The Age of Alexander Nevsky and the Golden Horde
The Age of Alexander Nevsky and the Golden Horde
Annotation
PII
S207987840001940-3-1
Publication type
Educational text
Status
Published
Authors
Andrey Kuzmin 
Affiliation: Russain State Library
Address: Russian Federation, Moscow
Abstract

This handbook examines the period of Alexander Nevsky, when along with the personality of the duke, the corps of chronicle sources, which gradually built the heroic image of Nevsky, is analyzed. The Duke’s activity is incorporated by the author into the context of the events, which took place in the wide territories including the Russian principalities, the Golden Horde, the Grand Duchy of Lithuania, Kingdoms of Sweden and Norway. The author of the methodic manual reviews the whole complex of the international relations, typical for that period. The given manual contains the wide list of sources, literature and a special part with multiple exercises on the subject.

Received
01.11.2017
Publication date
12.04.2019
Number of characters
110972
Number of purchasers
4
Views
58
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Важнейшие источники по истории правления на Руси великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского)

 

Изучение биографии великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского) таит в себе еще много загадок. Это связано со сложностью оценки масштаба его личности на фоне произошедших перемен в развитии стран Восточной Европы в первой половине — середине XIII в. Помимо этого, до сих пор далеко не всегда убедительны интерпретации сохранившихся известий письменных источников, в которых упоминается великий князь Александр Ярославич. Такая историографическая ситуация существенно затрудняет анализ его личности1.

1. Соколов Р. А. Александр Невский: Панорама новейших мнений // Клепинин Н. А. Святой благоверный и великий князь Александр Невский. СПб., 2004. С. 252—281.
2

По многим вопросам мы судим о делах и подвигах великого князя Александра Ярославича, прежде всего, по его «Житию». В основу этого источника была положена «Повесть о житии Александра Невского», написанная младшим современником великого князя, происходившим, как и его сюзерен, из Северо-Восточной Руси. В этой «Повести» безымянный автор отмечал, что он написал ее по устным рассказам Александра Ярославича о Невской битве, а о других событиях — со слов его великокняжеских дружинников и приближенных лиц («своих отець домочадец»). По одним данным первоначальная письменная фиксация «Повести» произошла уже в середине 1260-х гг., а по другим — в начале 1280-х2. К сожалению, архетип этого письменного памятника не сохранился. Предполагается, что наиболее подробно он отразился в Первоначальной и Особой редакциях Жития великого князя Александра Невского. Его древнейшие списки известны преимущественно в рукописях XIV—XV вв. Редакции этого Жития датируются XIII—XVIII вв. В историографии признается, что история его текста «необычайно сложна, многое остается пока спорным, в частности, начальная история памятника, взаимоотношения между его старшими редакциями — Первоначальной, Особой, Лихачевской и редакцией СIЛ». Заказчиком «Повести» мог быть второй сын Александра Ярославича — владимирский, новгородский и переяславский великий князь Дмитрий Александрович (1250—1293)3.

2. Галко В. И. «Повесть о житии и о храбрости» князя Александра Невского // Письменные памятники истории Древней Руси: Летописи. Повести. Хождения. Поучения. Жития. Послания: Аннотированный каталог-справочник / под ред Я. Н. Щапова. СПб., 2003. С. 193—195.

3. Подробнее об этом с характеристиками редакций Жития, например, см.: Охотникова В. И. Повесть о житии Александра Невского // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1987. Вып. 1 (XI — первая половина XIV вв.) / отв. ред. Д. С. Лихачев. С. 354—363.
3

Автор «Повести» не ставил перед собой задачу собрать все известные ему сведения о великом князе Александре Ярославиче. Поэтому для реконструкции его биографии необходимо привлекать известия из других видов письменных источников. Они обнаруживаются в сохранившихся древнерусских летописных памятниках, позднее ставших дополнительными источниками новых редакций «Жития» великого князя Александра Невского, а также в новгородских актах, иностранных хрониках и папских буллах. Далеко не все сведения «Жития» и его позднейших редакций и переделок имеют точные даты. Часть из них восстанавливается или приблизительно определяется, если использовать сведения о Александре Ярославиче, сохранившиеся в других источниках. Дополняя друг друга, эти памятники прошлого позволяют существенно расширить наши представления о его деятельности, выявить общее и отличное в оценке поступков великого князя со стороны разных авторов, живших в XIII—XVIII вв.

4

Следует понимать, что главной целью авторов «Повести» и всех редакций «Жития» Александра Ярославича было не воссоздание его подробной биографии, а прославление, прежде всего, ратных подвигов великого князя и, в том числе, служивших в его войсках людей разного служебного статуса.

5

Сохранившиеся ранние древнерусские летописцы конца XIII—XV вв. имеют общий недостаток — ни один из них не отражает и не содержит текст памятника, который должен был вестись при дворе великого князя Александра Ярославича. Поэтому в полной мере мы не располагаем официальными сведениями и оценками его внутриполитической деятельности на Руси. Из-за этого вольно или невольно исследователи нередко вынуждены оценивать многогранную внешне и внутриполитическую деятельность Александра Ярославича под тем углом зрения, которое нам фактически навязывает такой сложный агиографический памятник прошлого как его «Житие», созданное значительно позже, после смерти великого князя.

6

Великий князь Александр Ярославич также упоминается в ряде актовых источников, которые отчасти раскрывают его внешнеполитический курс и внутреннюю политику в Новгородской земле.

7

Часть сведений о великом князе Александре Ярославиче сохранили такие известные памятники областного летописания, как новгородские, ростовские и устюжские летописцы (конец XIII—XV вв.). Однако, в силу узости исторического кругозора своих заказчиков и практических рекомендаций при написании этих памятников прошлого со стороны редакторов, они имеют лишь отрывочные известия об этом видном правителе Руси.

8

В своем составе сведения о великом князе Александре Ярославиче содержат и более поздние летописные своды, создававшиеся уже в московской великокняжеской или митрополичьей канцелярии. Отчасти они основаны на материалах предшествовавшего владимирского великокняжеского летописания второй половины XIII в. При работе с этим источником сложность заключается в том, что его текст позднее неоднократно перерабатывался и отчасти сокращался, затем мог вновь редактироваться и дописываться. Поэтому не всегда можно с уверенностью судить, оценка деятельности Александра Невского человеком какой эпохи представлена в поздних московских летописных сводах — владимирца или переяславца конца XIII в., владимирца, тверича или москвича XIV в., москвича начала XV в. или конца XV в.?

9

Несколько проще можно выяснить оценку деятельности великого князя, которую ему дают поздние источники XVI—XVIII вв. В это время на нее, несомненно, активно повлияли текущая внешнеполитическая коньюктура, канонизация Александра Ярославича Невского в 1547 г. и его последующее общерусское почитание как святого.

10

Многогранная внешнеполитическая деятельность великого князя Александра Ярославича также отмечена в зарубежных источниках. Среди них следует выделить посланные на его имя папские буллы 1248 г., «Путешествие» Джонни Плано дель Карпини, «Сагу о Хаконе, сыне Хакона», «Ливонскую Рифмованную хронику» и некоторые другие памятники прошлого.

11

Характеристика деятельности на Руси великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского) в историографии

 

Подобный круг сохранившихся разновременных источников и пестрота их данных, зафиксированных письменно в разных регионах средневековой Европы, породили противоречивую оценку личности великого князя Александра Ярославича и его деятельности. В отечественной историографии, начиная с В. Н. Татищева, князя М. М. Щербатова, Н. М. Карамзина, М. П. Погодина, И. Д. Беляева, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского и других, традиционно подчёркивается положительная роль Александра Невского в период восстановления Руси после Батыева нашествия 1237—1242 гг. Результаты неоднократных и решительных военных побед над захватчиками на полях сражений, как полагают многие исследователи XIX — начала XXI вв., имели прогрессивное значение для Руси. Они позволили надолго задержать развитие экспансии коалиции европейских крестоносцев на земли княжеств Северо-Западной Руси и их данников4.

4. Например, см.: Александр Невский и история России (Материалы научно-практической конференции 26—28 сентября 1995 г.). Новгород, 1996; Кривошеев Ю. В. Александр Невский и его время: Русь и монголы // Клепинин Н. А. Святой благоверный и великий князь Александр Невский. СПб., 2004. С. 144—204; Соколов Р. А. Александр Невский: Панорама новейших мнений. С. 252—281; Александр Невский: Государь, дипломат, воин / отв. ред. акад. А. В. Торкунов; ред.-сост.: О. Ф. Кудрявцев, В. И. Уколова. М., 2010; Александр Невский и Ледовое побоище: Материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища (СПб., 7 апреля 2012 г.) / отв. ред. Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб., 2014 и другие.
12

Фреска «Св. Александр Невский», Москва, Кремль, Архангельский собор, 1666 г. Роспись юго-восточного столпа

13

Между тем оценка внутренней политики великого князя Александра Ярославича в историографии уже не рассматривалась столь единодушно. Первым сомнения по этому поводу фактически высказал В. Н. Татищев, который в своей «Истории Российской» привел данные об изменении внутриполитического курса великого князя Александра Ярославича в 1250 г., когда новгородцы не отпустили его на княжение в Киев. Итогом этой перемены стал фактический отказ великого князя от налаживания прямых связей с Южной Русью и сосредоточение своего внимания к делам преимущественно Северо-Восточной и Северо-Западной Руси. Исходя из текста «Истории Российской» В. Н. Татищева, можно сделать вывод, что киевский и новгородский великий князь Александр Ярославич якобы был инициатором прихода в 1252 г. на Русь ордынской рати во главе с монгольским полководцем Неврюем против своего младшего брата владимирского великого князя Андрея Ярославича (нач. 1220-х — 1264 гг.)5. В основу этой части «Истории Российской» В. Н. Татищевым были положены сведения из Академического XV списка Никоновской летописи конца 20-х — начала 30-х гг. XVI в. Сверка этих источников не производилась. Поэтому вопрос о достоверности изложения В. Н. Татищевым событий 1250—1252 гг. до сих пор остается открытым. Это дает повод для построения разных спекуляций в научно-популярной и публицистической литературе при оценке деятельности великого князя Александра Ярославича.

5. Татищев В. Н. История Российская. М., 1964. Т. 5. С. 40.
14

Александр Невский. Худ. Н. К. Рерих, 1942 г.

15

Опираясь на сведения источников о контактах великого князя Александра Ярославича с правителями Орды, русские евразийцы-эмигранты провозгласили дружественный союз между ними в борьбе против агрессии стран Западной и Северной Европы. Согласно их мнению, этот военно-политический союз позволил правителям Северо-Западной Руси во главе с великим князем Александром Ярославичем сдержать натиск крестоносцев. Благодаря работам Н. А. Клепинина, Г. В. Вернадского и П. Н. Савицкого, появился тезис о том, что у монгольского (ордынского) ига над Русью были не только отрицательные, но и положительные черты. Будучи улусом Орды, Русь и ее правители якобы всегда могли рассчитывать на поддержку царевича Батыя (1208—1256) и его преемников в борьбе против крестоносцев6.

6. Клепинин Н. А. Святой благоверный и великий князь Александр Невский. СПб., 2004; Вернадский Г. В. Два подвига Александра Невского // Наш современник. 1992. № 3. С. 151—157; он же. Монгольское иго в русской истории // Там же. С. 157—164; он же. Монголы и Русь / Пер. с англ. Тверь; М., 2001; Савицкий П. Н. Континент Евразия. М., 1997 и другие.
16

В советской историографии наиболее последовательным сторонником этой интерпретации событий был Л. Н. Гумилёв. Он неоднократно отмечал, что сын царевича Батыя ордынский хан Сартак, христианин несторианского толка, был побратимом великого князя Александра Ярославича. Однако достоверность этого вывода ничтожно мала, так как он ни прямо, ни косвенно не подтверждается данными отечественных и иностранных источников7.

7. Например, см.: Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1992. С. 534.
17

Александр Невский. Худ. П. Д. Корин, 1942 г.

18

И. Н. Данилевский, критикуя своих предшественников по ряду второстепенных вопросов в духе скептических оценок военных и политических заслуг Александра Ярославича английского слависта Дж. Феннела, в итоге фактически отказывается от возможности реконструкции биографии великого князя. Вместо этого исследователь предлагает изучать степень достоверности сначала четырех, а затем пяти образов-ретроспекций великого князя, которые, по его мнению, ранее были сформулированы представителями российской историографии, политической, общественной и культурной мысли8.

8. Данилевский И. [Н.] Призрак желательной истории: Суды, прошлое и наши современники // Родина. 2003. № 12. Ч. 2. С. 88—90; он же. Современные российские дискуссии о князе Александре Невском // Труды по россиеведению: Сборник научных трудов / гл. ред. И. И. Глебова. М., 2009. Вып. 2. С. 225—236 и другие.
19

«Каждый из них — порождение своего времени. Прежде всего это — великий князь Александр Ярославич, живший в середине XIII в. Во-вторых, святой благоверный князь Александр Ярославич, защитник православия, причисленный к лику святых уже лет через сорок после кончины. В-третьих, несколько модернизированный в XVIII в. образ святого Александра Невского — борца за выход к Балтийскому морю (он ведь победил шведов практически на том самом месте, которое Петр I избрал для строительства столицы Российской империи). В-четвертых, образ великого защитника всей Русской земли от немецкой агрессии Александра Невского, созданный в конце 1930-х гг. совместными усилиями Сергея Эйзенштейна, Николая Черкасова и Сергея Прокофьева.

20

Ливонские рыцари. Кадр из фильма «Александр Невский». Реж. С. Эйзенштейн, 1938 г.

21

В последние годы к ним добавился пятый Александр, за которого, видимо, и голосовало большинство телезрителей телеканала “Россия”: справедливый сильный правитель, защитник “низов” от бояр-“олигархов”. Он готов и рыбу с этими самыми “низами” ловить, и рыболовную сеть руками порвать, и укрепить границы государства, и непристойный анекдот выслушать, а потом, основываясь на этом анекдоте, гениально организовать построение своих войск, и в момент своего триумфа взять на руки мальчонку (все из тех же самых “низов”)… Кажется, мало кто заметил, сколь тревожны результаты прошедшего голосования. Рыбная ловля, непристойности и мальчонка — не главное. С этим у нас полный порядок. Но вот главные качества, которыми обладает победитель телевизионного проекта, — справедливость, сила, способность противостоять толстосумам, талант, политическая прозорливость — их нет, а потребность общества в этом есть — и самая острая. Именно за эти качества правителя голосовали те, кто избрал мифического Александра Невского “Именем Россия”»9.

9. Данилевский И. Н. Современные российские дискуссии о князе Александре Невском. С. 225—236.
22

В настоящее время в историографии признано, что «далеко не все подробности биографии Александра Ярославича нам, к сожалению, известны. Историки больше касались его военных свершений. Международная, геополитическая деятельность князя прояснена еще недостаточно»10.

10. Кирпичников А. Н. Александр Невский — личность, великие битвы, народная память // Ладога и Ладожская земля в эпоху средневековья. СПб., 2015. Вып. 6: Материалы конференции «Александр Невский и его эпоха» (СПб., 22 дек. 2014 г.) / отв. ред. А. Н. Кирпичников. С. 5.
23

В кругу семьи и родственников

 

Будущий киевский, владимирский и новгородский великий князь родился в 1220/1221 г. в семье переяславского князя Ярослава (Феодора) Всеволодовича (1190—1246) и его второй жены княгини Ростиславы (Феодосии) Мстиславны (кон. XII в. / нач. XIII в. — 1244 г.), дочери знаменитого русского полководца князя Мстислава (Феодора) Мстиславича Удатного. По отцовской линии князь Александр Ярославич являлся одним из внуков владимирского великого князя Всеволода III (Димитрия) Юрьевича Большое Гнездо (1154—1212) и его жены от первого брака — великой княгини Марии Шварновны Ясыни (кон. 1150-х — 1205). Мать князя Александра Ярославича была внучкой половецкого хана Котяна Сутоевича (? – март 1241). Таким образом, по линии матери и бабки он оказывался ближайшим родственником ряда известных степных и христианских правителей Восточной Европы и Малой Азии. Так, например, вторая дочь хана Котяна Сутоевича ок. 1239 г. стала женой регента Латинской империи (1228—1231 и 1238—1239) Наржо III де Туси († 1241), а третья, крестившаяся под именем Елизавета (Эржебет), во второй половине 1240-х гг., по мнению некоторых исследователей, была выдана замуж за венгерского короля Стефана V (Иштвана), отца короля Владислава IV (Ласло) Куна (1272—1290)11.

11. Пятнов А. П. Котян // БРЭ. М., 2010. Т. 15: Конго — Крещение. С. 518.
24

В первом браке (1205—1212 гг.) правивший несколько лет в Переяславле Русском князь Ярослав Всеволодович, отец князя Александра Ярославича, был женат на дочери одного из самых влиятельных полоцких ханов Юрия (Георгия) Кончаковича, который был «болиише всихъ Половець»12. Он был назван в честь своего родственника — знаменитого новгород-северского князя Игоря (Георгия) Святославича (1151—1201); его сын путивльский князь Владимир (Петр) Игоревич (1170 — после 1211) был женат на родной сестре Юрия Кончаковича. В начале 1223 г. вместе с сыном этот хан, правитель обширных кочевий в среднем течении Северского Донца, погиб в одном из столкновений с монголами между Дербентом и Русью13. Некоторые исследователи считают, что Юрий Кончакович был христианином14, но это мнение разделяется далеко не всеми15.

12. ПСРЛ. Т. 2. М., 1998. Стб. 740.

13. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Русские имена половецких князей: междинастические контакты сквозь призму антропонимики. М., 2013. С. 91—125.

14. Горский А. А. Великая степь // Александр Невский: Государь, дипломат, воин. М., 2010. С. 52.

15. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Русские имена половецких князей. С. 112.
25

Выявление этих прямых и боковых родственных связей князя Александра Ярославича среди степняков Половецкой степи очень важно для понимания его позднейшего политического статуса среди подчиненных правителей Руси и степи, которых с 1242 г. принимал у себя в ставке монгольский царевич Батый.

26

Новгородское вече. Худ . А. П. Рябушкин, конец XIX в.

27

Старшим братом князя Александра Ярославича был новгородский князь Федор Ярославич (1220—1233). Самым тесным образом биографии братьев были связаны друг с другом в первые годы их жизни. Родным дядей молодых княжичей был Юрий II (Георгий) Всеволодович (1188—1238), великий князь Владимирский. Он являлся старейшим среди правителей Северо-Восточной Руси. В 1218—1238 гг. она состояла из нескольких сложившихся княжений. Помимо Владимиро-Суздальского и Переяславского, здесь уже существовали Ростовское, Ярославское, Угличское, Юрьев-Польское и Стародубское княжества. В предордынскую эпоху временно княжеские столы также возникали в Москве и Городце Радилове на р. Волге. Во всех этих княжениях и городах правили ближайшие родственники (дядья и двоюродные братья) Александра Ярославича, с которыми он позднее состоял в тесном общении. Еще более многочислен был круг родственников великого князя Александра Ярославича в других регионах Руси (прежде всего, в Смоленской, Витебской, Галицко-Волынской и Черниговской землях).

28

В годы посещения и правления в Северо-Восточной Руси великий князь Александр Ярославич неоднократно участвовал в княжеских съездах («снемах»). Они проходили перед и после поездок в Орду. Летописцы отмечают роль правителя Руси во время траурных церемоний — похорон своих ближайших родственников, у которых он неоднократно находил поддержку в своей внутренней и внешней политике.

29

В кругу дружины и новгородцев

 

Помимо лиц из многочисленной семьи потомков владимирского великого князя Всеволода III Юрьевича Большое Гнездо, уже с раннего времени в ближнем окружении молодого князя Александра Ярославича большую роль играли члены его дружины и служилого двора, а также политические деятели Новгородской земли. В «Повести», Новгородской I летописи старшего и младшего извода и некоторых других источниках наиболее подробно отмечены их имена и должности. Отправляя старших сыновей в Новгород, в 1228 г. князь Ярослав Всеволодович приставил к ним опытных советников — боярина Федора Даниловича и тиуна Якима. В Новгороде многие годы Александр Ярославич постоянно общался с местными посадниками Степаном Твердиславичем, его сыном Михалком Степановичем и Ананием, тысяцкими Климом и Жирохной; в Пскове — с Твердилой Иванковичем. В 1240 г. о приходе шведского десанта князю сообщил ижорский старейшина Пелгусий (Филипп). Описывая подвиги правителя Новгорода и Пскова в битве на р. Неве, в числе доблестных соратников князя автор «Повести» упомянул видных новгородских бояр и воинов Сбыслава Якуновича, Мишу и Савву, а также служивших в дружине у Александра Ярославича молодого боярина Гавриила Олексича, ловчего Якова Полочанина и слугу Ратмира. В 1241 г. летописи упоминают о гибели в битве под Изборском княжеского воеводы псковичей Гавриила Гориславича. В 1242 г. накануне Ледового побоища Александр Ярославич посылал из своей рати в разведку полк во главе с воеводой Кербетом и братом новгородского посадника боярином Домашем Твердиславичем. В 1245 г. на соединение с войсками новгородского князя спешили с отрядами из Твери и Дмитрова воеводы Явид и Кербет. В мае 1252 г. в числе лиц, торжественно встречавших Александра Ярославича во Владимире на р. Клязьме, был переживший Батыево нашествие местный тысяцкий и боярин Роман Михайлович. В 1255 г. в пользу князя держал «перевет» новгородец Ратишка (Ратша, Ратислав?); выразителем своего мнения на новгородское вече Александр Ярославич посылал боярина Бориса. В 1256 г. вместе с князем в Северо-Восточную Русь ездили новгородские послы бояре Олферий Сбыславич и Михаил Пинещинич. В 1257 г. князь отправил главой посольства в Норвегию боярина Михаила. Предположительно его можно отождествить с одним из четырех лиц (новгородским посадником Михалком Степановичем, или ладожским, а затем новгородским посадником Михаилом Федоровичем, или боярином Мишей, или даже Михаилом Пинещиничем). Все они, несомненно, взаимодействовали с великим князем Александром Ярославичем16.

16. ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. М., 1997 (по указ.); Т. 3. М., 2000 (по указ.).
30

Александр Невский поражает ярла Биргера. Худ. Н. К. Рерих, 1904 г.

31

«Повесть» и позднейшие редакции Жития поют гимн идеальным отношениям правителя Новгорода и Владимира со своей дружиной. У храброго князя — надежная и верная дружина. Однако так было не всегда. Нарушение феодальной верности каралось великим князем Александром Ярославичем достаточно жестко. Однако в отличие от галицко-волынского князя Романа Мстиславича (нач. 1150-х — 1205), отца великого князя Даниила Романовича Галицкого (1201—1265), а также северских князей в период их княжения в городах Галицко-Волынской земли (1207—1211), великий князь Александр Ярославич никогда не проводил массового террора против непокорного боярства. Если в начале XIII в. его дальние родственники из Южной Руси в борьбе за власть санкционировали казни десятков, а то и сотен великих и малых бояр, то правитель Руси использовал смертную казнь в редких исключительных случаях. По-видимому, он даже не всегда применял ее при осуждении изменников («переветников»), которые заслуживали сурового наказания.

32

Русское войско выходит на Чудское озеро. Миниатюра из Лицевого летописного свода, XVI в.

33

В отношении великого князя Александра Ярославича исключением из правил стали события 1257 г., когда служилое окружение во главе с боярином Александром поддержало мятеж князя Василия Александровича (1239—1271) и склонило его против воли отца к отъезду из Новгорода в Псков. За эти действия они наказаны. Новгородский летописец отмечал, что «князь Олександръ выгна сына своего изъ Пльскова и посла в Низъ, а Александра и дружину его казни: овому носа урезаша, а иному очи выимаша, кто Василья на зло повел». При этом современник не сомневался в справедливости этого княжеского суда, замечая, что «всяк бо злыи зле да погыбнеть»17. Решение отца после его смерти не нарушили ни младший брат и приемник на Владимирском великом княжении великий князь Ярослав (Афанасий) Ярославич (кон. 1220-х / нач. 1230-х гг. — 1271 г.), ни младшие братья князя Василия Александровича. Мятежник умер под арестом в Костроме в 1271 г.

17. ПСРЛ. Т. 3. С. 82.
34

Основные события во внутренней политике великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского)

 

Впервые в источниках косвенно князь Александр Ярославич упоминается уже в 1223 г., когда он впервые сопровождал в поездке своего отца. В 1228—1229, 1231—1233 гг. князь Ярослав Всеволодович отправлял сыновей в Новгород в качестве своих наместников. После трагической смерти старшего брата князя Федора Ярославича, произошедшей накануне свадьбы, в 1233 г., князь Александр Ярославич стал старшим ребенком в семье. Ранняя потеря брата закалила его характер. В 1236 г. после отъезда отца на Киевское великое княжение Александр Ярославич становится фактическим правителем Новгородской земли.

35

Зимой 1237—1238 гг. в Новгород к Александру Ярославичу возвращается отец, который устанавливает контакты с великим князем Юрием II Всеволодовичем, собиравшим в феврале — 4 марта 1238 г. на р. Сить (приток Мологи) новые воинские рати для борьбы с нашествием Батыя. В Новгороде собираются члены семьи Ярослава Всеволодовича и его сына Александра Ярославича. Источники не сохранили прямых сведений о сборе князьями рати в Новгороде и ее движении на помощь владимиро-суздальским и ростовским войскам. Правда, есть известия о том, что довольно крупный отряд новгородцев защищал от монгольских войск Торжок, ожидая помощи из Новгорода, а неназванный по имени брат Александра Ярославича погиб при обороне Твери. Таким образом, выдвижение отдельных отрядов к верховьям Волги происходило, но монголы своими быстрыми и решительными действиями на нескольких направлениях в середине февраля — начале марта 1238 г. не дали объединить русским князьям имеющиеся у них военные силы.

36

Монгольская конница

37

Весной 1238 г. после возвращения отца во Владимир на Клязьме князь Александр Ярославич окончательно становится самостоятельным правителем в Новгороде. В 1239 г. он женится на Александре-Параскеве, дочери полоцкого князя Брячислава (Васильковича?) из витебской линии Рогволодовичей. Свадьбу играли в Новгороде и Торопце, на который, возможно, претендовал князь Александр Ярославич. В 1238—1252 гг. преимущественно он пребывал в Новгороде, опираясь в его управлении на поддержку бояр Прусской улицы. При этом в городе существовала сильная оппозиция, которой в конце 1240 г. удалось вынудить Александра Ярославича его покинуть. Князь не разрывал связи с Северо-Восточной Русью, где пребывал периодически, посещая Владимир (1246—1250) и Переяславль Залесский (конец 1240 — февраль 1241). Во время военных походов Александр Ярославич пребывал и в других городах Руси. Так, например, в 1240 г. он приезжал в Ладогу, в 1241 г. освобождал Копорье, а в начале 1242 г. — Псков, жители которого получили от него уставную грамоту. В 1245 г., преследуя литовскую изгонную рать, князь посетил Торжок, Торопец, Усвят и Витебск, откуда был вынужден забрать (с княжения?) своего малолетнего сына Василия Александровича. Удержать за своей семьей Витебское княжение князю не удалось, но, будучи уже великим князем, он помог сесть здесь на княжении своему смоленскому союзнику и зятю князю Константину Мстиславичу (Борисовичу).

38

Князь Александр Невский принимает папских легатов. Худ. Г. И. Семирадский, 1876 г.

39

В 1250 г. в Новгороде великого князя посещал киевский митрополит Кирилл II (III), с которым Александр Ярославич установил дружеские отношения. В глазах архиерея он оставался защитником православия, который, несмотря на папские буллы от 22 февраля и 15 сентября 1248 г., не пошел на контакты с папой Иннокентием IV. В 1252 г. укрывавшийся от монголов во Владимире митрополит Кирилл II (III) поддержал приход Александра Ярославича после поездки в Орду, где он получил ярлык на Владимирское великое княжение. Союз светской и церковной власти позволял преодолевать намечавшиеся социальные конфликты. Отношения Александра Ярославича с Кириллом II (III) были более тесными, чем контакты великого князя с новгородскими архиереями Спиридоном и Долматом, которые во время его конфликтов с новгородцами старались придерживаться нейтральной позиции, выступая лишь в случае крайней необходимости.

40

С 1252 г. Александр Ярославич преимущественно проживал во Владимире, посещая отсюда другие древнерусские города и ставку царевича Батыя. Во время важных поездок в Орду великого князя всегда сопровождало несколько его родственников, символизируя их общую позицию. Князья поддерживали политику Александра Ярославича в отношении Новгорода. Некоторые из них (например, ростовский князь Борис Василькович и юрьевский князь Дмитрий Святославич) принимали участие в его новгородском походе 1258 г. Наладив контакты с правителями Орды, великому князю удавалось выкупать здесь пленных и возвращать их на земли запустевшей Руси, нуждавшуюся в рабочих руках для восстановления после страшного разорения 1237—1238 гг. Его примеру следовал белозерский князь Глеб Василькович.

41

Основные события во внешней политике великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского)

 

В историографии нередко противопоставляются западный и восточный вектор внешней политики Александра Ярославича. Часто исследователи и публицисты заявляют, что установление ордынского ига над Русью привело к цивилизационному выбору страной направления своего развития, которое оторвало ее от семьи европейских народов. Насколько справедлив этот вывод?

42

Отношения с Монгольской империей и ее Джучиевым улусом (Золотой Ордой)

 

Общие сведения об устройстве Золотой Орды

 

В начале ΧΙΙΙ в. в Центральной Азии на территории от Байкала до верховьев Енисея и Иртыша на севере до южных районов пустыни Гоби и Великой китайской стены образовалось Монгольское государство. Основным занятием монголов было экстенсивное кочевое скотоводство, а на севере и в таёжных районах — охота и рыболовство. Структура монгольского общества была следующая: карачу — черные люди, нойоны (князья) и нукеры — воины, которые находились на службе у нойонов. Расширение территории будущей империи было связано с сильным демографическим ростом населения в XI — начале XIII вв., который объективно вынуждал монголов к поиску новых пастбищ и молодняка, подчинению себе соседних народов и их ресурсов.

43

Монгольское государство было институционально организованно на курултае 1206 г. На этом же собрании Тэмуджина провозгласили Чингисханом всей Великой степи.

44

В системе управления Монгольского государства важную роль играла канцелярия. В его центре у хана были диваны (совещательные органы). В диванах работали секретари (биткачи). В их руках часто находилось фактическое руководство. Самым важным считался диван, контролировавший доходы и расходы18.

18. Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда М., 1941. С. 94.
45

Организация армии в Орде строилась по монгольскому принципу, установленному Чингизханом по десятичному разделению. Воинские подразделения группировались в два основных боевых порядка: правое крыло, или западная группа, и левое крыло, или восточная группа. Центральную часть, видимо, составляла личная гвардия хана — кешиктены, под его командованием. Ханские жены имели свои служилые дворы и пользовались большим кругом полномочий (особенно в период междуцарствий). За каждым армейским подразделением был закреплен букаул (интендант). Армия составляла основу Монгольского государства. За ней были закреплёны отдельные улусы (области) в Орде. Их князья (командиры отдельных подразделений армии) отвечали за порядок и дисциплину на подвластной им территории.

46

Вследствие походов монголов под командованием царевича Батыя, внука Чингисхана, на Северо-Восточную (1237—1239) и Южную Русь (1238—1242), а также серии административных мер, которые провели завоеватели, русские земли попали в прямую зависимость от власти монгольских ханов. Первые годы ордынского ига совпали со временем междуцарствия в Монгольском государстве. В 1248—1249 гг. здесь реальной властью обладала вдова хана Гуюка, сына Угедея, Огуль-Гаймыш, которая вскоре была отстранена от власти. Ее сменил союзник и двоюродный брат Батыя — Мунке, сын царевича Тулуя. В начале 1260-х гг. Джучиев улус Монгольского государства — Орда — становится полностью самостоятельной. И русские княжества после восстаний в нескольких городах (1262) остались в зависимости только от нее.

47

Согласно летописным сводам, организация подворного налогообложения в Северо-Восточной Руси последовала в 1257 г. За единицу переписи считали не мужскую голову, а дом или семейство19. Только Новгород остался на особом положении. Судя по летописному тексту численники не оставили там «десятников, сотников, тысячников и темников»20.

19. Насонов А. Н. Монголы и Русь (История татарской политики на Руси). М.; Л., 1940. С. 20; Хорошкевич А. Л. Монголы и Новгород в 50-е гг. XIII в. (по данным берестяных грамот № 215 и 218) // История и культура древнерусского города: [сборник статей] / отв. ред. Г. А. Федоров- Давыдов. М., 1989. С. 69—73.

20. ПСРЛ. Т. 3. С. 82–83.
48

Монгольская пайцза

49

До 1257 г. нет следов организации института ордынского владычества на территории Северо-Восточной Руси. Однако, вслед за «исчислением народа», появились баскаки. На Руси они организовывали свои отряды и заводили слободы в завоёванных монголами русских землях, не допуская сюда представителей княжеской власти. В Северо-Восточной Руси Владимир, по-прежнему, считался стольным великокняжеским городом, владимирский князь — старейшим великим князем в стране. Но вместе с тем на Руси появился «великий баскак владимирский», а в бывшем Киевском княжении — несколько баскаков и даруг (таможенников). Большими полномочиями обладали присылаемые на Русь ханские послы, носившие пайцзу. Нередко послами на Русь становились ближайшие ханские родственники (в том числе царевичи) или друзья, требовавшие от князей и их людей не только повышенного внимания и материального содержания, но и богатых единовременных выплат и даров.

50

Монголы использовали политические конфликты, существовавшие между русскими князьями и провоцировали создание новых, чтобы ослабить военную силу подчиненных им земель Руси. В последней трети XIII—XIV вв. власти Орды в борьбе за ярлык на Владимирское великое княжение одновременно поддерживали несколько группировок, стараясь не допустить значительного усиления какого-либо одного великого князя или группы его родственников. Нередко хан и его окружение склонялись на поддержку той группировки князей, лидер которой обещал им платить больший «выход» (дань).

51

В историографии есть разные оценки ордынского владычества на Руси. Одни историки придерживались точки зрения, что этот процесс способствовал развитию русской государственности впоследствии и даже определило характер самодержавия (Н. М. Карамзин, Н. И. Костомаров), другие же наоборот — полагали, что значение ордынского ига для дальнейшей истории России было незначительным (С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский).

52

Политика Александра Невского в отношении Золотой Орды

 

По мнению ряда историков21 великий князь Александр Ярославич способствовал утверждению на Руси ордынского ига, так как его «предательство» своих младших братьев Андрея и Ярослава, которые организовали восстание против монголов в 1252 г., способствовало оформлению отношений зависимости.

21. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси: 1200—1304 гг. М., 1989. С. 143—146; Данилевский И. Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII—XIV вв.). С. 194—206.
53

В историографии трактовка этих событий (вслед за В. Н. Татищевым, источники которого при этом не были изучены) получила следующее развитие — Александр Ярославич отправился в Орду по своей инициативе с жалобой на владимирского великого князя Андрея Ярославича, и поход «Неврюя» стал следствием этой жалобы22. А. Н. Сахаров, развивая тему «предательства», голословно предположил, что в начале марта 1238 г. отсутствие дружин князей Ярослава Всеволодовича и Александра Ярославича на реке Сить перед сражением с монголами могло быть связано с непосредственным сговором с Батыем, благодаря чему последний якобы не пошел на Новгород23. Для того, чтобы разобраться в этой проблеме следует проследить основные моменты контактов Батыя и Ярослава Всеволодовича.

22. Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. М., 1988. Кн. 2. С. 152; Каргалов В. В. Внешнеполитические факторы развития феодальной Руси. М., 1967. С. 145—146.

23. Сахаров А. Н. Основные этапы внешней политики Руси с древнейших времен до XV в. // История внешней политики России. Конец XV — XVII вв. М., 1999. С. 77.
54

Прежде всего, следует отметить, что источники отмечают отсутствие не только войск князя Ярослава Всеволодовича и его сына в битве на реке Сить, но и, например, стародубского князя Ивана Всеволодовича. Это была последняя крупная попытка владимирского великого князя Юрия II Всеволодовича успеть собрать войска, чтобы остановить монгольское вторжение. 4 марта 1238 г. она окончилась разгромом русских войск, на станы которых внезапно со стороны реки Волги напала рать нойона Бурундая, а не Батыя. Против сговора царевича Батыя и князя Ярослава Всеволодовича свидетельствуют и другие факты. В числе разоренных в феврале — начале марта 1238 г. оказались города, подчиненные власти последнего, — Переяславль Залесский, Дмитров, Кашин, Кснятин, Тверь (где, напомним, погиб неназванный по имени брат князя Александра Ярославича) и находившийся в совместном владении Торжок. В 1239 г. один из отрядов царевича Батыя, мнимого союзника владимирского великого князя Ярослава Всеволодовича, разорил его города на реке Клязьме Ярополч Залесский и Гороховец, а также союзное отцу Александра Ярославича — Муромское княжество24.

24. ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2. Стб. 469—470.
55

Первые достоверные сведения о контактах великого князя Ярослава Всеволодовича и царевича Батыя относятся непосредственно к событиям 1242—1243 гг., когда правитель Владимирского великого княжения сначала договорился о поездке с прибывшими к нему монгольскими послами, а затем в 1243 г. ездил в ставку Батыя за ярлыком на Киевское и Владимирское великие княжения, а также на всю Русскую землю. В ноябре — декабре 1246 г. после смерти великого князя Ярослава Всеволодовича ярлык на Владимирское великое княжение у Батыя получил суздальский и юрьевский князь Святослав Всеволодович, а не его племянник князь Александр Ярославич, оставшийся в Новгородской земле.

56

Во второй половине 1242 г. по поручению отца князь Александр Ярославич только налаживал контакты с царевичем Батыем, когда, например, рязанский великий князь Олег Ингваревич уже был отправлен правителем Джучиева улуса в Монголию25. В 1247 г. состоялась вторая встреча царевича Батыя и новгородского князя Александра Ярославича, о котором говорится и в его «Житие».

25. ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. М., 2000. С. 228
57

Монгольская юрта (реконструкция по Г. Г. Юлю)

58

После отравления киевского и владимирского великого князя Ярослава Всеволодовича, который скончался 30 сентября 1246 г. на пути домой после посещения съезда (курултая) монгольской знати в Каракоруме. По версии Джованни дель Плано Карпини, его отравительница Торэгэнэ-хатун, мать нового монгольского хана Гуюка, сына покойного хана Угедея, внука Чингис-хана, «без ведома бывших там его людей поспешно отправила гонца в Руссию к его сыну Александру, чтобы тот явился к ней, так как она хочет подарить ему землю отца». Однако великий князь Александр Ярославич, понимая грозившую ему опасность, уклонился от выполнения этого приказа, несмотря на новые грамоты с приказом явиться в Монголию; «все верили, что, если он явится, она умертвит его или даже подвергнет вечному плену»26.

26. Плано Карпини Дж. дель. История монгалов. Рубрук Г. де. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. М., 1997. С. 79.
59

В 1247 г. младшие братья новгородского князя Александра Ярославича во главе с князем Михаилом Ярославичем Хоробритом (? — 1248) захватили Владимир на р. Клязьме и свергли здесь власть своего дяди великого князя Святослава Всеволодовича (1195—1253). После этого им пришлось ехать в ставку царевича Батыя, чтобы он утвердил произошедшие на Руси в 1246—1247 гг. события и смену на княжеских столах. Однако на этот момент Батый являлся лишь правителем Орды (Джучиева улуса), поэтому окончательное решение по великому княжению принадлежало монгольскому хану Гуюку, ко двору которого из Поволжья были отправлены братья Александр и Андрей Ярославичи. Весной 1248 г. они застали в Монгольской империи стремительную подготовку к войне между сторонниками Батыя и Гуюка. Смерть последнего в начале похода отложила более чем на 10 лет фактическое отделение правителей Орды (Джучиева улуса) от власти Монгольской империи. Ее представители пожаловали Александра Ярославича старейшинством на Руси и отдали ему Киевское великое княжение. Его брат Андрей Ярославич получил Владимирское великое княжение. Это решение устроило и князей, и их сюзерена Батыя27. В 1252 г. наметился конфликт между младшими братьями Александра Ярославича — князьями Андреем и Ярославом Ярославичами — и представителями Монгольской империи. Братья не хотели выплачивать им установленную дань. Для решения конфликта из Монголии прибыл тысячник Неврюн (в поздних русских летописях — «Неврюй»). Именно эта причина, озвученная монгольскими источниками, а не мифический навет старшего брата стал решающей причиной прихода рати Неврюна, Котьи и Алабуги Храброго в Северо-Восточную Русь, где они избирательно разорили земли исключительно мятежных князей и Переяславль Залесский, под стенами которого разыгралась неудачная для русских князей битва28. Более того, по-видимому поход Неврюна был запланированной акцией хана в рамках действий против не подчинявшихся ему князей, поскольку в 1252 г. он организует одновременно две акции — поход Неврюна на Андрея Ярославича и ордынского князя Куремсы на Даниила Романовича29.

27. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси // Отечественная история. 1996. № 5. С. 26—28.

28. Храпачевский Р. П. Экономическая составляющая «Неврюевой рати» (по монгольским источникам) // Восточная Европа в древности и средневековье: Экономические основы формирования государства в древности и средневековье. М., 2013. С. 264—268.

29. Пашуто В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской земли М., 1950. С. 271.
60

Хан Батый. Китайская миниатюра. XIII в.

61

Великому князю Александру Ярославичу, получившему в 1252 г. ярлык на Владимирское великое княжение, удалось наладить отношения с царевичем Сартаком, занимавшимся при отце отношениями с Русью. В 1250-е гг. Монгольскую империю охватила перепись населения, которая последовательно производилась в завоеванных Чингизидами странах. В 1257 г. настала очередь Северо-Восточной Руси. Перепись проводил родственник монгольского хана Мунке — Китат. Вместе с населением земель великого князя Александра Ярославича и его родственников были описаны владения их союзников, правивших в Рязанском и Муромском княжествах. После этого настал черед Новгородской земли, население которой в 1257/1258 г. враждебно встретило приход численников, получивших только богатые дары. Однако во время следующего прихода в 1259/1260 г. под угрозой прихода карательной ордынской рати великому князю Александру Ярославичу удалось склонить недальновидных новгородцев к данническим отношениям с Ордой и Монгольской империей. Его поездка в Орду в 1262—1263 гг. стала последней. Великому князю удалось уговорить хана Берке не вызывать русские военные контингенты для участия в войне против иранского правителя Хулагу.

62

Монгольские пулы (монеты) эпохи Золотой Орды

63

14 ноября 1263 г. Александр Ярославич при возвращении из Орды во Владимир, остановившись из-за болезни в Городце на Волге, скончался. Перед смертью он постригся в монахи под именем Алексей. Через девять дней его тело было торжественно похоронено во Владимирском Успенском соборе. В последний путь великого князя провожали многочисленные родственники в окружении множества людей. Покойного отпевал киевский митрополит Кирилл II (III)30.

30. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси. С. 29.
64

Евразийская оценка. Историк Лев Гумилёв видел в Александре Невском создателя русско-ордынского альянса. Исследователь утверждал, что в 1251 г. «Александр приехал в орду Батыя, подружился, а потом побратался с его сыном Сартаком, вследствие чего стал сыном хана и в 1252 г. привёл на Русь татарский корпус с опытным нойоном Неврюем»31. С точки зрения Л. Н. Гумилёва и его последователей, дружеские отношения Александра с Батыем, чьим уважением он пользовался, его преемниками Сартаком, Улагчи и Берке позволили наладить с Ордой возможно более мирные отношения, что способствовало синтезу восточнославянской и монгольской культур.

31. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 2006. С. 561.
65

Суммировав всю информацию, можно с уверенностью сказать, что фигура Александра Невского, его политика в отношении Золотой Орды имела самые разные и неоднозначные оценки в российской и зарубежной историографии. Начиная от канонических образов и заканчивая самыми критическими и негативными оценками. Это связано с тем, что о русскоордынских отношениях источники также имеют отрывочную информацию.

66

Однако все без исключения исследователи признают, что политика Александра Ярославича была направлена на постепенное укрепление Владимиро-Суздальской земли посредством взаимодействия с Золотой Ордой. Это был сознательный и расчетливый выбор верховного правителя Руси. Тщательный анализ источников не дает оснований видеть в Александре Ярославиче ни пособника монголов в 1238 г., ни виновника установления отношений зависимости в последующие годы. Он действовал как расчётливый и дальновидный политик.

67

Отношения с Великим княжеством Литовским

 

Одной из актуальных проблем в первые годы правления новгородского князя Александра Ярославича стало его противодействие литовской военной угрозе. Несмотря на ряд побед над ними его отца в 1220—1230-е гг., грабительские походы литовских князей продолжались. Особенно сильно они увеличились после Батыева нашествия на Русь в 1237—1242 гг., когда правители многих древнерусских княжеств не имели ни средств, ни военных сил, чтобы противостоять литовской агрессии.

68

В 1239 г. князь Александр Ярославич «поя в Полотьске» у князя Брячислава «дчерь» и венчался с нею в Торопце, «ту кашю чини, а в Новегороде другую», а затем вместе с новгородцами организовал строительство крепостей по реке Шелони. Они должны были прикрыть от литовских изгонных ратей юго-западные рубежи Новгородского княжения. В 1241 г. в тяжелый для него период после временной утраты Пскова и Водьской земли литовцы вторглись и опустошили новгородские волости. В 1245 г. отряды литовских князей вторглись в окрестности Торжка, сильно пострадавших от монгольской рати еще в феврале — марте 1238 г., а также Бежецкого Верха. Против них из Торжка с новоторжской ратью выехал вернувшийся на Русь князь Ярослав Владимирович. Однако сражение для него окончилось неудачно.

69

«Въезд Александра Невского в Псков». Худ. В. А. Серов, 1945 г.

70

Литовцы «отъяша у новоторжцевъ кони, и самехъ биша, и поидоша с полономь проче». На помощь князю Ярославу Владимировичу подоспели войска великокняжеских воевод Явида и Кербета «со тферичи и дмитровци». Объединив силы, они бросились преследовать изгонную рать захватчиков. Она была настигнута под Торопцом. Здесь между ними состоялась битва, в ходе которой литовцы были разбиты и отступили за стены Торопца. На следующий день к союзникам прибыл уже князь Александр Ярославич вместе со своей дружиной и новгородской ратью. Вместе они освободили литовский полон, а «княжиць исече» более 8 человек. После этой победы, не склонные далеко уходить за свои пределы, новгородцы вернулись домой, а князь Александр Ярославич со своим верным служилым двором продолжил преследование литовцев. Новую рать он нагнал под Жижичем в Витебском княжении, где «не упусти ихъ ни мужа, и ту изби избытокъ княжичь». Из Жижича князь Александр Ярославич направился в Витебск, где он забрал своего сына и «в мале дружине» стал возвращаться в Новгородскую землю. На известной торговой дороге у двух горощ Усвята князю Александру Ярославичу повстречалась еще одна литовская рать, которая также была уничтожена («и ту ему Богъ поможе, и техъ изби, а самъ приде сдравъ и дружина его»). В 1253 г. крупный набег литовской рати на Новгородскую землю вновь повторился. На этот раз вместе с новгородцами у Торопца их нагнал князь Василий Александрович. Он нанес литовцам тяжелое поражение и освободил из их плена весь русский полон32.

32. ПСРЛ. Т. 3. С. 77—80.
71

По-видимому, около 1258 г. не без влияния киевского, владимирского и новгородского великого князя Александра Ярославича литовский князь Товтивилл был приглашен полочанами на княжение в Полоцк. Будучи во враждебных отношениях с литовским королем Миндовгом, на время он надежно прикрыл полоцко-новгородский рубеж от изгонных ратей захватчиков.

72

После победы летом 1260 г. на озере Дурбе над войсками Ливонского Ордена жемайты во главе с князем Тренятой попросили литовского короля присоединиться к их борьбе. В конце 1261 г. под их давлением Миндовг поднял восстание против крестоносцев и «также послов послал / К королю в Русскую землю». Зимой 1261/1262 г. из-за несогласованности действий союзники не смогли совершить одновременно свое вторжение в Ливонию. Войска Миндовга и Треняты вышли к реке Западная Двина и подошли к замку Венден. Не получив поддержку местного населения и не увидев здесь русские войска, они были вынуждены прекратить свой поход33.

33. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. Тексты, перевод, комментарий. М., 2002. С. 241—243.
73

Действия войск великого князя Александра Ярославича оказались более удачными. Из-за вызова в Орду к хану Берке он не смог лично возглавить поход, но отправил против Ливонского Ордена своего брата тверского князя Ярослава Ярославича, сына — новгородского князя Дмитрия Александровича, зятя – витебского князя Константина Борисовича и полоцкого князя Товтивилла (а «с ним полочан и Литвы 500»). Им удалось захватить почти весь Дерпт, за исключением замка, в котором укрылся местный епископ34.

34. Ср.: ПСРЛ. Т. 3. С. 83; Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 243—244.
74

Отношения со Шведским королевством

 

Причиной многолетнего конфликта между Новгородским княжением и Шведским королевством стала борьба за земли и данников в Финляндии, где проживали племена сумь, емь и тавасты. Сначала шведам удалось подчинить себе во второй половине XII в. в Юго-Западной Финляндии племя сумь. В первой трети XIII в. шведы склонили на свою сторону военную знать еми, которая в 1228 г. предприняла грабительский поход на Новгородскую землю. Шведам удалось провести в землях суми и еми крещение по католическому обряду и приступить к продолжению своей агрессии на земли Восточной Финляндии, где проживали тавасты. Здесь им было оказано решительное сопротивление. На помощь тавастам пришли новгородские данники карелы, проживавшие в Северном Приладожье. В 30-е гг. XIII в. еми временно удалось освободиться от шведской власти и вернуться в состав Новгородского княжения, но при этом теперь оно не было политически единым, так как часть знати осталась на шведской стороне, а в 1240 г. приняла участие в походе против Новгородского княжения.

75

Неудивительно, что в это неспокойное время большое внимание стало уделяться морской страже. Именно ижорский старейшина Пелгусий (Филипп) первым заметил приближение шведского десанта к русским берегам, о чем успел доложить в начале лета 1240 г. в Новгород35. Полагая, что первоначальной целью этого похода шведов будет Ладога, из Новгорода сюда со своей дружиной и частью новгородцев отправился князь Александр Ярославич36. Возможно, что с этим событием связана печать, найденная в 2006 г. при раскопках в Ладоге. Она имеет изображение конного всадника с мечем в правой руке, а на другой стороне — изображение святого Феодора Стратилата в композиции «Чудо о змие»37. Не обнаружив у города шведов, новгородский князь забрал с собой отряд ладожан и скрытно отправился в район среднего течения р. Нева. Здесь в устье р. Ижора находился шведский десант. Это место было выбрано крайне удачно «для контроля на водном пути, организации судоходства и ведения торговли». Оно имело «несомненные топографические преимущества — тихие заводи для стоянки и ремонта кораблей, для перегрузки товаров с морских судов на речные и наоборот, а также ландшафтные особенности, подходящие для сооружения укреплений». Исследователи отмечают, что «крепость, расположенная в центре Ижорской земли, позволила бы надежно контролировать водный путь по Неве и территорию расселения ижоры. Устье Ижоры было относительно недалеко от Финского залива — в одном — двух днях пути, что облегчало доступ к нему с моря на судах в случае начала военных действий. Размещение укрепленного пункта выше Ивановских порогов делало бы поддержание связей с Балтикой более сложным»38.

35. ПСРЛ. Т. 3. С. 292—293.

36. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси. С. 24.

37. БелецкийС.В. Печать Александра Невского // Ладога и Ладожская земля в эпоху средневековья. СПб., 2015. Вып. 6. С. 22—28.

38. Сорокин П. Е. О некоторых обстоятельствах Невской битвы // Там же. С. 40.
76

«Князь Александр наносит рану шведскому военачальнику». Худ. А. Д. Кившенко, 1833 г.

77

Ранним утром воскресного дня 15 июля 1240 г. несколько конных и пеших отрядов русских войск из леса одновременно напали на шведский лагерь, расположенный, как полагает одна группа исследователей, на высоком холмистом правом39, а не на низком левом берегу р. Невы40. Застигнутые врасплох крестоносцы не смогли оказать организованного сопротивления. Одна их часть попыталась прорваться и укрыться на кораблях, стоящих на реке Нева у устья реки Ижоры. Другая часть отчаянно переправлялась на левый берег реки Ижоры, а третью часть происходивший из знатного рода Фолькунгов шведский рыцарь Биргер Магнуссон (1200—1266) пытался построить в ряды, чтобы атаковать русские войска41.

39. Там же. С. 40—55.

40. Шаскольский И. П. Невская битва (К 750-летию) // Восточная Европа в древности и средневековье. Проблемы источниковедения. Чтения памяти члена-корр. АН СССР В. Т. Пашуто: Тезисы докладов / Отв. ред. А. П. Новосельцев. М., 1990. С. 139—140; Дегтярев А. Я. Место битвы изменить нельзя? // Клепинин Н. А. Святой благоверный и великий князь Александр Невский. СПб., 2004. С. 205—208.

41. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Основные события во внешней политике великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского) 32 Руси. С. 24—25.
78

Согласно «Житию», в поединке с князем Александром Ярославичем Биргер получил ранение в голову42. Долгое время вопрос о его участии в сражении на Неве подвергался сомнению. Однако исследование антропологами останков Биргера показало, что это сообщение древнерусского источника достоверно. На черепе ярла Биргера исследователями был обнаружен след от ранения над правым глазом43.

42. ПСРЛ. Т. 3. С. 293.

43. Хрусталёв Д. Г. Невская битва 1240 // БРЭ. М., 2013. Т. 22: Нанонаука — Николай Кавасила. С. 259—260. Не зная данной публикации, В. В. Долгов напрасно придает сенсационность сведениям о Биргере, найденным им в Интернете (Ср.: Долгов В. В. Биография Александра Невского в зеркале «исторического нарратива» // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. 2016. Вып. 5: К 80-летию проф. И. Я. Фроянова / под ред. А. В. Петрова. С. 190–212).
79

Кроме того, ранение в голову ярла Биргера опровергает мнение А. Н. Кирпичникова, предлагавшего трактовать фразу источника «печать на лице» не как ранение, а как «знак, отметину, урон, нанесенный шведскому войску ударом конных копейщиков»44.

44. Кирпичников А. Н. Александр Невский — личность, великие битвы, народная память Кирпичников. С. 13.
80

В результате поражения шведский десант покинул берега реки Невы. Здесь, как считают некоторые исследователи, они так и не успели построить деревянно-земляные укрепления45. Ответ на вопрос, насколько они были серьезными, по-прежнему остается дискуссионным. Так, например, П. Е. Сорокин не исключает того, что летом 1240 г. шведы могли предпринять строительство на берегу лишь временного военного лагеря. Археолог осторожно констатирует, что «следов средневековых укреплений у устья Ижоры пока не обнаружено, поэтому в настоящее время решить вопрос, какого рода сооружения упомянуты летописью, не представляется возможным», хотя «учитывая быстрое появление русских войск на Неве, вероятно, они застали начальный процесс строительства укреплений и определить, что здесь строили шведы, было затруднительно»46.

45. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси. С. 24; Назарова Е. Л. Крестовый поход на Русь 1240 г. (организация и планы) // Восточная Европа в исторической ретроспективе. К 80-летию В. Т. Пашуто / под ред. Т. Н. Джаксон и Е. А. Мельниковой. М., 1999. С. 190—201; Хрусталёв Д. Г. Невская битва. С. 259; и другие. Впрочем, данная точка зрения была подвергнута сомнению со стороны А. Н. Кирпичникова, по мнению которого речь шла лишь о временном заграждении «для полевой стоянки войска» (Кирпичников А. Н. Александр Невский — личность, великие битвы, народная память. С. 11—12. Примеч. 1).

46. Сорокин П. Е. О некоторых обстоятельствах Невской битвы. С. 40—41.
81

Поражение шведов на реке Неве заставило их на несколько лет забыть о новгородских берегах. Однако, объединившись с другими участниками крестоносной агрессии против Руси и ее соседей, шведы представляли грозную силу.

82

В 1248 г. ярл Биргер познакомился с прибывшим в Швецию папским нунцием Вильгельмом Моденским. Фактический правитель страны уговорил короля Эрика XI Шепелявого принять покровительство папского престола, который одобрял шведские крестовые походы. Пользуясь поддержкой и авторитетом папства, ярл Биргер организовал новую военную компанию против Финляндии. Благодаря его действиям, в 1249—1250 гг. западная часть этой страны была окончательно присоединена к Швеции. Новгородским властям пришлось смириться с потерей своих данников. Тем не менее, одних только шведских сил ярлу Биргеру Магнуссону было недостаточно, чтобы добиться успеха в серьезном военном противостоянии против Новгородской земли. Поэтому он искал надежных союзников, которые, как и он, желали продолжить походы против Руси и ее данников. С этой целью после смерти первой жены он женился на вдове датского короля47. Этот брак укрепил шведско-датский военный союз.

47. Уколова В. И. Мир в зените средневековья. С. 42.
83

В 1256 г. шведы вместе с датским фогтом Дитрихом фон Кивелем, сумью и емью попытались соорудить на восточном (русском) берегу реки Нарова укрепленный замок48. Он мог стать опорным пунктом на пути завоевания ими Водьской земли и Ингрии. В ответ новгородцы послали за помощью во Владимир на Клязьме к великому князю Александру Ярославичу. Узнав о выдвижении русской рати, шведско-датский десант бросил свою работу и на кораблях отплыл в море49.

48. ПСРЛ. Т. 3. С. 81.

49. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси. С. 29.
84

Прибывший в Новгород с войсками великий князь Александр Ярославич не стал их распускать, а зимой 1256/1257 г. отправился в шведские владения в Финляндии. Движение войск шло тайно. Некоторые считали, что они движутся на эстонские владения Ливонского Ордена. Однако за Копорьем великий князь Александр Ярославич повернул «на землю Емьскую», что не понравилось многим новгородцам. Они прервали свое участие в походе. Тем не менее, и оставшихся русских войск хватило, чтобы достигнуть земли Финляндии и попасть в шведские владения за Полярным кругом50. Это был последний крупный военный поход великого князя Александра Ярославича, поддержавшего борьбу финнов против шведской агрессии и насильственной христианизации по католическому обряду.

50. ПСРЛ. Т. 3. С. 81.
85

Отношения с Норвежским королевством

 

Согласно «Житию» впервые с норвежцами князь Александр Ярославич столкнулся 15 июля 1240 г. В числе воинов, входивших в шведский десант, в этом источнике фигурируют «Мурманѣ», то есть норвежцы51. Исследователи по разному относятся к степени достоверности этого сообщения «Жития»52. В последнее время И. П. Шаскольский и Д. Г. Линд отвергли возможность участия норвежцев в шведском десанте, отмечая, что в середине 1240 г. норвежский король находился во враждебных отношениях с правителями Швеции53. Однако, сомневаясь в достоверности об участии норвежцев в битве на Неве, исследователи далеко не всегда учитывают специфику служебных отношений в эпоху Средневековья и что норвежские воины имели все возможности для участия в шведском десанте на берегах Невы. Тем более что еще в 1237 г. норвежский король «обязался участвовать в крестовом походе, а папа разрешил ему воевать против северных язычников»54. Таким образом, участие норвежских рыцарей в шведском походе совершенно не противоречило обязательствам их короля.

51. ПСРЛ. Т. 3. С. 291.

52. Подробнее об этом, например. см.: Соколов Р. А. Александр Невский: Панорама новейших мнений. С. 256—257.

53. Шаскольский И. П. Невская битва и защита Русской земли. С. 18.

54. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 293.
86

В странах Северной Европы интерес к связям с землями Руси возродился после возвращения великого князя Александра Ярославича из Орды, получения там Киевского княжения (в 1249 г.) и переговоров с ним в Новгороде двух папских кардиналов с предложением о переходе в христианскую веру по католическому обряду (в 1250 г.). Одним из правителей, активизировавшим дипломатические контакты с великим князем Александром Ярославичем, стал норвежский король Хакон IV Хаконарсон Старый. Еще летом 1253 г. он имел возможность познакомиться с младшим братом великого князя Александра Ярославича — Андреем Ярославичем.

87

Зимой 1257 г. (ранее это событие в историографии относилось к 1251 г. или 1252 г.5) состоялись официальные русско-норвежские переговоры56. Их инициатором выступила новгородская сторона. Состоявшиеся в Трондхейме русско-норвежские переговоры завершились удачно. Перед отъездом на Русь послы попросили разрешение короля увидеть его дочь Кристин (1234—1262). Александр Ярославич предполагал сосватать за нее своего наследника. По-видимому, речь шла о старшем сыне правителя Руси — князе Василии Александровиче (1239—1271).

55. Подробнее об этом. например, см.: Соколов Р. А. Русско-норвежские дипломатические контакты 50-х гг. XIII в. // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. СПб., 2010. Т. 2: Призвание — история: Сборник научных трудов. К 55-летию проф. Ю. В. Кривошеева. С. 119—127.

56. Джаксон Т. Н., Кучкин В. А. Год 1251, 1252 или 1257? (К датировке русско-норвежских переговоров) // Восточная Европа в древности и средневековье: X Чтения к 80-летию члена корр. АН СССР В. Т. Пашуто: Материалы конференции / Отв. ред. Е. А. Мельникова. М., 1998. С. 24—28; Джаксон Т. Н. «Конунг Александр из Хольгарда» и норвежский конунг Хакон Хаконарсон // Ладога и Ладожская земля в эпоху средневековья. СПб., 2015. Вып. 6. С. 56—63 и другие.
88

Весной 1257 г. русские и сопровождавшие их норвежские дипломаты отправились на Русь через Берген морским путем. Летом того же года балтийским путем они прибыли в Новгород. Здесь состоялась встреча норвежских послов с великим князем Александром Ярославичем. Правитель Руси «принял… их хорошо». Согласно данным «Саги о Хаконе, сыне Хакона», «установили они тогда мир между собой и своими данническими землями так, что не должны были воевать друг с другом ни кирьялы, ни финны».

89

Подводя итог этим дипломатическим переговорам, исследователи отмечают, что данный «договор положил начало постоянной системе отношений между двумя государствами, ставшими с тех пор соседями на Крайнем Севере Европы. Однако русско-норвежский династический союз не состоялся из-за нового прихода ордынцев на Русь».

90

Отношения с Ливонским Орденом

 

Однако в середине XIII в. не так миролюбиво, как с Норвегией, складывались отношения Северо-Западной Руси с Ливонским Орденом. Это новое военно-духовное католическое государство на территории Восточной Прибалтики стало правопреемником Ордена Меченосцев (1202—1237).

91

Ливонский Орден был образован в мае 1237 г. как восточный филиал Тевтонского Ордена. Ливонский Орден — результат многолетней предварительной деятельности католических миссионеров и крестоносцев под покровительством Римской курии, Гамбургско-Бременской, Лундской, Сигтунской и других епархий, которая проходила в последней четверти XII — первой трети XIII вв., многочисленных (с 1200 г. — постоянных) экспедиций европейских рыцарей на земли Восточной Прибалтики.

92

Вначале официальной целью завоевателей были заявлены вполне мирные намерения — обращение языческого населения Прибалтики в католическую веру. Однако затем эти цели быстро эволюционировали в агрессивные и экспансионистские планы — необходимость сохранить и защитить от язычников «ростки христианской веры» в Восточной Прибалтике. Создание Ливонского Ордена также отражало объективное развитие политических и демографических процессов в ряде имперских княжеств-государств и земель Южной Балтики. Кроме того, они усложнялись экономическими задачами организаторов крестовых походов, стремившихся, минуя на первом этапе польские и прусские земли, расширить и упрочить свои социально-экономические контакты с княжествами-государствами Северо-Западной Руси, Малой Азии и Востока, а также получить более широкий доступ к Западнодвинскому, Днепровскому («из Варяг в Греки») и Волжскому торговым путям.

93

Карта Ливонии из атласа Абрахама Ортелия, XVI в.

94

К началу XIII в. с владениями польских Пястов в Мазовецкой земле и русскими княжествами в Северо-Западной и Западной Руси многие народы Южной и Восточной Прибалтики еще были слабо интегрированы. С владениями волынских, витебских, минских, полоцких и смоленских Рюриковичей, Новгородской и Псковской землями ими были установлены лишь вассально-даннические отношения. К моменту образования первых государств крестоносцев в Восточной Прибалтике эти отношения из-за усилившейся политической раздробленности Руси уже сильно ослабли.

95

Еще в 1197 г. первыми крещение были вынуждены принять ливы. Большое внимание к ним со стороны крестоносцев было связано с тем, что основной целью военных походов ливов было морское пиратство. Крещение ливов способствовало тому, что вся центральная и северная часть Восточной Прибалтики (за исключением юга, где проживали литовские и прусские племенные союзы) в средневековых европейских источниках, начиная с XIII в. и до 1561 г., и стала называться Ливонией.

96

Несмотря на агрессию крестоносцев, в XIII в. русские кварталы с православными церквами, посвященными преимущественно святителю Николаю Чудотворцу, продолжали действовать в нескольких прибалтийских городах, например, в Риге, Дерпте (бывший русско-эстонский город Юрьев Ливонский), Ревеле («Колывани», совр. Таллин) и других. Первоначально православная церковь также не теряла свои позиции в землях эстов и латгалов, хотя за это последние и подвергались гонениям. Так, например, в 1222 г. папа Гонорий III (1216—1227) требовал от ливонских фогтов «преследовать тех русских, которые, живя в Ливонии, пренебрегали латинским обрядом и увлекали в свою веру эстонских неофитов, что особенно часто случалось при желании расторгнуть брак»57. На основе сведений рижских земельных кадастров за 1286—1494 гг. Фр. Беннингховен пришел к убедительному выводу о том, что «Рига никогда не была чисто немецким, чисто латышским или чисто ливским городом. В составе населения всегда встречались представители различных народов: немцы, ливы, латыши, русские, литовцы и так далее»58.

57. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. С. 345–346. Примеч. 42.

58. Цит. по ст.: Строде Х. П. Феодальная Рига в послевоенной зарубежной историографии // История и историки: Историографический ежегодник, 1980 г. / отв. ред. акад. М. В. Нечкина. М., 1984. С. 141.
97

В мае 1237 г. потерпевший несколько военных поражений Орден Меченосцев объединился с Тевтонским (Немецким) Орденом, возникшим в Восточной Пруссии. В историографии неоднократно подчеркивалось, что причиной ликвидации Ордена Меченосцев и создания Ливонского Ордена стали военные победы над захватчиками (об их псковских союзниках советские историки нередко старались умалчивать), одержанные в 1234 г. ратью новгородского и переяславского князя Ярослава Всеволодовича под Юрьевым Ливонским на р. Омовже и 22 сентября 1236 г. при Сауле объединенными войсками жямайтов и земгалов.

98

В 1237—1562 гг. во главе Ливонского Ордена стоял магистр (ландмейстер), который подчинялся великому магистру Тевтонского Ордена. Главными резиденциями магистра ливонских крестоносцев стали «двор святого Георга» в Риге, а с 1297 г. также замок Венден (совр. Цесис). По правилам Ливонского Ордена магистр должен был занимать эту должность в течение всей жизни. Однако, учитывая плачевное состояние Ливонского Ордена и возникших противоречий между меченосцами и тевтонцами, в первые десятилетия его строительства и развития, магистры в нем часто менялись.

99

В Новгороде в связи с возникновением Ливонского Ордена состоялась дипломатические переговоры между князем Александром Ярославичем и рыцарем Андреасом фон Вельвеном («некто силенъ от Западныя страны, иже нарицаются слуги божия… Андрѣяшъ»59). По данным «Жития» их встреча состоялась между 1236—1240 гг. Это был первый политический контакт князя Александра Ярославича, о котором сохранились сведения в источниках.

59. ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 223.
100

Наиболее вероятным временем встречи в Новгороде представляется вторая половина (лето — осень) 1237 г., так как Ливонский филиал Тевтонского Ордена был образован лишь в мае 1237 г.

101

«Житие» ничего не сообщает о характере переговоров между князем Александром Ярославичем и Андреасом фон Вельвеном. Можно предполагать, что, помимо этикетных речей и обмена даров, они могли затронуть такую актуальную проблему для обеих сторон как литовская военная угроза. Скованный в действиях из-за ухода в 1236 г. отцовской дружины вместе с великим князем Ярославом Всеволодовичем в Киев, а также вестями 1236—1237 гг. о приближении монгольских войск Батыя к восточным и юго-восточным землям Руси, в первые годы своего правления Александр Ярославич не вел активных действий в отношении прибалтийских соседей.

102

С начала XIII в. правители Смоленска, наряду с князьями Полоцка и Витебска, заключали с немецкими и ливонскими купцами взаимовыгодные торговые договоры60. Одновременно сложились объективные предпосылки для военного конфликта между католическими княжествами-государствами Ливонии и новгородским князем Александром Ярославичем. Например, не имея на то законных оснований, князь Ярослав Владимирович, сын бывшего псковского князя Владимира Мстиславича, в качестве «дара» передал своему дяде-католику «Псковское королевство»61.

60. Подробнее об этом см.: Смоленские грамоты XIII—XIV вв. / подг. к печати Т. А. Сумникова, В. В. Лопатин; под ред. Р. И. Аванесова. М., 1963; Ivanovs A. [S.], Kuzņecovs A. [M.] Smoļenskas — rīgas aktis 13. gs — 14. gs. pirmā puse: Kompleksa Moscowitica — Ruthenica dokumenti par Smoļenskas un Rīgas attiecībām. Rīga, 2009 и другие.

61. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. С. 294
103

Война Новгородского княжения против Ливонского Ордена началась в конце 1240 г. Зачинщиком конфликта стал дерптский епископ, начавший враждовать с псковичами из-за претензий на пограничные земли. Его действия нашли поддержку магистра Ливонского Ордена62.

62. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 229.
104

В августе 1240 г., собрав военные силы из всех городов Ливонии, крестоносцы при поддержке военного отряда датских рыцарей из Ревеля и дружины князя Ярослава Владимировича неожиданно появились у псковского пригорода Изборска и захватили его63. В ответ на эти недружественные действия псковичи были вынуждены собрать рать («выидоша пльсковичи вси»). Ее возглавил находившийся на службе у князя Александра Ярославича новгородский боярин и воевода Гавриил Гориславич. В битве под Изборском он потерпел поражение и был убит. Оставшиеся в живых русские ратники бежали в Псков, часть из них попала в плен64.

63. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. С. 294.

64. ПСРЛ. Т. 3. С. 77.
105

Поражение псковичей под Изборском было тяжелым. Еще не оправившись от этой беды, они оказались в осаде. Войска крестоносцев разбили военный лагерь «перед Псковом на красивом поле»65, неожиданно сожгли посад города, угрожая начать его штурм и воюя окрестные села66. Несмотря на сильные городские укрепления, через неделю горожане капитулировали.

65. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 230—231.

66. ПСРЛ. Т. 3. С. 77.
106

Оставшиеся в Пскове бояре и зажиточные горожане были вынуждены отдать ливонцам в заложники («в таль») своих детей. Это было типичным требованием крестоносцев во время захвата народов, проживавших в Прибалтике, где «чтобы заставить покоренный народ повиноваться», братья-рыцари «требовали выдачи им в заложники сыновей из знатных семейств»67.

67. Мугуревич Э. С. Хроника Генриха и археологические данные // Восточная Европа в древности и средневековье. Проблемы источниковедения: Чтения памяти член-корр. АН СССР В. Т. Пашуто: Тезисы докладов / отв. ред. А. П. Новосельцев. М., 1990. С. 85.
107

Несогласные с такой политикой соглашательства псковичи вместе со своими семьями бежали в Новгород, где назревал конфликт между местным боярством и князем Александром Ярославичем. Его причины достоверно неизвестны, так как новгородские источники сообщают об этом конфликте достаточно глухо (князь «роспревъся с новгородци»)68.

68. ПСРЛ. Т. 3. С. 77—78.
108

По-видимому, в Новгороде споры могли возникнуть из-за разногласия в тактике действий против противника. Скорее всего, князь Александр Ярославич мог призывать к началу активных боевых действий, а новгородцы в свойственной им манере предполагали, что лучше отсидеться или откупиться от врага. Итогом этого конфликта стал демонстративный отъезд зимой 1240/1241 г. из Новгорода в Переяславль Залесский князя Александра Ярославича, который вместе с собой забрал не только свой военно-служилый двор, но и всех членов семьи.

109

Пытаясь не обострять отношения с новгородцами, в начале 1241 г. владимирский великий князь Ярослав Всеволодович направил на княжение вместо Александра своего следующего сына князя Андрея Ярославича. Однако его пребывание в Новгороде не смогло переломить ситуацию, так как новгородцы бездействовали. Из источников нам известно только о военных действиях противной стороны. Еще до его приезда из Владимира в Новгород ливонские рыцари при поддержке отрядов эстов захватили Водьскую землю и ее главный погост Копорье, обложив данью местное население. Часть водской знати перешла на сторону захватчиков. В Копорье рядом с берегом Балтийского моря ливонские рыцари построили первую крепость. После этого они захватили село Тесово на озере Тесово69.

69. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.
110

Великие Князья Святослав Всеволодович и Андрей Ярославич. Худ. В. П. Верещагин, 1891 г.

111

Достигнув этого успеха, теперь братья-рыцари, оказались в самом центре Водской земли. Их отряды стали появляться уже всего в 30 верстах от Новгорода (то есть в пределах одного — двух конных переходов от города), убивая встречавшихся на своем пути гостей и купцов и угрожая захватить в Полужье погосты Луга и Сабля. В следующий приход на «волость Новгородьскую» напали литовцы, ливонские рыцари и эсты, «и поимаша по Луге вси кони и скотъ, и нелзе бяше орати по селомъ…».

112

Поняв, наконец, опасность своего положения, новгородцы отправили посольство в Переяславль Залесский к князю Александру Ярославичу, но были им отвергнуты. Об этом неуспехе своих земляков новгородский летописец старался не упоминать. И только второе посольство во главе с архиепископом Спиридоном добилось успеха, но лишь после того как на несговорчивого князя подействовал владимирский великий князь Ярослав Всеволодович.

113

Александр Ярославич подчинился отцовской воле и в марте 1241 г. вновь оказался в Новгороде, где теперь его мнению не перечили. Собрав вместе военные силы новгородцев, ладожан, карелов и ижерян, он совершил стремительный поход на крепость Копорье, которая была захвачена его войсками. При этом «Немци приведе в Новъгород, а инехъ пусти по своеи воли; а Вожанъ и Чюдцю переветникы извеша»70. Такая позорная казнь в XIII в. применялась исключительно к государственным изменникам71.

70. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.

71. Кузьмин А. В. «…И перевѣтнику и зажигалнику тем живота не дати» (К вопросу о начале правоприменения статьи о смертной казни в Северо-Западной Руси) // Вестник Университета Дмитрия Пожарского. М., 2015. № 1 (2). С. 53—63.
114

Монумент «Ледовое побоище», гора Соколиха, г. Псков

115

Ликвидировав военную опасность, угрожавшую с запада Новгороду и Полужью, князь Александр Ярославич приступил к освобождению Псковского княжения. Дождавшись прихода дополнительных воинских контингентов, которые из Северо-Восточной Руси привел князь Андрей Ярославич, в начале 1242 г. правитель Новгорода предпринял поход «на Чюдьскую землю на Немци», где «зая вси пути и до Пльскова». Лишив противника средств коммуникации, князь Александр Ярославич предпринял быстрый марш на Псков. Изгоном он захватил город, где взял в плен «Немци и Чюдь, и сковав поточи в Новъгородъ, а самъ поиде на Чюдь»72.

72. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.
116

«Ливонская Рифмованная хроника» отмечает, что в Пскове было арестовано всего два фогта брата-рыцаря и «всех их кнехтов изгнали. / Ни одного немца там не осталось»73.

73. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 232.
117

Выступив из Пскова с войсками, князья Александр и Андрей Ярославичи двинулись к Чудскому озеру. Переправившись через него по льду и р. Омовже, они подвергли опустошению сельские владения дерптского епископа Германа I и его соседа — феллинского комтура, вынуждая последних выйти из укреплений и принять бой. Согласно логичному выводу исследователей, «разорение крестьянских хозяйств во второй половине марта вело к срыву посевной, что сулило голодный год»74.

74. Салмин С. А. Ещё раз о Ледовом побоище // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья: Материалы конференции (Ноябрь 2012 г.) / сост. И. Г. Бурцев. Тула, 2014. С. 115.
118

5 апреля 1242 г. один из русских передовых отрядов у местечка Мост был застигнут ливонскими рыцарями и разбит. В бою погиб боярин Домаш Твердиславич, родной брат новгородского посадника Степана Твердиславича, а великокняжескому воеводе Кербету с некоторыми ратниками удалось уйти от погони. Получив от них известие о выступлении противника в поле, князья отвели свои войска по льду Чудского озера на русский берег75, расположившись, скорее всего, у Вороньего Камня «в районе “северной узмени” (пролив Ставок)».

75. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.
119

Боевое построение ливонских рыцарей (из книги: Разин Е. А. История военного искусства. Т. 2. СПб., 1999)

120

Согласно наблюдениям С. А. Салмина: «Место встречи на пересечении трех путей (сухопутная и ледовые дороги от Пскова в Обозёрье, зимник от Новгорода по Желче, зимник от устья Эмайыги) позволяло Александру избежать случайного несовпадения маршрутов и одновременно с этим контролировать значительную часть Тёплого озера. Распространенное мнение об особой роли в выборе места битвы “сиговиц”, якобы неизвестных немцам, вероятно, следует рассматривать как незлонамеренную ошибку. В состав немецкого войска входили и ливонские старожилы, более четверти века знакомые с “зимником” до Пскова, и местные эстонцы, не хуже русских представляющие особенности ледовой ситуации в регионе»76.

76. Салмин С. А. Ещё раз о Ледовом побоище. С. 116—117.
121

Построившись свиньей, войска Ливонского Ордена «наехаша на полкъ»77. Его передовые хоругви были осыпаны градом стрел русских конных воинов, что несколько помешало движению строя ливонцев. Прорвавшись через строй русских стрелков они «отразили первую атаку, мужественно / Выстроившись перед войском короля», а затем предприняли удар в центр полка. Во время сечи, согласно «Ливонской Рифмованной хронике», «С обеих сторон убитые / Падали на траву». Увлекшись атакой, ливонские рыцари не заметили, как они попали в окружение к русским воинам, но «братья упорно сражались»78. Тяжелый бой с противником подчеркивает и новгородский источник, отмечая, что «бысть сеча ту велика Немцемь и Чюди»79. После того как стало ясно, что сражение уже проиграно, «часть дорпатцев вышла / Из боя, чтобы спастись»80. Не противоречит этому известию и новгородский источник, описывая, что «Немци ту падоша, а Чюдь даша плеща». Русские воины, «гоняче, биша ихъ на 7-ми верстъ по леду до Суболтчьскаго берега»81.

77. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.

78. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 233—234.

79. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.

80. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 234.

81. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.
122

Согласно «Ливонской Рифмованной Хронике», в битве на Чудском озере «двадцать братьев осталось убитыми / И шестеро попали в плен». Причиной поражение, по мнению ее автора, стало то, что собравшиеся перед сражением вассалы дерптского епископа «слишком мало людей привели», а «братьев также было слишком мало». Поэтому во время боя якобы, «пожалуй, шестьдесят человек / одного немца атаковало». Однако за эту победу князю Александру Ярославичу «пришлось заплатить / Жизнями многих храбрых мужей»82. Очевидно, что такое явное преувеличение в соотношении военных сил было необходимо автору «Ливонской Рифмованной хроники», чтобы оправдать крестоносцев за неудачную битву. О судьбе заморских «гостей», участвовавших ежегодно в военных походах Ордена, источник почему-то многозначительно молчит.

82. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. С. 234.
123

Кадр из фильма «Александр Невский». Реж. С. Эйзенштейн, 1938 г.

124

Между тем, новгородские летописцы отмечают, что во время преследования русскими воинами противника «паде Чюди бещисла, а Немець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ»83.

83. ПСРЛ. Т. 3. С. 78.
125

В данном случае мы видим типичный пример завышения выигравшей стороной потерь противника, чтобы подчеркнуть свою победу. Для летописных источников Новгорода XIV—XV вв. частым примером является гиперболизация числа войск и потерь вражеской проигравшей стороны в 10 раз84.

84. Об этом, например, см.: Кузьмин А. В. Военные и внешнеполитические последствия поражение войск Великого княжества Литовского в битве на р. Страве (2 февраля 1348 г.) // Очерки феодальной России. М., 2013. Вып. 17. С. 3—40.
126

После одержанной победы русские войска, вместе с пленными и трофеями, через Псков вернулись в Новгород. Фактически после «Ледового побоища» активных боевых действий обе стороны уже не вели. Новгородский летописец отмечал, что уже летом 1242 г. ливонцы прислали в Новгород послов «с поклоном», сообщая, «безъ князя что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсковъ, Лотыголу мечемь, того ся всего отступаемъ; а что есмы изъимали мужи вашихъ, а теми ся розменимъ: мы ваши пустимъ, а вы наши пустите». Кроме того, «таль пльсковьскую» (то есть заложников) крестоносцы «пустиша» на волю. После этого обе стороны, наконец, смогли замириться85.

85. ПСРЛ. Т. 3. С. 78—79.
127

Согласно наблюдениям В. Т. Пашуто, «этот договор (полный текст которого не сохранился) на столетия лег в основу русско-немецких отношений». Сговорчивость ливонской стороны была вызвана не только военными потерями, но и внутри и внешнеполитическими осложнениями, возникшими после «Ледового побоища». Вскоре после него против власти Ливонского Ордена вновь восстание подняли курши, на помощь которым со своими войсками пришел литовский великий князь Миндовг86.

86. Пашуто В. Т. Внешняя политика Древней Руси. С. 296—297.
128

Таким образом, закончилась военная компания 1240—1242 гг., принесшая широкую известность полководческому таланту князя Александра Ярославича в пределах и за пределами Руси. Позднее решительная наступательная тактика в борьбе против крестоносцев не раз выручала новгородцев. В 1253 г. ливонские рыцари неожиданно пришли на Псков и, несмотря на потери, сожгли его посад. Узнав о подходе новгородской помощи, они «побегоша проче». В ответ на эти действия новгородцы собрали в Новгороде войска и предприняли ответный поход и разорили владения Ливонского Ордена за р. Нарова («створиша волость ихъ пусту»). Вторая новгородская рать, состоявшая из карелов, «такоже много зла створиша волости ихъ». После этого на владения крестоносцев собрались псковичи, одержавшие над ними победу в бою. Эта серия неудач вынудила ливонцев захотеть «мира на всеи воли новгородьскои и на пльсковьскои; и тако умиришася»87.

87. ПСРЛ. Т. 3. С. 80.
129

Вплоть до 1262 г. отношения новгородцев, псковичей и ливонцев преимущественно оставались мирными, хотя небольшие территориальные конфликты между ними возникали. Поход на Юрьев Ливонский, задуманный великим князем Александром Ярославичем, из-за его срочного отъезда в Орду к хану Берке осуществили тверской князь Ярослав Ярославич и новгородский князь Дмитрий Александрович. Вместе с ними в этом походе участвовали русские князья, правившие в Подвинье. Поход был удачным, так как правителям княжений Северо-Западной Руси удалось заключить выгодный мир с ливонцами. Это событие символизировало передачу политического наказа киевского, владимирского и новгородского великого князя Александра Ярославича Храброго (Невского) своим будущим преемникам по решительному объединению земель Руси для ее защиты от внешних агрессоров.

130

Хронологическая таблица


1220
(1221?) г., весна
Рождение в Переяславле Залесском князя Александра Ярославича и его крещение в честь святого Александра Римского (память: 13 мая).
1228—1229 гг. Первое пребывание в Новгороде в качестве наместника отца вместе со старшим братом князем Федором Ярославичем.
1231—1233 гг. Второе пребывание в Новгороде в качестве наместника отца вместе со старшим братом князем Федором Ярославичем.
1234 г. Поражение войск Ордена меченосцев на р. Эмайыги под Юрьевым Ливонским (нем. Дерпт; совр. Тарту) от рати новгородского и переяславского князя Ярослава Всеволодовича.
1236 г. Начало самостоятельного правления в Новгороде князя Александра Ярославича после отъезда отца на Киевское великое княжение. Поддержка финского племени емь в борьбе против шведской оккупации.
1239 г. Свадьба князя Александра Ярославича с дочерью полоцкого князя Брячислава в Торопце и Новгороде. Строительство оборонительных крепостей на р. Шелонь против литовской военной угрозы.
1240 г.,
15 июля
Победа дружины князя Александра Ярославича и новгородской рати над шведским десантом у впадения р. Ижоры в р. Нева.
1240 г., август Захват г. Изборска войсками Ливонского Ордена при поддержке войск датского короля, дерптского бискупа Германа I и дружины князя Ярослава Владимировича. Поражение псковской рати под Изборском и гибель воеводы Гавриила Гориславича.
1240 г.,
16 сентября
Сдача крестоносцам Пскова местным боярством во главе с Твердилой Иванковичем.
1240/
1241 г., зима
Ссора с новгородцами и отъезд князя Александра Ярославича с семьей из Новгорода в Переяславль Залесский.
1241 г. Неоднократные новгородские посольства в Переяславль Залесский к князю Александру Ярославичу с просьбой вернуться на княжение.
1241 г., март Возвращение после просьбы отца князя Александра Ярославича на княжение в Новгород.
1241
1242 гг.
Освобождение крепости Копорье. Восстановление власти Новгородской земли над водскими и чудскими данниками.
1242 г. Освобождение Пскова от администрации Ливонского Ордена.
1242 г.,
5 апреля
Победа на Чудском озере у о. Вороний Камень объединенных ратей Северо-Восточной Руси и Новгородской земли под командованием князей Александра и Андрея Ярославичей над войсками Ливонского Ордена.
1242 г., апрель Возвращение победителей в Новгород через Псков.
1242 г. Заключение мира с побежденными. Отказ крестоносцев от притязаний на Псков, Лугу, Вотскую и Латгальскую земли, некоторые другие пограничные владения новгородцев, взаимное освобождение пленных. Поездка князя Александра Ярославича на встречу с монгольским царевичем Батыем.
1243 г. Семь побед новгородского князя Александра Ярославича над ратями литовских князей.
1244 г.,
4 мая
Похороны княгини-иноки Феодосии Мстиславны, матери новгородского князя Александра Ярославича, в соборе Новгородского Юрьевского монастыря.
1245 г., лето — осень Победы рати новгородского князя Александра Ярославича над войсками литовских князей в Торопце, Жижиче и Усвяте. Поездка в Витебск за своим старшим сыном князем Василием Александровичем.
1246 г., 30 сентября Смерть от яда в дороге на Русь из Монгольской империи киевского и владимирского великого князя Ярослава Всеволодовича.
1246 г., осень Отъезд из Новгорода во Владимир на р. Клязьме князя Александра Ярославича на похороны отца. Распределение княжеских столов между сыновьями покойного по его завещанию новым владимирским великим князем Святославом Всеволодовичем.
1247 г. Поездка братьев князей Александра и Андрея Ярославичей из Владимира на Клязьме в ставку правителя Джучиева улуса (Орды) царевича Батыя.
1247
1249 гг.
Поездка братьев князей Александра и Андрея Ярославичей из Орды в Монгольскую империю. Пребывание в Каракоруме и возвращение на Русь — новгородского князя Александра Ярославича на Киевское великое княжество и «всю Русскую землю», а его младшего брата князя Андрея Ярославича — на Владимирское великое княжество.
1248/
1249 г., зима
Возвращение великих князей Александра и Андрея Ярославичей из Монгольской империи во Владимир на Клязьме.
1249 г. Переговоры в Новгороде киевского великого князя Александра Ярославича с послами римского папы Иннокентия IV.
1250/
1251 г., зима
Венчание во Владимирском Успенском соборе великого князя Андрея Ярославича и дочери галицкого великого князя Даниила Романовича киевским митрополитом Кириллом II (III) в присутствии ростовского епископа Кирилла II и множества людей.
1251 г. Тяжелая болезнь киевского и новгородского великого князя Александра Ярославича. Приезд в Новгород киевского митрополита Кирилла II (III) и поставление на Новгородскую кафедру архиепископа Долмата. Переговоры в Новгороде киевского великого князя Александра Ярославича с послами норвежского короля Хакона IV Хаконарсона.
1252 г., весна Поездка киевского и новгородского великого князя Александра Ярославича в Орду в ставку царевича Батыя.
1252 г.,
24 июл
я
Разгром изгонной «Неврюевой ратью» под Переяславлем Залесским войск владимирского великого князя Андрея Ярославича и его союзников. Бегство князя Андрея Ярославича через Новгород, Псков и Колывань в Швецию.
1252 г., август (?) Вокняжение во Владимире на Клязьме киевского и новгородского великого князя Александра Ярославича.
1256 г. Бегство датчан и шведов со строительства крепости на восточном берегу р. Нарова после обращения новгородцев за военной помощью к великому князю Александру Ярославичу.
1256
1257 гг.
Военный поход за Полярный круг на шведские владения в земле финского племени емь войск великого князя Александра Ярославича.
1257 г. Первое «число» (перепись) монгольскими имперскими чиновниками в землях Северо-Восточной Руси, Рязанского и Муромского княжеств.
1258 г. Приезд монгольских послов в Новгород и провал переписи его населения.
1259 г. Вынужденная перепись Новгорода и его пригородов в «число» под военным и политическим давлением великого князя Александра Ярославича и его союзников.
1262 г. Поддержка восставших горожан Северо-Восточной Руси против откупщиков дани с их городов и земель в пользу правителей Монгольской империи. Требование ордынского хана Берке к правителям Руси во главе с великим князем Александром Ярославичем о сборе войск для похода на азербайджанские и иранские владения хана Хулагу. Отъезд великого князя Александра Ярославича в Орду в ставку хана Берке. Заключение военного союза между великим князем Александром Ярославичем и литовским королем Миндовгом против Ливонского Ордена. Поход русских князей на Юрьев Ливонский.
1263 г.,
14 ноября
Пострижение в иноки под именем Алексия и кончина великого князя Александра Ярославича в Городце Радилове на р. Волге во время возвращения на Русь из Орды, где он «отмолил» участие русских воинов от участия в войне хана Берке.
1263 г.,
23 ноября
Похороны во Владимире на Клязьме в Успенском соборе великого князя Александра Ярославича киевским митрополитом Кириллом II (III).
1380 г. Обретение мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского.
1547 г. Канонизация на Поместном соборе РПЦ святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского.
1610 г. Первое печатное издание церковной службы святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского в составе Минеи.
1710 г., июль Основание царем Петром I Алексеевичем Великим Свято-Троицкого Александро-Невского мужского монастыря (с 1797 г. — лавра) у впадения Чёрной речки (р. Монастырки) в р. Нева.
1723 г.,
4 июля
Указ императора Петра I Алексеевича о переносе мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского из Владимира в Санкт-Петербург.
1724 г. Перенос мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского из Владимирского Рождественского монастыря в Свято-Троицкий Александро-Невский монастырь.
1724 г., 30 августа Встреча в Усть-Ижоре мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского и перенос их в верхний храм церкви Благовещания Пресвятой Богородицы Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря.
1790 г. Перенос мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского в Троицкий собор Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.
1920 г., май Вскрытие мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского.
1922—1988 гг. Пребывание мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского в Музее истории религии и атеизма.
1988 г., май Передача РПЦ мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского.
1989 г.,
3 июня
Возвращение мощей святого благоверного великого князя Александра Ярославича Невского в Троицкий собор Свято-Троицкой Александро-Невской лавры.
131

Список рекомендованных источников и литературы

 

Источники

 

  1. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / подг. к печати: В. Г. Гейман, Н. А. Казакова, А. И. Копанев, Г. Е. Кочин, Р. Б. Мюллер, Е. А. Рыдзевская; под ред. С. Н. Валка. М.; Л., 1949.
  2. Житие Александра Невского: Текст и миниатюры лицевого свода XVI в. (Факсимильное издание). Л., 1990.
  3. Князь Александр Невский и его эпоха: Исследования и материалы / под ред. Ю. К. Бегунова и А. Н. Кирпичникова. СПб., 1995.
  4. Новые родословные книги XVI в. / сост. М. Е. Бычкова // Редкие источники по истории России. М., 1977. Вып. 2 / под ред. А. А. Новосельского и Л. Н. Пушкарева.
  5. ПСРЛ. Т. 1. Вып. 2: Суздальская летопись по Лаврентьевскому списку; Вып. 3: Продолжение Суздальской летописи по Академическому списку. М., 1997.
  6. ПСРЛ. Т. 10. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью (Продолжение). М., 2000.
  7. ПСРЛ. Т. 15. Вып. 1. Рогожский летописец; Т. 15. Тверской сборник. М., 2000.
  8. ПСРЛ. Т. 16. Летописный сборник, именуемый летописью Авраамки. М., 2000.
  9. ПСРЛ. Т. 18. Симеоновская летопись. М., 2007.
  10. ПСРЛ. Т. 23. Ермолинская летопись. М., 2004.
  11. ПСРЛ. Т. 24. Типографская летопись. М., 2000.
  12. ПСРЛ. Т. 25. Московский летописный свод конца XV в. М., 2004.
  13. ПСРЛ. Т. 26. Вологодско-Пермская летопись. М., 2006.
  14. ПСРЛ. Т. 27. Никаноровская летопись. Сокращенные летописные своды конца XV в. М., 2007.
  15. ПСРЛ. Т. 3. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М., 2000.
  16. ПСРЛ. Т. 30. Владимирский летописец. Новгородская вторая (Архивская) летопись. М., 2009.
  17. ПСРЛ. Т. 33. Холмогорская летопись. Двинской летописец. Л., 1977.
  18. ПСРЛ. Т. 35. Летописи белорусско-литовские. М., 1980.
  19. ПСРЛ. Т. 37. Устюжские и Вологодские летописи XVI—XVIII вв. Л., 1982.
  20. ПСРЛ. Т. 39. Софийская первая летопись по списку И. Н. Царского. М., 1994.
  21. ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. Новгородская четвертая летопись. М., 2000.
  22. ПСРЛ. Т. 40. Густынская летопись. СПб., 2003.
  23. ПСРЛ. Т. 42. Новгородская Карамзинская летопись. СПб., 2002.
  24. ПСРЛ. Т. 43. Новгородская летопись по списку П. П. Дубровского. М., 2004.
  25. ПСРЛ. Т. 5. Вып. 1—2. Псковские летописи. М., 2000—2003.
  26. ПСРЛ. Т. 6. Вып. 1. Софийская первая летопись старшего извода. М., 2000.
  27. ПСРЛ. Т. 7—8. Летопись по Воскресенскому списку. М., 2001.
  28. Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам: тексты и комментарии: в 3 т. / отв. ред. Н. Н. Покровский, Г. Д. Ленхофф. М., 2007—2012. Т. 1—3.
132

Литература

 

  1. Александр Невский и история России (Материалы научно-практической конференции 26—28 сентября 1995 г.). Новгород, 1996.
  2. Александр Невский и Ледовое побоище: Материалы научной конференции, посвященной 770-летию Ледового побоища (Санкт-Петербург, 7 апреля 2012 г.) / отв. ред. Ю. В. Кривошеев, Р. А. Соколов. СПб., 2014.
  3. Алексеев Ю. Г. Псковская Судная грамота и ее время. Развитие феодальных отношений на Руси XIV—XV вв. Л., 1980.
  4. Арциховский А. В. Древнерусские миниатюры как исторический источник. Томск; М., 2004.
  5. Бегунов Ю. К. Древнерусские источники об ижорце Пелгусии-Филиппе, участнике Невской битвы 1240 г. // Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. Ежегодник 1982 г. / отв. ред. В. Т. Пашуто. М., 1984. С. 76—85.
  6. Бегунов Ю. К. К вопросу об изучении Жития Александра Невского // Труды Отдела древнерусской литературы. 1961. Т. 17. С. 348—357.
  7. Вернадский Г. В. Два подвига святого Александра Невского // Наш современник. 1992. № 3. С. 151—158.
  8. Вернадский Г. В. Монголы и Русь / пер. с англ. Тверь; М., 1997.
  9. Горский А. А. Русь от славянского расселения до Московского царства. М., 2004.
  10. Гумилёв Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1992.
  11. Данилевский И. Н. Ледовое побоище: смена образа // Отечественные записки. 2004. № 5.
  12. Данилевский И. Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII—XIV вв.): Курс лекций. М., 2001.
  13. Джаксон Т. Н. Исландские королевские саги о Восточной Европе (середина XI — середина XIII вв.). М., 2010.
  14. Долгов В. В. Биография Александра Невского в зеркале «исторического нарратива» // Древняя Русь: во времени, в личностях, в идеях. 2016. Вып. 5. К 80-летию проф. И. Я. Фроянова / под ред. А. В. Петрова. С. 190—212.
  15. Егоров В. Л. Александр Невский и Чингизиды // Отечественная история. 1997. № 2. С. 48—58.
  16. Караев Г. Н. Новые данные о месте Ледового побоища (к завершению работ комплексной экспедиции Института археологии АН СССР) // История СССР. 1963. № 6. С. 57—75.
  17. Карпов А. Ю. Великий князь Александр Невский. Изд. 2-е. М., 2010.
  18. Квливидзе Н. В. Александр Ярославич Невский (Иконография) // ПЭ. Т. 1. С. 543—544.
  19. Кирпичников А. Н. Ледовое побоище 1242 г. (новое осмысление) // Вопросы истории. 1994. № 5.
  20. Клейненберг И. Э. Договор Новгорода с Готским берегом и немецкими городами 1262—1263 гг. (по данным отчета послов немецкого купечества 1292 г.) // ВИД. 1976. Вып. 7. С. 118—126.
  21. Клепинин Н. А. Святой и благоверный великий князь Александр Невский. М., 1994; СПб., 2004.
  22. Конев С. В. Синодикология. Ч. 2: Ростовский соборный синодик // Историческая Генеалогия. Екатеринбург; Нью-Йорк, 1995. Вып. 6. С. 95—106.
  23. Котышев Д. М. Институт великого княжения и эволюция междукняжеских отношений (XII—XIV вв.) // Вестник Челябинского университета. Сер. 1: История. 1994. № 1 (7). С. 62—72.
  24. Кривошеев Ю. В., Соколов Р. А. Александр Невский: эпоха и память. СПб., 2009.
  25. Кузьмин А. В. Восточная (ордынская) политика Александра Ярославича Невского // Вестник Общества исследователей Древней Руси за 2002 г. / сост. А. С. Дёмин. М., 2002. С. 38—47.
  26. Кузьмин А. В. «…И перевѣтнику и зажигалнику тем живота не дати» (К вопросу о начале правоприменения статьи о смертной казни в Северо-Западной Руси) // Вестник Университета Дмитрия Пожарского. № 1 (2): Византия и Русь. С. 53—63.
  27. Кузьмин А. В. Генеалогия муромских князей в XIII — середине XIV вв.: факты и гипотезы // Уваровские чтения — VIII. Древнерусские города: история и судьбы: Материалы Всероссийской научной конференции / науч. ред. Ю. М. Смирнов. Владимир, 2012. С. 164—168.
  28. Кузьмин А. В. Жития XIII—XIV вв. как источник по генеалогии у аристократии Северо-Восточной Руси // Мир житий: сборник материалов конференции / отв. ред. О. В. Гладкова. М., 2002. С. 97—105.
  29. Кузьмин А. В. Опыт комментария к актам Полоцкой земли второй половины XIII — начала XV вв. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 2 (28). С. 33—42.
  30. Кузьмин А. В. Торопецкая знать в XIII в. Из истории Смоленской земли // Russia Mediaevalis. Műnchen, 2001. T. 10. Fasc. 1. S. 55—75.
  31. Кучкин В. А. Александр Невский — государственный деятель и полководец средневековой Руси // Отечественная история. 1996. № 5. С. 18—33.
  32. Кучкин В. А. К биографии Александра Невского // ДГ СССР, 1985 г. 1986. С. 71—80.
  33. Кучкин В. А. О дате рождения Александра Невского // ВИ. 1986. № 2. С. 174—176.
  34. Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X—XIV вв. М., 1984.
  35. Ледовое побоище 1242 г.: Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища / под ред. Г. Н. Караева. М.; Л., 1966.
  36. Линд Дж. «Разграничительная грамота» и новгородско-норвежские договоры 1251 и 1326 гг. // Новгородский исторический сборник. СПб., 1997. Вып. 6 (16) / отв. ред. В. Л. Янин. С. 135—143.
  37. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв.: Династическая история сквозь призму антропонимики. М., 2006.
  38. Литература Древней Руси: биобиблиографический словарь / сост. Л. В. Соколова; под ред. О. В. Творогова. М., 1996.
  39. Лукин П. В. Новгородское вече. М., 2014.
  40. Мансикка В. [Й.] Житие Александра Невского. Разбор редакций и текст. СПб., 1913 (Памятники древней письменности и искусства. № 180).
  41. Матузова В. И., Назарова Е. Л. Крестоносцы и Русь. Конец XII в. — 1270 г. Тексты, перевод, комментарий. М., 2002.
  42. Назаренко А. В. Александр Ярославич Невский // Православная энциклопедия / Под общ. ред. патр. Московского и всея Руси Алексия II. М., 2000. Т. 1. А — Алексий Студит. С. 541—543.
  43. Насонов А. Н. Монголы и Русь (История татарской политики на Руси). М.; Л., 1940.
  44. Пашуто В. Т. Александр Невский. М., 1975; М., 1995.
  45. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII в.). М., 1956.
  46. Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. М., 1959.
  47. Плано Карпини Дж. дель. История монгалов. Рубрук Г. де. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. М., 1997.
  48. Плигузов А. И., Хорошкевич А. Л. Русская церковь и антиордынская борьба в XIII—XV вв. (по материалам краткого собрания ханских ярлыков русским митрополитам) // Церковь, общество и государство в феодальной России: сборник статей / отв. ред. А. И. Клибанов. М., 1990. С. 84—102.
  49. Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. М., 1998.
  50. Присёлков М. Д. Троицкая летопись: реконструкция текста. М.; Л., 1950; СПб., 2002.
  51. Сазонов С. В. Монашеское имя Александра Невского и традиции монашеского имянаречения в средневековой Руси // Сообщения Ростовского музея. 1994. Т. 6. С. 16—24.
  52. Салмин С. А. Ещё раз о Ледовом побоище // Воинские традиции в археологическом контексте: от позднего латена до позднего средневековья: Материалы конференции (Ноябрь 2012 г.) / сост. И. Г. Бурцев. Тула, 2014. С. 115—123.
  53. Сахаров А. Н. Основные этапы внешней политики Руси с древнейших времен до XV в. // История внешней политики России. Конец XV—XVII вв. М., 1999. С. 13—105.
  54. Серебрянский Н. И. Древнерусские княжеские жития (Обзор редакций и тексты). М., 1915.
  55. Сиренов А. В. Описание древнерусского некрополя в XVI—XVII вв. // Русское средневековье: Сборник статей в честь проф. Ю. Г. Алексеева / отв. ред. А. Ю. Дворниченко. М., 2012. С. 844—851.
  56. Сиренов А. В. Описи древних гробниц в рукописных сборниках XVII в. // История в рукописях и рукописи в истории: сборник научных трудов к 200-летию Отдела рукописей РНБ / сост. и науч. ред. Г. П. Енин. СПб., 2006. С. 399—414.
  57. Стефанович П. С. «Верность» в отношениях князя и дружины на Руси в XII—XIII вв. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 1 (31). С. 72—82.
  58. Татарников О. М., Татарникова Е. О. Палеогеографические доказательства местоположения битвы «Ледовое побоище» (К 770-летию битвы) // Археология и история Пскова и Псковской земли: Семинар имени акад. В. В. Седова: Материалы 57-го заседания (18—20 апреля 2011 г.) / отв. ред. И. К. Лабутина. М.; Псков, 2011. С. 128—138.
  59. Титов С. М. Ледовое побоище 1242 г. Сражение рыцарских времен // Новгород и Новгородская земля. История и археология / отв. ред. В. Л. Янин. Великий Новгород, 2009. Вып. 23: Материалы научной конференции, посвященные 80-летию акад. РАН В. Л. Янина / сост. Е. А. Рыбина. С. 417—426.
  60. Тихомиров М. Н. Древняя Русь. М., 1975.
  61. Тихомиров М. Н. Забытые и неизвестные произведения русской письменности // Археографический ежегодник за 1960 г. М., 1962. С. 234—243.
  62. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси: 1200—1304 / пер. с анг.; вступ. ст. и общ. ред.: А. Л. Хорошкевич и А. И. Плигузов. М., 1989.
  63. Флоря Б. Н. Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье: сборник. М., 2007.
  64. Хитрово М. И. Святый благоверный великий князь Александр Ярославич Невский. М., 1893; М., 1991; СПб., 1992.
  65. Хорошкевич А. Л. Графическое оформление комплекса «Сказания о князьях владимирских» в Медоварцевском сборнике // История и палеография: сборник статей / отв. ред. В. И. Буганов. М., 1993. Ч. 1. С. 56—89.
  66. Хорошкевич А. Л. Монголы и Новгород в 50-е гг. XIII в. (по данным берестяных грамот № 215 и 218) // История и культура древнерусского города. М., 1989. С. 69—73.
  67. Хорошкевич А. Л. О происхождении текста древнейших новгородско-готландско-немецких договоров конца XII и середины XIII в. // Новгородский исторический сборник. СПб., 1997. Вып. 6 (16) / отв. ред. В. Л. Янин. С. 128—134.
  68. Хрусталёв Д. Г. Северные крестоносцы. СПб., 2009. Т. 1.
  69. Хрусталёв Д. Г., Бондарь Л. Д. Проект торгового соглашения Новгорода с Любеком и Готландом 1268/1269 гг. (латинская грамота) // Новгородский исторический сборник. М.; СПб., 2011. Вып. 12 (22) / отв. ред. В. Л. Янин. С. 453—480.
  70. Шаскольский И. П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII—XIII вв. Л., 1978.
  71. Шенк Ф. Б. Александр Невский в русской культурной памяти: Святой, правитель, национальный герой (1263—2000) / Авториз. пер. с нем. Е. Земсковой и М. Лавринович. М., 2007.
  72. Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 по 1505 г.: биографические очерки по первоисточникам и главнейшим пособиям. СПб., 1889—1891. Т. 1—2.
  73. Янин В. Л. Актовые печати древней Руси. X—XV вв. М., 1970. Т. 1—2.
  74. Янин В. Л. Очерки истории средневекового Новгорода. М., 2008.
  75. Янин В. Л. Очерки комплексного источниковедения: Средневековый Новгород. М., 1977.
  76. Янин В. Л. Средневековый Новгород: Очерки археологии и истории. М., 2004.
  77. Янин В. Л., Гайдуков П. Г. Актовые печати Древней Руси. X—XV вв. М., 1998. Т. 3.

References

1. Aleksandr Nevskij i istoriya Rossii (Materialy nauchno-prakticheskoj konferentsii 26—28 sentyabrya 1995 g.). Novgorod, 1996.

2. Aleksandr Nevskij i Ledovoe poboische: Materialy nauchnoj konferentsii, posvyaschennoj 770-letiyu Ledovogo poboischa (Sankt-Peterburg, 7 aprelya 2012 g.) / otv. red. Yu. V. Krivosheev, R. A. Sokolov. SPb., 2014.

3. Alekseev Yu. G. Pskovskaya Sudnaya gramota i ee vremya. Razvitie feodal'nykh otnoshenij na Rusi XIV—XV vv. L., 1980.

4. Artsikhovskij A. V. Drevnerusskie miniatyury kak istoricheskij istochnik. Tomsk; M., 2004.

5. Begunov Yu. K. Drevnerusskie istochniki ob izhortse Pelgusii-Filippe, uchastnike Nevskoj bitvy 1240 g. // Drevnejshie gosudarstva na territorii SSSR: Materialy i issledovaniya. Ezhegodnik 1982 g. / otv. red. V. T. Pashuto. M., 1984. S. 76—85.

6. Begunov Yu. K. K voprosu ob izuchenii Zhitiya Aleksandra Nevskogo // Trudy Otdela drevnerusskoj literatury. 1961. T. 17. S. 348—357.

7. Vernadskij G. V. Dva podviga svyatogo Aleksandra Nevskogo // Nash sovremennik. 1992. № 3. S. 151—158.

8. Vernadskij G. V. Mongoly i Rus' / per. s angl. Tver'; M., 1997.

9. Gorskij A. A. Rus' ot slavyanskogo rasseleniya do Moskovskogo tsarstva. M., 2004.

10. Gumilyov L. N. Drevnyaya Rus' i Velikaya step'. M., 1992.

11. Danilevskij I. N. Ledovoe poboische: smena obraza // Otechestvennye zapiski. 2004. № 5.

12. Danilevskij I. N. Russkie zemli glazami sovremennikov i potomkov (XII—XIV vv.): Kurs lektsij. M., 2001.

13. Dzhakson T. N. Islandskie korolevskie sagi o Vostochnoj Evrope (seredina XI — seredina XIII vv.). M., 2010.

14. Dolgov V. V. Biografiya Aleksandra Nevskogo v zerkale «istoricheskogo narrativa» // Drevnyaya Rus': vo vremeni, v lichnostyakh, v ideyakh. 2016. Vyp. 5. K 80-letiyu prof. I. Ya. Froyanova / pod red. A. V. Petrova. S. 190—212.

15. Egorov V. L. Aleksandr Nevskij i Chingizidy // Otechestvennaya istoriya. 1997. № 2. S. 48—58.

16. Karaev G. N. Novye dannye o meste Ledovogo poboischa (k zaversheniyu rabot kompleksnoj ehkspeditsii Instituta arkheologii AN SSSR) // Istoriya SSSR. 1963. № 6. S. 57—75.

17. Karpov A. Yu. Velikij knyaz' Aleksandr Nevskij. Izd. 2-e. M., 2010.

18. Kvlividze N. V. Aleksandr Yaroslavich Nevskij (Ikonografiya) // PEh. T. 1. S. 543—544.

19. Kirpichnikov A. N. Ledovoe poboische 1242 g. (novoe osmyslenie) // Voprosy istorii. 1994. № 5.

20. Klejnenberg I. Eh. Dogovor Novgoroda s Gotskim beregom i nemetskimi gorodami 1262—1263 gg. (po dannym otcheta poslov nemetskogo kupechestva 1292 g.) // VID. 1976. Vyp. 7. S. 118—126.

21. Klepinin N. A. Svyatoj i blagovernyj velikij knyaz' Aleksandr Nevskij. M., 1994; SPb., 2004.

22. Konev S. V. Sinodikologiya. Ch. 2: Rostovskij sobornyj sinodik // Istoricheskaya Genealogiya. Ekaterinburg; N'yu-Jork, 1995. Vyp. 6. S. 95—106.

23. Kotyshev D. M. Institut velikogo knyazheniya i ehvolyutsiya mezhduknyazheskikh otnoshenij (XII—XIV vv.) // Vestnik Chelyabinskogo universiteta. Ser. 1: Istoriya. 1994. № 1 (7). S. 62—72.

24. Krivosheev Yu. V., Sokolov R. A. Aleksandr Nevskij: ehpokha i pamyat'. SPb., 2009.

25. Kuz'min A. V. Vostochnaya (ordynskaya) politika Aleksandra Yaroslavicha Nevskogo // Vestnik Obschestva issledovatelej Drevnej Rusi za 2002 g. / sost. A. S. Dyomin. M., 2002. S. 38—47.

26. Kuz'min A. V. «…I perevѣtniku i zazhigalniku tem zhivota ne dati» (K voprosu o nachale pravoprimeneniya stat'i o smertnoj kazni v Severo-Zapadnoj Rusi) // Vestnik Universiteta Dmitriya Pozharskogo. № 1 (2): Vizantiya i Rus'. S. 53—63.

27. Kuz'min A. V. Genealogiya muromskikh knyazej v XIII — seredine XIV vv.: fakty i gipotezy // Uvarovskie chteniya — VIII. Drevnerusskie goroda: istoriya i sud'by: Materialy Vserossijskoj nauchnoj konferentsii / nauch. red. Yu. M. Smirnov. Vladimir, 2012. S. 164—168.

28. Kuz'min A. V. Zhitiya XIII—XIV vv. kak istochnik po genealogii u aristokratii Severo-Vostochnoj Rusi // Mir zhitij: sbornik materialov konferentsii / otv. red. O. V. Gladkova. M., 2002. S. 97—105.

29. Kuz'min A. V. Opyt kommentariya k aktam Polotskoj zemli vtoroj poloviny XIII — nachala XV vv. // Drevnyaya Rus'. Voprosy medievistiki. 2007. № 2 (28). S. 33—42.

30. Kuz'min A. V. Toropetskaya znat' v XIII v. Iz istorii Smolenskoj zemli // Russia Mediaevalis. Műnchen, 2001. T. 10. Fasc. 1. S. 55—75.

31. Kuchkin V. A. Aleksandr Nevskij — gosudarstvennyj deyatel' i polkovodets srednevekovoj Rusi // Otechestvennaya istoriya. 1996. № 5. S. 18—33.

32. Kuchkin V. A. K biografii Aleksandra Nevskogo // DG SSSR, 1985 g. 1986. S. 71—80.

33. Kuchkin V. A. O date rozhdeniya Aleksandra Nevskogo // VI. 1986. № 2. S. 174—176.

34. Kuchkin V. A. Formirovanie gosudarstvennoj territorii Severo-Vostochnoj Rusi v X—XIV vv. M., 1984.

35. Ledovoe poboische 1242 g.: Trudy kompleksnoj ehkspeditsii po utochneniyu mesta Ledovogo poboischa / pod red. G. N. Karaeva. M.; L., 1966.

36. Lind Dzh. «Razgranichitel'naya gramota» i novgorodsko-norvezhskie dogovory 1251 i 1326 gg. // Novgorodskij istoricheskij sbornik. SPb., 1997. Vyp. 6 (16) / otv. red. V. L. Yanin. S. 135—143.

37. Litvina A. F., Uspenskij F. B. Vybor imeni u russkikh knyazej v X—XVI vv.: Dinasticheskaya istoriya skvoz' prizmu antroponimiki. M., 2006.

38. Literatura Drevnej Rusi: biobibliograficheskij slovar' / sost. L. V. Sokolova; pod red. O. V. Tvorogova. M., 1996.

39. Lukin P. V. Novgorodskoe veche. M., 2014.

40. Mansikka V. [J.] Zhitie Aleksandra Nevskogo. Razbor redaktsij i tekst. SPb., 1913 (Pamyatniki drevnej pis'mennosti i iskusstva. № 180).

41. Matuzova V. I., Nazarova E. L. Krestonostsy i Rus'. Konets XII v. — 1270 g. Teksty, perevod, kommentarij. M., 2002.

42. Nazarenko A. V. Aleksandr Yaroslavich Nevskij // Pravoslavnaya ehntsiklopediya / Pod obsch. red. patr. Moskovskogo i vseya Rusi Aleksiya II. M., 2000. T. 1. A — Aleksij Studit. S. 541—543.

43. Nasonov A. N. Mongoly i Rus' (Istoriya tatarskoj politiki na Rusi). M.; L., 1940.

44. Pashuto V. T. Aleksandr Nevskij. M., 1975; M., 1995.

45. Pashuto V. T. Geroicheskaya bor'ba russkogo naroda za nezavisimost' (XIII v.). M., 1956.

46. Pashuto V. T. Obrazovanie Litovskogo gosudarstva. M., 1959.

47. Plano Karpini Dzh. del'. Istoriya mongalov. Rubruk G. de. Puteshestvie v vostochnye strany. Kniga Marko Polo. M., 1997.

48. Pliguzov A. I., Khoroshkevich A. L. Russkaya tserkov' i antiordynskaya bor'ba v XIII—XV vv. (po materialam kratkogo sobraniya khanskikh yarlykov russkim mitropolitam) // Tserkov', obschestvo i gosudarstvo v feodal'noj Rossii: sbornik statej / otv. red. A. I. Klibanov. M., 1990. S. 84—102.

49. Presnyakov A. E. Obrazovanie Velikorusskogo gosudarstva. M., 1998.

50. Prisyolkov M. D. Troitskaya letopis': rekonstruktsiya teksta. M.; L., 1950; SPb., 2002.

51. Sazonov S. V. Monasheskoe imya Aleksandra Nevskogo i traditsii monasheskogo imyanarecheniya v srednevekovoj Rusi // Soobscheniya Rostovskogo muzeya. 1994. T. 6. S. 16—24.

52. Salmin S. A. Eschyo raz o Ledovom poboische // Voinskie traditsii v arkheologicheskom kontekste: ot pozdnego latena do pozdnego srednevekov'ya: Materialy konferentsii (Noyabr' 2012 g.) / sost. I. G. Burtsev. Tula, 2014. S. 115—123.

53. Sakharov A. N. Osnovnye ehtapy vneshnej politiki Rusi s drevnejshikh vremen do XV v. // Istoriya vneshnej politiki Rossii. Konets XV—XVII vv. M., 1999. S. 13—105.

54. Serebryanskij N. I. Drevnerusskie knyazheskie zhitiya (Obzor redaktsij i teksty). M., 1915.

55. Sirenov A. V. Opisanie drevnerusskogo nekropolya v XVI—XVII vv. // Russkoe srednevekov'e: Sbornik statej v chest' prof. Yu. G. Alekseeva / otv. red. A. Yu. Dvornichenko. M., 2012. S. 844—851.

56. Sirenov A. V. Opisi drevnikh grobnits v rukopisnykh sbornikakh XVII v. // Istoriya v rukopisyakh i rukopisi v istorii: sbornik nauchnykh trudov k 200-letiyu Otdela rukopisej RNB / sost. i nauch. red. G. P. Enin. SPb., 2006. S. 399—414.

57. Stefanovich P. S. «Vernost'» v otnosheniyakh knyazya i druzhiny na Rusi v XII—XIII vv. // Drevnyaya Rus'. Voprosy medievistiki. 2008. № 1 (31). S. 72—82.

58. Tatarnikov O. M., Tatarnikova E. O. Paleogeograficheskie dokazatel'stva mestopolozheniya bitvy «Ledovoe poboische» (K 770-letiyu bitvy) // Arkheologiya i istoriya Pskova i Pskovskoj zemli: Seminar imeni akad. V. V. Sedova: Materialy 57-go zasedaniya (18—20 aprelya 2011 g.) / otv. red. I. K. Labutina. M.; Pskov, 2011. S. 128—138.

59. Titov S. M. Ledovoe poboische 1242 g. Srazhenie rytsarskikh vremen // Novgorod i Novgorodskaya zemlya. Istoriya i arkheologiya / otv. red. V. L. Yanin. Velikij Novgorod, 2009. Vyp. 23: Materialy nauchnoj konferentsii, posvyaschennye 80-letiyu akad. RAN V. L. Yanina / sost. E. A. Rybina. S. 417—426.

60. Tikhomirov M. N. Drevnyaya Rus'. M., 1975.

61. Tikhomirov M. N. Zabytye i neizvestnye proizvedeniya russkoj pis'mennosti // Arkheograficheskij ezhegodnik za 1960 g. M., 1962. S. 234—243.

62. Fennel Dzh. Krizis srednevekovoj Rusi: 1200—1304 / per. s ang.; vstup. st. i obsch. red.: A. L. Khoroshkevich i A. I. Pliguzov. M., 1989.

63. Florya B. N. Issledovaniya po istorii Tserkvi. Drevnerusskoe i slavyanskoe srednevekov'e: sbornik. M., 2007.

64. Khitrovo M. I. Svyatyj blagovernyj velikij knyaz' Aleksandr Yaroslavich Nevskij. M., 1893; M., 1991; SPb., 1992.

65. Khoroshkevich A. L. Graficheskoe oformlenie kompleksa «Skazaniya o knyaz'yakh vladimirskikh» v Medovartsevskom sbornike // Istoriya i paleografiya: sbornik statej / otv. red. V. I. Buganov. M., 1993. Ch. 1. S. 56—89.

66. Khoroshkevich A. L. Mongoly i Novgorod v 50-e gg. XIII v. (po dannym berestyanykh gramot № 215 i 218) // Istoriya i kul'tura drevnerusskogo goroda. M., 1989. S. 69—73.

67. Khoroshkevich A. L. O proiskhozhdenii teksta drevnejshikh novgorodsko-gotlandsko-nemetskikh dogovorov kontsa XII i serediny XIII v. // Novgorodskij istoricheskij sbornik. SPb., 1997. Vyp. 6 (16) / otv. red. V. L. Yanin. S. 128—134.

68. Khrustalyov D. G. Severnye krestonostsy. SPb., 2009. T. 1.

69. Khrustalyov D. G., Bondar' L. D. Proekt torgovogo soglasheniya Novgoroda s Lyubekom i Gotlandom 1268/1269 gg. (latinskaya gramota) // Novgorodskij istoricheskij sbornik. M.; SPb., 2011. Vyp. 12 (22) / otv. red. V. L. Yanin. S. 453—480.

70. Shaskol'skij I. P. Bor'ba Rusi protiv krestonosnoj agressii na beregakh Baltiki v XII—XIII vv. L., 1978.

71. Shenk F. B. Aleksandr Nevskij v russkoj kul'turnoj pamyati: Svyatoj, pravitel', natsional'nyj geroj (1263—2000) / Avtoriz. per. s nem. E. Zemskovoj i M. Lavrinovich. M., 2007.

72. Ehkzemplyarskij A. V. Velikie i udel'nye knyaz'ya Severnoj Rusi v tatarskij period s 1238 po 1505 g.: biograficheskie ocherki po pervoistochnikam i glavnejshim posobiyam. SPb., 1889—1891. T. 1—2.

73. Yanin V. L. Aktovye pechati drevnej Rusi. X—XV vv. M., 1970. T. 1—2.

74. Yanin V. L. Ocherki istorii srednevekovogo Novgoroda. M., 2008.

75. Yanin V. L. Ocherki kompleksnogo istochnikovedeniya: Srednevekovyj Novgorod. M., 1977.

76. Yanin V. L. Srednevekovyj Novgorod: Ocherki arkheologii i istorii. M., 2004.

77. Yanin V. L., Gajdukov P. G. Aktovye pechati Drevnej Rusi. X—XV vv. M., 1998. T. 3.

Additional materials

Methodical Part (additional_1.pdf, 975 Kb) [Link]