The New Editions of the “Acta Martyrum”
Table of contents
Share
Metrics
The New Editions of the “Acta Martyrum”
Annotation
PII
S207987840002354-8-1
DOI
10.18254/S207987840002354-8
Publication type
Reference
Status
Published
Authors
Eugene Rosenblum 
Affiliation: Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

This review is devoted to three new editions of the “Acta Martyrum” published in 2017—2018 years, i. e. the two editions by Oxford University Press and the first Russian edition of all the “Acta Martyrum” up to mid-3rd century published in Saint Petersburg. The first edition is an attempt to abstain from using the criteria of philological criticism in order to separate authentic texts from later ones. In the second one the fictional Passions composed in the 5th — 7th centuries are published. The third edition is a first-ever book containing the Russian translation of the ten “Acta Martyrum” believed to be the oldest.

Keywords
Acta Martyrum, Early Christianity, Late Antiquity, Early Middle Ages, Publishing of Primary Sources
Received
30.09.2018
Publication date
15.03.2019
Number of characters
20418
Number of purchasers
13
Views
258
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 rub. / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Значимость «Актов мучеников» для истории раннего христианства не вызывает сомнений. Несмотря на сложность проблем датировки, нередко — нерешенность вопроса о цельности памятника или, наоборот, нескольких последовательных этапах редактуры, которые могут отстоять друг от друга на столетия, этот тип источников привлекает все большее внимание исследователей.

2

За последние два года в издательстве Оксфордского университета вышли две новых публикации «Актов мучеников», а первое русское издание «Актов» до времени Деция — в санкт-петербургском издательстве «Гуманитарная академия».

3

Эрик Ребийяр, защитивший диссертацию в Сорбонне, в настоящее время — профессор Корнеллского университета (штат Нью-Йорк), является специалистом по позднеантичным религиозным практикам, в особенности — проблеме смерти и роли мертвых в позднеантичной религиозности. Подготовленное им издание «Греческие и латинские повествования о древних мучениках» вышло в серии “the Oxford Early Christian Texts” в 2017 г. Во введении Э. Ребийяр сразу же заявляет о неудовлетворительности и произвольности критериев отбора «Актов» для предыдущих изданий, включая английское издание Г. Мусурильо, итальянское издание Бастиенсена и сравнительно недавние чешское издание П. Кицлера, французское издание П. Мараваля и немецкое издание Г. Р. Зелигера и В. Вишмайера (p. 1)1. Затем Э. Ребийяр дает краткий исторический обзор принципов отбора текстов для предыдущих коллекций — от Евсевия Кесарийского до Ипполита Делеэ. Коллекция Евсевия, утраченная уже в поздней античности, содержала «Акты мучеников» и относилась, вероятно, к подготовительным материалам для «Церковной истории», но нам неизвестен ни порядок расположения, ни принципы отбора текстов. На протяжении следующей тысячи лет как на латинском западе, так и в Византии существовали только сборники посвященных святым текстов, структурированные по порядку их литургической памяти в календаре. При этом мученики соседствовали с другими святыми, а «Акты» — с проповедями и панегириками. Впервые после Евсевия собрать коллекцию «Актов мучеников» попытались итальянские гуманисты в XV в., причем Антонио дельи Альи расположил святых в хронологическом порядке по году их смерти, а Бонино Момбрицио — в алфавитном порядке. Оба они стремились при помощи филологической критики отделить аутентичные тексты от легендарных. В эпоху контрреформации появилось несколько агиографических коллекций, самая известная из которых — Acta Sanctorum. Работая над ней, болландисты вернулись к сортировке по литургическому календарю, а также — к включению в коллекцию всех доступных памятников. В отличие от них, маврист Рюинар, чье издание 1689 г. “Acta prymorum martyrum sincera et selecta” на два века с лишним стало нормативным, расположил тексты в хронологическом порядке и считал «полезным собрать в одном томе подлинные акты мучеников, отделив от ложных и сомнительных» (p. 11).

1. Musurillo H. A. The Acts of the Christian Martyrs. Oxford, 1972; Bastiaensen A. A. R. Atti e passioni dei martiri. 3rd ed. Rome, 1995; Kitzler P. Příběhy raně křesťanských mučedníků. Výbor z nejstarší latinské a řecké martyrologické literatury. Praha, 2009; Maraval P. Actes et Passions des martyrs chrétiens des premiers siècles. Paris, 2010; Seeliger H. R., Wischmeyer W. Märtyrerliteratur. Berlin, 2015.
4

Критерии, которыми пользовался Рюинар, определяя неаутентичные акты, можно условно разделить на исторические и филологические: некорректные даты, имена императоров, несвойственные Римской империи реалии, а также — свойственные поздней латыни формы, обилие чудес, обилие библейских цитат и так далее. При этом Рюинар отобрал в качестве подлинных 74 текста, а Делеэ, пользуясь теми же самыми критериями, — всего восемнадцать. Все последующие издатели сборников включали в свои коллекции различные «Акты» в диапазоне от 20 до 30 текстов.

5

Э. Ребийяр отрицает саму возможность ответить на вопрос об аутентичности текста, исходя из его непосредственного анализа, если отсутствуют внешние свидетельства. Поэтому он включает в свою коллекцию только тексты, посвященные мученикам, которые пострадали до эдикта Галлиена в 260 г., и только в тех случаях, когда о существовании посвященного этому мученику или группе мучеников повествования упоминают Евсевий или Августин. При этом он применяет предложенный болландистами принцип «агиографического досье» и включает в свое издание все посвященные таким мученикам отдельные тексты, написанные до середины V в., но не фрагменты из историков, поэтов, проповедников и так далее. Тексты, написанные после середины V в., а также относящиеся к другой традиции, чем известная Евсевию или Августину, в коллекцию не включены (p. 21—27).

6

Заметим, что с методологической точки зрения критерии Э. Ребийяра представляются внутренне противоречивыми. Отрицая возможность, опираясь на внутреннюю критику текста «Актов», с достаточной степенью вероятности ответить на вопрос, написаны они до или после воцарения Константина, он, тем не менее, уверенно делит «Акты» на написанные до и после середины V в., хотя этот рубеж намного менее уловим, чем коренной переворот в положении Церкви в Римской империи.

7

Хотя Евсевий упоминает о наличии у него «Актов Аполлония», существующие ныне версии этого текста явно отличаются от той, что была доступна первому церковному историку. Поэтому Э. Ребийяр не включает «Акты Аполлония» в свое издание (p. 31). «Акты Карпа, Папилия и Агафоники» он приводит только в греческой версии, поскольку она была известна Евсевию, но опускает латинскую, что противоречит им же сформулированным критериям, поскольку эта версия, вероятно, была написана до середины V в. (p. 34—45). Затем следуют «Мученичество Пиония» (p. 47—79), «Мученичество Поликарпа» и «Жизнь Поликарпа» — этот памятник включен в издание, хотя он, точно так же, как латинская версия «Актов Карпа», не известен Евсевию (p. 81—143). «Послание церквей Лиона и Вьенны» (p. 145—173) завершает «евсевианскую» часть коллекции. «Августинианская» часть начинается с «Мученичества Мариана и Иакова» (p. 175—195), включение которого в издание представляет еще один пример неготовности Э. Ребийяра следовать собственным критериям: хотя в проповедях Августина говорится о праздновании дня памяти этих святых и содержатся некоторые параллели с «Мученичеством Мариана и Иакова», но Августин не упоминает о чтении этого «Мученичества» во время Литургии и нет оснований для убедительного ответа на вопрос, объясняются ли сходные места в двух текстах знакомством Августина с «Мученичеством» или агиографа — с его проповедью. Затем следуют «Жизнь Киприана Карфагенского», написанная Понтием, и две версии «Актов Киприана» (p. 197—251). Э. Ребийяр включает в коллекцию «Страсти епископа Фруктуоза, диаконов Авгурия и Евлогия» (p. 253—263), в том числе 6-ю и 7-ю главы, которые, возможно, являются поздней вставкой, поскольку описывают чудесные явления мучеников после смерти, не упомянутые ни Августином, ни Пруденцием. Затем следуют «Мученичество Монтана, Луция и прочих» (p. 265—293) и «Страсти Перпетуи и Фелицитаты» вместе с двумя версиями латинских «Актов» этих же мучениц (p. 295—349). Латинские «Акты» были, возможно, написаны в середине V в., но существуют основания и для более поздней датировки. При этом греческая версия «Страстей» в издании отсутствует. Завершают коллекцию «Акты скилитанских мучеников» (p. 351—359).

8

Все тексты напечатаны на языке оригинала с параллельным английским переводом. Каждый текст сопровождается вступительной статьей и комментарием. В конце издания приведены подробная библиография, тематический указатель и указатель древних источников. Несмотря на некоторую неполноту статей и комментария и методологически нечеткие критерии отбора текстов, издание Э. Ребийяра является крайне ценным, поскольку многие включенные им в коллекцию источники ранее существовали лишь в малодоступных изданиях. В особенности это касается датируемых IV—V вв. переработок более ранних «Актов», которые представляют ценность для исследователей агиографической традиции, но не были включены в коллекцию Мусурильо и другие, подобранные по тому же принципу, коллекции по причине своей «неаутентичности».

9

Еще одним изданием, заполняющим лакуну в источниковой базе позднеантичной и раннесредневековой агиографии, является книга Майкла Лапиджа «Римские мученики: введение, переводы и комментарии», вышедшая в серии «the Oxford Early Christian Studies». М. Лапидж, профессор-эмерит университета Нотр-Дам (штат Индиана), проработаший 30 лет в Кембридже, из них восемь — возглавлявший кафедру англо-саксонских, скандинавских и кельтских исследований (The Department of Anglo-Saxon, Norse and Celtic), является признанным специалистом по раннесредневековой англо-саксонской и латинской литературе.

10

Опубликованные им в книге «Римские мученики» агиографические памятники заведомо являются легендарными. Составленные в Риме в V—VII вв., они, конечно же, не представляют интереса для истории гонений, но являются очень важным корпусом источников по истории Рима на рубеже античности и средневековья. Издание открывается двумя подробными картами, на которых отмечены посвященные мученикам церкви в пределах городской черты и святилища на кладбищах вокруг Рима. Затем следует подробное предисловие (p. 1—42), в котором сперва устанавливается, что написанные в эти три века «Страсти мучеников» посвящены тем святым, чьи гробницы почитались в римских или пригородных церквях и святилищах и привлекали множество паломников, затем дается краткое описание хронологии гонений I—III вв., юридических оснований обвинения христиан, судебной процедуры, особенностей казни и некоторых моментов, связанных с появлением жанра «Актов мучеников». Потом дается описание типичных черт «Страстей» V—VII вв.: во многих случаях мученик исцеляет кого-то из родственников судящего его магистрата, после чего тот обращается в христианство, а мученик попадает на суд к более высокопоставленному чиновнику; нередко мученика судит сам император; мученики, включая только недавно обратившихся в христианство, произносят неправдоподобно длинные и богословски разработанные речи на актуальные для V—VII вв. темы, а судьи слушают и даже вступают в спор; после пыток и казни благочестивые христиане находят и погребают тело мученика в том самом месте, где в V—VII вв. существовал соответствующий культ; в некоторых случаях описывается также божественное возмездие казнившему мученика императору или чиновнику. Излишне говорить, что содержащиеся в «Страстях мучеников» рассказы противоречат как известным нам событиям римской истории, так и установленной хронологии. Одним из множества ярких примеров является утверждение, что св. Евгения была шестнадцати лет от роду в год седьмого консульства Коммода, а затем была казнена вместе с матерью при императоре Галлиене — таким образом, мученице получается около восьмидесяти лет, а ее матери — около ста, не говоря уж о том, что в правление Галлиена не было гонений! Причем племянницу Галлиена крестит папа Сотер, живший на сто лет раньше (p. 22—23). После описания особенностей публикуемых текстов М. Лапидж приводит, насколько это возможно, примерную датировку написания каждого из них по отдельности и, наконец, дает краткую справку об их рукописной традиции и предыдущих изданиях.

11

Затем следует основная часть книги: сорок «Страстей», публикацию каждого памятника предваряет подробная вступительная статья и сопровождает объемный содержательный комментарий: (I) — св. Фелицитата и семь ее сыновей (p. 45—53); (II) — свв. Анастасия, Хрисогон и товарищи (p. 54—87); (III) — св. Себастьян и товарищи (p. 88—137); (IV) — св. Цецилия и товарищи (p. 138—164); (V) — папа Климент (p. 165—179); (VI) — свв. Сикст, Лаврентий и Ипполит (старая редакция) (p. 180—194); (VII) — папа Корнелий (p. 195—200); (VIII) — свв. Нерей, Ахиллей и товарищи (p. 201—227); (IX) — свв. Евгения, Прот и Гиацинт (p. 228—249); (X) — свв. Хрисанф и Дарья (p. 250—269); (XI) —св. Сузанна (p. 270—286); (XII) — папа Каллист (p. 287—296); (XIII) — св. священник Евсевий (p. 297—302); (XIV) — папа Феликс II (p. 303—306); (XV) — свв. Пуденциана и Пракседа (p. 307—315); (XVI) — свв. Полихроний и Пармений, Абдон и Сеннен, папа Сикст II, Лаврентий и Ипполит (p. 316—347); (XVII) — свв. Агния и Эмерентиана (p. 348—362); (XVIII) — свв. Галликан, Иоанн и Павел (p. 363—380); (XIX) — свв. Процесс и Мартиниан (p. 381—389); (XX) — папа Марцелл и товарищи (p. 390—410); (XXI) — свв. Прим и Фелициан (p. 411—419); (XXII) — свв. Марий, Марфа, Аудифакс и Аввакум (p. 420—435); (XXIII) — свв. Марцеллин и Петр (p. 436—447); (XXIV) — четыре увенчанных мученика (p. 448—467); (XXV) — св. Панкратий (p. 468—476); (XXVI) — папа Стефан I (p. 477—493); (XXVII) — свв. Гордиан и Эпимах (p. 494—499); (XXVIII) — греческие мученики (p. 500—516); (XXIX) — свв. Евсевий и Понциан (p. 517—525); (XXX) — папа Урбан (p. 526—550); (XXXI) — свв. Руфина и Секунда (p. 551—556); (XXXII) — свв. Александр, Эвентий и Феодул (p. 557—572); (XXXIII) — свв. Калогер и Парфений (p. 573—581); (XXXIV) — свв. Серапия и Сабина (p. 582—592); (XXXV) — свв. Феликс и Адавкт (p. 593—597); (XXXVI) — свв. Симплиций, Фаустин и Беатриса (p. 598—602); (XXXVII) — св. Симфороза и семь ее сыновей (p. 603—607); (XXXVIII) — св. Пигмений (p. 608—616); (XXXIX) — св. Гетулий (p. 617—624); (XL) — св. Василид (p. 625—632).

12

К сожалению, «Страсти мучеников» публикуются только в английском переводе, без латинского текста. Причиной этого М. Лапидж называет отсутствие критических изданий всех упомянутых памятников, кроме «Страстей свв. Анастасии и Хрисогона». «Страсти мучеников» V—VII вв. сохранились в огромном количестве манускриптов — для некоторых текстов счет идет на сотни. При этом до недавнего времени они почти не привлекали внимания исследователей. Как следствие, подготовка критического издания с учетом всех или хотя бы основных рукописей — это огромный труд, который еще только предстоит осуществить. Поэтому включенные в сборник «Страсти» переводились по изданиям XV—XVII вв., в лучшем случае — XVIII—XIX вв. Хотя подготовка критических изданий в будущем, несомненно, является совершенно необходимой, но все же перепечатка даже тех несовершенных латинских текстов, которые легли в основу опубликованных переводов, была бы полезной, поскольку издания раннего нового времени ныне представляют собой исключительную библиографическую редкость. Правда, это увеличило бы и без того немалый объем книги, вынудив издательство публиковать ее в двух томах.

13

К несомненным достоинствам издания относятся приложения: в качестве Приложения I (p. 633—636) опубликованы «Depositio Martyrum» — составленный около 336 г. перечень римских мучеников с указанием дня их литургической памяти и места погребения — и «Depositio Episcoporum» — аналогичный перечень римских епископов, доведенный до папы Юлия, умершего в 352 г. Приложение II (p. 637—648) содержит посвященные мученикам, чьи «Страсти» вошли в сборник, эпиграммы папы Дамаса. Учитывая их стихотворный характер, отсутствие латинского оригинала создает некоторое неудобство. Тем более, что объем книги от его включения увеличился бы не сильно. Впрочем, этот недостаток издания читателю легко восполнить самостоятельно — эпиграммы Дамаса широко доступны. Так называемый «Мартиролог Иеронима» (псевдоэпиграф, составленный в середине V в.), а точнее те записи из него, которые относятся к Риму, его окрестностям или упомянутым в сборнике святым, составляют Приложение III (p. 649—658). Приложением IV (p. 659—666) идут три составленных в VII в. путеводителя для паломников: (a) Notitia Ecclesiarum Urbis Romae, (b) De Locis Sanctis Martyrum Quae Sunt Foris Civitatis Romae, Ecclesiae Quae Intus Romae Habentur (также известный как Itinerarium Salisburgense) и (c) Notitia Portarum, Viarum, Ecclesiarum circa Urbem Romam (Itinerarium Malmesburiense). В данном случае отсутствие латинских оригиналов является особенно заметным недостатком. Приложение V (p. 667—674) воспроизводит перечни святых из ранних римских литургических книг. Дополняют издание глоссарий, обширная библиография, указатель имен, указатель названий и общий указатель.

14

В целом, книга Майкла Лапиджа «Римские мученики: введение, переводы и комментарии» является вкладом в изучение латинской агиографии рубежа античности и средневековья, значение которого трудно переоценить.

15

Что касается нашей страны, то переводы «Актов мучеников» на русский язык до недавнего времени выходили преимущественно в виде журнальных публикаций или в составе более общих сборников, и до сих пор переведены не все «Акты», даже считающиеся относительно ранними. Поэтому появление книги «Ранние мученичества. Переводы. Комментарии. Исследования» является долгожданным и очень важным для отечественной науки шагом вперед.

16

В издании опубликованы те «Акты», которые в современной науке датируются II и первой половиной III в., то есть до гонения Деция включительно. Это первые десять из двадцати восьми текстов, вошедших в классическое издание Г. Мусурильо. Некоторые из них впервые переведены на русский язык, другие переводилась ранее. Однако впервые десять наиболее ранних «Актов» переведены и изданы на хорошем научном уровне под одной обложкой. Книга подготовлена специалистом по раннехристианскому мученичеству, доцентом кафедры истории Древней Греции и Рима СПбГУ, кандидатом исторических наук А. Д. Пантелеевым, за исключением раздела, посвященного «Актам скилитанских мучеников» — над ним работал другой петербургский ученый, специалист по христианству в Римской Африке, А. В. Каргальцев, вскоре после выхода книги так же защитивший диссертацию кандидата исторических наук.

17

В предисловии (с. 5—30) дается краткий, но обстоятельный обзор причин и хронологии гонений, анализ юридических оснований для суда над христианами, отношения христиан к мученичеству, истории появления самой концепции мученичества и литературного жанра «Актов мучеников». Затем начинается основная часть книги, состоящая из десяти разделов. Каждый раздел открывается краткой вводной статьей, затем следует перевод с обширным комментарием, после него — исторический комментарий ко всему тексту и посвященная данному памятнику библиография.

18

Первым памятником является «Мученичество Поликарпа» (с. 33—68). Затем идут: «Мученичество Карпа, Папила и Агатоники» (с. 69—94); «Мученичество Птолемея и Луция» (с. 95—110); «Мученичество Юстина и его товарищей» (с. 111—130); «Послание о лионских и виеннских мучениках» (с. 131—170), «Акты скилитанских мучеников» (с. 171—190), «Мученичество Аполлония» (с. 191—208), «Страсти святых Перпетуи и Фелицитаты» (с. 209—248), «Мученичество Потамиэны и Василида» (с. 249—264), «Мученичество пресвитера Пиония и его товарищей» (с. 265—314).

19

Комментарии выгодно отличаются от содержащихся в издании Э. Ребийяра тем, что не только дают точку зрения издателя, а кратко вводят читателя в суть научной дискуссии, приводя различные взгляды на тот или иной вопрос. Библиография обширна и охватывает русские и зарубежные исследования, включая новейшие, посвященные как памятнику в целом, так и отдельным аспектам его изучения.

20

После основной части книги следуют в качестве приложения две статьи А. Д. Пантелеева, раскрывающие важные аспекты суда и казни над христианами: «Мученик в тюрьме» (с. 317—332) и «Христианское мученичество в контексте римских зрелищ» (с. 333—351). Завершает книгу библиография.

21

В издание, как уже сказано выше, не вошли «Акты мучеников», относящиеся к гонениям Валериана и Диоклетиана. К недостаткам издания можно также отнести отсутствие именного и тематического указателя, а также текстов памятников на языке оригинала. Можно надеяться, что со временем авторы продолжат начатое и издадут еще один или два тома и добавят общие указатели по всем томам.

References

1. Rannie muchenichestva. Perevody, kommentarii, issledovaniya / per., komment., vstup. st., prilozh. i obsch. red. A. D. Panteleeva. SPb., 2017.

2. Bastiaensen A. A. R. Atti e passioni dei martiri. 3rd ed. Rome, 1995.

3. Greek and Latin Narratives about the Ancient Martyrs / ed. by Eric Rebillard. Oxford, 2017.

4. Kitzler P. Příběhy raně křesťanských mučedníků. Výbor z nejstarší latinské a řecké martyrologické literatury. Praha, 2009.

5. Maraval P. Actes et Passions des martyrs chrétiens des premiers siècles. Paris, 2010.

6. Musurillo H. A. The Acts of the Christian Martyrs. Oxford, 1972.

7. The Roman Martyrs / introduction, translation and vommentary by Michael Lapidge. Oxford, 2018.

8. Seeliger H. R., Wischmeyer W. Märtyrerliteratur. Berlin, 2015.