A Vegetation Symbol on Coins from Cyrene
Table of contents
Share
Metrics
A Vegetation Symbol on Coins from Cyrene
Annotation
PII
S207987840002135-7-1
DOI
10.18254/S0002135-7-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Larisa Selivanova 
Affiliation: Institute of World History RAS
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract
Focusing on Cyrenian coins with the image of silphium in the period from the sixth to the third century B.C. within the context of written sources, this article examines the imagery of that plant, its role in ancient medicine and cooking, its place in the economy of Cyrene, as well as the reasons for the disappearance of its visual imagery and its temporary revival in the twentieth century. The author suggests that the recovery of this long-forgotten symbol and its use by the Italian army in northern Africa during the Second World war reflected Italy’s claim to the territory of northern Africa and, also, the desire of Mussolini to raise the fighting spirit of his forces, whose morale was low because of costly defeats.
Keywords
visual imagery, numismatics, heraldry, silphium, Cyrenaica, northern Africa, Italy, antiquity, modern history
Received
22.12.2017
Publication date
28.02.2018
Number of characters
34811
Number of purchasers
23
Views
3607
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1 История Кирены (греч. Кυρήνη, лат. Cyrene), древнего города в Северной Африке на северо-востоке современной Ливии у побережья Средиземного моря известна гораздо лучше других греческих колоний архаического периода. Этим учёные обязаны отцу истории Геродоту, поэту Пиндару, богатому археологическому материалу, а также документу, претендующему на то, чтобы быть оригинальным декретом основателей колонии. Город был основан греками в VII в. до н. э. и просуществовал до VII в. н. э. Тринадцать столетий бурной, насыщенной жизни нашли своё отражение, помимо прочего, и в монетах, на которых в качестве городской эмблемы чеканились символы, связанные с мифами об основании Кирены. Древнейшим и притом не легендарным, а реальным символом города было дикое растение сильфий, нигде больше, кроме Киренаки не произраставший. Он становится геральдическим знаком полиса и соседних городов. Об истории появления этого образа в местной чеканке, обстоятельствах исчезновения и причинах внезапного возрождения в эмблематике и геральдике Новейшего времени и пойдёт речь в нашей статье.
2 Кирена была основана ок. 631 г. до н. э. выходцами с дорийского острова Фера (Киклады в Эгейском море, совр. Санторин) под предводительством царя Батта, которым пришлось вывести колонию из-за перенаселения у себя на родине. Ещё до Батта царь Феры Гринн, прибывший в Дельфы, получил от Аполлона приказ основать город в Ливии. Царь, сославшись на старость, указал на Батта, а, вернувшись на родину, забыл прорицание, и на Феру обрушилась засуха. На вторичный запрос в Дельфы пифия ответила то же самое. Чтобы избавиться от бед, послали на Крит, разузнать, где находится Ливия. В конце концов, местный житель Коробий проводил посланцев к острову Платея у ливийского берега. Оставив проводника на острове, ферейцы поспешили обратно, чтобы по жребию отобрать от семи общин по одному из двоих братьев для экспедиции. Предводителем выбрали Батта (Hdt. IV. 150—154). Александрийский поэт III в. до н. э. Каллимах, возводивший себя к Батту, называет его в гимне «К Аполлону» Аристотелем (75—76). Геродот полагает, что своё второе имя Батт получил по прибытию в Ливию, и означало оно «царь» по-ливийски (Hdt. IV. 155). Сам же Батт, с детства страдавший заиканием, тоже ездил в Дельфы узнавать по поводу своей дикции. Пифия же повелела ему отправиться в Ливию. Батт удивился такому ответу, но пифия его повторила. Как и предыдущий царь, Батт пренебрёг оракулом, и ферейцев вновь постигли всякие несчастья. Пифия ответила, что облегчение наступит только после того, как ферейцы во главе с Баттом заложат основание Кирены в Ливии. После мытарств на о-ве Платея колонисты вернулись и вновь обратились в Дельфы, жалуясь, что лучше не стало. Пристыженные богом они отплыли назад и основали поселение уже в самой Ливии, а не на острове.
3

Кирена отстоит от моря примерно на 10 км, находясь на северной кромке высокого плато. Она обеспечена водой, окружена плодородными землями, а оригинальный ландшафт с глубокими ущельями обеспечивал оборону местности. К югу от Кирены лежала Ливийская пустыня с оазисом, где находился знаменитый оракул Аммона в Фивах. Батт правил 40 лет, сын его Аркесилай — 16, а третий царь, Батт Счастливый открыл двери для всех греческих переселенцев, что вызвало недовольство местных ливийцев из-за захвата из земель, переросшее в столкновения. Царем становится сын Батта, Аркесилай II Жестокий, который ссорился с братьями и выдавливал их из своих владений. Ок. 540 г. до н. э. братья, отложившись от Аркесилая, образовали из западных городов самостоятельное государство Барку. Конец власти Баттиадов положил персидский царь Камбиз, присоединивший Кирену к египетской сатрапии (Hdt. IV. 160—166). В составе государства Ахеменидов полис получил демократическую форму правления1. Около 331 до н. э. он был завоёван Александром Македонским, по смерти которого попал под власть Лагидов2. В 321 г. до н. э. Кирену и еще четыре города (Аполлонию, Барку/Птолемаиду, Тавхиру/Арсиною, совр. Токра и Эвгеспериды/Беренику, совр. Бенгази) подчинил себе Птолемей I, составив из них Пентаполь (Пятиградие). В 96 г. до н. э. последний представитель династии Птолемей Апион, получивший в своё время Кирену от своего отца Птолемея VIII, умирает и завещает свои владения сенату и народу Рима. Римляне, однако, не спешили принять африканский дар и предоставили городам вольность. Ненадолго власть захватили тираны Никократ, а затем его брат Леандр. В 67 г. до н. э. город вместе с Киренаикой всё же был присоединён Римом к провинции Крит и оставался одним из главных в регионе3 вплоть до разрушительного землетрясения 365 г. В последующие века город стал христианским (здесь был собственный епископ) и подвергался набегам кочевых племен. В 643 г. н. э. его разрушили арабы при халифе Омаре ибн Хаттабе. Жители покинули Кирену. Просуществовав почти тринадцать веков, она превратилась в город-призрак. В конце XVIII в. на засыпанный песком город наткнулись итальянские ученые. Но масштабные археологические раскопки провели здесь только в начале ХХ в. американцы. В XXI в. раскопки продолжились4. В 1982 г. Кирена была внесена в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Руины древнего города находятся в 3 км от деревни Шаххат, восточнее Бенгази.

1. Грэхэм А.-Дж. Колониальная экспансия Греции // Кембриджская история древнего мира. Т. III. Часть 3. Расширение греческого мира VIII—VI в. до н. э. / под ред. Дж. Бордмэна и Н.-Дж.-Л. Хэммонда. М, 2007. С. 164—167.

2. Law R. C. C. North Africa in the period of Phoenicia and Greek colonization c. 800 to 323 BC // The Cambridge History of Africa. Vom 2 from c. 500 BC to AD 1050 / ed. by E. D. Fage. Oxford, 2002. P. 87—113.

3. Law R. C. C. North Africa in the Hellenistic and Roman periods, 323 BC to AD 305 // The Cambridge History of Africa. Vom 2 from c. 500 BC to AD 1050 / ed. by E. D. Fage. Oxford, 2002. P. 148—209.

4. Thorn J. C. The Necropolis of Cyrene. Two hundred years of exploration. Roma, 2005; Thorn D. М. The four seasons of Cyrene: the excavation and explorations in 1861. Roma, 2007.
4 Легендарная же история Кирены намного древнее. Согласно мифам, Кирена, дочь царя лапифов Гипсея предпочитала домашней работе и женскому рукоделью охоту на горе Пелион. Этому занятию она предавалась целыми днями под предлогом защиты отцовских стад. Однажды её, боровшуюся со львом, увидел Аполлон и позвал на это зрелище кентавра Хирона. Кирена, как водится, победила зверя. Аполлон в неё влюбился и унёс на своей золотой колеснице за море, на самый прекрасный из садов Зевса, где она стала царицей большого города, названного в её честь. Здесь она родила сына Аристея, которого люди почитали как бога за то, что он научил их делать ульи, сквашивать молоко и выращивать оливковые деревья. Второй сын Аполлона и Кирены Идмон стал прорицателем (Pind. Pyth. IX. 1—70; Call. Hymn. Dian. 206; Diod. IV. 81; Ap. Rhod. II. 500; Hyg. 161; Myth. Vat. I. 75.2). После от Ареса Кирена родила воинственного царя фракийцев Диомеда, похищение кобылиц которого стало восьмым подвигом Геракла (Apollod. II. 5. 8). Батта же привёл в Кирену Аполлон в ипостаси Карнея (Аполлона Карнейского) — Call. Hymn. Ap. II. 75—96.
5

Таким образом, город получил так сказать три божественных бренда: Аммон, бараноголовый египетский бог солнца, которого греки отождествляли с Зевсом, бог-покровитель Аполлон и нимфа Кирена. Все они изображались на местных монетах: бородатый и рогатый Зевс-Аммон, безбородый Аполлон Карнейский с маленьким рогом Аммона и эпоним города Кирена в виде сидящей женщины или женского профиля. Вместе с ними почитался и дикорастущий сильфий, который считался даром Аполлона и, согласно мифам, появился в здешних землях за семь лет до прибытия основателя колонии Батта (Theophr. VI. 3. 3), отсюда и прочно закрепившееся название τὸ Βάττου σίλφιον — сильфий Батта (LSJ. s. v. σίλφιον τό). На монетах города представлен стебель с листьями и молодое соцветие в той стадии развития, на которой получают латекс. Это было самое распространённое изображение. Значительно реже встречались другие: лира, скачущий конь, звезда, рог, портрет властителя, крылатая богиня победы Ника, правящая квадригой. Монеты Кирены с изображением сильфия датируются концом VI в. до н. э. — последней четвертью III в. до н. э. (этот период и будет рассмотрен в статье)5. Самые древние из них — драхмы 570 г. до н. э., на которых представлено семя растения6. Сильфий постоянно изображался и на монетах других городов Киренаики: Барки и Эвгесперид7.

5. Хронология и типы киренских монет приводит Татман. См.: Tatman J. Silphium: Ancient Wonder Drug? // JHE. 2000 [Электронный ресурс]. URL: >>>; Tatman J.L. Silphium, Silver and Strife: A History of Kyrenaika and Its Coinage // Celator. 2000. October. 14.10. P. 6—24.

6. Robinson E. S. G. A catalogue of Greek coins in the British Museum — Cyrenaica (BMC). London, 1927. Vol. 29; Amigues S. Le silphium — État de la question // Journal des savants. 2004. P. 197.

7. Law R. C. C. North Africa in the period of Phoenicia and Greek colonization. P. 110.
6

Илл. 1. Серебряная тетрадрахма. Ок. 525—480. 16,87 г. Av: Сильфий с четырьмя листьями и двумя плодами. Rv: Голова Горгоны в пунктирной квадратной рамке

7

Илл. 2. Серебряная драхма. Ок. 500—480 до н. э. 4,22 г. Av: Семя сильфия в точечной окружности. Rv: Крылатая женская фигура в шлеме, с опущенными руками в квадратной рамке из точек

8

Илл. 3. Серебряная драхма. Ок. 500—480 гг. до н. э. 3,27 г. Av: Два семечка сильфия. Rv: Семя сильфия в quadratum incusum

9

Илл. 4. Серебряная тетрадрахма. Ок. 480—435 гг. до н. э. 17,05 г. Av: Сильфий с плодами. Rv: Голова Зевса-Аммона в пунктирном круге. Круговая легенда: [ΚΥ]ΡΑΝΑΙΩ[Ν]

10

Илл. 5. Серебряная тетрадрахма. Ок. 435—375 гг. до н. э. 12,87 г. Аv: Сильфий

11

Илл. 6. Rv: Голова Зевса-Аммона, повернутая вправо

12

Илл. 7. Бронзовая киренская монета IV в. до н. э. 5,13 г. Av: Голова Зевса-Аммона вправо. Rv: Плодоносящая пальма, внизу справа — сильфий и краб. Легенда: ΚΥ/ΡΑ

13

Илл. 8. Золотая дидрахма 380—227 гг. до н. э. Av: Голова Карнея. Rv: Сильфий

14

Первое упоминание о сильфии в дошедших до нас текстах мы встречаем у Геродота (IV. 169), описавшего область его произрастания: от о-ва Платеи до устья Сирта (совр. большой Сирт между Киренаикой и триполитанским побережьем). В зарослях сильфия, рассказывает он далее, живут ласки, похожие на тартесских (IV. 192). Однако, согласно лексикографу Поллуксу (Poll. X. 103), это слово встречалось уже у Солона (640—560 гг. до н. э.), а также, по Гесихию (Hesych. s.v. σιλφίου λειμών), у трагика Софокла (frg. 734). Значит, сильфий был известен в Афинах с эпохи архаики. Само название — негреческое, возможно, даже неиндоевропейское и происходит из языка одного из древних народов Киренаики8. Сильфий (σίλφιον τό, лат. silphium, silpium, laser, laserpitium) — многолетнее кустарниковое растение рода Ferula, из семейства Umbelliferae (зонтичных, или сельдереевых). По внешнему виду он был похож на другие растения этого рода. Известная и поныне Ферула обыкновенная, или гигантский фенхель, представляет собой огромный, до пяти метров кустарник, вросший в каменистую землю Балканского полуострова, Кипра и восточного Средиземноморья. Растёт также в Иране и Афганистане, другие виды встречаются в Казахстане, Таджикистане, на Кавказе. Имеет мощный, разветвляющийся в верхней части центральный ствол, крупные листья и вздутый, овальный корень. Весной растения выбрасывают стебли с желтыми зонтиками, развеивают семена на десятки километров и отмирают, оставляя сухие трубки9. Современная ферула, как и древний сильфий, используется в пищу и является лекарственным средством. Ближайшей родственницей сильфия является ферула асафётида, или ферула вонючая. Так она называется по причине едкого и стойкого запаха из-за содержащихся в ней серных веществ (другие названия: дурной дух, собачья еда, бадьян Джованни, вонючая смола, экскременты дьявола, чёртов навоз, смолоносица, хинг, камедь, ангхузех, аса-фетида). Её горький вкус напоминает одновременно и лук, и чеснок, в кулинарии в качестве специфической приправы используется в очень небольших количествах. Традиционно применяется в восточной кухне, а также (только в чистом виде) в аюрведе.

8. Steier. Silphion // RE. II Rh., Hbd. 5. Stuttgart, 1927. Sp. 103. 9. Kandeler R., Ullrich W. R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Art // Journal of Experimental Botany. Oxford, 2009. Vol. 60. № 3. P. 715—717. Fig. 3.
15

Илл. 9. Асафётида (Ferula assafoetida) — ближайшая родственница сильфия

16

Илл. 10. Ферула асафётида в пустыне Каракум. Фото В. Р. Ульриха

17

Подробное описание сильфия и правила его сбора оставил древнегреческий философ и ботаник Феофраст10 из Эреса на Лесбосе (372—288 гг. до н. э.), ученик и друг Аристотеля, после его смерти возглавивший школу перипатетиков в Афинах. Его «Исследование о растениях» оставалось лучшим в области растениеводства и физиологии растений вплоть до XVI в. У сильфия много толстых корней, покрытых чёрной корой, стебель такой же величины, как у ферулы. Листья золотистого цвета, широкие и похожи на сельдерей, семя походит на лист. Сильфий был кормовым растением, причём листья его очищали и лечили овец, делали их жирными и придавали баранине изумительный вкус. Им с удовольствием лакомились и люди. Его ели свежим как гарнир или салат, порезав листья и заправив уксусом, а стебель — во всех видах: сырым, варёным и печёным (Theophr. VI. 3. 1, 5). Густой сок считался вкусной приправой. Затвердевшим его экспортировали и растирали в порошок. Греческий грамматик Афиней (конец II — нач. III вв. н. э.) из египетского Навкратиса в своем произведении «Пир мудрецов»11 подробно и со вкусом описывает трапезу ученых мужей. В 14-ой книге (Athen. XIV. 622 f—623a-b) он приводит пространную цитату из Антифана в «Приверженце фиванцев». Повар знакомит гостя со своими блюдами. За томящимся в горшке беотийским угрем следует кастрей (рыба рода кефали):

10. Настоящее имя философа было Тиртам. Феофрастом («Богоречивым») назвал его Аристотель за его божественные речи. Слушателем Феофраста был также врач Эрасистрат (Diog. Laert. V. 2. 39, 57).

11. О. Л. Левинская полагает, что заглавие Δειπνοσοφισταί («Пирующие софисты», «Пир мудрецов») уместней переводить как «Знатоки трапез». См.: Левинская О. Л. Афиней и его книга // Афиней. Пир мудрецов. В 15 книгах. Кн. I—VIII / отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 2003. С. 459—461.
18

Кестрей лежит, от чешуи очищенный:

Посыпан солью, наизнанку вывернут,

Шипит, пищит румяный и поджаренный,

А рядом раб на рыбу брызжет уксусом,

Ливийский стебель сильфия отломанный

Божественным сияньем ворожит ему.

— Кто скажет, будто больше нет волшебников?

Пока ты ворожил, троих уж вижу я,

Твою стряпню жующих с наслаждением.

Пер. Н. Т. Голинкевич

 
19 Еще раньше, в V в. до н. э. греческий комедиограф Аристофан в «Птицах» упоминал, что сильфием приправлялось мясо птицы. Герой Писфитер, игнорируя голодных богов Посейдона и Геракла, требует тёрку, острую приправу, сыр, раздуть уголья и покрошить сильфий (Птицы. 1579—1590. Пер. С. Апта). В Афинах это была излюбленная пряность. Вместе с тем, употреблённая в большом количестве она вызывала усиленное газообразование и расстройство желудка (Аристофан. Всадники. 895—900), на чём и основывался помимо прочего чистящий эффект растения как для людей, так и для животных.
20

И сок сильфия, и его листья имели острый вкус (Theophr. IX. 1. 4), хотя, скорее всего, он был мягче, чем у асафётиды. Использовали как сок стебля («стеблёвка»), так и сок корня («корнёвка»). Корень сильфия был в локоть величиной и больше, посередине него имелась выходящая на поверхность земли «голова», которую называли «молоком» (по-видимому, из-за млечного сока, выделявшегося после надреза). Корнёвка считалась лучше стеблёвки, поскольку сок давала чистый, прозрачный, густой и клейкий. Поэтому, чтобы корнёвка не свернулась, в неё подмешивали пшеничной муки, долго взбалтывали и разливали по амфорам (Theophr. VI. 3. 2—4; IX. 1. 3, 7). В таком виде и транспортировали за границу, в частности, в афинский порт Пирей. Из камеди (млечного сока) готовили специи и средства для лечения разнообразных болезней (LCJ. s.v. σίλφιον τό). Греческий врач I в. н. э. Аретей из Капподокии, рекомендовал во время лечения болезней головы — от головокружения до эпилепсии — только лёгкую диету, полностью исключив острые продукты, такие, как лук, чеснок и сок сильфия (Aretaeus. De curatione diuturnorum morborum libri duo. I. 2). Препараты с сильфием назывались сильфиотами (LCJ. s.v. σιλφιωτός, ἡ, ὁν, также σιλφόεις — «из сильфия»12). Чтобы приготовить, например, жгучий пластырь для прогревания больных мест, в ступке перетирали три головки теносского чеснока с соком сильфия и заливали всё уксусом (Аристофан. Плутос. 717—720. Пер. В. Холмского). Вообще же список болезней, которые лечили сильфием, обширен. Это кашель, бронхит, трахеит, астма, плеврит, болезни желудка, кишечные заболевания, кожные, сердечные, болезни глаз, мышечные боли, карбункул, опухоли, наросты, бородавки, желтуха, лихорадка, нервные заболевания, открытые раны, противоядие от укусов змей и скорпионов и много другое13. А после открытия его контрацептивных свойств14, способности предотвращать выкидыши, а также быть афродизиаком15 (чему в полном соответствии с гомеопатической магией способствовала сердцевидная форма семян сильфия16, часто изображавшихся на монетах) слава этого растения перешагнула границы Ливии.

12. Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque: Histoire des mots. T. II. Paris, 1968. P. 1004.

13. Koerper H., Kolls A. L. The silphium motif adorning ancient libyan coinage: Marketing a medicinal plant // Economic Botany. 1999. April. Volume 53. Issue 2. P. 137—138. Tabl. 1 [Электронный ресурс]. URL: >>>.

14. Riddle J. M., Estes J. W., Russel J.C. Birth Control in the Ancient World // Archaeology. 1994. March/April. P. 30; Temkin O. (trans.). Soranus’ Gynecology. Baltimore, 1956. P. 221; Tschanz D. W. Herbal contraception in ancient times. 2003, May 8 [Электронный ресурс]. URL: >>>.

15. Koerper H., Kolls A.L. The silphium motif adorning ancient libyan coinage: Marketing a medicinal plant // Economic Botany. 1999. April. Volume 53. Issue 2. P. 139 [Электронный ресурс]. URL: >>>.

16. Связь сердцевидной формы листьев и плодов растения с любовью и сексуальностью просматривается в рассказе Павсания о Диоскурах, которые пришли под видом иноземцев в Спарту в свой прежний дом, принадлежавший теперь Формиону. Попросились переночевать, и хозяин разрешил им выбрать любую комнату, кроме одной, в которой жила его дочь, ещё девушка. На следующий день исчезли и гости, и девушка, и вся её девичья одежда, а в комнате нашли изображения Диоскуров, стол, и на нём растение сильфий (Paus. III. 16. 3).
21

Илл. 11. Серебряная гемидрахма. Ок. 500—480 гг. до н. э. 1,77 г. Av: Семя сильфия. Rv: Голова Зевса-Аммона вправо. Очень редкая монета

22

Илл. 12. Тетрадрахма. Ок. 495—475 гг. до н. э. 17 г. Av: Сильфий с четырьмя листьями, двумя цветками и двумя плодами. Rv: Плод сильфия между двумя вертикальными дельфинами в квадрате с точками в углах

23

Илл. 13. Серебряная киренская драхма (1/2 драхмы). Ок. 495—475 гг. до н. э. 4,16 г. Av: Два плода сильфия, повернутых друг к другу. Rv: Плод сильфия

24

К счастью, для Киренаики, сильфий рос только в ограниченном месте, на прибрежной полосе. Он занимал обширное пространство, более 4 000 стадий17, особенно много его было у Сирта, начиная от Эвгесперид. Как писал Теофраст, растение упрямо не желало окультуриваться, избегая обработанной почвы. Как только землю распахивали, оно уходило, «показывая, что оно растение дикое и в уходе не нуждается» (Theophr. VI. 3. 3). Всё это делало его уникальным. Чужеземцы платили за волшебную траву большие деньги, и город стал процветать. Кирена превратилась в единственного экспортёра сильфия в греческом мире. Во времена монархии эта монополия принадлежала царям. На известном так наз. «блюде Аркесилая» сер. VI в. до н. э. изображён процесс взвешивания и складирования сильфия под надзором Аркесилая II, сидящего на раскладном стуле в богатых одеждах и с царским скипетром в руке в тени под навесом18. Вывод основывается на чтении имён людей на чаше. Чётко читается имя царя. Надпись над крайним справа человеком именует его silphomachos (или silphiomachos), что можно перевести как «человек, работающий с сильфием, собиратель сильфия»19. Ценное растение, составлявшее главную статью экспорта, оберегали и заботились о его сохранении. Теофраст сообщает, что собирание сильфия было подчинено особым правилам, как и разработка рудников. Сильфий разрешалось собирать только в таком количестве, чтобы не извести растение, причём учитывались и способы сбора, и запасы сильфия. Не дозволялось срезать его с нарушением правил и в количестве большем установленного (Theophr. VI. 3.1).

17. Аттический стадий составлял 177,6 м, олимпийский — 192,27 м.

18. Грэхэм А.-Дж. Колониальная экспансия Греции. С. 166; Law R. C. C. North Africa in the period of Phoenicia and Greek colonization. P. 110; Bury J. B. A History of Greece. To the Death of Alexander the Great. Oxford, 2015. P. 116—117.

19. Однако есть и другое толкование сцены. Сильфий — смолистая трава, а грузят её почему-то в сетях. По мнению Е.А. Лэйна и М. Кин, товаром является шерсть. См.: Lane E. A. Lakonian vase painting / Annual of the British School at Athens. Athens. 1933—34. № 34. P. 161—162; Kiehn M. ΣΙΛΦΙΟΝ —SILPHION. “…multis iam annis in ea terra non invenitur…” // European Botanic Gardens in a Changing World. Sixth European Botanic Gardens Congress. May 28—June 02. Chios Island. Greece, 2012. P. 35. Так же считал и Ю. В. Андреев: «грузчики с мешками шерсти, очевидно, находящиеся уже в трюме корабля, то есть как бы за пределами главной сцены, занимающей основную часть окружности килика, заняты своей тяжелой работой и не обращают на “августейшую особу” никакого внимания». См.: Андреев Ю. В. Архаическая Спарта. Искусство и политика. СПб., 2008. С. 119—120. П. Шантрен и Х. Фриск, читающие имя как σλιφομάχος, полагают его неясным, а происхождение тёмным. См.: Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque. T. II. P. 1004; Frisk H. Griechisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg, 1960. S. 178.
25

Илл. 14. Лаконская чаша из Вульчи. Ок. 565 г. до н. э. Царь Кирены Аркесилай II (569—550 гг. до н. э.) наблюдает за взвешиванием и погрузкой сильфия

26

Илл. 15. Фрагмент чаши Аркесилая

27 Сильфий завоевал классическую Грецию, где звался даром Аполлона. Растение стало символом Кирены и местной валютой, его изображение чеканилось на киренских монетах вместе с покровительницей города нимфой Киреной.
28

Илл. 16. Киренская серебряная тетрадрахма. Ок. 525—480 гг. до н. э. Av: Богиня города Кирена, правой рукой касающаяся сильфия

29

Илл. 17. Серебряная тетрадрахма. Ок. 520 г. до н. э. 17,20 г. Av: Кирена в венке и длинном хитоне, восседающая на дифросе, касается рукой сильфия. Сзади изображения семян растения. Rv: Голова Аммона-Зевса в квадратной точечной рамке

30 В период эллинизма экспорт сильфия составлял важнейшую часть экономики Кирены, и изображения его на монетах (хотя порой и вытесненное портретами правителей), это подтверждают.
31

Илл. 18. Золотая драхма наместника Птолемея Офелласа. Ок. 322—313 гг. до н. э. 4,30 г. Av: Всадник. Легенда: ΠOΛI. Rv: Сильфий, справа внизу тарбаган или тушканчик Легенда: K-Y-P-A

32

Илл. 19. Серебряная дидрахма. Ок. 308—277 гг. до н. э. 7,27 г. Av: Голова Аполлона Карнея с рогом. Rv: Сильфий. Сверху легенда KY-PA

33

Илл. 20. Киренский золотой статер Птолемея I Сотера. 305—304 гг. до н. э. 7,04 г. Av: Голова в диадеме, на шее эгида. Rv: Александр Великий правит колесницей, запряжённой слонами. В правой руке пучок молний. Внизу ветвь сильфия. Легенда: ΠΤΟΛΕΜΑΙΟΥ / ΒΑΣΙΛΕΩΣ

34

Илл. 21. Золотой тетробол царя Кирены Магаса. Ок. 283—250 гг. до н. э. 2,85 г. Av: Юноша в хламиде на коне, сзади звезда. Rv: Сильфий и монограмма Магаса

35

Илл. 22. Серебряная киренская дидрахма. Ок. 250 г. до н. э. 7,82 г. Av: Рогатая голова Зевса-Аммона в диадеме. Rv: Сильфий в точечной окружности. Вверху слева — козий рог. Легенда: ΚΟΙ-ΝΟΝ. Очень редкая монета в высоком эллинистическом стиле с тщательной проработкой деталей

36

Илл. 23. Серебряная монета ок. 250 г. до н. э. 7,72 г. Аv: Голова безбородого Гермеса Параммона (?). Rv: сильфий, в верхнем правом поле звезда. Легенда: ΚΥ-ΡΑ/ΣΟΙ

37

Положение изменилось, когда Киренака в I в. до н. э. стала римской провинцией. Сильфий был дефицитом и продавался на вес серебряных монет. Им же киренцы платили подати римлянам. А Цезарь в начале гражданской войны забрал из казны вместе с серебром и золотом полторы тысячи фунтов сильфия. Однако римские магистраты Киренаики отказались от использования этого символа на монетах, предпочитая чеканить образы Зевса-Аммона, Виктории, портреты цезарей и проч.20 Известен, пожалуй, лишь единственный выпуск с сильфием — квадранс (1/4 асса) I в. до н. э.:

20. См.: Buttrey T. V. The Coins and the Cult // Expedition magazine. 1992. Spring—Summer. Vol. 34. Nos. 1—2. Special Issue: Gifts to the Goddesses—Cyrene’s Sanctuary of Demeter and Persephone. P. 65—66.
38

Илл. 24. Киренский медный квадранс. Ок. 37 г. до н. э. 2,94 г. Av: Голова Ливии или Кирены вправо. Rv: Сильфий. Редкая монета

39

Однозначно объяснить это затруднительно, но, по нашему мнению, не в последнюю очередь это связано с истощением запасов сильфия. Варварское расхищение часто меняющимися римскими наместниками, а также откупщиками природных богатств Ливии привели к уничтожению этого растения. Как рассказывает Плиний Старший, откупщики стравили весь сильфий своим овечьим отарам, чтобы получить доход побольше. К сер. I в. до н. э. сильфий стал большой редкостью. Так что упоминание полей растения в игривом стихотворении римского поэта I в. до н. э. Гая Валерия Катулла — уже из разряда преданий21:

21. Есть и другое толкование: сильфий упомянут в связи со своими лечебными свойствами. Здесь: как лекарство от безумной любви. См.: Koerper H., Kolls A. L. The silphium motif adorning ancient libyan coinage. P. 141.
40

Сколько, спрашиваешь, твоих лобзаний

Надо, Лесбия, мне, чтоб пыл насытить?

Много — сколько лежит песков сыпучих

Под Киреною, сильфием поросшей,

От Юпитеровой святыни знойной

До гробницы, где Батт схоронен древний;

Сколько на небе звёзд в молчаньи ночи

Видит тайны любви, блаженство смертных!

Катулл. 7. 1—8.

Пер. С. В. Шервинского22

22. Гай Валерий Катулл Веронский. Книга стихотворений / отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1986. С. 8.
41

Географ Страбон (64/63 г. до н. э. — ок. 20 г. н. э.) сообщал также и о варварах-кочевниках, которые, вторгшись в страну, сознательно уничтожили самые корни травы (Strabo. XVII. 3. 22). Плиний Старший, умерший в 79-м г. н. э., писал, что за всю свою жизнь он слышал лишь об одном стебле, срезанном примерно в 54—68 г. н. э., который был привезён в подарок Нерону (Plin. NH. XIX. 39—40). Возможно, это был последний экземпляр сильфия. В I в. н. э. растение в Кирене перевелось и доставлялось только из Персии и Индии (Plin. NH. XIX 38), качеством хуже. И когда киренский епископ Синезий (370/375 — 413—414 гг. н. э.) передаёт рассказ очевидца о том, что ещё в конце IV в. тот видел окультуренный сильфий в садах23, следует понимать, что речь идёт уже о совсем другом растении. Под видом сильфия продавали иные виды ферулы24.

23. Hammer K. Resolving the challenge posed by agrobiodiversity and plant genetic resources — an attempt // Journal of Agriculture and Rural Development in the Tropics and Subtropics. Beiheft Nr. 76. Witzenhausen, 2004. P. 49—50.

24. Leamand D. J. Conservation, Trade, Sustainability and Exploitation of Medicinal Plant Species // Development of Plat-Based Medicine; Conservation, Efficacy and Safety / ed. by P. K. Saxena. Dortrecht—Boston—London, 2001. P. 1.
42

Сильфий стал жертвой сверхэксплуатации и хищнического сбора урожая. Чудодейственная трава исчезла с лица земли так же внезапно, как и появилась. Все последующие попытки идентифицировать современные Umbelliferae как киренский сильфий потерпели неудачу, хотя поиски легендарного растения продолжаются и поныне25. Разумеется, проблема идентификации растения открывает широкое поле для всевозможных домыслов и спекуляций. И здесь ученых можно условно разделить на два лагеря: гиперкритики и романтики. Первые всё отрицают26, вторые зачастую принимают желаемое за действительное27. Ещё одна группа — главным образом, этноботаники, экологи, биохимики, медики, пытаются найти рациональное зерно в рассказах древних авторов, проводя исследования в лабораториях и ставя опыты на животных28. Однако проверить приписываемые сильфию свойства не представляется возможным, так как растение давно вымерло, а видов ферулы, находящихся сегодня в природе, около 170 и произрастают они в Средиземноморье и далее на восток до Центральной Азии в засушливых местах29. Попытки найти его предпринимались ещё в эпоху Ренессанса, когда натуралисты стали внимательно читать греческие и латинские тексты. Последняя крупная экспедиция состоялась в 1996 г. и успехом не увенчалась30.

25. Lykoudis M. In search of Silphion // Reading. 2006. 17-1 [Электронный ресурс]. URL: >>>.

26. К примеру, Kiehn M. Silphion Revisited // Medicinal Plant Conservation. 2007. № 13. P. 4—8.

27. Например, желание видеть в сильфии культовое растение Афродиты с самого микенского времени (XVII—XII вв. до н. э.), а в нартексе Диониса — тирс из стебля ферулы. См.: Kandeler R., Ullrich W.R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Art // Journal of Experimental Botany. Oxford, 2009. Vol. 60. № 3. P. 715—717. Или вера в то, что сильфий всё ещё существует: Wright W.S. Silphium Rediscovered // Celator. 2001. 15(2). P. 23—24.

28. Riddle J. M. Oral Contraceptives and Early-Term Abortifacients during Classical Antiquity and the Middle Ages // Past and Present. 1991. № 132. P. 3—32; Singh M. M., Agnihotri A., Garg S. N., Agarwal S. K., Gupta D. N., Keshri G., Kamboj V. P. Antifertility and Hormonal Properties of Certain Carotane Sesquiterpenes of Ferula jaeschkeana // Planta Medica. 1988. 54 (6). P. 492—494; Riddle J. M., Estes J. W., Russel J. C. Birth Control in the Ancient World // Archaeology. 1994. March/April. P. 30.

29. Kandeler R., Ullrich W.R. Symbolism of Plants. P. 715—717.

30. Manunta A. Il “silphio cirenaico” è la Cachrys ferulacea (L.) Calestani ancora presente nella flora cirenaica // Bacchielli L. & Bonnaro Aravantinos M. (Eds.): Studi miscellanei. 29: Scritta di antichità in memoria di Sandro Stucchi. Vol. I: La Cirenaica — La Grecia e l’Oriente mediterraneo. Roma, 1996. P. 211—218.
43

Неожиданно полузабытый символ возродился в итальянской военной эмблематике и геральдике в годы Второй мировой войны, как знак, предоставленный участникам Северо-Африканской компании. Золотой сильфий на синем фоне и в блазоне: золотой сильфий на красном фоне с серебряной звездой как символ Киренаики31.

31. Arena G. Inter eximia naturae dona: il silfio cirenaico fra ellenismo e tarda antichità. Catania, 2008. P. 13.
44

Илл. 25. Справа: Знак отличия солдат 28-ого Пехотного полка «Павия»

45

В правлении Муссолини в Италии воцарился культ древнего Рима, его славных завоеваний. Подчеркивалось, что Средиземное море было Римским морем, mare nostrum (лат. Наше море). Итальянцам внушалось, что они — наследники величайшей в мировой истории империи, но их обобрали и ввергли в нищету плутократические государства Запада (Англия и Франция). Настойчиво звучали заявления о создании «итальянской империи». Уже в 20-е гг. появились лозунги: «Итальянцы готовы драться за реализацию своей колониальной программы». Колонии для Италии объявляются «вопросом жизни и смерти». Неотъемлемой частью итальянской имперской пропаганды стал миф о великой цивилизаторской миссии Новой Римской империи, несущей народам Средиземноморья, Балкан и Северной Африки процветание и порядок. Итальянские фашисты серьёзно нацелились на колониальные владения Великобритании и Франции, чей военный потенциал был во много раз больше итальянского. Борьба за колонии в Африке и на европейских фронтах сопровождалась пропагандистской шумихой о «несокрушимой силе» Италии. Успешная поначалу экспансионистская политика (завоевание Корфу, Эфиопии, Ливии, Албании) привела к союзу с Германией. Однако все последующие военные авантюры дуче оказались провальными, а объявление войны Великобритании и Франции 10 июня 1940 г. и вовсе фатальным. Немцам, в соответствии со «Стальным пактом» между Италией и Германией (май 1939 г.), приходилось постоянно спасать своего «союзника». Так было в Греции, откуда итальянских вояк с позором выбросило ополчение меньше чем за месяц осенью 1940 г. Так было и в Северной Африке, куда был направлен Африканский корпус генерала Роммеля, сумевшего в боях с англичанами вернуть Киренаику. Однако 23 октября 1942 г. в битве под Эль-Аламейном британские войска под командованием генерала Б. Монтгомери разбили итало-немецкую группировку Эрвина. В июле 1943 г., после высадки американцев в Марокко итало-германские войска в Африке капитулировали. Затем последовал разгром под Сталинградом, куда итальянцы, верные союзническому долгу, влезли на свою голову. В итоге Италия лишилась всех своих колоний и корпуса на Восточном фронте, а вместе с ними рухнули и надежды на возрождение новой Римской империи. Низкая боеспособность итальянской армии вообще и в Африке, в частности, плохое обеспечение, вооружение, проблемы с управлением и коммуникацией, жестокость по отношению к местному населению, использовавшемуся в качестве пушечного мяса, большие потери не способствовали мотивации и воинской дисциплине. Стремление дуче объединить и скрепить нацию и армию посредством пропаганды, апеллировавшей к великому прошлому Рима, неизбежно должно было для обоснования пропаганды искать идеологическую опору в древних мифах и символах. Так проявляется крипторелигиозное сознание индивида и общества. Политическая идеология даже самого воинствующего атеистического государства всегда насквозь мифологична32. Поэтому ликторские фасции с топором (лат. fasces, pl. от fascis, отсюда «фашизм») стали символом фашистской государственной власти в Италии, а сильфий, произраставший только в Киренаике, символизировал законность претензий на эти земли, которые хотя и были колонизованы греками по указанию Аполлона, но в итоге стали римской провинцией. Эмблема античной Кирены была призвана способствовать поднятию боевого духа как в прямом смысле, так, возможно, и в скрытом, в связи с известной в древности функцией сильфия как стимулирующего средства и панацеи. Однако Муссолини не удалось выполнить своё торжественное обещание — превратить итальянцев из «нации мандолинистов» в нацию «суровых воинов». Создатели геральдических знаков, по всей видимости, не слишком утруждали себя символикой и античными источниками. Судьбу прославленного свободолюбивого растения, некогда занимавшего обширные территории Киренаики, составлявшего её гордость и главную ценность, которое было варварски уничтожено безответственной эксплуатацией и исчезло без следа, повторила итальянская армия в Африке. Как корабль назовёшь…

32. Селиванова Л. Л. Сравнительная мифология (Мифы о возрождении в древнем мире). Ч. I. Античный мир. М., 2003: С. 33—34.
46 Итак, письменные и нумизматические источники позволяют проследить время существования растения-символа в Киренаике — немногим более шести веков. Разумное, уважительное отношение к главному богатству страны в период VI—III вв. до н. э. сменилось бездумной, эгоистичной, хищной эксплуатацией в период римского владычества. В результате было полностью уничтожено ценнейшее лекарственное растение, а вместе с ними подорвано и благосостояние государства, с этого времени начавшего деградировать. Многозначность образа и его долгое использование в качестве геральдического знака вспомнились и оказались востребованными в другую эпоху, которая наполнила давно забытый символ новым содержанием. По иронии судьбы варварски истреблённое растение было буквально взято на щит новыми римскими варварами для повышения боевого духа в Ливии. Этот щит оказался бумерангом.
47

Сокращения

EuroGard VI — European Botanic Gardens in a Changing World33.

JHE — Jencek Historical Enterprise34.

LSJ — A Greek-English Lexicon35.

RE — Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft von Pauly—Wissowa G. Stuttgart.

33. Sixth European Botanic Gardens Congress. May 28 — June 02. Chios Island Greece, 2012.

34. www.jhecoins.com [Электронный ресурс]. URL: >>>.

35. By H. G. Liddell, R. Scott, H. S. Jones. Oxford. 1996.

References



Additional sources and materials

  1. Andreev Yu. V. Arkhaicheskaya Sparta. Iskusstvo i politika. SPb., 2008.
  2. Antichnye gimny / pod red. A. A. Takho-Godi. M., 1988.
  3. Apollodor. Mifologicheskaya biblioteka. L., 1972.
  4. Aristofan. Komedii: V 2-kh t. Per. s drevnegrech. / Komment. V. Yarkho. M., 1983.
  5. Afinej. Pir mudretsov. V 15 knigakh. Kn. I—VIII / otv. red. M. L. Gasparov. M., 2003.
  6. Afinej. Pir mudretsov. V 15 knigakh. Kn. IX—XV / N. T. Golinkevich. M., 2010.
  7. Gaj Valerij Katull Veronskij. Kniga stikhotvorenij / otv. red. M. L. Gasparov. M., 1986.
  8. Gerodot. Istoriya v devyati knigakh. Per. i prim. G. A. Stratanovskogo. L., 1972.
  9. Gigin. Mify / per. s lat. D. Torshilova. SPb., 1997.
  10. Gippokrat. Izbrannye knigi / per. s grech. V. I. Rudneva. M., 1994.
  11. Grehkhehm A.-Dzh. Kolonial'naya ehkspansiya Gretsii // Kembridzhskaya istoriya drevnego mira. T. III. Chast' 3. Rasshirenie grecheskogo mira VIII—VI vv. do n. eh. / pod red. Dzh. Bordmehna i N.-Dzh.-L. Khehmmonda. M., 2007. S. 103—195.
  12. Diogen Laehrtskij. O zhizni, ucheniyakh i izrecheniyakh znamenitykh filosofov. M., 1979.
  13. Diodor Sitsilijskij. Grecheskaya mifologiya (Istoricheskaya biblioteka) / per. s drevnegr., stat'ya, komm. i ukazatel' O. P. Tsybenko. M., 2000.
  14. Levinskaya O. L. Afinej i ego kniga // Afinej. Pir mudretsov. V 15 knigakh. Kn. I—VIII / otv. red. M. L. Gasparov. M., 2003. S. 459—474.
  15. Pavsanij. Opisanie Ehllady. V 2-kh tomakh / per. i vstup. st. S. P. Kondrat'eva. M., 1994.
  16. Pervyj Vatikanskij Mifograf / per. s lat., vstup. stat'ya i komment. V. N. Yarkho. SPb., 2000.
  17. Pindar. Vakkhilid. Ody. Fragmenty. M., 1980.
  18. Selivanova L. L. Sravnitel'naya mifologiya (Mify o vozrozhdenii v drevnem mire). Ch. I. Antichnyj mir. M., 2003.
  19. Strabon. Geografiya. V 17 kn. / per., st. i komment. G. A. Stratanovskogo / pod obsch. red. S. L. Utchenko. M., 1994.
  20. Feofrast. Issledovanie o rasteniyakh / podgot. k izd. Tsepkovym A. I. Ryazan', 2005.
  21. A Greek-English Lexicon / ed. by H. G. Liddell, R. Scott, H. S. Jones. Oxford. 1996.
  22. Amigues S. Le silphium — État de la question // Journal des savants. 2004. P. 191—226.
  23. Arena G. Inter eximia naturae dona: il silfio cirenaico fra ellenismo e tarda antichità. Catania, 2008. P. 11—86.
  24. Baumann H. Pflanzenbilder auf griechischen Münzen. München, 2000. 
  25. Bury J. B. A History of Greece. To the Death of Alexander the Great. Oxford, 2015.
  26. Buttrey T. V. The Coins and the Cult // Expedition magazine. 1992. Spring—Summer. Vol. 34. Nos. 1—2. Special Issue: Gifts to the Goddesses—Cyrene’s Sanctuary of Demeter and Persephone. P. 59—66. 
  27. Chantraine P. Dictionnaire étymologique de la langue grecque: Histoire des mots. T. I—II. Paris, 1968.
  28. Frisk H. Griechisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg, 1960.
  29. Hammer K. Resolving the challenge posed by agrobiodiversity and plant genetic resources — an attempt // Journal of Agriculture and Rural Development in the Tropics and Subtropics. Beiheft Nr. 76. Witzenhausen, 2004. 
  30. Kandeler R., Ullrich W. R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Art // Journal of Experimental Botany. Oxford, 2009. Vol. 60. № 3. P. 715—717. 
  31. Kiehn M. Silphion Revisited // Medicinal Plant Conservation. 2007. № 13. P. 4—8. 
  32. Kiehn M. ΣΙΛΦΙΟΝ —SILPHION. “…multis iam annis in ea terra non invenitur…” // European Botanic Gardens in a Changing World. Sixth European Botanic Gardens Congress. May 28—June 02. Chios Island. Greece, 2012. P. 33—41. 
  33. Koerper H., Kolls A.L. The silphium motif adorning ancient libyan coinage: Marketing a medicinal plant // Economic Botany. 1999. April. Vol. 53. Issue 2. P. 133—143. 
  34. Lane E. A. Lakonian vase painting / Annual of the British School at Athens. Athens. 1933—34. № 34. P. 98—189.
  35. Law R. C. C. North Africa in the Hellenistic and Roman periods, 323 BC to AD 305 // The Cambridge History of Africa. Vom 2 from c. 500 BC to AD 1050. Ed. by E.D. Fage. Oxford, 2002. P. 148—209. 
  36. Law R.C.C. North Africa in the period of Phoenicia and Greek colonization c. 800 to 323 BC // The Cambridge History of Africa. Vom 2 from c. 500 BC to AD 1050 / ed. by E. D. Fage. Oxford, 2002. P. 87—147. 
  37. Leamand D. J. Conservation, Trade, Sustainability and Exploitation of Medicinal Plant Species // Development of Plat-Based Medicine; Conservation, Efficacy and Safety / ed. by P. K. Saxena. Dortrecht—Boston—London, 2001. P. 1—16.
  38. Lykoudis M. In search of Silphion // Reading. 2006. 17-1. Retrieved 20 September 2006 from [Ehlektronnyj resurs]. URL: https://hort.purdue.edu/newcrop/
  39. Manunta A. Il “silphio cirenaico” è la Cachrys ferulacea (L.) Calestani ancora presente nella flora cirenaica // Bacchielli L. & Bonnaro Aravantinos M. (Eds.): Studi miscellanei. 29: Scritta di antichità in memoria di Sandro Stucchi. Vol. I: La Cirenaica — La Grecia e l’Oriente mediterraneo. Roma, 1996. P. 211—218.
  40. Riddle J.M. Oral Contraceptives and Early-Term Abortifacients during Classical Antiquity and the Middle Ages // Past and Present. 1991. № 132. P. 3—32.
  41. Riddle J. M., Estes J. W., Russel J. C. Birth Control in the Ancient World // Archaeology. 1994. March/April. P. 30—35.
  42. Robinson E. S. G. A catalogue of Greek coins in the British Museum — Cyrenaica (BMC). London, 1927. Vol. 29.
  43. Singh M. M., Agnihotri A., Garg S. N., Agarwal S. K., Gupta D. N., Keshri G., Kamboj V. P. Antifertility and Hormonal Properties of Certain Carotane Sesquiterpenes of Ferula jaeschkeana // Planta Medica. 1988. 54 (6). P. 492—494. 
  44. Steier. Silphion // RE. II Rh., Hbd. 5. Stuttgart, 1927. Sp. 103—114.
  45. Tatman J. Silphium: Ancient Wonder Drug? // JHE. 2000 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.jhecoins.com/articles/article06.htm
  46. Tatman J. L. Silphium, Silver and Strife: A History of Kyrenaika and Its Coinage // Celator. 2000. October. 14. 10. P. 6—24.
  47. Temkin O. (trans.). Soranus’ Gynecology. Baltimore, 1956.
  48. Thorn D. M. The four seasons of Cyrene: the excavation and explorations in 1861. Roma, 2007.
  49. Thorn J. C. The Necropolis of Cyrene. Two hundred years of exploration. Roma, 2005.
  50. Tschanz D. W. Herbal contraception in ancient times. 2003, May 8 [Ehlektronnyj resurs]. URL: http://www.aboutislam.net/new-beta/herbal-contraception-in-ancient-times
  51. Wright W. S. Silphium Rediscovered // Celator. 2001. 15(2). P. 23—24.