Исторические мифы и возможности современных медиа

 
Код статьиS207987840002346-9-1
DOI10.18254/S0002346-9-1
Тип публикации Тезисы
Статус публикации Опубликовано
Авторы
Аффилиация: Институт всеобщей истории РАН
Адрес: Российская Федерация, Москва
ВыпускТом 9 Выпуск 6 (70)
АннотацияВ статье рассмотрены особенности медиа-потребления россиян на современном этапе и охарактеризована роль СМИ в организации медийного контента по истории. Показаны ограниченные возможности современных медиа в создании и тиражировании исторических мифов.
Ключевые словасовременные медиа, исторический миф, медиа-потребление
КлассификаторСовременное состояние исторической науки
Получено28.04.2018
Дата публикации30.07.2018
Кол-во символов13202
Цитировать  
1

В середине сентября 2017 г. ВЦИОМ опубликовал результаты опроса, посвященного отношению россиян к истории и историческому знанию1. Они оказались весьма поучительными. В частности, выяснилось, что до 90 % людей в возрасте 18—35 лет практически не знают ключевых фактов истории России, что познания россиян о древней истории в целом уверенно стремятся к нулю, но чем ближе к современности, тем это знание лучше. Так, имя политического деятеля, обещавшего показать западному миру «кузькину мать» (Н. С. Хрущев), знают 62 % респондентов. Для сравнения имя первого президента СССР (М. С. Горбачев) вспомнили 59 % респондентов, а лидера страны, с которым связано понятие «эпоха застоя» (Л. И. Брежнев), 51 %. Однако, годы гражданской войны (1917—1922) сумели верно назвать всего 7 % респондентов.

1. История страны: ставим «отлично», в уме держим «неуд» // ВЦИОМ [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 26.03.2018).
2 Это, разумеется, средние показатели. Разбивка по возрастам выглядит иначе. Так, среди респондентов в возрасте 18—24 лет число тех, кто верно назвал Хрущева, составляет всего 18 %, а среди респондентов в возрасте 45—59 лет таковых уже 77 %.
3

По мнению руководителя практики политического анализа и консультирования ВЦИОМ Михаила Мамонова, опрос зафиксировал тревожную тенденцию стремительного фрагментирования знания об истории своей страны у молодежи. «Попытка разукрасить историю, сделать ее более наглядной, отказ от традиционных методов обучения истории приводит к тому, что молодежь знает и помнит лишь то, что видела в фильмах и телепередачах. В этих условиях говорить о понимании глубинных исторических процессов не приходится. Молодежь видит яркую картинку, не понимая, что за ней кроется. Возможны самые неблагоприятные последствия этой ситуации. Незнание истории приводит к отсутствию политических ориентиров, в конечном счете — к вольному обращению с историческими фактами, историей своей страны», — отметил Мамонов2.

2. Там же.
4 Вместе с тем, в необходимости знания истории своей страны убеждены 96 % респондентов (для сравнения, в 2015 г. этот показатель составлял 92 %). Иными словами, в современном российском обществе, причем в самых разных возрастных категориях, существует очевидный запрос на историческое знание, а потенциальный интерес к истории приближается почти к абсолютным показателям. Однако удовлетворяется он совершенно разными способами, из которых обращение к строго научному знанию стоит далеко не на первом месте. А процесс этот в целом носит спонтанный и почти неконтролируемый характер. Возникает закономерный вопрос: возможна ли сегодня целенаправленная манипуляция массовым общественным сознанием при помощи создания тех или иных исторических мифологем? Если — да, то до какой степени?
5

Современное общество существует в принципиально иной медийной среде, нежели еще 20—30 лет назад (примем эту цифру за условный возраст одного поколения). Последняя стала по сути глобальной, трансграничной и мультикультурной. С одной стороны, интернет и спутниковое ТВ успешно вытесняют газеты, журналы и радио. Согласно исследованию основных тенденций медиа-потребления в России за 2016 г. среди граждан старше 16 лет, которое провела компания «Делойт», продолжительность использования ТВ составила 2 ч. 10 мин. (в рабочие дни) и 3 ч. 35 мин. (в выходные). На долю интернета пришлось соответственно 3 ч. 42 мин. и 4 ч. 24 мин., радио — 1 ч. 33 мин. и 1 час. 25 мин, печатной продукции — 26 и 35 минут. Равным образом частота использования различных медиаисточников в неделю составила для ТВ — 5,4 раза, для интернета — 4,1 раз, для радио — 3,2 раза и для печатной продукции всего 1,5 раза3.

3. Медиапотребление в России. Ключевые тенденции. Исследовательский центр компании «Делойт» в СНГ. М., 2017 [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 26.03.2018).
6 С другой стороны, серьезной трансформации подверглось само понятие СМИ. Сегодня к таковым относят не только традиционные медиа вроде государственных и частных телеканалов, сайтов или печатной периодики, но также авторские блоги, каналы на YouTube и различные (нередко анонимные или точнее не персонифицированные) паблики в соцсетях (например, телеграм-каналы или группы «ВКонтакте»). Причем аудитория этих альтернативных медиа насчитывает порой сотни тысяч и даже миллионы человек. По данным компании «Делойт» посещаемость «Вконтакте» в 2016 г. составила 28 %, а посещаемость новостных порталов всего 19 %.
7 Еще один важный фактор — технологический. За последние 10—15 лет существенно увеличилось количество различных устройств, позволяющих получать информацию. Помимо телевизора, радиоточки и печатных носителей, появились компьютеры (стационарные и ноутбуки), планшеты, универсальные коммуникаторы (такие, как iPhone и его аналоги). Технологический фактор (прежде всего, широкая дигитализация городского населения с упором на мобильные устройства, а не десктопы) оказывает серьезное влияние на саму модель медиа-потребления, ибо увеличивает время и повышает оперативность работы с контентом при одновременном расширении свободы выбора конкретной информации и ее источников, а также локации пользователя.
8

Из этого обстоятельства вытекает несколько важных моментов. Доступ к информации стало в разы сложнее контролировать. Объем информации несоизмеримо вырос. Новая информация значительно быстрее вытесняет старую. За единицу времени информации потребляется существенно больше, напротив, время работы с каждым конкретным источником информации резко сократилось. Например, на крупнейших новостных онлайн-ресурсах из первой федеральной пятерки (РИА Новости, МИЦ Известия, РБК, Комсомольская правда-Digital, Lenta.ru) посетители проводят всего несколько минут. А на подавляющем большинстве существующих сегодня сайтов время одного визита не превышает нескольких секунд. При таком режиме все меньше читают полные тексты, дочитывают статьи до конца и все больше просматривают только заголовки и иллюстрации4.

4. На это обратил внимание, в частности, руководитель компании Anews Вячеслав Масенков, выступая на Большом медиа-коммуникационном форуме, который состоялся в Москве в ноябре 2017 г. См.: Медиапотребление-2017: информация vs эмоции // Университетская КНИГА [Электронный ресурс]. URL: >>>> (дата обращения: 26.03.2018).
9

В условиях постоянно растущей дигитализации информацию черпают все больше в интернете, даже если она создана для ТВ или журнала, и пока эта тенденция необратима. По подсчетам экспертов в интернет-каналы поступает до 70 % ТВ-контента5.

5. Такие данные привел в своем выступлении на Большом медиа-коммуникационном фоуме директор по внешним коммуникациям компании СПбТВ Денис Перепелицын.
10 Интернет принципиально нивелирует ценность источниковой базы, уравнивая в правах научно-популярную Википедию, научные статьи, авторские блоги, социальные сети, мессенджеры и тому подобное. Они все находятся в конкуренции друг с другом как источники информации, причем независимо от качества и оригинальности контента. В условиях анонимности и равной удаленности от читателя они обретают равноправный авторитет. Аргументируя собственное знание по тому или иному вопросу, сегодня все чаще говорят: «нашел в интернете», а раньше — «прочитал в газете» или «по телевизору сказали». Перед нами, таким образом, серьезная социо-культурная проблема, которую только предстоит осмыслить.
11 В современной информационной ситуации академическое знание стремительно теряет аудиторию и, как следствие, обесценивается. Научные тексты не выдерживают конкуренции, потому что они:
  1. слишком большие по объему и узкоспециальные по проблематике;
  2. слишком трудоемкие для чтения в силу специфики нарратива;
  3. как правило, опубликованы на наиболее консервативных медиа-носителях (печатная продукция);
  4. зачастую неинтересно написаны.
12 Именно поэтому они не могут претендовать на то, чтобы быть значимым источником информации и для массовой аудитории, и для СМИ, поведение которых чутко реагирует на изменение модели медиа-потребления. Следует отметить, что последнее время академическая наука, прежде всего, благодаря усилиям молодого поколения ученых, стремится освоить новые медийные площадки и актуальные форматы, чтобы дойти до широкой аудитории. Здесь можно назвать такие популярные проекты и паблики, как «ПостНаука», «Страдающее средневековье», Vox Medii Aevi и некоторые другие. Их создатели стараются учесть названные выше недостатки — подают информацию в форме коротких (но вполне профессиональных по содержанию) постов или комментированных изображений, делают относительно компактные видео-лекции с участием ведущих ученых, разрабатывают познавательные тесты и т. д. Но аудитория их крайне незначительна, о чем косвенно свидетельствует закрытая статистика по посещаемости, и не превышает нескольких тысяч человек в лучшем случае.
13 Все современные медиа так или иначе обращаются к историческим сюжетам, иные делают это регулярно, качественно и по-академически профессионально. Здесь можно вспомнить циклы передач «Час истины» (телеканал «365 дней», с 2008 г.), «Нераскрытые тайны» (телеканал «Московия», с 2013 г.) или «Россия. Гений места» (телеканал «Россия», с 2014 г.), а также «Все так» (радиостанция «Эхо Москвы», с 2006 г.; передача также транслируется на youtube-канале «Дилетант»).
14 С другой стороны, многие медиа целенаправленно занимаются исторической мифологизацией ради увеличения потенциальной аудитории. В качестве наиболее радикального примера здесь можно привести программу РЕН ТВ, посвященную самым шокирующим гипотезам, вроде того, что земля на самом деле плоская, а древнеегипетскую цивилизацию создали пришельцы6. Но эта мифологизация мультиполярна, а возможности централизованного манипулирования общественным сознанием объективно серьезно ограничены.
15 Во-первых, крупные федеральные СМИ контролируются разными центрами силы (и, соответственно, разным группами элит, включая конкурирующие группировки в администрации президента), что усиливает конкуренцию между ними и одновременно ослабляет степень их воздействия на аудиторию. Последняя сегментируется на основе собственных предпочтений и ценностей, а также целого ряда других факторов, будь то возраст, образование, место жительства, уровень дохода и др.
16

Во-вторых, манипулирование требует больших ресурсов, материальных и временных затрат, которые не безграничны даже у государства. Именно поэтому федеральные СМИ объективно могут работать на решение прежде всего тактических (кратковременных), но не стратегических задач. Это существенно ограничивает возможность долгосрочного управления историческим сознанием общества. Однако объективные предпосылки к тому имеются. Так согласно недавнему исследованию Института современных медиа (MOMRI), посвященному особенностям медиа-потребления детей в возрасте от 0 до 12 лет (исследование имеется в распоряжении автора — А. С.), 72 % российских детей регулярно смотрят ТВ, причем львиную долю времени — вместе с родителями, еще 65 % получают информацию из книг, которые им читают родители, или которые они рассматривают сами. Иными словами, формировать картину мира подрастающего поколения возможно, если найти верный код доступа к родителям. Однако всерьез данной проблемой еще никто не занимался.

17 В-третьих, крупные СМИ объективно обладают существенной степенью свободы в работе с информацией и ее источниками, что еще больше ограничивает возможность централизованного манипулирования. Важными показателями в работе современных медиа являются: трафик, его источники и чистота, ядро аудитории, глубина просмотра, процент дочитываемости текста, показатель цитируемости конкурентами и прочее. От этого, в конечном счете, зависит лояльность рекламодателя и рекламный бюджет.
18 Это имеет прямое отношение к выбору тем. Во-первых, исторические сюжеты в общем информационном потоке занимают минимальное место. Во-вторых, они подаются таким образом, чтобы приносить пользу СМИ. Чтобы исторический текст не только читали (смотрели) и цитировали, но и «тиражировали» (например, при помощи перепостов в соцсетях), он должен попадать в целевую аудиторию: отвечать актуальной для нее новостной повестке, отражать ее систему ценностей, иметь принципиально беллетристическую форму (отдавать предпочтение интересным фактам перед обобщениями, интриговать постановкой вопроса, избегать слишком обстоятельной аргументации, а также ссылок на источники и литературу), в трактовке сюжета апеллировать к архетипическим формам мифологического сознания (обобщенность и схематичность сюжета, стандартизация характеров, строгость сюжетных линий, эмоциональная окрашенность и моральная оценка действий, отсутствие альтернативных суждений и др.). В конечном счете, востребован такой исторический нарратив, который работает либо на развлечение, либо на создание комфортного прошлого для конкретных социальных групп. Такого прошлого, которое не оказывает деструктивного влияния на их настоящее.
19 И последнее. Для мифологического сознания характерно представление о существовании сакрального знания, доступного только избранным. Долгое время, вплоть до второй половины ХХ века (а в СССР до конца 1980-х гг.) к таковому относилось знание историческое. Сакральность вкупе с государственным контролем над СМИ позволяла очень эффективно создавать и транслировать исторические мифы. Именно поэтому мы имеем развитую мифологию монголо-татарского ига, декабризма, октябрьской революции, Великой Отечественной войны, сталинизма и т. д. Сегодня эта монополия разрушена и нет никаких оснований полагать, что она может быть каким-то образом восстановлена. Приобщиться к сакральному знанию может любой человек, причем опираясь на любые источники по собственному выбору. Не в последнюю очередь именно по этой причине не существует никакой мифологии, посвященной истории современной России, хотя потенциально предметом таковой могла бы стать, например, Чеченская война. Это дополнительно девальвирует значение профессионального исторического знания, но также и ограничивает возможность целенаправленного манипулирования.

Цена публикации: 1

Всего подписок: 34, всего просмотров: 599

Оценка читателей: голосов 0


                

Дополнительные библиографические источники и материалы

  1. История страны: ставим «отлично», в уме держим «неуд» // ВЦИОМ [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116396 (дата обращения: 26.03.2018).
  2. Медиапотребление в России. Ключевые тенденции. Исследовательский центр компании «Делойт» в СНГ. М., 2017 [Электронный ресурс]. URL: http://ru.investinrussia.com/data/files/media_consumption_in_russia_2017_ru.pdf (дата обращения: 26.03.2018).
  3. Медиапотребление-2017: информация vs эмоции // Университетская КНИГА [Электронный ресурс]. URL:  http://www.unkniga.ru/vistavki-konferents/7713-mediapotreblenie-2017-informatsiya-vs-emotsii.html (дата обращения: 26.03.2018).

Система Orphus

Загрузка...
Вверх