правительстве проект национальной автономии и боролась за создание единой этнической территории. М. Ильмярв подчеркнул, что в период Февральской революции национальная элита Эстонии в большинстве своем еще не выступала за идею независимости. Ситуация изменилась после Октябрьского переворота: смута, охватившая Россию, отрицание традиционных ценностей, в том числе частной собственности, стали причиной того, что эстонская политическая элита, за исключением коммунистов и части социал-демократов, выступила с идеей о национальном самоопределении и провозглашения независимости Эстонии. Дальнейшая ее судьба решалась в условиях начавшегося наступления германских войск, введения военного положения и последующей войны за независимость.
5 Важные аспекты истории гражданской войны (в прибалтийской историографии эта война носит название освободительной) на территории Прибалтики поднял в своем докладе г.н.с. ИВИ РАН, доктор исторических наук А. В. Шубин. Историк сосредоточил внимание на событиях 1919 г., когда Советская Россия, после того, как 13 ноября 1918 г. был аннулирован Брестский мир, предъявила свои права на Прибалтику. Наступление красных частей (на острие шла дивизия латышских стрелков) имело целью занятие Риги — как важного пункта для дальнейшего продвижения в Европу. Правительство К. Улманиса спешно формировало собственные войска, которые было вынуждено составить из прибалтийских немцев, латышей и русских. «Эстонским фактором» в борьбе за независимую Латвию было то, что латышские силы (Северолатвийская бригада, командующий Й. Земитанс) подчинялись командованию Эстонии. Военные силы Земитанса эстонцы поддерживали и в последующих операциях в борьбе с Красной армией. Решающим для определения судьбы Латвии стала победа объединенных сил латышей и эстонцев над немецкими силами (прибалтийский ландесвер и Железная дивизия) в боях под Цесисом 19—23 июня 1919 г., в результате которой правительство К. Улманиса вернулось в Ригу, а созданное прибалтийскими немцами марионеточное правительство А. Ниедры вынуждено было сойти с политической арены. 3 июля при посредничестве Антанты было достигнуто перемирие. Железная дивизия покинула Ригу, а ландесвер вошел в состав Латвийской армии.
6

Вопрос о том, как региональные и международные аспекты влияли на становление независимости Балтийских государств, был рассмотрен на второй сессии конференции. Сессия открылась докладом главный научный сотрудник ИВИ РАН, доктор исторических наук Е. Ю. Сергеева «Балтийский вопрос в отношениях Советской России и Великобритании (эстонский ракурс), 1918—1920 гг.». Историк подверг анализу советско-британские отношения по вопросу о статусе балтийских государств в период революции и гражданской войны. Е. Ю. Сергеев отметил, что политика Великобритании в Восточно-Балтийском регионе не составляла какой-либо единой и четкой программы. В период войны и революции высказывались различные точки зрения: от восстановления единой и сильной России до создания на Балтике полосы буферных государств под британским патронатом (так называемый санитарный кордон). Постепенное оформление отношения Великобритании к независимости стран Балтии происходило под влиянием гражданской (освободительной) войны в этом регионе, поражения белых и краха Юденича. В заключение Е. Ю. Сергеев отметил, что послевоенные планы обоих ведущих геополитических игроков в Восточной Балтике — Советской России и Великобритании — по отношению к Эстонии и ее соседям оказались на практике труднореализуемы по целому ряду внутри- и внешнеполитических причин. То обстоятельство, что попытки их осуществления носили непоследовательный, противоречивый характер в значительной степени обусловило сохранение конфликтного потенциала на протяжении всего существования Версальского миропорядка, явившись одной из важных региональных причин начала Второй мировой войны.

7 Доктор истории, ведущий научный сотрудник Гуманитарного института Таллиннского университета К. Брюггеманн сосредоточил внимание на том, как вопрос о становлении независимых государств на территории Прибалтийского края рассматривается в современной историографии. Историк подчеркнул, что для объективного понимания этих процессов в настоящее время важно в первую очередь региональное измерение, анализ того, какие общие и особенные условия влияли на обретение независимости трех государств, ведь фокусирование исключительно «на своем», на собственной истории не дает полного представления об этом. На примере Эстонии, где раньше, чем в других балтийских республиках было основано демократическое правительство и утверждена конституция (июнь 1920 г.) К. Брюггеманн показал, что влияние оказали многие факторы: и то, что во время войны территория Эстонии не была оккупирована, и Февральская революция, приведшая к тому, что Временное правительство не смогло противостоять воплощению идей национальной автономии. В период же гражданской и освободительной войны свою положительную роль сыграло географическое положение Эстонии на самом севере Прибалтики: для наступавшей Красной армии приоритетом была Рига, как возможность экспортировать революцию в Центральную Европу, Таллинн же находился на периферии пути к мировой революции. Таким образом, следует учитывать многообразие факторов, повлиявших на возникновение новых государств, и обобщенный взгляд на эти процессы, учитывающий как глобальные факторы (война, революция и распад Российской империи), так и стремления национальных элит к независимости, способствует их лучшему пониманию, заключил историк.
8 Ведущий научный сотрудник ИВИ РАН, доктор исторических наук В. В. Рогинский выступил с докладом «Коммунистическое восстание 1 декабря 1924 г. — финал первого этапа мировой революции», в котором рассмотрел попытку коммунистического переворота, предпринятую в Таллинне 1 декабря 1924 г. Несмотря на то, что повстанцы были обезврежены в течение нескольких часов, это событие имело значение в международном контексте. Автор показал, что подготовка этого вооруженного выступления происходила в структурах РККА, а о начале восстания было принято специальное решение Политбюро. Коминтерн и Эстонская коммунистическая партия также принимали участие в подготовке мятежа. В.В. Рогинский подчеркнул, что Перводекабрьское восстание стало одной из многих попыток советского руководства и Коминтерна экспортировать революцию, при этом таллиннские события вписываются в контекст восстаний в Европе, дирижируемых из Москвы, организованных силами малых групп заговорщиков и не поддержанных широким рабочим движением, а неудачи таких выступлений (восстание в Германии 1923 г., 1 декабря 1924 г. в Таллинне и другие) постепенно вели советское руководство к свертыванию «военно-конспиративной деятельности» за рубежом.
9 Выступление доцента кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО МИД России, кандидата исторических наук В. В. Воротникова было посвящено особенностям международно-политического признания стран Балтии после Первой мировой войны. Автор подчеркнул специфику военно-политической обстановки на территории Прибалтики после 1918 г., где в противостоянии, охарактеризованном им как «война всех против всех», принимали участие по меньшей мере восемь противоборствующих сторон и заинтересованных политических сил (в том числе внерегиональных). В. В. Воротников подчеркнул особую роль Советской России в признании прибалтийских государств, а также значение позиции «непредрешенчества» белых правительств для выхода «буржуазных» правительств Прибалтики из военного противостояния с РСФСР и начала переговоров о мире и взаимном признании. На примере Латвии автор продемонстрировал трудности, стоявшие перед странами Балтии в процессе переговоров с Антантой относительно получения признания de jure. В заключение В. В. Воротников отметил, что решение задачи сохранения независимости в начале 1920-х гг. прибалтийские государства видели в поиске внешнего покровителя, что, с одной стороны, было естественным для молодых, не обладающих большим ресурсным потенциалом стран, с другой стороны, соответствовало стратегическим планам ведущих европейских держав в этом регионе.
10 Вопросы конфессиональной политики и религиозной жизни в Прибалтике, в том числе в Эстонии, обсуждались на третьей сессии конференции. В докладе ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, кандидата исторических наук А. А. Комарова и ведущего научного сотрудника ИВИ РАН, доктора исторических наук Е. С. Токаревой «К вопросу о конфессиональной политике независимых государств Прибалтики после распада Российской империи» был рассмотрен религиозный аспект становления и укрепления национальной независимости и национальной идентичности Латвии и Эстонии. В русле этой политики одной из целей было разорвать связи местных православных церквей с РПЦ, то есть нейтрализовать влияние православия, ориентированного на Россию, а также ослабить и влияние лютеранства, ориентированного на Германию. Выход виделся в союзе с Ватиканом. Авторы подчеркнули, что, несмотря на положительное восприятие этих намерений в Ватикане, путь сближения не был легким: процесс осложнялся ростом националистических настроений в регионе, противоречиями между польскими и латышскими католиками, а также курсом на построение светских демократических государств с активно действующей парламентской системой, достаточно твердо принятый молодыми странами, что выражалось в ряде законов, ограничивавших права Католической церкви. Несмотря на эти факторы, отношения прибалтийских республик с Ватиканом развивались достаточно стабильно вплоть до Второй мировой войны.
11 Доктор истории, старший научный сотрудник факультета теологии Тартуского университета И. Пярт выступила с докладом «Вера и независимость. Процесс создания православной Эстонской епископской кафедры в 1917—1918 гг.». Она рассказала о роли православной церкви на территории Эстонии, сконцентрировавшись на периоде руководства православной церковью в Прибалтике епископом Платоном вплоть до его расстрела большевиками в январе 1919 г., а также показала значимость учреждения епископской кафедры в Таллинне для последующего развития и претворения в жизнь идеи церковной самостоятельности в Эстонии.
12 Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИВИ РАН Н. А. Белякова в докладе «Традиции периода независимости в повседневной жизни православных приходов Эстонии 1960-х — 1970-х гг.», рассказала об уникальной особенности жизни православных приходов в Советской Эстонии —сохранении двух церковных практик ведения богослужения, западной и восточной Пасхалий. Автор показала, что традиция празднования Пасхи по новому (западному) стилю, введенная в Эстонии в 1920 г., сохранялась до конца советского периода, даже несмотря на то, что после присоединения к Московскому патриархату архиереи Эстонской епархии стремились к унификации церковной жизни. Практика показала, что традиция праздновать Пасху по новому стилю сильно укрепилась в эстонском обществе, где тесно сосуществовали православные и лютеране, а во многих смешанных браках православие и лютеранство исповедовались одновременно, что и отмечали приходские священники, глубоко укорененные в местные традиции. Вопрос о том, почему из всех специфических православных эстонских практик межвоенного периода в Эстонии сохранилась именно Пасхалия по западному стилю — тема для будущих исследований, заключила Н.А. Белякова.
13 В ходе четвертой сессии конференции обсуждались вопросы национального и экономического развития Эстонии в составе Российской империи и в период независимости.
14 Научный сотрудник Института Европы РАН и МГИМО (Университет) МИД России П. В. Осколков в докладе «Вапсы: опыт институционализации национализма в межвоенной Эстонии» затронул проблему деятельности эстонской националистической организации — Лиги ветеранов освободительной войны (вапсов). П. В. Осколков обратил внимание на характер организации — с 1932 г. вапсы были политическим движением, но не партией (одним из лозунгов был отход от «партийной политики»), принимавшим активное участие в политической жизни Эстонии, в том числе по вопросу об изменении конституции и выхода из кризиса. Несколько позднее для участия в парламентских и президентских выборах было организовано Народное движение вапсов, по количеству членов оно стало крупнейшей партией Эстонии. Необходимые к тому условия сложились: государственная система имела существенные недостатки, отсутствовала сильная президентская власть, господствовало «всевластие партий», что на фоне экономического кризиса способствовало укреплению правых идей. Автор уделил внимание анализу идеологии вапсов, подчеркнув, что вопрос о причислении вапсов к фашистским движениям является далеко не однозначным. Завершая анализ истории движения вапсов, П. В. Осколков отметил, что их успешная политическая деятельность, подкрепленная поддержкой населения, была прервана государственным переворотом 12 марта 1934 г.
15 Доктор социологических наук, профессор МГИМО (Университет) МИД России Р. Х. Симонян в докладе «От Эстляндской губернии к Эстонскому государству» остановился на анализе черт национального характера и национальной культуры эстонского народа, которые обеспечили условия для формирования государственности. Р. Х. Симонян подчеркнул значимый вклад эстонцев в мировую культуру, что является основополагающим качеством состоявшейся нации, а также восприимчивость к новому, которая служит гарантией успешного национального развития. И сегодня девиз независимой Эстонии — «изменяющаяся к лучшему страна», подчеркнул автор.
16 Доктор истории, директор издательства «Argo» А. Адамсон выступил с докладом «О начале банковского дела в Эстонии», в котором рассказал, как в XIX — начале ХХ вв. в Эстляндии и Лифляндии появились первые банки и система кредитования. Историк рассказал, что первыми частными ипотечными банками были основанные в начале XIX в. представителями прибалтийского немецкого дворянства кредитные общества Лифляндии и Эстляндии. С развитием промышленности и финансов во второй половине XIX в. формировались и частные коммерческие банки (Dorpater Bank, 1868 г., Revaler Handels-Bank, 1871 г.). Позднее были основаны и чисто эстонские банки. По примеру Германии и северных стран, а также остзейских немцев и благодаря изменениям в российском законодательстве появились общества взаимного кредита (первое в 1902 г. в Тарту, самое крупное, будущий Кредитный банк, в 1907 г. в Таллинне — накануне и во время Первой мировой войны оно выполняло как бы функции центрального банка). Завершая свой доклад, историк подчеркнул, что многие местные банки пережили мировую войну, революцию, немецкую оккупацию и освободительную войну, став таким образом основой для формирования национальной банковской системы независимой Эстонии.
17 На завершающей пятой сессии конференции выступил младший научный сотрудник. Гуманитарного института Таллиннского университета Д. Кузьмин с докладом «Кавказ (как земля обетованная?) в эстонских газетах конца XIX — начала XX вв.», в котором подверг анализу практику миграций эстонцев и особенности отражения этого процесса в эстонской прессе конца XIX — начала ХХ вв. Основываясь на материалах эстонской прессы и публицистики, автор показал, что переселения эстонцев в другие губернии Российской империи, в частности на Кавказ, были частью общероссийского миграционного кризиса: эстонские крестьяне переселялись в поисках лучшей жизни, земли и благополучия. Материалы колонистов, печатавшиеся в эстонских газетах и имевшие целью связать метрополию и диаспору, служили причиной споров и дискуссий о целесообразности переселений. Таким образом, подчеркнул Д. Кузьмин, периодика оказывала определенное влияние на восприятие переселений. Эстонские колонисты, несмотря на трудности адаптации, добились процветания колоний, но в историческом масштабе оно было недолгим — плоды его потонули в эпохе революции, гражданской войны и большевистском терроре. Тартуский (Юрьевский) мирный договор 1920-го г. окончательно разделил эстонское общество на тех, кто смог оптироваться и на тех, кто остался в Советской России, фактически — на своих и чужих. Следы этого разделения заметны и сейчас в современной Эстонии, заключил автор.
18 В ходе конференции состоялась презентация двух новых изданий — «Православие в Прибалтике: религия, политика, образование 1840-е — 1930-е гг.», ответственным редактором которой является И. Пярт3. Книга представляет собой сборник трудов, отражающих современное состояние исследований, посвященных роли православия в Балтийском регионе. Авторы — ученые из Эстонии, Латвии, Литвы, России и Германии — не ограничиваются анализом деятельности Русской православной церкви и ее преемников, а исследуют также историю старообрядцев, а также православных сету, проживающих на границе с Прибалтикой, в Псково-Печерском крае.
3. См.: Православие в Прибалтике: религия, политика, образование. 1840-е – 1930-е гг. / отв. ред. И. Пярт. Тарту, 2018.
19 Участникам конференции было представлено также второе издание книги «Балтийское соседство: Россия, Швеция, страны Балтии на фоне эпох и событий XIX—XXI вв.»4. Книга впервые вышла в конце 2013 г. как результат международного научного проекта (в том числе научной конференции, которая состоялась в июне 2011 г. в Москве), осуществленного историками России, Швеции, Латвии и Эстонии, в рамках которого изучались важные аспекты взаимоотношений и взаимодействия стран и народов региона.
4. Балтийское соседство: Россия, Швеция, страны Балтии на фоне эпох и событий XIX–XXI / отв. ред. А.А. Комаров. М., 2019.
20 Участники конференции выразили удовлетворение состоявшимся научным диалогом и в преддверии столетнего юбилея подписания мирных договоров между Советской Россией и республиками Балтии, которые имели огромное значение как для преодоления военного и революционного кризиса в этом регионе, так и последующего международного признания независимых Латвии, Литвы и Эстонии, высказали надежду на то, что практика подобных научных встреч не прервется.