Reasons for Curtailing of the New Economic Policy (NEP), Assessment of the Results of Industrialization, Collectivization and Cultural Transformations
Table of contents
Share
QR
Metrics
Reasons for Curtailing of the New Economic Policy (NEP), Assessment of the Results of Industrialization, Collectivization and Cultural Transformations
Annotation
PII
S207987840001959-3-1
Publication type
Miscellaneous
Status
Published
Authors
Alexandra Bahturina 
Affiliation:
State Academic University for the Humanities
Russian State University for the Humanities
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

The research-methodic manual examines in detail the New Economic Policy (NEP) period, which is regarded controversially among historians in its development, results and the impact on the following periods in the USSR history. Based on the deep analysis of political, economic and social-cultural processes of the 1920s, the author’s work attempts to highlight how the economical contradictions of the NEP correlated with the split within the Bolshevik party and the necessity to catch up with the leading Western countries. The author uses the large number of archival documents and also the thoughtful historiographical analysis of the key stages of the NEP and the beginning of the industrialization. The second part of the manual contains the list of the recommendable literature and sources and also methodic exercises

Received
11.09.2017
Publication date
12.04.2019
Number of characters
76946
Number of purchasers
43
Views
16178
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 200 RUB / 0.0 SU

To download PDF you should sign in

1

НЭП как политический курс и экономическая система. Экономические и социальные проблемы НЭПа

 

Введение НЭПа в 1921 г. было направлено на стабилизацию политической и экономической ситуации в стране. Но уже сразу стало очевидно, что введение НЭПа не повлекло за собой быстрого улучшения экономического положения страны и повышения уровня жизни населения.

2

С введением НЭПа продолжало ухудшаться положение рабочих и служащих. Ю. Н. Жуков приводит следующие данные по количеству забастовок: в 1923 г. было 444 забастовки, из них 155 забастовок шахтеров и 117 — металлистов1, и обращает внимание на то, что их число не сокращалось, несмотря на введение НЭПа.

1. Жуков Ю. Н. Оборотная сторона НЭПа. М., 2014. С. 14.
3

Рис. 1. Общий зал ночного ресторана гостиницы «Европейская». Петроград, 1924 г.

4

Росла безработица. Современные российские исследователи приводят различные данные по количеству безработных: от 58 до 266 тыс. в 1922 г. и от 400 тыс. до 1,1 млн в 1925 г.2 Несмотря на различие количественных показателей, все исследователи сходятся на том, что в первой половине 1920-х гг. наблюдается стабильный рост безработицы.

2. Жуков Ю. Н. Оборотная сторона НЭПа. М., 2014. С. 395.
5

НЭП привел к быстрому имущественному расслоению населения. Введение частной торговли и предпринимательства привело к появлению социальной группы, получившей у современников наименование «нэпманы».

6

Мнение современника

 

«Слово “нэп” звучало как ругательство. Неожиданно явившиеся после всех бурь революции и гражданской войны богачи, одетые в роскошные наряды и пирующие в богатых ресторанах, вызывали негодование еле-еле сводящего концы с концами рабочего класса, тем более — многочисленных безработных. Родился даже горестный лозунг: “За что боролись?” В газетах появился термин “Гримасы нэпа”. Критики писали, что многие спектакли и фильмы ставятся “в угоду нэповской публики”. Были, конечно, и скромные, небогатые нэпманы, таких, наверное, даже было большинство, но на виду были нэпманы-жуиры, демонстративно щеголявшие своими капиталами»3.

3. Федосюк Ю. Утро красит нежным светом... Воспоминания о Москве 1920-х — 1930-х гг. М., 2003. С. 34.
7

Но в современной историографии негативный образ нэпмана постепенно уходит в прошлое. Делается акцент на то, что нэпманы — это предприниматели, а не спекулянты и мошенники4. Так, ряд исследователей считают, что основная масса предпринимателей в 1920-х гг. получала доход, сопоставимый с зарплатой рабочего5.

4. Демчик Е. «Новые русские», годы 20-е // Родина. 2000. № 5. С. 146—149.

5. Сущенко В. А. Предпринимательство в трех этапах российских модернизаций (вторая половина XIX — начало XXI вв.): общее и особенное в исторической судьбе. Ростов-на-Дону, 2011. С. 35.
8

Рис. 2. Карикатуры на нэпманов. «Крокодил». № 3 (99). 1922 г.

9

К числу острейших социальных проблем периода новой экономической политики относится рост преступности, наркомании и детская беспризорность.

10

Свидетельство современника

 

«Обычное явление Москвы 1920-х гг. — беспризорные. Печальное наследие Гражданской войны — дети, оставшиеся без родителей, без крова и какой-либо опеки... Обычный промысел — попрошайничество, мелкое воровство... Жалось к беспризорным сочеталась со страхом перед ними. Жизнь закалила этих ребят, сняла все моральные препоны … Приютишь, накормишь беспризорного — нет никакой гарантии, что вместо благодарности не будешь ограблен... Конечно, существовала у них какая-то организация, лидеры повзрослее, посылавшие их как на попрошайничество, так и на кражи и забиравшие львиную часть добычи»6.

6. Федосюк Ю. Утро красит нежным светом... Воспоминания о Москве 1920-х — 1930-х гг. М., 2003. С. 39.
11

НЭП стал временем острых социальных проблем. По мнению ряда ведущих российских историков, социокультурные последствия НЭПа для России заключались в следующем:

  • «налицо был мощный раскол на город и деревню, при этом и там и тут усиливалась дифференциация по имущественному принципу»7;
  • наблюдался рост маргинальных групп (беспризорные, голодающие, безработные и другие)8;
  • отмечался рост наркомании9, пьянства10.
7. Булдаков В. П. Постреволюционный синдром и социокультурные противоречия нэпа // НЭП в контексте исторического развития России ХХ в. М., 2001. С. 215.

8. Рожков А. Беспризорники // Родина. 1997. № 9. С. 70—76.

9. Шкаровский М. Семь имен «кошки»: расцвет наркомании в 19171920-е гг. // Невский архив. 1997. С. 467481.

10. Лебина Н. Б. Теневые стороны жизни советского города 20-х — 30-х гг. // Вопросы истории. 1994. № 2. С. 33—42; Литвак К. Б. Самогоноварение и потребление алкоголя в российской деревне 1920-х гг. // Отечественная история. 1992. № 4. С. 65—83; Красильников С. А. На изломах социальной структуры: Маргиналы в послереволюционном российском обществе (1917 — конец 1930-х гг.). Новосибирск, 1998; Панин С. Е. «Пьяная» преступность в России в 1920-е гг. // Социологический журнал. 2002. № 4. С. 92102.
12

Рис. 3. Беспризорники в 1920-е гг.

13

Одновременно в годы НЭПа шло формирование нового быта и новых форм досуга населения. Вытеснялись религиозные праздники. Политика большевиков была направлена на замену их новыми гражданскими обрядами. Например, вместо крестин пропагандировались «звездины» или «октябрины»11.

11. Кобозева А. В. Культурно-антропологический анализ повседневной жизни Москвы. С. 20.
14

Свидетельство современника

 

Ашхен с Ванванчем на руках вступила в цех под звуки заводского духового оркестра, игравшего не очень слаженно «Вихри враждебные веют над нами...». Станки были остановлены. Работницы стояли плотным полукругом. Пожилой представитель партийного комитета сказал речь. Он сказал так: «Мы исполняем наш красный обряд. Мы отвергаем всякие бывшие церковные крестины... Теперь мы будем наших детей октябрить Да здравствует мировая революция!..» А Ванванч сладко спал в своем фланелевом конвертике, не подозревая, что благодаря ему и с его помощью утверждаются новые громогласные традиции господствующего класса... Размышляя об этом событии шестидесятилетней давности, Иван Иваныч никак не мог взять в толк, как выглядела эта возбужденная толпа работниц, забившая в цеху проходы меж станками. Как же все-таки они реагировали на это событие, пока он спал в своих пеленках...? Какая музыка звучала? А они все — что, кричали под нее, пели, размахивали натруженными руками, были счастливы? Или толпились угрюмо? Или иронизировали меж собой? Или кривили губы при виде непривычного и чуждого таинства?»12.

12. Окуджава Б. Упраздненный театр // Девять граммов в сердце... Автобиографическая проза. М., 2014. С. 79.
15

Новая обрядность дополнялась новыми формами досуга, который был нередко связан с общественной работой (участие в заседаниях, шефских секциях и так далее)13.

13. Тяжельникова В. Повседневная жизнь московских рабочих в начале 1920-х гг. // Россия в ХХ в.: люди, идеи, власть. М., 2002. С. 194197.
16

Наряду с экономическими и социальными противоречиями НЭПа российские историки отмечают, что в годы НЭПа в России присутствовали элементы гражданского общества, к которым они относят профсоюзные организации и кооперативное движение14.

14. Зима В. Ф. Человек и власть в СССР в 1920-е — 1930-е гг.: политика репрессий. М., 2010.
17

Рис. 4. А. В. Луначарский во время октябрин (с ребенком на руках). 1924 г.

18

Государство поддерживало и развивало потребительскую кооперацию в противовес частной торговле. Кооперативы не были независимыми от государства. В соответствии с договорами между потребительскими кооперативами и синдикатами, продукция с фабрик и складов шла в кооперативные магазины. Через кооперацию продавалось около 80 % продукции государственной промышленности. Кооперативная торговля обеспечивала более половины товарооборота в стране. Но при этом она развивалась преимущественно в промышленных центрах. Правительство стремилось к широкому кооперированию населения, видя в этом путь к социализму.

19

Экономические противоречия НЭПа

 

Экономические противоречия НЭПа стали проявляться уже в начале 1920-х гг. Перевод государственных промышленных предприятий на самоокупаемость, снятие их с государственного снабжения должно было в условиях рынка привести к закрытию убыточных государственных предприятий. Особенно это касалось тяжелой промышленности, продукция которой не находила сбыта и имела крайне высокую себестоимость. Уже в 1923 г. возникает конфликт между руководством ВСНХ РСФСР (все верно, ВСНХ СССР появился только после принятия Конституции 1924 г.) и Политбюро ЦК РКП(б). Руководство ВСНХ РСФСР считало необходимым закрыть нерентабельные предприятия тяжелой промышленности, но руководство Политбюро ЦК РКП(б) занимало противоположную позицию. Так, в августе 1923 г. Политбюро ЦК РКП(б) отменило постановление Президиума ВСНХ РСФСР о закрытии ленинградского завода «Красный путиловец» из-за его нерентабельности. Е. Г. Гимпельсон отметил, что «в результате нэповских реформ к середине 20-х гг. сложился своеобразный экономический гибрид сочетания директивного хозяйственного механизма с рыночной самоорганизацией...»1. Фактически государство начинает регулировать экономические процессы административными методами (искусственное повышение зарплат, сохранение убыточных предприятий из политических соображений).

20

Рис. 5. Хлебная торговля в немецком кооперативе

21

Незавершенность НЭПа как экономической системы приводила к целому ряду противоречий между государственным сектором экономики и элементами рынка в промышленности и торговле. Реализация новой экономической политики постоянно наталкивалась на политические и экономические ограничения. Даже начальный период нэпа до 1925 г. сопровождался принятием постановлений, ограничивающих развитие частного предпринимательства, а также административных мер в отношении частника.

22

Вторым экономическим противоречием НЭПа стали «ножницы цен» — разница в ценах на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Стоимость промышленной продукции в несколько раз превышала стоимость продукции сельского хозяйства.

23

Рис. 6. Башенная мастерская завода «Красный путиловец»

24

На XIII конференции РКП(б) было отмечено, что «коммерческие и бюджетные соображения должны контролироваться соображениями политическими, т.е. в данных условиях соображениями об охране политической мощи рабочего класса. Там, где закрытие заводов обозначало бы удар по политической силе пролетариата..., там проведение жесткой конкуренции было бы недопустимой политической ошибкой». Но при этом партийное руководство было вынуждено пойти на сокращение промышленного производства путем его «концентрации» в важнейших отраслях, что выразилось в закрытии ряда предприятий, в частности, шахт Донбасса.

25

Рис. 7. На заводе Донбасс. 1923 г.

26

Например, чтобы купить плуг, крестьянин вынужден был продать 36 пудов ржи (в 1913 г. — 10 пудов). В некоторых губерниях пара сапог была эквивалентна стоимости 44 пудов муки. Основной причиной роста цен стала монополия на рынке промышленных товаров синдикатов, которые в 1923 г. подняли цены более чем в два раза. Сложилась парадоксальная ситуация, когда цены у частника оказались ниже. Государственная промышленность в 1923 г. переживала «кризис сбыта»: затоваривание складов, остановку промышленных предприятий и рост безработицы. Рост цен на промышленные товары в государственном секторе являлся не только экономической, но и политической проблемой, поскольку подрывал позиции советской власти среди крестьянства.

27

Кризис 1923 г. также характеризовался ростом злоупотреблений в государственных и хозяйственных учреждениях, хищениями государственной собственности, ростом количества служащих в партийных, советских и хозяйственных организациях. Разрешение аренды промышленных предприятий привело к росту злоупотреблений. «Существует огромное количество фактов, когда предприятия сдавались в аренду частным лицам на льготных условиях... по явно заниженной стоимости... Не прошло и трех месяцев с начала нэпа, как в постановлении ВЦИК и СНК от 1 июня 1921 г. отмечалось значительное увеличение количества хищений из государственного сектора экономики с активным участием в этом должностных лиц и служащих государственных предприятий и учреждений»2. 6 марта 1923 г. нарком путей сообщения Ф.Э. Дзержинский обратился с письмом к заместителю председателя СНК А. Д. Цюрупе и ряду наркомов. В этом письме он отметил, что идет расхищение государственного имущества, непосредственно связанное с бюрократизацией государственного аппарата. Дзержинский предлагал провести кампанию по «изъятию» чиновничества в советских учреждениях, а «изъятым чиновничеством... колонизировать Север и безлюдные... местности (Печора, Архангельск, Туруханка)»3. Предложения о применении репрессивных мер не встретили поддержки, но проблему вынесли на обсуждение XII съезда РКП(б). Впрочем, единственным способом борьбы со злоупотреблениями в государственном аппарате съезд признал правильный учет и подбор кадров в партийных, хозяйственных и государственных органах.

28

Рис. 8. Торговки продают колбасу на Сухаревском рынке периода НЭПа

29

Преодоление экономических противоречий НЭПа вызвало ряд дискуссий в партии большевиков. Но при этом российские историки отмечают, что все участники дискуссий считали, что нэп — временная политика и различия заключались только в предлагаемых методах противодействия власти развитию нэпа и его использования в интересах строительства социализма.

30

При обсуждении путей выхода из кризиса 1923 г. основным предметом дискуссий стал вопрос о роли государства в экономике, о степени государственного вмешательства в нее. Иными словами, руководству страны предстояло найти оптимальное сочетание между экономической системой с элементами рынка и политическим режимом, построенным на классовых принципах.

31

Рис. 9. Лев Давидович Троцкий (1879—1940)

32

«Левые», Л. Д. Троцкий и его сторонники, считали необходимым усилить роль государства в управлении экономикой, увеличить налоги для крестьян и нэпманов, ускорить развитие промышленности и свернуть собственно НЭП.

33

«Правые», Н. И. Бухарин и его окружение, выступали за ограниченное плановое вмешательство в экономику и за развитие крестьянских хозяйств. «Центристы» — сторонники И.В. Сталина — пытались уравновесить противоположные точки зрения. Но широкая программа выхода из кризиса разработана не была, а руководство страны пошло по пути ликвидации экономических проблем административными методами.

34

В конце 1923 г. началось снижение цен на промышленные изделия и повышение заготовительных цен на сельхозпродукцию. Цены на промышленные товары стали регулироваться государственными учреждениями. К маю 1924 г. удалось снизить оптовые цены на промышленные товары на 26 %. Весь последующий период до конца нэпа вопрос о ценах продолжал оставаться стержнем государственной экономической политики. Периодически проводились кампании по снижению цен на промтовары.

35

Рис. 10. Иосиф Виссарионович Сталин (1878—1953)

36

Рис. 11. Николай Иванович Бухарин (1888—1938)

37

Несмотря на меры, предпринятые ЦК РКП(б) и СНК по стабилизации экономической ситуации в 1923 г., социально-политическая обстановка в стране оставалась напряженной. В 1924 г. в основных зерновых районах разразился неурожай. При этом государственные закупочные цены на зерно остались прежними. Это вызывало недовольство крестьян и тормозило рост производства в сельском хозяйстве. Недовольство в крестьянской среде принимало различные формы: уклонение от участия в выборах в сельские Советы, отказ продавать государству хлеб по низким ценам, выступления против Советской власти. В августе 1924 г. началось антисоветское крестьянское восстание в Грузии. В отдельных районах оно приобрело массовый характер. Восстание было подавлено.

38

Рис. 12. Работники ОГПУ извлекают из ямы спрятанное зерно (1932 г.)

39

В середине 1920-х гг. руководство страны стремилось найти пути выхода из экономического кризиса и способы подъема промышленности и сельского хозяйства.

40

В январе 1924 г. на Втором Съезде Советов СССР Каменев подчеркнул, что для успешного развития советской экономики огромное значение имеет внешняя торговля. Доходы от внешней торговли должны были стать, по его мнению, основным источником финансирования экономики страны. Действительно,в 1922—1925 гг. наблюдался рост экспорта нефти. Но, как отмечает Ю. Жуков, «делая ставку на внешнюю торговлю, Каменев не уточнил, что таким образом страна попадает в полную зависимость от ситуации на... мировом рынке и рассчитывать на доходы может лишь в том случае, если не разразится кризис или не изменится конъюнктура, будет сохраняться спрос на товары из Советского Союза»15.

15. Жуков Ю. Н. Оборотная сторона НЭПа... С. 253.
41

Еще одним способом преодоления экономических противоречий стал новый курс партии — «лицом к деревне», провозглашенный на октябрьском 1924 г. Пленуме ЦК. Его официальным идеологом стал Г. Е. Зиновьев, а непосредственным исполнителем — комиссия ЦК во главе с В. В. Молотовым.

42

Характерной чертой нового курса, направленного в конечном счете на стабилизацию экономики, было преобладание политических, а не экономических мер. Он включал:

  • оживление сельских Советов, демократизацию выборов в Советы;
  • восстановление законности и правопорядка;
  • укрепление партийных организаций в деревне для осуществления политического контроля за настроениями крестьянства.
43

С наибольшей заинтересованностью крестьянство отнеслось к некоторой демократизации деятельности Советов, что позволило руководству страны приостановить рост недовольства в деревне. Но курс «лицом к деревне» не решал назревших экономических проблем. Опасаясь углубления антипартийных настроений среди крестьянства, руководство страной пошло на расширение нэпа в деревне.

44

Разработчиком и идеологом «деревенского нэпа» стал Бухарин, считавший, что необходимо перейти к устойчивому курсу экономических реформ. Бухарин выдвинул идею о «врастании в социализм через нэп». Это противоречило прежней доктрине о том, что нэп — отступление на пути строительства социализма. С резкой критикой Бухарина уже в апреле 1925 г. выступили Зиновьев, Каменев, Преображенский и Крупская. Но Бухарина неожиданно поддержал Сталин.

45

Рис. 13. Григорий Евсеевич Зиновьев (1883—1936)

46

«Деревенский нэп» реализовывался на основе решений апрельского 1925 г. Пленума ЦК РКП(б) и XIV партийной конференции, а также III съезда Советов СССР. На 100 млн руб. снижался сельхозналог и заранее устанавливалась его ставка. Разрешалось сдавать землю в аренду, применять наемный труд, налоговые льготы получали кустари и ремесленники, что позволило крестьянам получить дополнительный денежный доход. При этом крестьяне, нанимавшие рабочую силу, кустари и ремесленники, имевшие не более одного взрослого работника, мелкие торговцы не лишались избирательных прав.

47

Рис. 14. Лев Борисович Каменев (1883—1936)

48

Но все перечисленные мероприятия по расширению нэпа в деревне не дали быстрого экономического эффекта. Во время хлебозаготовительной кампании во второй половине 1925 г. не удалось собрать запланированный объем зерна. После неурожайного 1924 г. крестьяне большую часть хлеба оставили себе. Был сорван экспортно-импортный план, что заставило на 10 % сократить планы развития промышленности, повысились цены.

49

Сложившаяся ситуация в определенной степени явилась следствием новой крестьянской политики. Возникал вопрос о том, может ли «традиционный нэп» обеспечить накопления для развития промышленности.

50

Кризисы НЭПа показывали, что экономика страны в условиях новой экономической политики развивается низкими темпами. Предложенные в 1924—1925 гг. способы выхода из кризиса на дают быстрого желаемого эффекта. Но при этом, несмотря на имеющиеся проблемы, важнейшим итогом новой экономической политики за период 19211925 гг. стало восстановление советской экономики до уровня 1913 г. в условиях использования элементов рынка в народном хозяйстве.

51

В связи с этим необходимо отметить, что глобальной проблемой НЭПа в середине 1920-х гг. стали низкие темпы экономического развития, существенная разница в ценах на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, технологическое отставание советской промышленности от ведущих государств мира.

52

Перечисленные проблемы привели к тому, что в 1926 г. начинается период свертывания НЭПа на фоне начавшейся индустриализации.

53

Начало второму периоду было положено решениями XV партийной конференции 1926 г. Основная задача экономического развития была сформулирована следующим образом: «Нагнать и перегнать уровень индустриального развития передовых капиталистических стран».

54

Мнение современника

 

Индустриализация в порядке дня. Наступление на рельсах нэпа. Между тем последний исчерпывает себя. Он имманентно нуждается в углублении, а его теснят и сокращают. Реконструкция национального хозяйства немыслима без крайнего напряжения подъемной силы народа. Либо нужно продолжать и, следовательно, расширять нэп, ставя ставку на частную заинтересованность и личную предприимчивость в деле воссоздания народного хозяйства, либо приходится понуждать население к новым жертвам, взывать к его революционному долгу, перестраивать всю систему на военно-подобный манер16.

16. Устрялов Н. В. На новом этапе. Шанхай. 1930. С. 78.
55

Свертывание НЭПа. Мнения историков

 

В советской историографии НЭП как период в политике большевиков рассматривался в соответствии с высказыванием В. И. Ленина о том, что новая экономическая политика — это отступление к государственному капитализму17, которое является промежуточным периодом на пути строительства социалистической экономики. При этом российские историки отмечают неустойчивость позиции Ленина в вопросе о НЭПе. Ленин неоднократно отмечал, что НЭП — это «перегруппировка сил» перед наступлением, которое «завершит победоносное движение вперед»18. Уже через год после введения НЭПа, в начале марта 1922 г., он заявил, что «отступление, которое мы начали, мы можем приостановить и приостанавливаем». Но вскоре он декларировал, что НЭП — «всерьез и надолго». По мнению В. А. Шишкина и Е. Г. Гимпельсона, на позицию Ленина оказывали влияние сильные оппозиционные течения в партии, где в начале 1920-х гг. активную позицию занимали сторонники «военного коммунизма»19. По мнению Ю. Н. Жукова, период НЭПа должен был длиться менее двух лет: «Руководство страны полагало, что НЭП за год-полтора выправит положение, а тем временем в Европе победит пролетарская революция»20, но конкретные и приблизительные сроки действия новой экономической политики в начале 1920-х гг. не определялись.

17. Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т. 44. С. 205—208.

18. Ленин В. И. Полн. Собр. Соч. Т. 44. С. 228—229.

19. Шишкин В. А. Власть, политика, экономика. Послереволюционная Россия (1917—1928). СПб., 1997. С. 249—250; Гимпельсон Е. Г. НЭП. Новая экономическая политика Ленина — Сталина. Проблемы и уроки (20-е гг. ХХ в.). М., 2004. С. 43

20. Жуков Ю. Н. Оборотная сторона НЭПа. Экономика и политическая борьба в СССР. 1923—1925 гг. М., 2014. С. 3.
56

Позиция Ленина стала основой для оценок истории России в 1920-х гг. в советской исторической науке. Начало «перестройки» и введение в экономику страны элементов рынка привело к тому, что исторический опыт НЭПа стал активно изучаться, с одной стороны, и проецироваться на советскую экономику конца 1980-х — начала 1990-х гг., с другой. При этом в отечественной историографии новая экономическая политика стала рассматриваться как часть экономической истории. На первое место в исследованиях вышли вопросы, связанные с развитием промышленности и сельского хозяйства. Оценки развития экономики в условиях НЭПа преимущественно были положительными. Известный российский историк В. П. Дмитренко отмечал, что «практические результаты нэпа были внушительны: исчезновение волны вооруженных выступлений крестьянства, восстановление довоенного уровня хозяйства, подъем уровня жизни»21.

21. Дмитренко В. П. Четыре измерения НЭПа // НЭП: приобретения и потери. М., 1994. С. 30.
57

Рис. 15. Плакат, посвященный отходу от НЭПа

58

Рис. 16. Плакат, посвященный отходу от НЭПа

59

Важное место в исследованиях 1990-х гг. занял вопрос о причинах свертывания НЭПа. Дмитренко отмечал, что в 1920-х гг. в политике большевиков фактически столкнулись политический и экономический курсы. Таким образом, по мнению Дмитренко, основной причиной свертывания НЭПа стали противоречия между рынком в экономике и политическими задачами, нацеленными на формирование основ социалистической системы. Поэтому НЭП «имел пределы своего развития, но свертывание его не было неизбежным»22.

22. Там же.
60

C начала 2000-х гг. вопрос о свертывании НЭПа приобретает иное звучание. В центре дискуссии — проблема эффективности НЭПа и его потенциальных возможностей для экономического и политического развития страны. Высказывается мнение о том, что «нэп как символ более демократического мирного варианта развития общества, открывавший путь к эволюционному становлению государственно-рыночной экономики, не вписывался в жесткую имперскую модель», утвердившуюся в СССР с середины 1920-х гг.23 Некоторые специалисты утверждают, что «главной причиной свертывания нэпа стал не комплекс внутренних противоречий советской действительности, а внешний фактор» — восстановление «империи в форме советского государства»24. Большинство специалистов сходятся на том, что свертывание НЭПа было неизбежно в условиях сохранения советской политической системы, государственной собственности, глобальной политической и экономической задачи построения социализма, монополии партии большевиков на власть. Все эти факторы однозначно определяли временный характер новой экономической политики.

23. Суворова Л. Н. Нэповская многоукладная экономика: между государством и рынком. М., 2013.

24. Фельдман М. А. Восприятие нэпа региональной элитой в конце 1923 г. // Вопросы истории. 2016. № 12. С. 30.
61

Рис. 17. В. И. Ленин читает доклад о переходе к НЭПу на Х съезде РКП(б)

62

В целом современные исследователи НЭПа считают, что новая экономическая политика не была идеальной экономической моделью, сочетавшей в себе элементы рынка и государственного регулирования экономики. Основной проблемой НЭПа стала его неполнота и ограниченность. Рыночные отношения в сельском хозяйстве ограничивались целым рядом запретов. При этом в 1923—1924 гг. руководство страны стремилось преодолеть экономические проблемы нэпа. Среди них выделялись «ножницы цен» (разница между ценами на промышленные и сельскохозяйственные товары) и низкие темпы производства.

63

Одновременно российские историки отмечают, что развитие НЭПа как экономической и политической системы объективно вело к новому кризису власти, аналогичному событиям 1921 г.: «Нэп неизбежно вел к новому “Кронштадту”25. Ставя вопрос о том, мог ли НЭП развиваться дальше, А. Сенявский отмечает, что «если рассматривать проблему..., абстрагируясь от международного контекста..., то, возможно, существовал вариант сохранения нэпа, хотя это был вариант стагнации, которая неизбежно, в не столь уже удаленной перспективе вела к социально-экономической и политической катастрофе»26.

25. Сенявский А. О. Новая экономическая политика: современные подходы и перспективы изучения // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006. С. 15.

26. Сенявский А. С. Новая экономическая политика: современные подходы и перспективы изучения // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006. С. 20.
64

Восстановление экономики страны и начало перехода к индустриализации в условиях НЭПа

 

К 1925 г. промышленное производство СССР приблизилось к уровню 1913 г. Необходимость индустриализации не вызывала сомнения, но в 1924—1925 гг. в партийных кругах шла острая дискуссия о темпах индустриализации и ее источниках. После решений XIV съезда ВКП(б) 1925 г. вопрос о методах, темпах и финансовых источниках индустриализации оставался открытым.

65

Осенью 1926 г. XV конференция ВКП(б) постановила в краткие сроки «нагнать, а затем превзойти» уровень индустриального развития передовых капиталистических стран. Таким образом, делалось заявление о форсированной индустриализации. Ее источниками назывались накопления госпромышленности, бюджетное перераспределение средств из других отраслей в пользу тяжелой индустрии и привлечение сбережений населения через займы. Важными источниками индустриализации должны были стать доходы от экспорта сельскохозяйственной продукции и сырья, а также от продажи алкоголя.

66

Необходимость форсированной индустриализации российскими историками оценивается по-разному. Ряд специалистов утверждают, что необходимость форсированной индустриализации всячески пропагандировалась и объяснялась неизбежностью скорой агрессии против СССР27. Кризис хлебозаготовок зимой 1927—1928 г. совпал по времени с ухудшением отношений с Великобританией, которые привели в мае 1927 г. к разрыву англо-советских дипломатических отношений. Именно боязнь вооруженного конфликта во многом заставила советское руководство заявить о необходимости использования жестких чрезвычайных мер в отношении крестьянства. «Глубоко показательно, что особенно масштабная кампания о «военной угрозе» была развернута накануне коллективизации»28. Фактор военной угрозы, по мнению ряда историков, использовался сталинским руководством для того, чтобы оправдать форсированную индустриализацию и сплошную коллективизацию29. Но единой точки зрения по этому поводу нет. Существует мнение30, что ожидание войны в обществе во второй половине 20-х гг. не формировалось при помощи государственной пропаганды, а возникало под влиянием внешнеполитической ситуации. При этом по мере укрепления государства в экономическом отношении ощущение военной тревоги стало спадать: «Постепенно, вслед за успехами советской промышленности и хотя и не очень заметным, но все же реальным повышением уровня жизни по сравнению с началом 30-х годов», — общество перестает бояться войны31.

27. Индустриализация Советского Союза. Новые документы. Новые факты. Новые подходы. М., 1997. Ч. 1. С. 20.

28. Кузнецов И. О. Социальная психология сибирского крестьянства в 1920-е гг. Новосибирск, 1992. С. 73.

29. Политическая история: Россия — СССР — Российская Федерация. М., 1996. Т. 2. С. 255.

30. Подробнее см.: Голубев А. В. «Если мир обрушится на нашу республику...». М., 2008.

31. Голубев А. В. «Если мир обрушится на нашу республику...». М., 2008. С. 133.
67

Рис. 18. Паровоз 1928 г. Фото из архива Путиловского завода

68

А. О. Сенявский предлагает учитывать не толки о военной угрозе конца 1920-х гг., а реальный факт начала Великой Отечественной войны и именно через призму этого события оценивать необходимость форсированной индустриализации: «У России не оставалось выбора — избирать путь форсированной модернизации или нет: альтернативой было поражение, а в экстремальном варианте (который реализовывался в случае победы фашистской Германии ) — гибель государства, страны, населяющих ее народов»32.

32. Сенявский А. О. Новая экономическая политика: современные подходы и перспективы изучения // НЭП: экономические, политические и социокультурные аспекты. М., 2006. С. 22.
69

В современных оценках индустриализации значительное место уделяется изучению связи индустриализации 1930-х гг. с процессом модернизации начала ХХ в. Используется термин «сталинская модернизация»33. Также отмечается, что первоначально «советское руководство до поры до времени продолжало фактически линию царского правительства, обращая главное внимание на дальнейшее развитие индустриальных районов Центра, Юга и Северо-Запада страны, а также Урала»34.

33. Сенявский А. О. Новая экономическая политика... С. 21.

34. Индустриализация Советского Союза... С. 19.
70

В 1926 г., несмотря на официальные заявления руководства страной о неизменности политики «деревенского нэпа», начинается постепенная корректировка экономической политики. Резко возросли цены на промышленные товары при сохранении прежних заготовительных цен на хлеб. Началась реформа сельхозналога. Возрастала его общая сумма, при этом вводился прогрессивный налог: 20 % бедняцких хозяйств вообще освобождались от сельхозналога, а на 14 % наиболее зажиточных хозяйств приходилось около 50 % суммы всех платежей.

71

В итоге, по мнению Е. Г. Гимпельсона, переход к политике индустриализации во второй половине 1920-х гг. привел к следующему:

  • государственный бюджет стал перераспределяться в пользу промышленности;
  • для увеличения капиталовложений в промышленность потребовались средства, что привело к инфляции и нивелированию положительного эффекта от денежной реформы;
  • стала изменяться система управления промышленностью, усилился государственный контроль за всеми видами торговли;
  • частные предприниматели стали облагаться повышенными налогами;
  • в соответствии с Постановлением СТО «О розничной торговле» 1927 г. началось увеличение кооперативной и государственной торговли за счет частной.
72

Все это в конечном счете привело к кризису снабжения, росту цен9. На основании этого делается вывод о том, что до начала форсированной индустриализации проводились изменения в финансовой и экономической системах страны, которые во многом сводили на нет экономические успехи НЭПа. Особенно серьезные последствия имела начавшаяся инфляция. Но при этом необходимо учитывать, что начавшаяся индустриализация требовала существенных капиталовложений и основная проблема, которая встала перед руководством страны во второй половине 1920-х гг., — поиск источников финансирования. Ситуация усугубилась в 1927 г. С 1927 г. в России назревал серьезный хозяйственный кризис, одним из проявлений которого стал провал хлебозаготовок в деревне зимой 1927 г. Крестьяне по-прежнему не хотели поставлять хлеб и другие продовольственные продукты по установленным государством крайне низким ценам, не могли удовлетворить свои потребности в необходимых им промышленных товарах. Промышленность в весьма ограниченном объеме производила необходимые деревне гвозди, плуги, бороны, простейшие сельскохозяйственные орудия и товары широкого потребления. Вследствие неудачной заготовительной кампании в 1927 г. резко упал экспорт хлеба за границу.

73

Рис. 19. Реклама Трехгорного пива. (Авторы В. В. Маяковский и А. М. Родченко). 1925 г.

74

Рис. 20. Реклама Трехгорного пива. (Авторы В. В. Маяковский и А. М. Родченко). 1925 г.

75

Срыв хлебозаготовок и ухудшение продовольственного снабжения промышленных центров угрожали планам индустриализации. В конце декабря 1927 г. была опубликована директива Политбюро «О хлебозаготовках». Она представляла собой программу экономических мер, направленных на активизацию заготовок хлеба. Однако Политбюро отказалось повысить закупочные цены на хлеб, который, как и раньше, предполагалось получать в обмен на промышленные товары.

76

В соответствии с директивой Политбюро, до 80 % имевшихся в стране промтоварных фондов направлялось в хлебные районы. Поезда с мануфактурой и другими товарами направлялись на Украину и Кубань. Решение Политбюро о переброске товаров в деревню было секретным, поскольку вело к ухудшению снабжения рабочих. Тем не менее эта мера не принесла существенных результатов. Государство не располагало достаточным промтоварным фондом для снабжения сдатчиков хлеба. Бюрократическая волокита, плохая работа транспорта не позволили быстро перебросить промышленные товары в деревню. На местах кооперативы не имели возможности выкупить прибывшие товары для продажи крестьянам.

77

В декабре 1927 г. ЦК ВКП(б) дал указания местным партийным организациям об изъятии денежных накоплений из деревни и проведении хлебозаготовительной кампании.

78

В 1927—1928 гг. в деревне наряду с чрезвычайными мерами стали развиваться и другие способы дополнительного выкачивания средств на нужды индустриализации. Все больший размах приобретало так называемое «самообложение» крестьян. Самообложение предусматривало взносы жителей деревни без понуждения сельских советов на добровольных началах для удовлетворения общественных нужд: постройка моста, ремонт школ. Однако с течением времени самообложение все больше превращалось в дополнительный и весьма крупный налог. В январе 1928 г. было принято постановление ВЦИК И СНК РСФСР «О порядке самообложения населения». По официальным данным Наркомата рабоче-крестьянской инспекции РСФСР, к июлю 1928 г. самообложение превышало 35 % суммы единого сельхозналога.

79

В 1927—1928 гг. были выпущены один за другим два внутренних займа: заем укрепления крестьянского хозяйства на 135 млн рублей (для крестьянского населения) и единый заем индустриализации на 500 млн рублей (для рабочих, крестьян и служащих). К середине 30-х гг. размер займов достиг 17 млрд рублей. Крупнейшим источником доходов стала продажа водки, производство которой с сентября 1930 г. было увеличено. Экстраординарными мерами проводился экспорт зерна, нефтепродуктов, пушнины и льна.

80

Отношение к чрезвычайным мерам для получения средств на развитие промышленности за счет сельского хозяйства в Политбюро было не однозначным. В феврале 1928 г. Совнарком, возглавляемый А. И. Рыковым, предпринял шаги стабилизационного характера (снижение цен на промтовары, сокращение денежной массы, находившейся в обороте). Июльский Пленум ЦК ВКП(б) 1928 г. принял решения о повышении государственных закупочных цен на зерно, о недопущении насилия и репрессий в ходе хлебозаготовок, о необходимости оживления частной торговли. Для подготовки новой заготовительной кампании создавалась специальная Комиссия ЦК ВКП(б). Она предложила увеличить планы снабжения деревни промышленными товарами и дополнительного импорта товаров из-за границы.

81

Форсированный характер индустриализации означал, что Советский Союз должен был создать современную промышленность в максимально короткие сроки. Важнейшей особенностью индустриализации в СССР стало строительство предприятий-гигантов, способных быстро решить проблемы повышения производительности труда и многократного увеличения объемов продукции. Для этого активно использовался опыт создания крупного производства в США. Советскому Союзу в ходе индустриализации предстояло не только увеличить объемы промышленного производства, но и создать современную промышленность на основе внедрения европейских и американских технологий. Зарубежные историки отмечали, что «есть все основания считать индустриализацию в СССР и грандиозным процессом мобилизации внутренних ресурсов и одним из самых масштабных технико-технологических трансфертов»10.

82

Рис. 21. Шарикоподшипники «SKF» в России в 1917 г.

83

Мнение современника

  

Русские развернули самую амбициозную в мировой истории программу индустриализации, почти не имея квалифицированных рабочих и оборудования (Д. Колдер, американский инженер)35

35. Шпотов Б. М. Американский бизнес и Советский Союз в 1920-е — 1930-е гг. М., 2012. С. 291.
84

В этом контексте особый интерес вызывает вопрос о масштабах привлечения зарубежных инвестиций в Советский Союз. В конце 1920-х гг. для СССР практически исключалась возможность получения зарубежных кредитов. Особенно проблематичным было получение крупных кредитов или займов для развития экономики СССР без достижения соглашения о выплате прежних частных и государственных долгов и обязательств дореволюционной России. Для получения инвестиций с Запада в конце 1920-х гг. были предприняты шаги по активизации концессионной политики, о чем широко объявили в 1928 г. Но история концессий в советской России изобиловала примерами отказов в предоставлении концессий, конфликтами между концессионерами и советским руководством, поэтому эти предложения не рассматривались Западом как заслуживающие внимания.

85

Рис. 22. Американские специалисты в Сталинграде. 1930 г.

86

Зарубежные историки считают, что «советское государство старалось под разными предлогами избавиться от концессионеров, как только они обеспечивали инвестиции и оборудование»36. Российские исследователи считают, что ситуация с концессиями не была столь однозначной. В качестве примера приводится ликвидация концессии Гарримана под влиянием конкуренции на международных рынках, снижения мировых цен на марганец. Но при этом также отмечается, что свертыванию концессии также способствовали высокие издержки производства и непрерывное вмешательство в работу предприятия местных властей и профсоюза37. Опыт концессий в целом был признан неудачным обеими сторонами.

36. Sutton A. C. Western Technology and Soviet Ekonomic Development. 1917—1930. Stanford. 1971.

37. Шпотов Б. М. Американский фактор в индустриальном развитии СССР. 1920—1930. М., 2009. С. 11.
87

С 1927 г. руководство страны начинает ориентироваться на привлечение передовых технологий. Для этого активно заключаются соглашения о технической помощи вплоть до 1933 г. «Роль зарубежных технологий в отечественной промышленной истории — одна из ее ключевых проблем. Она преуменьшалась или замалчивалась в советской историографии, а в западной, наоборот, ставилась во главу угла. Чтобы правильно подойти к решению вопроса, требуется уяснить, насколько советская индустриализация нуждалась в импорте техники и технологий», который диктовался необходимостью «создать быстро современную промышленность». Именно это обстоятельство вынуждало обращаться к западным компаниям38 .

38. Шпотов Б. М. Американский фактор в индустриальном развитии СССР. 1920—1930. М., 2009. С. 28—29.
88

Интересные факты

 

В 1929 г. был подписан контракт с компанией Форда о технической помощи в строительстве Горьковского автозавода. Строительство Кузнецкого металлургического комбината шло при участии Freyn Engineering Company of Chicago, ряд американских фирм участвовали в строительстве Магнитки. Американские нефтяные компании имели свои представительства в Баку и Грозном.

89

В конце 20-х гг. на Западе начался «антикварный бум». Резко возросли цены на произведения искусства. Это обстоятельство также попытались использовать для улучшения экономической ситуации в стране и получения средств на проведение индустриализации. 23 января 1928 г. было принято Постановление СНК СССР «О мерах к усилению экспорта и реализации за границей предметов старины и искусства». На его основании за рубеж были проданы работы Дирка Боутса «Благовещение» (XV в.), Рафаэля и другие шедевры из коллекции Эрмитажа.

90

С 1 марта 1928 г. были приняты новые принципы исчисления налога с крестьян. Прежде сумма налога рассчитывалась, исходя из количества едоков в семье, теперь налог взимался в зависимости от доходности крестьянского хозяйства. Каждый крестьянский двор должен был сдать определенную норму хлеба по твердым государственным ценам. Несдатчиков хлеба отдавали под суд как злостных спекулянтов. Экономическая эффективность чрезвычайных мер оказалась весьма низкой. Крестьяне сокращали посевные площади, стремясь перевести свои хозяйства в другую налоговую категорию. Это предопределило неудачи заготовок следующего года. К осени 1928 г. посевная площадь в стране уменьшилась на 6,4 %. Положение на хлебном рынке к лету 1928 г. стало еще более напряженным во многом и из-за гибели озимых в производящих районах (Украина, Северный Кавказ, Крым).

91

С 1928 г. начинается бурный рост розничных цен. При этом сохранялся разрыв в ценах на хлеб у государства и частных заготовителей. Крестьяне предпочитали продавать зерно частнику по более высокой цене (разница доходила до 100 %). Это затрудняло государственные заготовки. В условиях неудач хлебозаготовительной кампании 1927/1928 г. частные торговцы скупали хлеб по более высокой цене и составляли серьезную конкуренцию для государственных заготовительных организаций. В октябре 1927 г. ОГПУ обратилось в Совнарком, предложив «оказать репрессивное воздействие на частников, срывающих заготовку продуктов и снабжение населения по нормальным ценам». С конца декабря 1927 г. начались аресты частных скупщиков хлеба. К концу апреля 1928 г. аресту подверглись 4 930 человек. Частная патентованная торговля по стране сократилась примерно на треть.

92

Неудача хлебозаготовительной кампании зимой 1927—1928 гг., ухудшение продовольственного снабжения городов, обострение внешнеполитической ситуации после разрыва дипломатических отношений с Великобританией заставили искать выход из сложившейся ситуации. В 1928 г. использовались чрезвычайные меры для получения продовольствия, но обстановка усугубилась неурожаем 1928 г. Сложившееся положение обсуждалось в партийных верхах.

93

По замечанию историка И. Е. Зеленина, «на основе единоличного хозяйства, как показал опыт применения чрезвычайных мер в конце 1920-х гг., не удалось решить проблему хлебозаготовок»39. Ситуация усугублялась тем, что сохранялись высокие темпы индустриализации. В ноябре 1928 г. Пленум ЦК ВКП(б) одобрил увеличение капиталовложений в промышленность на 25 % в 1928/1929 г. В итоге план хлебозаготовок 1928/1929 г. остался не выполнен, а с осени 1928 г. в городах стали вводить карточки на хлеб.

39. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху» после «великого перелома» 1930—1939: политика, осуществление, результаты. М., 2006. С. 9—10.
94

В конце 1920-х гг. началось свертывание рыночных отношений в промышленности и сельском хозяйстве.

95

Свертывание НЭПа было вполне закономерным процессом. НЭП не был законченной системой организации экономики страны. Это была система, сохранявшая государственное влияние в промышленности и, в меньшей степени, в сельском хозяйстве. Основной проблемой НЭПа оказалось то, что разрешенные государством элементы рыночных отношений к концу 1920-х гг. пришли в непримиримые противоречия с государственными интересами. Также необходимо подчеркнуть, что основа для экономических кризисов периода нэпа, связанных с хлебозаготовками, была заложена не только новой экономической политикой, но и Декретом о земле 1917 г. Передел земли и невозможность купли-продажи земельных наделов создали и фактически законсервировали середняцкую деревню, которая объективно не могла производить достаточное количество хлеба для продажи. Поэтому вполне объяснимо стремление крестьян к повышению цен на хлеб, возникновение конкуренции между частными и государственными заготовителями зерна.

96

Рис. 23. Трактора, выпущенные на заводе «Красный путиловец». 1925 г.

97

Начало коллективизации сельского хозяйства

 

XV съезд партии (декабрь 1927 г.) вошел в историю страны как «съезд коллективизации сельского хозяйства». В политическом отчете ЦК ВКП(б), с которым выступил на съезде И. В. Сталин, темп развития сельского хозяйства был признан неудовлетворительным. Главной причиной генсек считал его распыленность, наличие множества мелких крестьянских индивидуальных хозяйств. Выход из положения виделся ему в развитии промышленности «ускоренным темпом», а в сельском хозяйстве — в создании «объединенных хозяйств на основе общественной обработки земли, переходе на коллективную обработку земли на базе новой, высшей техники». Съезд принял резолюцию «О работе в деревне». Она призывала «Широко развернуть пропаганду необходимости и выгодности для крестьянства постепенного перехода к крупному общественному сельскому хозяйству». Таким образом, XV съезд ВКП(б) отразил новые подходы к решению экономических проблем и свидетельствовал о начавшемся демонтаже новой экономической политики в области сельского хозяйства.

98

Результаты индустриализации и коллективизации

 

Одну из важнейших в настоящий момент проблем истории 1920—1930-х гг. представляет вопрос о значении нэпа, коллективизации и индустриализации для развития страны. Историография 1990-х гг. сформировала достаточно устойчивые стереотипы, доказывающие преимущества НЭПа как экономической системы. Безусловно, что данный подход во многом диктовался политической ситуацией в стране, переживавшей переход к рынку. Однозначно негативно оценивалась коллективизация, нанесшая удар по российской деревне. В историографии 2000-х гг. появляются иные оценки этих событий. Авторы стремятся провести границу между методами проведения форсированной коллективизации и индустриализации, которые получают однозначно негативную оценку, и экономическими и культурными результатами этих преобразований. НЭП оценивается как эволюционный путь развития. Экономику НЭПа отличало то, что она была сосредоточена на текущих задачах и ее техническая база обновлялась крайне медленно. На место НЭПу пришла «мобилизационная экономика с приоритетом развития тяжелой индустрии»40. Критике ряда специалистов подвергается форсированный характер преобразований в экономике страны, завышенные показатели первого пятилетнего плана. «Большой скачок» сравнивается с политикой «военного коммунизма», когда «экономические стимулы и методы организации производства и труда почти полностью подменялись политическими кампаниями и репрессиями»41. Но при этом необходимо учитывать реальные итоги индустриализации.

40. Шпотов Б. М. Американский бизнес и Советский Союз в 1920-е — 1930-е гг. М., 2012.

41. Хлевнюк О. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., 2010. С. 33.
99

К числу важнейших итогов индустриализации относится рост объемов промышленного производства в СССР. С 1870 по 1929 гг. Россия занимала 5-е место в мире по объему промышленного производства, а в 1930-е гг. переместилась на второе место после США. Хотя приводимые данные об уровне промышленного развития СССР за годы первых пятилеток достаточно условны и расчеты во многом зависят от методик, которые применяют различные авторы, по совокупности общих показателей СССР в 1930-х гг. опередил ряд европейских государств.

100

Распределение мирового промышленного производства в 18701938 гг., в %


Государство 1870 1913 19261929 19361938
США 23 36 42 32
Россия 4 6 4 19
Германия 13 16 12 11
Великобритания 32 14 9 9
101

XVII съезд партии, проходивший 26 января — 10 февраля 1934 г., подвел итоги первой пятилетки. В докладе Сталина отмечалось, что пятилетний план выполнен досрочно, за 4 года и 3 месяца. Но при этом оговаривалось, что для сельского хозяйства первая пятилетка стала «периодом создания предпосылок быстрого подъема», также отмечалось, что «животноводческая отрасль наиболее болезненно перенесла реорганизационный период»42. С 1927 по 1930 гг. в СССР было сдано в эксплуатацию 323 новых предприятия. В строй вступили 1500 крупных предприятий. В их числе Днепрогэс, Сталинградский, Челябинский и Харьковский тракторные заводы, Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты, крупнейшие автозаводы в Москве и Нижнем Новгороде. За пятилетку в СССР были фактически созданы тракторостроение, автомобильная промышленность, станкостроение, авиационная промышленность, современное сельскохозяйственное машиностроение, черная металлургия.

42. Сталин И. В. Отчетный доклад XVII съезда о работе ЦК ВКП(Б) // XVII ВКП(б). 26 января — 10 февраля 1934 г. Стенографический отчет. М., 1934.
102

В легкой промышленности и сельском хозяйстве итоговые показатели за пятилетку оказались ниже запланированных. Современные исследователи единодушны в том, что задания первого пятилетнего плана были завышены, и по ряду показателей их выполнить не удалось. Так, производство чугуна планировалось поднять до 10 млн, а по «поправкам» Сталина до 15—17 млн т. Фактически было произведено 6,1 млн т. Аналогичная ситуация была с производством тракторов, автомобилей.

103

В годы второй пятилетки (1933—1937) было введено в действие 4 500 крупных промышленных предприятий.

104

В связи с этим делается вывод о том, что «прямой и долговременный результат форсированной индустриализации  это создание основ крупной промышленности, что помогло победить в Великой Отечественной войне»43.

43. Шпотов Б. М. ... М., 2009. С. 20.
105

Социальные последствия индустриализации оцениваются двояко. С одной стороны, несомненным итогом индустриализации являлась ликвидация безработицы. При этом американская исследовательница Ш. Фицпатрик отмечает, что долгое время, «несмотря на сильнейший отток крестьян из деревни в город и на промышленные стройки, промышленность продолжала страдать из-за острой нехватки рабочих рук, потому что не существовало эффективного механизма, который мог бы... регулировать предложение рабочей силы и спрос на нее»44.

44. Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне. Социальная история Советской России в 30-е гг.: деревня. М., 2008. С. 107.
106

Российские исследователи больше внимания обращают на материальное положение населения и проблемы социального расслоения, связанные с ростом привилегий партийно-государственной номенклатуры.

107

Период первых пятилеток был отмечен низким уровнем жизни населения. В начале 30-х гг. в среднем в год, по данным Е. Осокиной, на одного члена рабочей семьи приходилось в год менее пары кожаной обуви (0,9), одна галоша (0,5 пары), а также кусок мыла45. Города переживали острый жилищный кризис. В среднем по стране на человека приходилось менее 4 кв. м.; население в городах жило преимущественно в «коммуналках». Но с 1 января 1935 г. были отменены карточки на хлеб. Вслед за хлебными с 1 октября 1935 г. отменили карточки на мясные и рыбные продукты, жиры, сахар и картофель, а к концу второй пятилетки с 1 января 1936 г. — карточки на непродовольственные товары. Одновременно меняется материальное положение высшей партийно-государственной элиты. До 1932 г. действовал «партмаксимум» — зарплата партийных работников не превышала 370 рублей в месяц. В 1936 г. секретным постановлением была повышена зарплата председателям райисполкомов и первым секретарям райкомов до 650 рублей. В октябре 1933 г. постановлением ЦИК и СНК были установлены твердые должностные оклады работникам советских организаций. Персональные зарплаты руководителей доходили до 800 рублей в месяц. Средняя зарплата рабочих в это время составляла 125 рублей, врачей — 150—275 рублей в месяц, средний и младший медперсонал получал 40—50 рублей в месяц.

45. Осокина Е. А. Указ. соч. С. 124.
108

Привилегии номенклатуры вели к стихийному росту номенклатуры на местах. Но снабжение местного руководства было ограниченным. Периодически появлялись распоряжения Политбюро о выделении дополнительных фондов продовольствия и ширпотреба, об организации специальной медицинской помощи, строительстве новых санаториев, увеличении количества путевок на курорты, повышении зарплаты для республиканского, краевого и областного активов46.

46. Осокина Е. А. Указ. соч. С. 130—132.
109

Итоги первых пятилеток в сельском хозяйстве

 

Итоги первых пятилеток в сельском хозяйстве необходимо оценивать, выделяя два этапа политики государства в отношении сельского хозяйства. Первый этап сплошной коллективизации привел к кризису аграрного сектора. Плановые показатели первой пятилетки в области сельского хозяйства не были выполнены, и по большинству показателей произошло снижение производства. В годы сплошной коллективизации сократилось число лошадей в колхозах, а количество техники не увеличилось. В 1932—1933 гг. деревня пережила тяжелейший голод. Но с 1933 г. начинается изменение методов управления сельским хозяйством. Законы «Об обязательных поставках зерна государству колхозами и единоличными хозяйствами» (1933 г.) и «О закупках хлеба потребительской кооперацией» (1934 г.) установили порядок в организации хлебозаготовок и защитили права производителей.

110

Рис. 24. 1930—1934 гг. Понятые во дворе крестьянина при поиске хлеба в одном из сел Гришинского района Донецкой области

111

С 1933 г. сокращаются массовые выселения крестьян, признанных кулаками, в отдаленные районы страны. «Социально-политическая и аграрная политика партии, советского государства в 1934—1936 гг. при всей ее противоречивости, непоследовательности... все же сделала заметные шаги вперед по преодолению катастрофических последствий голодомора 1932—1933 гг., кризисной ситуации в деревне»47. Эту политику оценивают как политику компромисса правящей элиты с крестьянством и — перехода к экономической либерализации в деревне, которая продолжалась до конца 1936 г.48

47. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху»... С. 317.

48. Трагедия советской деревни. Т. 4. С. 7; Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 1930-е гг. М., 1996. С. 150—151; Жуков Ю. Н. Репрессии и Конституция СССР 1936 г. // Вопросы истории. 2002. № 1. С. 3.
112

К 1934—1936 гг. удалось преодолеть основные негативные последствия сплошной коллективизации. Начался постепенный рост благосостояния колхозников. По данным официальной статистики, выросла оплата за трудодни: в среднем с 2,3 кг (на трудодень) в 1932 г. до 4 кг в 1937 г.49 Важнейшим рубежом в развитии правительственной политики в деревне признается 1935 г. — год принятия Примерного Устава сельскохозяйственной артели и ликвидации политотделов машинно-тракторных станций (МТС).

49. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху» ... С. 224—226.
113

Ликвидация политотделов была одним из проявлений прекращения конфронтации с крестьянством. В феврале 1935 г. состоялся II съезд колхозников-ударников. Он принял новый Примерный устав сельскохозяйственной артели. Устав сельскохозяйственной артели 1930 г. разрешал колхознику иметь небольшое приусадебное хозяйство, однако не определял его размеры, не гарантировал от посягательств со стороны местных руководителей. Комиссия съезда по выработке проекта нового устава по инициативе Сталина установила земельные размеры участков приусадебных хозяйств колхозников от 0,25 до 0,5 га, а в отдельных районах — до 1 га. Колхозники получили возможность ведения личного подсобного хозяйства, размеры которого четко определялись и закреплялись в Уставе. Также они могли продавать свою продукцию на рынке. Таким образом, между государством и колхозами был достигнут известный компромисс, установлены и законодательно закреплены правила взаимоотношений. Примерный устав определил порядок распределения колхозной продукции. После выполнения колхозом обязательных поставок, оплаты за работу МТС, засыпки семенных, фуражных и страховых фондов, создания фонда государственных закупок колхозники получали оплату за трудодни. 17 февраля 1935 г. Примерный Устав сельскохозяйственной артели был утвержден СНК СССР и ЦК ВКП(б). Это позволило завершить коллективизацию.

114

Трагической страницей истории коллективизации является раскулачивание и высылка крестьян в качестве спецпереселенцев в отдаленные районы страны. В 1935 г. было принято постановление Политбюро, снимавшее судимость с колхозников, осужденных на срок лишения свободы не выше пяти лет и уже отбывших наказание. По данным, приводимым И. Е. Зелениным, к весне 1936 г. судимость была снята с 768 989 колхозников50.

50. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху»... С. 223.
115

Таким образом, в середине 1930-х гг. можно говорить о том, что политика в отношении деревни не носит репрессивного характера.

116

Экономические итоги коллективизации оцениваются двояко. С одной стороны, после критического 1933 г. начался рост производства в сельском хозяйстве. Примечательно, что началось восстановление животноводства, сильно пострадавшего в годы сплошной коллективизации. Но высоких результатов добиться не удалось. Численность основных видов скота в 1937 г. не достигла уровня 1928 г. Но при этих не высоких показателях отмечался рост доходов отдельных колхозников. По данным официальной статистики, денежные доходы колхозников с 1932 по 1937 гг. выросли в 2,5 раза. И. Е. Зеленин объясняет это наличием у колхозников подсобного хозяйства, благодаря которому они «успешно выигрывали соревнование с общественным хозяйством колхоза как по количеству производимой продукции, так и особенно по ее качеству»51.

51. Зеленин И. Е. Сталинская «революция сверху»... С. 22—227.
117

О. В. Хлевнюк считает, что в середине 1930-х гг. «относительно сбалансированная экономическая политика способствовала достижению значительных результатов. В экономическом отношении 1935—1936 гг. были одним из самых успешных периодов довоенных пятилеток»52.

52. Хлевнюк О. В. Политбюро... С. 156.
118

В целом делается вывод о том, что «коллективизация — жесточайший эксперимент», приведший к колоссальным жертвам. Именно в условиях начавшейся коллективизации началось формирование системы исправительно-трудовых лагерей, где заключенные использовались на строительстве сложных промышленных объектов. 11 июля 1929 г. СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», а в 1930 г. было создано Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ, вскоре переименованное в Главное управление исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ). О. В. Хлевнюк отмечает, что «объектом жестокой эксплуатации стали тогда и сотни тысяч спецпоселенцев из раскулаченных»53. Силами заключенных шло строительство Беломорско-Балтийского канала, канала Волга — Москва, Норильского комбината в годы первой и второй пятилеток. По мнению Хлевнюка, «в 30-е годы трудом заключенных держались многие отрасли экономики — лесозаготовка, добыча золота и цветных металлов, строительство в районах Севера и Дальнего Востока»54.

53. Хлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М., 1992. С. 85.

54. Там же. С. 86.
119

В целом форсированный характер индустриализации в современной историографии рассматривается с учетом последующих внешнеполитических событий. В связи с этим А. С. Сенявский отмечает, что «любая постепенная кооперация могла растянуться на десятилетия, но у страны этого времени просто не было»55.

55. Сенявский А. О. Новая экономическая политика... С. 22.
120

Преобразования в сфере культуры

 

Создание в СССР современной промышленности потребовало массовой подготовки специалистов различного уровня. В этом смысле индустриализация оказала существенное влияние на развитие образования в стране, особенно технического и педагогического.

121

Образование

 

В 1928 г. началась массовая ликвидация неграмотности. В мае 1929 г. на V съезде Советов СССР решено перейти к всеобщему обязательному обучению детей до 15 лет (всеобуч). XVI съезд партии в июне 1930 г. отметил, что введение всеобщего обязательного начального образования и ликвидация неграмотности должны стать «боевой задачей партии на ближайший период».

122

29 июля 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О всеобщем обязательном начальном обучении», а в августе — аналогичное постановление ЦИК и СНК СССР. Согласно новому законодательству, в сентябре 1930 г. в стране вводилось всеобщее бесплатное и обязательное начальное (четырехклассное) обучение детей. В январе 1936 г. принято постановление правительства и ЦК ВКП (б) «О работе по обучению неграмотных и малограмотных». Постановление ставило задачу полной ликвидации неграмотности трудящихся в возрасте до 50 лет. Для этого создавались вечерние школы с трехлетним сроком обучения — неполная средняя и полная средняя школа.

123

Задача ликвидации неграмотности потребовала педагогических кадров. Создавалась расширенная ускоренная система подготовки учителей. Каждый имевший семилетнее образование мог окончить краткосрочные (от полугода до трех недель) курсы по подготовке и переподготовке учителей и получить право работать в начальной школе. Проводились ускоренные выпуски из пединститутов и училищ. Прием в педагогические вузы увеличился более чем в 2, в педтехникумы — в 3 раза.

124

С началом индустриализации стало активно развиваться профессиональное образование. Развитие новых индустриальных гигантов требовало технических специалистов и квалифицированных рабочих. Обучение рабочих осуществлялось с отрывом и без отрыва от производства. Массовую подготовку осуществляли школы фабрично-заводского ученичества (ФЗУ).

125

Рис. 25. Школа ликвидации безграмотности

126

С переходом к индустриализации в системе среднетехнического и высшего образования произошли изменения. Срок обучения в технических вузах сокращался с 5 до 3 лет. Старшие классы общеобразовательных школ превращались в техникумы, некоторые техникумы — в вузы. В результате выпуск технических специалистов к концу первой пятилетки вырос: в 4 раза из вузов, в 6,5 из техникумов. Всего из вузов и техникумов за 1928—1937 гг. вышло около 2 млн специалистов. Но при сокращении сроков обучения сохранить высокий уровень профессиональной подготовки было сложно.

127

Культура

 

В развитии культуры в 1920-х — 1930-х гг. можно выделить два этапа. Первый связан с периодом новой экономической политики. Его отличали, с одной стороны, наличие определенного плюрализма мнений в среде деятелей культуры, различные художественные течения. С другой стороны, уже в это время закладывалась основа для борьбы с буржуазным влиянием в культуре. В 20-х гг. существенно снизилось финансирование науки и культуры. Значительное число музеев и других учреждений культуры передавалось на баланс местных Советов. В Политбюро в 1922 г. даже обсуждался вопрос о закрытии театров — Большого в Москве и Мариинского в Петрограде. Снижение финансирования негативно сказалось на состоянии культурных учреждений.

128

Документы свидетельствуют

 

Из письма А. В. Луначарского В. И. Ленину (январь 1922 г.):

В<есьма> срочно.

Лично.

Дорогой Владимир Ильич.

Тов. Енукидзе вчера сказал мне, что на последнем заседании Политбюро вновь решено закрыть Большой театр  Центральный Комитет собирается внезапно, не уведомляя меня ни одним словом и не заслушав ни одного компетентного лица <> Как ни мудр Центральный Комитет, но он, конечно, рискует, разрешая среди больших государственных дел относительные мелочи, вроде вопроса о Большом театре <>, я формально протестую против решения Центрального Комитета, принятого без меня, и категорически требую пересмотреть это решение по заслушанию моих аргументов против него.

129

 Вы своей мерой (то есть Закрытием Большого театра  А. Б.) ни одного золотого рубля Наркомпросу не дадите, если только не хотите, чтобы вся эта демагогия раскрала у нас имущество театра, или обвалился сам Большой театр, в виде европейской демонстрации нашей некультурности. К этому прибавьте, что те полторы тысячи человек, которые кормятся около театра, будут выброшены среди зимы на улицу, после того, как с ними заключен был контракт на сезон. Во всякой стране, где мало-мальски оберегается труд (а мне кажется, что Рабоче-крестьянская республика должна быть похожа на такую страну), могли бы потребовать по суду неустойки и, конечно, всякий суд признал бы за ними полное право такую неустойку получить, и это при закрытии театра означало бы огромный расход для государства. Если мы этого огромного расхода, мы в качестве «диктаторов» на себя не возьмем, то это попросту значит, что без всякой пользы для себя мы лишили бы куска хлеба полторы тысячи людей с их семьями, быть может, уморили бы с голоду несколько десятков детей, вот что значит фактически закрытие Большого театра56.

56. В. И. Ленин и А. В. Луначарский. Переписка, доклады, документы. М., 1971.
130

Рис. 26. Куприн А. Доменный цех. 1930 г.

131

В конце 1920-х гг. политика партии по отношению к культуре изменилась. «Тезис об обострении классовой борьбы в ходе строительства социализма, выдвинутый Сталиным на июльском Пленуме ЦК 1928 г., и связанные с ним призывы к размежеванию с непролетарскими художественными силами ставили последнюю точку в плюрализме художественной жизни»57. Если в период НЭПа присутствовало деление культуры на буржуазную и пролетарскую и предполагалось постепенное вытеснение буржуазной новой культурой пролетариата, то форсированный характер экономического развития оказал влияние и на «темпы развития» культуры. Власть решительно поддержала пролетарскую культуру и пропаганду марксизма-ленинизма. Учреждения культуры из ведения местной власти попадают под общесоюзный (федеральный) контроль. Таким образом, в годы индустриализации и коллективизации была создана система государственного контроля над культурой. Перед писателями, художниками была поставлена задача создания произведений, отражающих успехи социалистического строительства. Бригады писателей выезжали на промышленные стройки Урала и Сибири под лозунгом «Лицом к производству!». В литературе и художественном творчестве особое место занимает производственная тематика. Продвижение определенных тем в искусстве привело к началу разоблачительных кампаний против формализма в искусстве в 1936 г. Формалистическими были объявлены произведения Д. Шостаковича, А. Лентулова, С. Эйзенштейна, А. Довженко. Одновременно создаются произведения, прославляющие советского человека, социалистический быт, жизнь в социалистическом обществе.

57. Коржихина Т. П. Извольте быть благонадежны! М., 1997. С. 263.
132

Рис. 27. Строители метростроя на первомайской демонстрации, 1934 г.

133

Оценивая влияние первых пятилеток на развитие образования и культуры в стране, необходимо признать, что были сделаны большие шаги вперед по подъему уровня образования в стране, увеличилось финансирование образования, науки и культуры. Одновременно следует признать, что 1920-е гг. «положили начало политизации науки, культуры, искусства. Этот период отмечен «запретами на инакомыслие и попытками взрастить экзотический цветок «пролетарской культуры». В 1930-х гг. шло физическое истребление, в котором объектом репрессий были не только люди, ... но и культура, идеи и направления в искусстве»58.

58. Коржихина Т. П. Извольте быть благонадежны... С. 285.
134

Хронологическая таблица

 

1920 г., 
23 ноября
Декрет СНК «О концессиях»
1921 г., 
марта
X съезд РКП(б) — безденежный товарообмен между городом и деревней через государственное и кооперативное участие
1921 г., 
апреля
Декрет СНК «О потребительской кооперации», ослабил контроль наркомата над с/х тружениками. К 1927 г. 1/3 всех крестьянских хозяйств была охвачена с/х деятельностью
1921 г. Восстановление Госбанка, создание Госплана
1922 г. Отмена карточной системы
1922 г., октябрь Новый земельный кодекс — право свободного выхода крестьян из общины и выбора форм собственности
Конец 
1922 г.
Выпуск советского золотого червонца
19221924 гг. Денежная реформа в СССР
1924
1925 гг.
Переход к денежному обслуживанию крестьян
1925 г., декабрь XIV съезд партии, принят курс на индустриализацию
19281929 гг. Свертывание НЭПа
1928 г. Шахтинский процесс
1928
1932 гг.
Первая пятилетка
1929 г., 
23
29
апреля
XVI конференция ВКП(б), принятие первого пятилетнего плана
1929 г. Переход к сплошной коллективизации сельского хозяйства (год «великого перелома»)
1930 г. Ликвидация массовой безработицы, закрытие бирж труда
1930 г., 
29 июля
Постановление ЦК ВКП (б) «О всеобщем обязательном начальном обучении»: в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах обязательное семилетнее.
1930—1935 гг. Карточная система снабжения населения
1932 г. Введение паспортной системы
7 августа 1932 г. Постановление «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности»
1932 г. СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы
1932
1933 гг.
Голод в СССР
1933
1937 гг.
Вторая пятилетка
1934 г. Учреждение звания «Герой Советского Союза»
1935 г. Открытие Московского метрополитена
1935 г.,
15 мая
Открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяжённостью 11,2 км
1936 г. Принятие новой Конституции СССР
1936 г., январь Постановление правительства и ЦК ВКП(б) «О работе по обучению неграмотных и малограмотных»
1937
1938 гг.
Пик массовых политических репрессий
1938 г. Учреждение звания «Герой Социалистического Труда»
1940 г., 
26 октября
Постановление СНК СССР «Об установлении платности обучения в старших классах средних школ и в высших учебных заведениях СССР, и об изменении порядка назначений стипендий»
135

Список рекомендованных источников и литературы

 

Источники

  1. XV съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М.; Л., 1928.
  2. Гражданский Кодекс РСФСР, 1922 г.
  3. Из сводки № 9 ЭКУ ОГПУ о хлебозаготовительной кампании 1927/1928 г. 23 января 1928 г. // Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. Т. 2. С. 663—664.
  4. Конституция СССР 1924 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/cnst1924.htm (дата обращения: 10.01.2017).
  5. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, 8 изд. Т. 4. М., 1970.
  6. Ларин Ю. Частный капитал в СССР. М., 1927.
  7. Новаковский Ю. Потребительская кооперация на 13-ом году Октябрьской революции. М., 1929.
  8. Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т.
  9. Труд в СССР. Диаграммы. 1924—1926 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://www.hist.msu.ru/Labour/Trud2/index.htm (дата обращения: 10.01.2017).
  10. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939 // Документы и материалы в 5-ти томах. Москва, 1999. Том 1. Май 1927 — ноябрь 1929.
  11. Узник Лубянки. Тюремные рукописи Николая Бухарина. М., 2008.
  12. Циркуляр Наркомюста РСФСР «О судебной практике по делам о хлебозаготовках». 28 марта 1928 г. // Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Том 1. Май 1927 — ноябрь 1929. Москва, 1999. С. 228—230.

 

Литература

  1. Анфертьев И. А. Руководство РКП(б) в условиях перехода к новой экономической политике: центральная контрольная комиссия и «чистки» партийных кадров // Новый исторический вестник. М., 2015. № 3 (45).
  2. Анфертьев И. А. Организационные основы создания и деятельности ЦКК РКП(б) — ВКП(б): По документам Российского государственного архива социально-политической истории: 1920-е гг. // История России: Исследования и документы. М., 2011.
  3. Белковец Л. П., Белковец С. В. Экономическая политика Советской России (СССР) // Genesis: исторические исследования. 2015. № 6. С. 560—691.
  4. Бородкин Л. И. Моделирование социальной динамики крестьянства в годы нэпа: альтернативный ретропрогноз // История и Математика: Концептуальное пространство и направления поиска. М., 2007. С. 99—122.
  5. Валентинов Н. Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина: годы работы в ВСНХ во время НЭПа. Воспоминания современника. М., 1991.
  6. Гимпельсон Е. Г. НЭП и советская политическая система. 20-е гг. М., 2000.
  7. Голанд Ю. М. Кризисы, разрушившие НЭП. М., 1991.
  8. Дэвис Р. У., Дмитренко В. П., Мау В. А. НЭП: приобретения и потери. М., 1994.
  9. Ильиных В. А. Коммерция на хлебном фронте (Государственное регулирование хлебного рынка в условиях НЭПа 1921—1927 гг.). Новосибирск, 1992.
  10. Кон С. Опыт Советской национализации // НЭП. Взгляды со стороны: сборник / сост. В. В. Кудрявцев. М., 1992.
  11. Куликова Г. Б. Новый мир глазами старого. Советская Россия 1920—1930-х гг. глазами западных интеллектуалов. М., 2013.
  12. Максимова О. Д. Законотворчество в СССР в 1922—1936. М., 2014.
  13. Ноув А. О судьбах НЭПа // «Вопросы истории». 1989. № 8. С. 172—176.
  14. НЭП и хозрасчет. Экономика. М., 1991.
  15. Орлов И. Б. Государственная промышленная политика в 1920-е гг.: антикризисная или кризисная модель? // Российские регионы: взгляд в будущее. 2015. № 1.
  16. Орлов И. Б. Современная историография НЭПа (к вопросу о составлении «исследовательской карты») // Харківський історіографічний збірник. 2014. Вып. 13. С. 85—96.
  17. Орлов И. Б. «Гримасы нэпа» в историко-революционном фильме 1920-х гг. // Отечественная история. 2003. № 6. С. 21—30.
  18. Плеханов А. М. ВЧК-ОГПУ: отечественные органы государственной безопасности в период новой экономической политики 1921—1928 гг. М., 2006.
  19. Россия в ХХ в.: Реформы и революция: В 2 т. М., 2002. Т. 2.
  20. Стасюкевич С. М. «Чистки» хлебозаготовительного аппарата на советском Дальнем Востоке в конце 1920-х гг. // Новый исторический вестник. М., 2015. № 2 (44).
  21. Старцев В. И. Как Сталин шел от «необъятной власти» к единовластию в партии (1923—1930 гг.) // Клио. 2007. № 2. С. 123—130.
  22. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927—1939 // Документы и материалы в 5-ти томах. М., 1999. Том 1. Май 1927 — ноябрь 1929.
  23. Токарев В. А. К вопросу о свертывании НЭПА // Политика, государство и право. 2015. № 4 (40). С. 59—65.
  24. Фицпатрик Ш. Сталинские крестьяне: социальная история Советской России в 30-е годы. М., 2001.
  25. Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры. М., 2010.
  26. Хлевнюк О. В., Кошелева Л. П., Роговая Л. А. Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б). 1923—1938 гг. В 3-х т. Т. 3: 1928—1938 гг. М., 2007.
  27. Шубин А. В. Вожди и заговорщики. Политическая борьба в СССР в 20-е — 30-е гг. М., 2004.
  28. Ball A. M. Russia’s Last Capitalists: The NEPmen, 1921—1929. Berkeley, 1987.
  29. Davies R. W. From Tsarism to the New Economic Policy: Continuity and Change in the Economy of the USSR. N. Y., 1991.
  30. Fitzpatrick Sh. Russia in the Era of NEP. Bloomington, 1991.

References

1. Anfert'ev I. A. Rukovodstvo RKP(b) v usloviyakh perekhoda k novoj ehkonomicheskoj politike: tsentral'naya kontrol'naya komissiya i «chistki» partijnykh kadrov // Novyj istoricheskij vestnik. M., 2015. № 3 (45).

2. Anfert'ev I. A. Organizatsionnye osnovy sozdaniya i deyatel'nosti TsKK RKP(b) — VKP(b): Po dokumentam Rossijskogo gosudarstvennogo arkhiva sotsial'no-politicheskoj istorii: 1920-e gg. // Istoriya Rossii: Issledovaniya i dokumenty. M., 2011.

3. Belkovets L. P., Belkovets S. V. Ehkonomicheskaya politika Sovetskoj Rossii (SSSR) // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2015. № 6. S. 560—691.

4. Borodkin L. I. Modelirovanie sotsial'noj dinamiki krest'yanstva v gody nehpa: al'ternativnyj retroprognoz // Istoriya i Matematika: Kontseptual'noe prostranstvo i napravleniya poiska. M., 2007. S. 99—122.

5. Valentinov N. Novaya ehkonomicheskaya politika i krizis partii posle smerti Lenina: gody raboty v VSNKh vo vremya NEhPa. Vospominaniya sovremennika. M., 1991.

6. Gimpel'son E. G. NEhP i sovetskaya politicheskaya sistema. 20-e gg. M., 2000.

7. Goland Yu. M. Krizisy, razrushivshie NEhP. M., 1991.

8. Dehvis R. U., Dmitrenko V. P., Mau V. A. NEhP: priobreteniya i poteri. M., 1994.

9. Il'inykh V. A. Kommertsiya na khlebnom fronte (Gosudarstvennoe regulirovanie khlebnogo rynka v usloviyakh NEhPa 1921—1927 gg.). Novosibirsk, 1992.

10. Kon S. Opyt Sovetskoj natsionalizatsii // NEhP. Vzglyady so storony: sbornik / sost. V. V. Kudryavtsev. M., 1992.

11. Kulikova G. B. Novyj mir glazami starogo. Sovetskaya Rossiya 1920—1930-kh gg. glazami zapadnykh intellektualov. M., 2013.

12. Maksimova O. D. Zakonotvorchestvo v SSSR v 1922—1936. M., 2014.

13. Nouv A. O sud'bakh NEhPa // «Voprosy istorii». 1989. № 8. S. 172—176.

14. NEhP i khozraschet. Ehkonomika. M., 1991.

15. Orlov I. B. Gosudarstvennaya promyshlennaya politika v 1920-e gg.: antikrizisnaya ili krizisnaya model'? // Rossijskie regiony: vzglyad v buduschee. 2015. № 1.

16. Orlov I. B. Sovremennaya istoriografiya NEhPa (k voprosu o sostavlenii «issledovatel'skoj karty») // Kharkіvs'kij іstorіografіchnij zbіrnik. 2014. Vyp. 13. S. 85—96.

17. Orlov I. B. «Grimasy nehpa» v istoriko-revolyutsionnom fil'me 1920-kh gg. // Otechestvennaya istoriya. 2003. № 6. S. 21—30.

18. Plekhanov A. M. VChK-OGPU: otechestvennye organy gosudarstvennoj bezopasnosti v period novoj ehkonomicheskoj politiki 1921—1928 gg. M., 2006.

19. Rossiya v KhKh v.: Reformy i revolyutsiya: V 2 t. M., 2002. T. 2.

20. Stasyukevich S. M. «Chistki» khlebozagotovitel'nogo apparata na sovetskom Dal'nem Vostoke v kontse 1920-kh gg. // Novyj istoricheskij vestnik. M., 2015. № 2 (44).

21. Startsev V. I. Kak Stalin shel ot «neob'yatnoj vlasti» k edinovlastiyu v partii (1923—1930 gg.) // Klio. 2007. № 2. S. 123—130.

22. Tragediya sovetskoj derevni. Kollektivizatsiya i raskulachivanie. 1927—1939 // Dokumenty i materialy v 5-ti tomakh. M., 1999. Tom 1. Maj 1927 — noyabr' 1929.

23. Tokarev V. A. K voprosu o svertyvanii NEhPA // Politika, gosudarstvo i pravo. 2015. № 4 (40). S. 59—65.

24. Fitspatrik Sh. Stalinskie krest'yane: sotsial'naya istoriya Sovetskoj Rossii v 30-e gody. M., 2001.

25. Khlevnyuk O. V. Khozyain. Stalin i utverzhdenie stalinskoj diktatury. M., 2010.

26. Khlevnyuk O. V., Kosheleva L. P., Rogovaya L. A. Stenogrammy zasedanij Politbyuro TsK RKP(b)-VKP(b). 1923—1938 gg. V 3-kh t. T. 3: 1928—1938 gg. M., 2007.

27. Shubin A. V. Vozhdi i zagovorschiki. Politicheskaya bor'ba v SSSR v 20-e — 30-e gg. M., 2004.

28. Ball A. M. Russia’s Last Capitalists: The NEPmen, 1921—1929. Berkeley, 1987.

29. Davies R. W. From Tsarism to the New Economic Policy: Continuity and Change in the Economy of the USSR. N. Y., 1991.

30. Fitzpatrick Sh. Russia in the Era of NEP. Bloomington, 1991.

Comments

Write a review
Translate