Конституция 1978 г. — Конституция консенсуса
Конституция 1978 г. — Конституция консенсуса
Аннотация
Название публикации (др.)
Constitución de 1978 — Constitución de Consenso
Код статьи
S207987840001602-1-1
DOI
10.18254/S0001602-1-1
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Аннотация
Статья посвящена исследованию исторических предпосылок и политических условий для принятия ныне действующей конституции 1978 г., которая стала важным шагом на пути демократизации страны. Испания была провозглашена социальным, демократическим, правовым государством. Вместе с тем в статье показано, что она явилась результатом соглашения между различными политическими силами, что проявилось в ее эклектичности, наличии некоторых двусмысленных формулировок и незаконченности, что в дальнейшем неоднократно приводило к дебатам о необходимости конституционной реформы.
Аннотация (др.)
El artículo está dedicado al análisis de las premisas históricas y las condiciones políticas que condujeron a la adopción de la actual Constitución de 1978, que fue un paso importante para la democratización del país. España se constituyó en un Estado social y democrático de Derecho. Al mismo tiempo la Constitución pone de manifiesto el resultado del compromiso entre las distintas fuerzas políticas, lo que se reflejó en su carácter algo ecléctico e inacabado, así como en algunos términos ambiguos, lo que más tarde conduciría a debates sobre la necesidad de la reformar la misma.
Ключевые слова
демократизация, конституция, консенсус, выборы, экономический кризис, референдум
Ключевые слова (др.)
democratización, сonstitución, consenso, elecciones, crisis económica, referendum
Классификатор
Получено
16.09.2016
Дата публикации
30.12.2016
Кол-во символов
43515
Всего подписок
27
Всего просмотров
6691
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf 100 руб. / 1.0 SU

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

1

В октябре 1978 г. на совместном заседании двух палат испанского парламента, Конгресса депутатов и Сената, была принята новая, одиннадцатая по счету, Конституция Испании. Ее разработали на основе Закона о политической реформе избранные за год до этого новые Кортесы.

2

Вспомним, что предыдущие выборы 16 февраля 1936 г. принесли победу Народному фронту, а на выборах, которые состоялись 15 июня 1977 г., победу одержал Союз Демократического Центра (далее — СДЦ), партия, которая поддерживала председателя правительства Адольфо Суареса.

3

Перед ним стояла наисложнейшая задача: в условиях экономического кризиса, когда инфляция достигала почти уровня латиноамериканских стран, росло число безработных (а это было новое явление для Испании), а также государственный долг, и при этом нельзя было опереться на предшествующий опыт экономической политики, нужно было создать условия для редактирования новой конституции, и одновременно сохранить хрупкое равновесие в стране, способное в любой момент нарушиться взрывом политической активности.

4

Одновременно следовало учитывать, что в стране процесс демократизации еще только начался и сохранялась опасность реванша со стороны военных и репрессивного аппарата франкизма, которые открыто заявляли, что не признают его итогов, если к власти придут партии, ранее находившиеся в подполье — Испанская социалистическая рабочая партии (ИСРП) и Коммунистическая партия Испании (КПИ).

5

В этих условиях ведущей силой демократизации мог стать только «центристский» блок (СДЦ) А. Суареса (назначенного премьер-министром еще до «учредительных выборов») — коалиция христианских демократов, либералов и социал-демократов. В свою очередь ИСРП и КПИ поддержали процесс демократизации и отказались от любых действий, способных подтолкнуть военных к вмешательству в политику.

6

Вместе с тем, ИСРП, первая партия оппозиции, выступила с требованием, чтобы проект Конституции разрабатывался не комиссией, назначенной правительством, а Кортесами. Принятие этого требования привело к тому, что конституционный процесс пошел в русле поисков консенсуса, который и стал в итоге ключевым, и определил во многом компромиссный характер Конституции, для достижения которого все политические силы, представленные в Кортесах, пошли на уступки1.

1. Rubio Llorente F. La forma del poder. Estudios sobre la Constitución. Madrid, 1997. Р. 21—22.
7

В обстановке стремления большинства испанцев к демократизации, над ними, несомненно, довлели воспоминания о гражданской войне, тень которой незримо присутствовала все годы переходного периода, Конгрессом депутатов была единогласно назначена Конституционная комиссия, которой и было поручено редактирование проекта Конституции. В ее составе было 7 человек, которые представляли основные политические партии, представленные в парламенте: собственно СДЦ, Народный альянс (НА), ИСРП, КПИ, Демократическая Партия Каталонии (ДПК, впоследствии — Конвергенция и Союз), Баскская Националистическая Партия (БНП) Две последние партии тогда объединились в единую парламентскую фракцию — Каталонское и баскское меньшинство. Итак, 7 членов Комиссии, которых позже назвали «Отцами Конституции», были Габриэль Сиснерос, Мигель Эрреро, Хосе Педро Перес Льорка — от СДЦ, Грегорио Перес-Барба от ИСРП, Мануэль Фрага — от НА, Жорди Солé от КПИ и Микель Рока от ДПКат и БНП.

8

Большинство в комиссии представляли политические партии, которые осознавали свою огромную ответственность за дальнейшую судьбу своей страны, поэтому в процессе работы они старались максимально избегать каких-либо конфликтов, и в результате долгих и многочисленных дискуссий им в итоге удавалось найти компромиссные решения и соответствующие формулировки.

9

Необходимость консенсуса была продиктована опытом прошлого. История испанского конституционализма XIX в. складывалась в обстановке крайней нестабильности, и прежние конституции были прежде всего выражением политической воли правящей партии. Фактически это означало, что политические изменения сопровождались конституционными. Был только один прецедент консенсуса — это конституция 1876 г., но и это был ограниченный консенсус, к которому смогли придти чередующиеся у власти политические партии периода Реставрации, спокойно проигнорировав мнение остальных политических сил. Сейчас же все было направлено на достижение самого широкого консенсуса, который бы поддержало большинство испанцев. Вместе с тем, разработанный комиссией Основной закон, явившись результатом согласия основных политических партий, представленных в парламенте, отражением компромисса между ними, вовсе не свидетельствовал об отсутствии борьбы при подготовке проекта. Первоначально вообще казалось, что различия в позициях политических партий настолько глубоки и непреодолимы, поэтому юридическая база испанской демократии создавалась не столь быстро. Понадобилось 18 месяцев для разработки окончательного варианта текста конституции, который включал в себя более 11 глав и 169 статей. При обсуждении проекта в каждой из палат Кортесов было внесено более чем по тысяче поправок. Конституция с самого начала разрабатывалась парламентским путем, а не была продолжением или развитием какого-либо проекта правительства (в этом проявилась мудрость руководства СДЦ, который смог взять на себя всю полноту власти в этом вопросе и усилить свою политическую роль), комитета экспертов или иного текста, подготовленного вне стен парламента. В результате такого способа выработки Основной закон в наибольшей мере отразил соотношение политических сил. О характере консенсуса говорят результаты одновременного голосования по тексту конституции в обеих палатах парламента 31 октября 1978 г.: он был принят подавляющим большинством в Конгрессе депутатов из общего числа членов в 350. Таким образом в голосовании приняли участие 345, из них 325 отдали свои голоса за проект, 14 депутатов воздержались и лишь 6 — были против проекта; в Сенате голосовало 239 членов, из которых за проект — 226, 8 — воздержались и 5 — против. Немаловажно и то обстоятельство, что за проект подали свои голоса все парламентарии основных политических партий страны. Воздержались лишь депутаты и сенаторы от БНП.

10

6 декабря 1978 г. Конституция была одобрена на референдуме. Из 67,11 % принявших участие в голосовании, «за» проголосовали 87,78 %, «против» — 7,83 %. То есть из почти 27 миллионов испанцев, имевших на тот момент право голоса, проголосовали около 18 миллионов, из которых полтора миллиона проголосовали против, и почти 700 тысяч бюллетеней были признаны недействительными. Однако в целом испанский народ с одобрением встретил новый Конституционный Свод.

11

27 декабря Король Хуан Карлос поставил свою подпись под Конституцией, и через два дня она была опубликована на всех языка Испании, и вступила в силу.

12

Стоит еще раз напомнить, что в Конституции 1978 г. отражены все основные человеческие права, общественные права и свободы, принцип народной независимости и разделения властей. Конституция определяет Испанию как демократическое, социальное и народное государство, политический строй которого представляет собой парламентскую монархию.

13

«Впервые в истории Испании, — пишет испанский историк М. Т. Перес Пикасо, — конституция была разработана и принята не одной партией, а явилась результатом долгих обсуждений и поисков взаимоприемлемых решений многих политических партий. Кроме того, новым было и политическое решение относительно того, что обычные кортесы станут учредительными. И это стало возможным благодаря тому, что реальные интересы были поставлены выше обычных юридических норм»2. Такова была политическая практика консенсуса, который был достигнут не путем голосований, а многочисленных дискуссий и переговоров. Во многих случаях, той или другой стороне приходилось в чем-то идти на уступки, чтобы настоять на своей позиции по другим пунктам. При этом лидерам политических партий приходилось отходить от линии партии, что не всегда понималось и поддерживалось ее рядовыми членами, как это случилось, когда ИСРП и КПИ согласились на сохранение монархии, а СДЦ и НА приняли без дискуссий термин «национальности», который был предложен Мигелем Рока, представителем каталонской партии Конвергенция-и-Союз.

2. Pérez Picazo M. T. Historia de España del siglo XX. Barcelona, 1996. P. 269.
14

Другой известный испанский историк Х. Туселль также отмечал, что «текст конституции явился результатом огромных усилий по преодолению важнейших противоречий, что, несомненно, сказалось на четкости некоторых формулировок… Эта Конституция впервые в Испании стала итогом достигнутого в стране консенсуса, при этом политический спектр сил, участвовавших в ее разработке, оказался намного более широким, чем это можно было ожидать вначале»3.

3. Tusell J. Dictadura franquista y democracia, 1939—2004. Barcelona, 2005. P. 303.
15

Конституция 1978 г. явилась, прежде всего, результатом широкого пакта между правыми (СДЦ, НА) и левыми (ИСРП и КПИ), а также каталонскими и баскскими националистами, хотя последние активно призывали не принимать участия в голосовании, выражая этим несогласие с текстом Конституции, и это при том, что Основной Закон гарантировал Стране Басков такой уровень автономии, которого она до этого никогда в истории не имела.

16

Закрепленная в Конституции структура государственных органов относительно проста: функции главы государства принадлежат Королю, законодательная власть — Генеральным кортесам, исполнительная — Правительству; Конституционный суд — орган конституционной юстиции. Вспомним, что вопрос о форме правления был предметом многочисленных дебатов при создании Конституции, и в итоге большинство политических партий выступали за сохранение монархии. Только Испанская рабочая социалистическая партия и ее союзники, в частности социалисты Каталонии, требовали введения республики. По их мнению, должна была быть восстановлена именно эта форма правления, упраздненная гражданской войной и франкизмом. Из формальных положений Конституции вытекает, что невыборная монархия противоречит провозглашенным принципам национального суверенитета и демократии. Против учреждения монархии был использован и тот аргумент, что пост монарха был учрежден Ф. Франко. Вместе с тем, как уже отмечалось, за монархическую форму правления высказались наиболее значительные политические партии страны, включая Коммунистическую. Они приводили несколько доводов: прежде всего, монархия является традиционной формой правления страны; существование монархии не противоречит принципам демократии и принципу национального суверенитета, и лучшим тому подтверждением является практика ряда западноевропейских стран, в которых наиболее развитый демократизм существует при очень «старых» по времени монархиях. Далее, на референдуме по закону о политической реформе и на выборах Кортесов 1977 г. большинство избирателей благоприятно отнеслись к монархии, и речь, таким образом, шла не о монархии в традиционном смысле, а о монархии нового типа, которую затем испанский народ одобрит при принятии Конституции. Кроме того, нельзя было не учитывать и того немаловажного факта, что Король сыграл весьма важную роль сразу же после смерти Ф. Франко при переходе к демократическому пути развития страны. Многие из конституционных положений 1978 г. о Короне были перенесены из предшествующих Основных законов. Так, нормы о вакантности трона (п. 3 ст. 57) дословно взяты из акта 1812 г., повторенного в последующих Основных законах. Институт регентства и опеки воспроизведен из акта 1845 г. и так далее.

17

Другим важнейшим вопросом при обсуждении проекта Конституции стал переход от ранее унитарного, централизованного государства к новому региональному устройству. Поскольку во времена Франко любые проявления национального самовыражения были запрещены и решительно подавлялись, то после падения диктаторского режима и с началом демократизации общества в стране произошел бурный всплеск национального самосознания, который в ряде провинций имел весьма экстремистские проявления. Испанским властям пришлось приложить немало усилий, а также политического такта и гибкости, чтобы сдержать националистические страсти и поставить решение национальных проблем в рамки правового поля. Была поставлена задача превратить Испанию в «государство автономий». Вначале предусматривалось предоставить ее трем национальным областям — Каталонии, Стране Басков и Галисии. Однако очень скоро автономии потребовали и другие исторические области страны. Это привело к многочисленным дискуссиям при обсуждении Конституции и отразилось на окончательном ее варианте. После длительных переговоров все 17 областей получили автономию.

18

В итоге Испания сегодня — это крупнейшее и наиболее сложное многоязычное, некоторые сказали бы, многонациональное общество в Западной Европе. Вместе с тем она стала самым необычным с точки зрения конституционного устройства государством Европы. Это государство автономий. Оно включает в себя 17 автономных областей и два автономных города Сеута и Мелилья на побережье Северной Африки.

19

Согласно Конституции в Испании каждая из автономных областей имеет свое правительство и свой парламент, а также весьма широкие возможности при решении вопросов в  области  культуры, здравоохранения, образования, экономики. Разграничение полномочий между Мадридом и автономиями выглядит обычным для современного федерального государства. Автономии могут обладать всеми полномочиями, не подпадающими под исключительную компетенцию центральных властей.

20

Конституцией предусмотрены механизмы контроля центральной власти за деятельностью автономий. В каждой из них назначается специальный представитель центрального правительства с широкими полномочиями. Институт делегатов способствует единообразному исполнению воли Центра на всей территории страны. Важное средство контроля над законотворчеством автономий — право Конституционного суда Испании рассматривать их законодательство с точки зрения конституционности. Это своего рода механизм сдерживания амбиций автономных правительств. Показательно, что, в соответствии со статьей 145, несколько автономных сообществ не имеют права объединяться в одно «мегасообщество»4.

4. Подробнее см. Моисеев А. Расколют ли баски Испанию. 23 июня 2000 [Электронный ресурс]. URL: >>>
21

Вместе с тем три автономные области — Каталония, Страна Басков и Галисия образованы по национальному принципу на территории проживания соответствующих коренных народов — каталонцев, басков, галисийцев. Они имеют статус исторических регионов и пользуются гораздо большими правами, чем остальные области. Кроме финансовых и налоговых льгот, а также правовых привилегий, там узаконено использование местных языков, в частности, на них ведется телевещание. Тем не менее, баски и каталонцы продолжают настаивать на предоставление им более полной автономии, причем эти требования нередко сопровождаются вооруженными столкновениями, а в Стране басков — и террористическим актами.

22

В то же время столь «неравное» положение других автономных областей, закрепленное в Конституции, также в дальнейшем неоднократно приводило к обострению отношений между центром и регионами, и этот вопрос до сих продолжает сохранять свою остроту.

23

Консенсусный характер испанской Конституции 1978 г. отразился прежде всего в двойственности и эклектизме, с которым регулируются некоторые вопросы, разделявшие испанцев на протяжении двух столетий (конституционного периода), особенно в ХХ в. Это касается управления страной, определение Испании, регулирование религиозного вопроса и экономической модели.

24

В самом деле, устанавливается монархия, но монарх отстраняется от политического руководства государством (принятия политических решений):

Статья 64 — Решения Короля скрепляются подписью председателя Правительства и, при необходимости, соответствующих министров. Представление кандидата и назначение председателя Правительства, а также роспуск Генеральных Кортесов, предусмотренный статьей 99, скрепляются подписью председателя Конгресса. — За решения Короля ответственны лица, скрепившие их своей подписью. — Провозглашается «невидимое» единство испанской «нации», и одновременно гарантируются автономии «национальностей и регионов», которые ее составляют.

Статья 2 — Конституция основана на нерушимом единстве испанской Нации, общем и неделимом Отечестве всех испанцев; она признает и гарантирует право на автономию для национальностей и регионов, ее составляющих, и солидарность между ними. — Постулируется светский характер государства, и в то же время подчеркивается, что оно будет поддерживать отношения сотрудничества с католической церковью и другими религиозными конфессиями.

Статья 16 — 1. Гарантируется свобода идеологии, вероисповедания и отправления культов для граждан и их объединений, без каких-либо ограничений, кроме тех, которые необходимы для поддержания общественного порядка. 2. Никто не может быть принужден к выражению своего мнения, вероисповедания или убеждений. 3. Никакое вероисповедание не может быть государственным. Власти принимают во внимание религиозные верования испанского общества и поддерживают соответствующие отношения сотрудничества с Католической Церковью и представителями других вероисповеданий. — Устанавливаются основы рыночной экономики, и одновременно упоминаются отдельные инструменты социального государства.

25

Конституция 1978 г. — акт периода активного вмешательства государства в экономическую жизнь, и эта функция закреплена в ней со всей очевидностью. В Статье 38 наряду с признанием свободы частнопредпринимательской деятельности в условиях рыночного хозяйства прописывается обязательство государства гарантировать и защищать это право в соответствии «с общими экономическими требованиями и требованиями планирования», а в ст. 128 признается «право публичной инициативы в экономической деятельности» и одновременно говорится о возможности сохранения за государством определенных ресурсов и монополий. Специальный раздел (ст. 128—136) регулирует взаимоотношения государства и экономики.

26

Кроме того, компромиссный характер Конституции 1978 г. проявляется в таких неопределенных, даже двусмысленных формулировках, как признание частной собственности, регламентации в сфере образования и в то же время свобода выбора.

27

Наконец, консенсусный характер Конституции проявляется в том, что предусматривается принятие Органических законов, которые бы регулировали Судебную власть, Конституционный суд и другие органы государственной власти.

28

Статья 81 — 1. Органическими законами являются законы, связанные с развитием основных прав и свобод, законы, одобряющие Уставы автономии и основы избирательной системы, а также иные законы, предусмотренные Конституцией; 2. Для принятия, изменения или отмены органического закона требуется абсолютное большинство голосов Конгресса при окончательном голосовании проекта в целом.

29

Одновременно сложный характер взаимодействия центральной власти и автономных областей из-за того, что государственно-территориальное устройство было прописано лишь в общем виде и не было дано четкого разделения полномочий между центром и автономными областями, в дальнейшем позволял различным политическим силам трактовать по-своему отдельные положения Конституции и оставляло простор для дальнейших изменений.

30

Таким образом, три характерные черты Конституции — эклектичность, наличие двусмысленных формулировок и незаконченность — это именно результат соглашения между различными силами, которое привело к открытому характеру Конституции: в ней не смешиваются конституционный порядок и политическая программа какой-либо партии.

31

По словам Игнасио Отто, если разделить конституционную законность и политическую возможность, Конституция 1978 г. это не простая формализация режима конкретной actio, а подлинная Constitutio, в рамках которой возможны различные режимы5 установление которых зависит, в конечном счете, от ориентации электората. Таким образом, гражданские, политические и социальные права, закрепленные в испанской либеральной демократической конституции, обозначали разрыв с авторитарной и корпоративной моделями режима Франко. Однако, и на это особое внимание обращает испанский историк Х. Линц, путь перехода к демократии исключал из конституционного процесса любые фундаментальные изменения в социально-экономической системе. В отличие от Португалии, Конституция Испании не содержит ссылок на конкретную модель общества. Она не отдает предпочтения ни капитализму, ни социализму, ее положения достаточно двусмысленны, позволяя обеспечивать как демократический переход к социализму, так и гарантии прав частной собственности. После написания Конституции с целью сохранения баланса политических сил этот вопрос был оставлен открытым, что исключило возможность проведения более четкой структурной реформы, которая обсуждалась в рядах сторонников оппозиции режиму Франко6.

5. Otto Pardo I de. Defensa de la Costitución y partidos políticos. Madrid, 1985. P. 56; Idem. Derecho constitucional: sistema de fuentes. Barcelona, 1987. P. 46—48.
6. Линц Х. Испанская демократия и государство автономий. 2010. № 1—2 (23—24) [Электронный ресурс]. URL: http://www.kazanfed.ru/
32

Таким образом, в отличие от Конституции 1931 г., которая была преднамеренно пристрастной, Конституция 1978 г. была основана на консенсусе и получила поддержку всех партий от коммунистов до консервативного Народного Альянса (хотя некоторые его депутаты не принимали участия в голосовании). Против нее выступили только баскские националисты. В отличие от конституций Германии, Италии, Португалии и других западных демократий, конституция Испании 1978 г. была принята в ходе свободного всенародного референдума и поэтому, по сравнению с другими конституциями, сохраняет высокую степень демократической легитимности.

33

Преобладающие в обществе стремления к демократизации в Испании и к вовлечению ее в общеевропейские процессы облегчили деструктуризацию франкистского режима, вовлекли часть прежней элиты в процесс перестройки системы власти и предотвратили возможную конфронтацию в обществе.

34

Одним из важнейших факторов смягчения социальной напряженности, сопутствовавшей испанскому переходу к демократии, было сознательное формирование элитами публичной сферы политики и создание для этого соответствующих механизмов. С улиц и площадей, где протекала напряженная политическая жизнь, ее удалось перенести непосредственно в организации, специально созданные для проведения дебатов и переговоров, обсуждения важнейших законопроектов, включая конституцию страны. Большинство испанцев почувствовали себя включенными в процесс выработки и принятия наиболее важных государственных решений через организации, созданные на предприятиях и в учреждениях7.

7. См.: Глухова А. В. Компромисс и консенсус как методы регулирования и разрешения политических конфликтов [Электронный ресурс]. URL: >>>
35

По словам известного политического деятеля Испании, бывшего председателя правительства, Ф. Гонсалеса, постоянно возникало требование широкой договоренности, соглашения, при котором исключенным из этого процесса чувствовало бы себя наименьшее количество социальных слоев и групп. «Надо постараться не столько победить в диалектике соотношения сил..., сколько создать фундамент для согласия в обществе, что позволило бы добиться конституционного порядка, введения Конституции, вбирающей в свой широкий спектр чаяния и интересы всех слоев общества», — писал Ф. Гонсалес8.

8. Гонсалес Ф. Создать в обществе основу для согласия и перемен // Свободная мысль. 1991. № 15. С. 52.
36

В результате такой политики то, что впоследствии получило название «пакты Монклоа», стало глобальным договором, в рамках которого предполагалось регулировать все важнейшие проблемы переходного периода. Заключенные соглашения стали «программой действий срочного характера и на среднесрочную перспективу»9.

9. Ортис А. Ф. Разрыв или реформа: выбор испанских демократов // Кентавр. 1993. № 3. С. 43.
37

Так сложился общенациональный консенсус, создававший условия для реформирования всей государственной системы без демонтажа ее подсистем. Испанские политологи отмечают, что формирование прочного гражданского мира в их стране было обеспечено достижением трех консенсусов: — согласия относительно прошлого, предполагавшее отказ от «охоты на ведьм» и национальное примирение между «победителями» и «побежденными» в Гражданской войне 1936—1939 гг.; — установления временных процедур для обсуждения в ходе развертывающейся демократизации норм окончательных, то есть «правил игры»; — определения «правил игры» нового режима, признания принципов чередования у власти и гарантий прав меньшинства10. Консенсус, который был заложен в Конституции 1978 г., стал основой социального диалога, ставшего новым явлением для Испании того времени. Его протагонистами были три стороны: профсоюзы, государство и предприниматели в лице Испанской конфедерации предпринимательских организаций (ИКПО). Последняя была создана в 1977 г. Одним из ее организаторов и бессменных руководителей (до 2007 г.) был Х. М. Куэвас (J. M. Cuevas) (сейчас он является почетным президентом ИКПО).

10. См.: Хенкин С. М. Переходные периоды: слагаемые гражданского мира // Свободная мысль. 1994. № 12—18. С. 112—113.
38

Следует обратить внимание, что ситуация для социального диалога в то время была непростой, а перспективы его нельзя было назвать безоблачными: общество находилось в апогее эмоций, кипели нешуточные страсти, большинство хотело перемен, но будущее всем представлялось по-разному: с одной стороны, левые, стремительно набирающие силу и рвущиеся к власти, классовые профсоюзы, недавно вышедшие из подполья, и не имевшие опыта работы в условиях демократии, и, с другой стороны, предприниматели (патронат), неопытные и инертные перед волной антикапитализма, растерянные в новых условиях, исторический опыт которых колебался между жестокими столкновениями периода Реставрации и Республики и патернализмом и авторитаризмом времен Франко, который «как птица, несущая дурное предзнаменование фланировал над Испанией в ее переходный период»11. Задача, стоявшая перед всеми участниками переходного процесса, была вполне определенной: перейти от трудовых отношений, присущих диктаторскому режиму, основанных на равновесии, навязанном обеим сторонам (рабочие не могли организовывать забастовки, а предприниматели, в свою очередь, не могли их уволить), к нормальным трудовым отношения, естественным для либерально-демократической системы. Стоит обратить внимание, то, что сейчас нам представляется вполне логичным, тогда не принималось: ни система свободного предпринимательства, ни логика капитализма, основанная на получении прибыли, которая в свою очередь стимулирует дальнейшие инвестиции и создание рабочих мест.

11. См.: Cuevas J. M. Diálogo social y transición // Cambio-16. 2008. № 1901. P. 22.
39

Кроме того, вспомним, что это было непростое время, и было еще три фактора, которые усиливали страхи и опасения, связанные с переходом. Во-первых, это мировой экономический кризис, во-вторых, активизация левого и правого экстремизма и, наконец, риск военного мятежа или переворота.

40

Однако, несмотря на все эти, по выражению Х. М. Куэваса, большие черные тучи на горизонте, были и обнадеживающие факторы, которые внушали вполне реальный оптимизм. Это — желание подавляющего большинства испанцев жить в условиях демократии; это — молодые и энергичные испанские политики, уверенные в том, что главной задачей является интеграция Испании в свободную и благополучную Европу, а также предприниматели, способные, вполне в духе времени, взять на себя ответственность за все риски, связанные с глобализацией.

41

Несомненно, важную роль во всем этом процессе сыграла ИКПО, которая явилась первым союзом предпринимателей в истории Испании, основанным на либеральной идеологии. До этого подобные организации создавались скорее, чтобы закрыть рынок, чем открыть его, чтобы скорее защищать свои продукцию от иностранной, чем конкурировать с ней, они действовали скорее в духе протекционизма, чем свободной торговли.

42

Для этого нужно было, прежде всего, модернизировать трудовые отношения. Но как это сделать? В капиталистическом мире есть две системы трудовых отношений: англосаксонская, которая всячески стимулирует индивидуализм и пытается максимально ослабить профсоюзы. Она характерна для США. В свою очередь европейская система нацелена на достижение соглашений между предпринимателями и профсоюзами через коллективные договора, регулирующие трудовые и социальные отношения. Испания выбрала вторую модель, хотя в то время радикализм некоторых профсоюзов создавал серьезные препятствия для достижения соглашений.

43

Первое «социальное соглашение» (concertación social) было подписано между ИКПО и Всеобщим союзом трудящихся (ВСТ). Другой профсоюз, Рабочие комиссии (РРКК), был тогда очень тесно связан с Коммунистической партией Испании (КПИ) и отвергал подобные методы работы до конца 80-х гг. Исключением стало лишь Национальное соглашение по безработице (ANE), которое было подписано в июне 1981 г. после неудавшейся попытки государственного переворота в феврале того же года.

44

Суммируя итоги проделанной в этом направлении работы, можно сказать, что между 1979 и 1984 гг. между ИКПО и ВСТ было подписано огромное количество глобальных соглашений, которые стали основой новых трудовых отношений в условиях демократии. Это и Статут трудящихся, и Закон о профсоюзной деятельности, и реформа коллективных договоров, и так далее. Уже позднее, в конце 80-х — начале 90-х гг., к этим соглашениям присоединились и Рабочие комиссии.

45

До этого момента время заключения коллективных договоров была источником конфликтов и инфляции. Конфликты были связаны с тем, что как только начинались переговоры о новом договоре, это само по себе было достаточным основанием для объявления о созыве забастовки для давления на предпринимателей, даже если к тому времени еще не были прекращены переговоры. Инфляция же во многом была результатом фиксации зарплаты в зависимости от прошлогодней инфляции с добавлением к ней 3—4 %, что в итоге приводило к ещё большей инфляции в следующем году. Таким образом, эта система порождала все новые ежегодные витки инфляционной спирали, а соответственно и рост цен (например, в 1979 г. цены выросли на 30 %)12.

12. Ibid. P. 24.
46

С началом же 90-х гг. на смену этой системе пришла другая философия социального диалога. Забастовка уже рассматривалась как последнее средство в случае разрыва переговоров, а не предварительный инструмент для давления. Кроме того, соглашение основывалось на расчетной цифре инфляции (при этом специально оговаривалась возможность изменений, исходя из реальной инфляции) вместо расчетов, исходивщих из прошлогодней инфляции. Было также решено так называемую «импортированную» часть инфляции, которая была связана с ростом цен на нефть, делить между предпринимателями и трудящимися.

47

Результаты появились очень быстро. Инфляция резко пошла на снижение. За несколько лет они снизилась с 30 до 5 %, а количество часов, потерянных в результате забастовок, сократилось с 180 млн в год до 10 млн.

48

Это то, что касается коллективных договоров. Но нужно было решить вопрос о возможности и условиях увольнений. Так, вначале перешли от запрета увольнений до очень дорогой их стоимости, а профсоюзы получили взамен Статут трудящихся, в котором увольнение оговаривалось многочисленными условиями и выносилось на решение судов, которые практически всегда были на стороне работников. Однако в одной сфере не удалось добиться существенных изменений: были сохранены бессрочные контракты. И это со временем привело к дуализации рынка труда: были бессрочные контракты, разорвать которые было очень сложно и дорого, и временные контракты, прекращение которых практически ничего не стоило. В связи с этим с 1985 по 1997 гг. резко возросло число последних: с 5 % до 35 %. И лишь начиная с 1998 г. с принятием Соглашений по стабильности занятости и облегчением условий для увольнений, стало возможно сократить временную занятость на рынке труда.

49

Каковы же были результаты всех этих усилий, предпринятых на протяжении 30 лет? Во-первых, это привело к смягчению социального противостояния между работодателями и наемными работниками, которое наряду с региональным и религиозным противостоянием было столь характерно для новейшей истории Испании.

50

В условиях благоприятной экономической конъюнктуры относительное социальное согласие позволяло стабильно развиваться экономике Испании и сделало ее привлекательной для транснациональных корпораций и иностранных инвестиций.

51

Социальное согласие позволило Испании решить многие глобальные задачи, стоявшие перед страной: вступление в Общий рынок (сейчас — Европейский союз), выход национальной экономики на международный уровень и ее технологическое перевооружение, вхождение в зону евро и привлечение столь значительного числа иммигрантов.

52

Социальный консенсус позволил провести небывалую в истории страны промышленную реконверсию и приватизировать львиную долю государственных предприятий.

53

В свою очередь приватизация привела к появлению транснациональных испанских предприятий (это тоже новый феномен в истории страны), таких как Telefónica, Repsol или Endesa.

54

Произошли и другие существенные изменения на рынке труда: с 1991 по 2007 гг. на 5 млн (с 4 до 9 млн) увеличилось число работающих женщин, и это еще до принятия Закона о равенстве полов. Во много раз увеличился уровень профессиональной подготовки испанцев, снизились производственные травмы. Количество работающих испанцев, долгое время стабильно составлявшее 12 млн, к середине нового десятилетия составило 20 млн. Подводя итоги результатам принятия Конституции 1978 г., которая законодательно закрепила курс испанцев на демократизацию страны, можно отметить, что это была единственная страна «третьей волны», которой удалось найти консенсус в условиях существования столь широкой политической палитры. А главное, он получил одобрение на всенародном референдуме в декабре 1978 г. По сравнению с другими странами «третьей волны» демократизации, баланс Испании, несомненно, позитивный. Не надо забывать, что многие латиноамериканские страны сохранили «островки» авторитаризма, их демократический выбор был неоднозначным и сохранялись колебания от цезаристского курса до популистского. Если сравнивать испанский вариант перехода от диктатуры к демократии с греческим или португальским, то следует заметить, что трудностей у испанцев было намного больше, однако удалось многое преодолеть с меньшими травмами. Консенсус по ключевым вопросам был несравним ни с одной другой страной, также как всеобщее согласие преодолеть наследие прошлого во имя будущего.

55

В то же время народный протест был ограничен превентивными мерами, направленными на то, чтобы избежать того, что произошло в 30-е гг. В отдаленной перспективе эти сдерживающие факторы привели к тому, что сложившаяся политическая система все меньше реагировала на народное волеизъявление. И сейчас, более чем три десятилетия спустя после принятия конституции 1978 г., можно сказать, что опасность для испанской демократии скорее исходит от все возрастающего скептицизма и апатии, чем от угрозы государственного переворота.

56

Ежегодно 6 декабря Испания отмечает День Конституции. Это государственный праздник и выходной день. В 2012 г. страна отметила 34 годовщину принятия Основного закона страны. При этом правящая партия в лице нынешнего председателя правительства М. Рахоя считает, что Конституция работает и ее надо сохранять, особенно сейчас, в период экономической нестабильности. В свою очередь генеральный секретарь Испанской социалистической рабочей партии Альфредо Перес Рубалькаба выступил с предложением «адаптировать конституцию Испании к новым временам». По его мнению, это и будет лучший способ, чтобы ее сохранить. Он подчеркнул, что конституция является «одним из величайших достижений испанцев за всю историю» и позволила им «все это время жить в мире и в свободе». В противовес им лидер коалиции «Объединенные левые» Кайо Лара заявил, что в этот день «праздновать нечего», так как кредиторы и рынок «отняли» у испанцев их Конституцию. Поэтому политик не участвовал в праздничном заседании. Также не присутствовали представители сепаратистски настроенных автономий.

57

Однако, несмотря на столь существенный рост проявлений сепаратизма, большинство испанцев продолжают твердо стоять за сохранение единой и неделимой Испании. Так, 6 декабря 2012 г. в день Конституции в стране прошли многотысячные митинги в поддержку унитарной страны. Несколько тысяч человек вышли на улицы под лозунгами «Испания — это мы все». Митинги были организованы Фондом в защиту испанской нации, правящей Народной партией, Испанской социалистической рабочей партией и рядом других оппозиционных коалиций. Участники акции выступили против проявлений сепаратизма и за единство и неделимость Испании.   Конституция 1978 г. сослужила хорошую службу испанцам, она стала гарантом свобод и разделения властей, закрепила возможность проведения выборов без глобальных потрясений. Однако это не означает, что это текст, навечно высеченный на мраморе. В обществе должно быть согласие, и нельзя не считаться с тем, что, по данных Центра социологических исследований, количество недовольных конституцией сегодня составляет 52,5 %, при этом две трети населения недовольны работой демократических институтов. Однако только 6,5 % испанцев считают «предпочтительной» авторитарную систему, таким образом, большинство считает, что будущее за демократией13.

13. El País. 2012. 7 dic.
58

Вместе с тем, важнейшие положения конституции — основы конституционного строя, права и свободы человека, статус монархии — могут быть изменены лишь в особо сложном порядке; сначала они принимаются 2/3 голосов депутатов каждой из палат Генеральных кортесов, затем Генеральные кортесы распускаются и проводятся новые выборы; вновь избранные Генеральные кортесы должны вновь одобрить эти изменения опять 2/3 голосов членов каждой из палат, после чего дважды принятые поправки в обязательном порядке выносятся на всенародное обсуждение — референдум.

59

Но какую конституционную реформу провести? Легко достичь согласия в вопросах равноправия мужчин и женщин. Однако непреодолимая пропасть между теми, кто защищает централизованное государство и теми, кто выступает за сохранение автономии или плавное движение к федеративному устройству, при котором сенат будет играть ключевую роль. Нелегко будет прийти к компромиссу защитникам той роли политических партий, которая им отведена в конституции («основной инструмент политического участия»), и теми, кто за новые инициативы «снизу», за расширение народного участия в вопросах законодательства. Деликатным является и вопрос об избирательной системе, при которой провинция является избирательным округом, причем с установленной квотой депутатов от каждой из них, поэтому на первое место ставится размер территории, а не количество проживающих.

60

В настоящее время Испания является единственной в мире конституционной монархией, где законодательно закреплен приоритет мужского пола в наследовании трона (Швеция установила равенство полов в этом вопросе в 1979 г., Бельгия — в 1991 г.). И это при том, что статья 14 Конституции 1978 г. провозглашает равенство в правах мужчин и женщин и то же самое говорится во Всемирной Декларации Прав Человека. Причем Испания пошла еще дальше: в 2008 г. там было создано специальное министерство равенства, в задачи которого входило следить за соблюдением равенства в правах обоих полов, и этой касалось всех областей общественной жизни, кроме очередности наследования испанской короны.

61

При всех достоинствах Конституции, некоторые ее статьи явно устарели или требуют определенной доработки. Например, при принятии Конституции 1978 г. Испания не была членом Евросоюза, а сегодня жизнь страны неразрывно связана с единой Европой. В Конституции же это никак не отражено.

62

В статье 149.1.11 говорится о том, что денежная система страны находится в эксклюзивной компетенции государства. Однако песеты уже нет, а регулированием евро занимается Европейский Банк.

63

Все граждане других стран, согласно действующей Конституции, рассматриваются в качестве иностранцев, хотя юридически граждане стран Евросоюза таковыми не являются.

64

В статье 30 говорится об обязательной воинской службе, хотя с 2001 г. Испания отменила воинскую повинность и полностью перешла к профессиональной армии.

65

В статье 8 речь идет о том, что целью Вооруженных Сил является гарантировать суверенитет и независимость Испании, защиту ее территориальной целостности и конституционного порядка. Однако с тех пор спектр действия испанских военных расширился, они принимали участие в боевых действиях в других странах (Югославии, Афганистане и Ираке).

66

Одним словом, раздается все больше голосов о необходимости начать обсуждение конституционного закона, который отражал бы изменения, произошедшие после 1978 г. В отличие от председателя сената Пио Гарсиа Эскудеро, который с пониманием относится к возможности конституционной реформы, другие руководители Народной партии не склонны даже обсуждать этот вопрос. М. Рахой в одной из статей, опубликованных в газете “La Vanguardia”, подчеркнул, что «рамки конституции могут вместить в себя очень многое»14, то есть любой желаемый проект. Однако реформа большей части статей Основного закона требует референдума, если мы вспомним, что 20 % испанцев от 18 до 52 лет не имели возможности высказать свое мнение о Конституции. И ни экономические, ни политические проблемы не воспринимаются как достаточное основание, чтобы отложить эти обсуждения, ведь нынешняя конституция 1978 г. тоже разрабатывалась в условиях кризиса. Единственным непременным условием является необходимость достичь такого же широкого консенсуса, как в период разработки и принятия Конституции 1978 г.

14. La Vanguardia. 2012. 6 dic.

Библиография



Дополнительные библиографические источники и материалы

  1. Глухова А. В. Компромисс и консенсус как методы регулирования и разрешения политических конфликтов [Электронный ресурс]. URL: http://www.rciabc.vsu.ru/irex/pubs/glukhova4.htm
  2. Гонсалес Ф. Создать в обществе основу для согласия и перемен // Свободная мысль. 1991. № 15. С. 52.
  3. Линц Х. Испанская демократия и государство автономий. 2010. № 1—2 (23—24) [Электронный ресурс]. URL: http://www.kazanfed.ru/
  4. Моисеев А. Расколют ли баски Испанию. 23 июня 2000 [Электронный ресурс]. URL: http://www.ng.ru/world/2000-06-23/6_basks.html
  5. Ортис А. Ф. Разрыв или реформа: выбор испанских демократов // Кентавр. 1993. № 3. С. 43.
  6. Хенкин С. М. Переходные периоды: слагаемые гражданского мира // Свободная мысль. 1994. № 12—18. С. 112—113.
  7. Cuevas J. M. Diálogo social y transición // Cambio-16. 2008. № 1901.
  8. Derecho constitucional: sistema de fuentes. Barcelona, 1987. P. 46—48
  9. El País. 2012. 7 dic.
  10. La Vanguardia. 2012.
  11. Otto Pardo I de. Defensa de la Costitución y partidos políticos. Madrid, 1985. P. 56.
  12. Pérez Picazo M. T. Historia de España del siglo XX. Barcelona, 1996. P. 269.
  13. Rubio Llorente F. La forma del poder. Estudios sobre la Constitución. Madrid, 1997. Р. 21—22.
  14. Tusell J. Dictadura franquista y democracia, 1939—2004. Barcelona. 2005. P. 303.