Концепция безопасности в средиземноморской стратегии Великобритании (на примере островных и полуостровных территорий): 1969—1975 гг.
Концепция безопасности в средиземноморской стратегии Великобритании (на примере островных и полуостровных территорий): 1969—1975 гг.
Аннотация
Код статьи
S207987840001457-1-2
DOI
10.18254/S0001457-1-2
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Аннотация
Статья посвящена проблеме европейской безопасности в районе Средиземноморья в период холодной войны — от момента ввода войск ОВД в Чехословакию в 1968 г. и до заключения Хельсинкских соглашений в 1975 г. В процессе формирования новой системы безопасности в Европе расстановка сил в Средиземноморье, также как и проблема границ в Европе, играла важную роль в политике западноевропейских стран. Особые интересы в регионе имела Великобритания, для которой проблема безопасности Южного Фланга НАТО определялась суммой её взаимоотношений, прежде всего, с бывшими колониями, Мальтой и Кипром. Она крайне ревностно относилась к участию бывших колоний в межблоковой борьбе и болезненно реагировала на попытки пересмотра статуса британских военно-морских баз. Особую роль для баланса сил в Средиземноморье играл Гибралтар. Стратегическая важность полуострова возросла после закрытия Суэцкого канала в результате Арабо-израильской войны 1967 г. Позиция Великобритании в Средиземноморье была во многом определяющей для формирования единого внешнеполитического курса НАТО в регионе, и формулирования новой концепции безопасности в Средиземноморье в 1969—1975 гг. Автор приходит к выводу о том, что с одной стороны этому способствовали внешние факторы: рост советской военно-морской мощи и присутствия в Средиземном море, процесс деколонизации и появление собственных внешнеполитических доктрин у стран, получивших независимость. С другой стороны, НАТО раздирала внутреннее соперничество за доминирующее положение в регионе Средиземноморья. Стремление таких членов НАТО, как Италия и Франция, к проведению собственной региональной политики зачастую находились в противоречии с средиземноморским курсом США.
Ключевые слова
безопасность, холодная война, Британия, Кипр, Мальта, Гибралтар, базы, флот
Источник финансирования
Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта Российского научного фонда (проект № 14-18-02677), полученного ФГБУН «Институт всеобщей истории РАН»
Классификатор
Получено
13.11.2015
Дата публикации
14.01.2016
Кол-во символов
56189
Всего подписок
8
Всего просмотров
4573
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf 100 руб. / 1.0 SU

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

1

Одним из неоднозначных периодов холодной войны является временной отрезок с 1968 по 1975 гг. В результате ввода войск Организации Варшавского Договора в Чехословакию в 1968 г. Советским Союзом был сделан шаг к восстановлению целостности Восточного блока с помощью силы. Однако следует напомнить, что в этот период кризис и эрозия были свойственны обеим блокам — как ОВД, так и НАТО. Процесс деколонизации приводил к росту противоречий между членами НАТО, что сказывалось на необходимости формирования нового подхода к политике Альянса. В этих условиях особую важность для обоих блоков приобрел поиск новой модели безопасности, отвечающей произошедшим в мире изменениям. Одним из наиболее чувствительных для западных стран регионов являлся бассейн Средиземного моря. Ключевую роль в обеспечении безопасности в Средиземноморье играли такие территории как Мальта, Кипр и Гибралтар. Их объединяли общность истории в колониальный период и проистекающие из этого особые отношения с Великобританией.

2

Британия, как бывшая метрополия, имела определенные обязательства как перед бывшими колониями, так и перед НАТО. В обоих случаях одним из элементов присутствия Британии на островах оставались военные базы. Они стали одной из тем спекулятивной внешней политики получивших в первой половине 1960-х гг. независимость рассматриваемых островных государств.

3

Гибралтар, остававшийся британской колонией, унаследовал проблему отношений с Испанией. Территориальные претензии Испании осложняли отношения с метрополией и в целом не способствовали стабильности в регионе. Они ухудшали и ситуацию на самом Гибралтаре, ставшим объектом экономической и политической блокады.

4

Британское присутствие на этих территориях было крайне важно для сохранения баланса сил и безопасности НАТО в Средиземноморье. Осложнение системы отношений метрополии с бывшими колониями и их правительствами (а в случае с Гибралтаром — и с соседней Испанией) ставило под сомнение эффективность и действенность политики баланса сил в Средиземноморье.

5

Для Британии одной из важнейших проблем в средиземноморской политике являлась проблема сочетания имперской политики (в форме системы особых отношений с упомянутыми территориями) и атлантической политики, соотношение национальных интересов и коллективных в рамках НАТО.

6

На изменившиеся обстоятельства в результате деколонизации накладывался дополнительный фактор — растущее советское военно-морское присутствие в Средиземноморье. Средиземное море, воспринимавшееся в начале Холодной войны в качестве «внутреннего озера» НАТО в силу ряда причин, в том числе и результатов процесса деколонизации, к концу шестидесятых годов становилось все менее спокойным для стран-членов Альянса1, в силу растущего советского военно-морского присутствия2 и антизападного курса ряда молодых стран.

1. Hattendorf John B. Naval Policy and Strategy in the Mediterranean: Past, Present, and Future. NY., 2000. Р. 10.

2. Ibid. Р. 170.
7

Противоречия между опасениями непредсказуемости советского внешнеполитического курса после ввода войск ОВД в Чехословакию и попытками создать устойчивую систему как региональной, так и межблоковой безопасности, определяли внешнеполитический курс Лондона в отношении Средиземноморья в рассматриваемый период.

8

Государство и Республика Мальта

В геополитической ситуации рассматриваемого периода, в силу указанных выше причин, особую остроту принимал вопрос сохранения баз Британии в регионе. В условиях сокращения британского присутствия на Кипре в силу соглашений 1960 г. и предоставления Кипру независимости, наиболее важным островом с военно-морской базой неизбежно становилась Мальта3, что отмечалось в парламентских дебатах в Британии4.

3. House of Lords. Lords Sitting. The Defence Estimates. Column 1143. 24 February 1971.
4. Ibid.
9

Советская военно-морская угроза в Средиземноморье связывалась с присутствием Пятой (Средиземноморской) эскадры кораблей ВМФ СССР, однако советские корабли после выхода Албании из ОВД не имели военно-морских баз в регионе5. Эта эскадра имела опорные пункты базирования в арабских странах6, в первую очередь Сирии, что делало для СССР поиск постоянной базы насущной проблемой, что в свою очередь лишь увеличивало боязнь советского проникновения в регион у британского истеблишмента. Для Британии как средиземноморской державы и члена НАТО было важным не допустить закрепления ВМФ СССР в Средиземном море.

5. Truver Scott C. The Strait of Gibraltar and the Mediterranean. Washington, 1980. Р. 80.

6. Rosenthal Glenda G. The Mediterranean Basin: Its Political Economy and Changing International Relations. NY., 1982. Р. 107.
10

Межгосударственные отношения Великобритании и Мальты зависели от внутриполитической расстановки сил на острове. Традиционное политическое деление острова на лейбористов и националистов, придерживавшихся пробританского и проитальянского курса во внешней политике7, сохранилось к 1968 г., но в идеологическом плане претерпело определенные изменения, важные для периода холодной войны.

7. Goodwin S. Malta, Mediterranean Bridge. Westport. 2002. P. 94.
11

Политическая позиция Националистической партии Мальты была в целом пробританской и прозападной8, в то время как лейбористы под руководством Доминика Минтоффа были сторонниками нейтрализма и развития отношений с арабскими режимами и коммунистическими странами.

8. Ibid. P. 97.
12

Также противоречили друг другу внешнеполитические доктрины обеих партий по пункту о пребывании британских баз на острове. Для националистов, правивших c 1962 г. на Мальте9, характерным было стремление сохранения номинальных форм зависимости Мальты от Британии, равно как и британского военного присутствия. Напротив, для лейбористской партии главной целью внешней политики был разрыв особых отношений Мальты с Британией, полная независимость и провозглашение республиканского строя. Борьба этих внешнеполитических доктрин во многом определяла отношение метрополии как члена НАТО к происходящему на Мальте. Победа лейбористов на мальтийских парламентских выборах10 могли осложнить положение как Британии на острове, так и НАТО в Средиземноморье.

9. Wallman S. Perceptions of Development. Cambridge, 1977. Р. 88; Azzopardi R. M. Social Policies in Malta. London, 2011. Р. 5.

10. Правительство Мальты под руководством националистов было сформировано по результатам выборов 1962 г. Следующие выборы 1966 г. ознаменовались практически равным результатом ведущих партий, однако националисты смогли сохранить лидирующее положение в парламенте.
13

Объективно Мальта была во многом зависима от позиции Британии, и ее присутствия на острове. Экономика острова, как военной базы, строилась на обслуживании интересов ВМФ Метрополии11. База ВМФ Британии на Мальте и входящие в нее доки были одним из ключевых предприятий и важнейших работодателей на острове12. Закрытие базы или передача ее под управление мальтийскому правительству (что и было предпринято националистическим правительством в 1967 г.13), могло сильно ухудшить экономическое положение страны14. Любые попытки диверсифицировать экономику, предпринимаемые правительством националистов, производились с учетом мнения британской стороны.

11. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000. Р. 315.

12. Ibid. Р. 7.

13. Alec Douglas-Home.Malta: Draft White Paper. CAB 129/161/4. 10 January 1972. P. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931855#imageViewerLink

14. Mayall J. The Fallacies of Hope: The Post-colonial Record of the Commonwealth Third World. Manchester, 1991. Р. 136.
14

Взаимная зависимость Мальты и Британии во многом определяла отношения между бывшими колонией и метрополией в период нахождения у власти националистов. Курс националистов, направленный на сохранение британского присутствия и номинального контроля над Мальтой, в целом устраивал как метрополию, так и союзников по НАТО. Курс националистов во внешней политике определялся, в числе прочего, подписанным с Британией в 1964 г. Соглашением о взаимной обороне и помощи, которое предусматривало использование Мальты военно-морскими и военно-воздушными силами Британии15. Мальта же в конечном счете должна была стать государством, плотно ассоциированным с НАТО.

15. Michael Stewart, Denis W Healey. Malta: Agreement on Financial Assistance. CAB 129/149/3. 10 March 1970. Р. 3 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/D7660962#imageViewerLink
15

Приход к власти в результате выборов 1971 г. радикально настроенных лейбористов16 поставил под вопрос продолжение существования Мальты в качестве базы Великобритании. Доминик Минтофф, глава лейбористской партии, был намерен, по меньшей мере, пересмотреть условия содержания базы на острове17. Одним из условий, выдвинутых им британской стороне, было троекратное повышение оплаты по отношению к оговоренной в заключенном националистами в 1964 г. Соглашении о размещении ВМФ и ВВС на Мальте18. В британских документах еще в период нахождения у власти националистов рассматривался подобный вариант действий мальтийцев19.

16. Busky Donald F. Democratic Socialism: A Global Survey. Westport, 2000. Р. 71.

17. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000. Р. 315; Mayall J. The Fallacies of Hope: The Post-colonial Record of the Commonwealth Third World. Manchester, 1991. Р. 136; Alec Douglas-Home. Malta: Draft White Paper. CAB 129/161/4. 10 January 1972. P. 2. [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931855#imageViewerLink; Michael Stewart, Denis W Healey. Malta: Agreement on Financial Assistance. CAB 129/149/3. 10 March 1970. Р. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/D7660962#imageViewerLink

18. Alec Douglas-Home.Malta: Draft White Paper. CAB 129/161/4. 10 January 1972. Р. 6 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931855#imageViewerLink

19. Michael Stewart, Denis W Healey. Malta: Agreement on Financial Assistance. CAB 129/149/3. 10 March 1970. Р. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/D7660962#imageViewerLink
16

Одним из аргументов Минтоффа в пользу необходимости пересмотра договоренностей было утверждение о том, что британское присутствие на острове служит лишь интересам Британии, следовательно, бывшая метрополия должна в большей мере компенсировать свое присутствие на Мальте20.

20. Alec Douglas-Home. Malta: Draft White Paper. CAB 129/161/4. 10 January 1972. P. 5.
17

Возможным решением проблемы присутствия военных баз, предложенным Минтоффом, являлась дополнительная плата за недопущение на остров сил третьих стран, что соответствовало стремлению Британии не позволить советской стороне использовать Мальту как свою базу. Для британцев в этой ситуации большую роль играли соображения безопасности южного фланга НАТО в случае ухода сил метрополии с Мальты21. Естественной для Лондона представлялась схема с участием всего НАТО в оплате права использования баз на Мальте. При этом имел место тот факт, что в изначальном соглашении предусматривалось использование баз лишь Британией, без возможности доступа третьих стран (в том числе и партнёров по НАТО) без разрешения правительства Мальты22.

21. Ibid. P. 3.

22. Ibid. P. 4.
18

Однако для мальтийского правительства после прихода к власти лейбористов большое значение получил символический и психологический аспекты самого факта «торга» с бывшей метрополией23.

23. Mayall J. The Fallacies of Hope: The Post-colonial Record of the Commonwealth Third World. Manchester, 1991. Р. 139.
19

Британская реакция на предложение Минтоффа была негативной. Метрополия апеллировала к необходимости сохранения текущего варианта Соглашения с целью сохранения позиций НАТО в Средиземном море24. Однако в целом Лондон был согласен обсуждать возможные варианты развития событий на Мальте25. Для переговоров с Минтоффом был послан лорд Каррингтон, министр обороны Соединенного Королевства, в беседе с которым премьер-министр Мальты выдвинул требование ежегодных выплат в обмен на недопущение на остров враждебных Британии26 и НАТО сил: «В качестве альтернативы, мы могли бы платить Мальте 20 000 000 фунтов ежегодно согласно договору, по которому, не ограничивая инфраструктуры использование острова силами Соединённого Королевства, было бы исключено её военное использование силами ОВД»27 — таково было требование Минтоффа британскому правительству, озвученное на заседании британского Кабинета в январе 1974 г. лордом Питером Каррингтоном, министром обороны Великобритании.

24. Alec Douglas-Home. Malta: Draft White Paper. CAB 129/161/4. 10 January 1972. P. 7 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931855#imageViewerLink

25. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers: CAB 128/49/38. 15 July 1971. P. 6 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8727500#imageViewerLink

26. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers: CAB 128/49/40. 22 July 1971. P. 8 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8727502#imageViewerLink

27. Ibid.
20

Следующим шагом Британии было информирование Совета НАТО о ситуации, складывающейся на острове. Британцам было необходима поддержка военно-политического блока в проблеме Мальты. Согласно заявлению лорда Питера Каррингтона, сделанному им на упомянутом выше заседании Кабинета в январе 1974 г.: «Важным было то, что в условиях торга с господином Минтоффом, чьё поведение иррационально и непредсказуемо, нам необходимо заручиться полной поддержкой союзников по НАТО»28.

28. Ibid. Р. 9.
21

В результате предпринятых Лондоном усилий к переговорам было непосредственно подключено НАТО в качестве третьей стороны в диалоге с правительством Минтоффа29. Одной из причин этого являлось отсутствие письменных обязательств по предоставлению прав базирования со стороны Мальты каким-либо членам Североатлантического Альянса за исключением Британии. Примечательно, что как показывают документы, уже в 1971 г. британской стороной рассматривалась возможность эвакуации военных сил с Мальты30.

29. Ibid.

30. Ibid.
22

Предложения, сформулированные британской стороной и командованием НАТО, сводились к повышению платы за пользование базой на Мальте. Однако для мальтийской стороны эти предложения оказались недостаточными, что привело к новому ультиматуму Минтоффа. В нем премьер-министр угрожал разрывом всех существующих соглашений между Мальтой и Британией. Одним из непосредственных последствий этого стал перенос штаб-квартиры средиземноморского командования НАТО из Мальты в Неаполь, что привело к усилению роли Италии в военно-политическом блоке31.

31. Mayall J. The Fallacies of Hope: The Post-colonial Record of the Commonwealth Third World. Manchester, 1991. Р. 139.
23

После серии неудачных переговоров, Минтофф перешел к диалогу с «позиции силы». Первым подобным шагом было повышение цен на топливо для расположенных на острове британских вооружённых сил. Для Лондона это было нарушением уже существующего соглашения.

24

В целях разрешения кризиса Совет НАТО довел до сведения Минтоффа, что Альянс готов к участию в переговорах с мальтийской стороной. В результате дипломатического давления со стороны Британии и НАТО, премьер-министр Мальты посетил Лондон, в результате чего было достигнуто временное соглашение о базах, рассчитанное на шесть месяцев. В числе прочего мальтийцы снимали ограничения на поставку топлива британским войскам.

25

Однако в дальнейшем переговоры о судьбе баз на Мальте зашли в тупик по причине разногласий по поводу размеров финансовой помощи и растущих требований мальтийцев. Правительство Минтоффа угрожало Британии и командованию НАТО полным закрытием баз военно-политического блока на острове. Также мальтийское руководство посвятило отдельный раздел своего нового ультиматума обоснованию запрета для Шестого флота США базироваться на Мальте. Мальтийский ультиматум истекал 18 августа 1971 г., после чего Валетта оставляла за собою право объявить о закрытии британских баз.

26

Ответная реакция бывшей метрополии была достаточно взвешенной и фактически сводилась к призыву мальтийцев вернуться за стол переговоров. Указывалось на то, что Канада, ФРГ, Италия и Норвегия как члены НАТО и Франция, как страна с давней историей особых отношений с Североатлантическим Альянсом32, готовы принять участие в финансовом обеспечении прав базирования на острове. Особо следует отметить дипломатические усилия Италии, направленные на устранения противоречий между Британией и Мальтой33.

32. Арзаканян. М. Ц. Де Голль. М, 2007. С. 207.

33. Written Answers. MALTA. 9 March 1972 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/
written_answers/1972/mar/09/malta#
S5CV0832P0_19720309_CWA_147
27

Для Франции как страны, ведущей в целом достаточно независимую от НАТО внешнюю политику, средиземноморское направление было одним из приоритетных. Для Италии было характерно стремление к поддержанию курса на построение совместной с Восточным Блоком системы безопасности и взаимных гарантий34. Также следует отметить, что для Италии в период разрядки было характерно определенное усиление позиций в Средиземноморье35 в рамках НАТО36, что в дальнейшем нашло отражение в британском поиске возможных решений проблемы Мальты.

34. Chipman John. NATO's Southern Allies: Internal and External Challenges. NY., 2004. Р. 208.

35. Hattendorf John B. Naval Policy and Strategy in the Mediterranean: Past, Present, and Future. NY., 2000. Р. 210.

36. Chipman John. NATO's Southern Allies: Internal and External Challenges. NY., 2004., Р. 200.
28

В условиях конфликта с мальтийским правительством Лондон вновь начал изучать возможность вывода войск с Мальты37.

37. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/50/2. 11 January 1972. Р. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931633#imageViewerLink; House of Commons. Commons Sitting. MALTA. Column 42. 17 January 1972 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1972/jan/17/malta#S5CV0829P0_
19720117_HOC_272
29

Для Британии проблема баз в Средиземноморье была непосредственно связана с формированием внешнеполитического курса в условиях разрядки38. Отмечалось, что для НАТО важнее предотвратить проникновение СССР на остров, чем иметь остров в своем распоряжении. Проблема Мальты находила своё отражение во внутриполитической борьбе в самой метрополии, учитывая болезненность данного вопроса.

38. House of Commons. Commons Sitting. MALTA. Column 45. 17 January 1972 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1972/jan/17/malta#S5CV0829P0_1972
0117_HOC_272; Ibid. Column 47.
30

Целью консервативного правительства провозглашалось заключение новой договоренности по Мальте, или, продление уже существующего Соглашения в соответствии с интересами НАТО39. В свою очередь, лейбористская оппозиция выдвигала идею приглашения Мальты в НАТО, что решило бы многие проблемы в сложившейся ситуации40. Лейбористы, в свою очередь, обвиняли предыдущие консервативные правительства в том, что они не решились в свое время сделать Мальте это предложение41, что породило конфликт в отношениях с кабинетом Минтоффа.

39. Ibid.

40. Ibid.

41. Ibid. Column 49.
31

Часть британского лейбористского истеблишмента — барон Шинвелл (более известный как Мэнни Шинвелл) и барон Мэйбрэй-Кинг — критиковала позицию правительства, утверждая, что есть предел, за которым любая плата за пользование базами теряет смысл. Скептики подчеркивали сомнительную ценность Мальты для самой Британии: «…финансовая помощь Мальте сейчас является лишь актом патернализма, и не имеет ничего общего со стратегией»42. Консерваторы, находившиеся у власти, в свою очередь, указывали на обязательства Британии перед НАТО, которые являлись одним из важнейших факторов в пользу продолжения присутствия на острове43. Консерваторы в целом выступали за сохранение военного присутствия на Мальте либо силами британского контингента, либо войск НАТО, считая это фактором как сдерживания советского присутствия в регионе44, так и поддержания позиций военно-политического блока.

42. House of Lords. Lords Sitting. Malta: Payments For Military Facilities. 25 January 1973 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1973/jan/25/malta-payments-for-military-facilities#S5LV0338P0_19730125_HOL_36

43. Ibid.

44. House of Commons. Commons Sitting. Defence. Column 1585. 15 March 1973 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1973/mar/15/defence#column_1585
32

Результатом долгих переговоров по проблеме военных баз стало Соглашение об обороне 1972 г. Британия получала право на аренду инфраструктуры и баз на острове сроком на 7 лет. Оплата «аренды» производилась совместными платежами Британии и НАТО. Из Соглашения следовало, что до 1979 г. Британия и другие страны НАТО могут пользоваться военными и военно-морскими объектами Мальты за определенную плату45. Также мальтийской стороной гарантировался запрет на использование военных объектов Мальты ВМС стран Варшавского блока.

45. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers: CAB 128/51/8. 15 February 1973. Р. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C9001713#imageViewerLink
33

Несмотря на временное сохранение британского присутствия на острове, данное соглашение было бы трудно назвать дипломатической победой Лондона. Пересмотр соглашения с Британией для мальтийских лейбористов стал сигналом о возможности проведения независимой политики, что не замедлило сказаться на их внешнеполитическом курсе.

34

Мальта под руководством Минтоффа, уже менее связанная отношениями с бывшей метрополией, продолжила курс на достижение полной независимости.

35

В 1974 г. мальтийскими лейбористами была проведена конституционная реформа, согласно которой Мальта провозглашалась республикой46. Британская сторона, в свою очередь, была удовлетворена тем, что правительство Минтоффа при этом не вышло из Содружества наций и выражало надежду на то, что после ухода британских сил с Мальты страна останется связана с НАТО47.

46. Goodwin S. Malta, Mediterranean Bridge. Westport, 2002. Р. 98.

47. House of Lords. Lords Sitting. Malta Republic Bill. [H. L.]. Column 915. 20 March 1975 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1975/mar/20/malta-republic-bill-hl#column
_915
36

Однако для мальтийского правительства этот шаг означал формирование своего внешнеполитического курса, не всегда соответствовавшего интересам НАТО. Особую роль в этом играли отношения с соседними странами, политика неприсоединения48 и поиск возможных гарантий независимости от третьих стран. Одним из проявлений этого курса была попытка заключить договор о гарантиях нейтралитета Мальты с участием Ливии, Алжира, Франции и Италии, которая не имела успеха49.

48. Stråth В. Europe and the Other and Europe as the Other. Bruxelles, 2010. Р. 243.

49. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000. Р. 315.
37

Однако ливийское направление осталось одним из наиболее приоритетных для Мальты. В частности, Муаммар Каддафи стал одним из важнейших спонсоров новой республики, наравне с КНР50. Китай участвовал в постройке сухих доков на Мальте и оказывал финансовую помощь51, в то время как Ливия поставляла топливо и нефть на остров по льготным ценам. С Ливией был заключен договор о совместной обороне, по которому на Мальту поставлялись вертолеты и боевые катера52. Ливия стала работодателем для множества мальтийцев, искавших работу в нефтедобывающей сфере53. Отношения между Мальтой и Ливией развивались столь успешно, что это позволило Каддафи объявить Мальту «северным форпостом» арабского мира.

50. Ibid.

51. Ogunsanwo А. China's Policy in Africa 1958—1971. Cambridge, 2003. Р. 257.

52. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000. Р. 315.

53. Love J., O`Brien J. Western Europe. L., 2003. P. 436.
38

Учитывая непросто складывающиеся отношения между режимом Каддафи и западными странами, в том числе и Британией, для бывшей метрополии подобный союз был неприятным сюрпризом54. Опасения возможной потери острова усиливались по мере того, как срок Соглашения, позволявщего британским силам находиться на острове, подходил к концу. Возможное попадание Мальты как базы под контроль режима Каддафи вызывало серьезную озабоченность Британии. Помимо этого обсуждалась возможность попадания Мальты под советский контроль55, учитывая негативный опыт ухода англичан из Индии и Адена56: «Военно-морская миссия в Индии в настоящий момент является русской; у русских есть военно-морская база в Индии. Аден, покинутый нами57, теперь главная русская база в Индийском океане»58. Риск потери Мальты серьезно беспокоил британский истеблишмент.

54. House of Commons. Commons Sitting. Defence. Column 169. 20 December 1976 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1976/dec/20/defence#column_169

55. House of Commons. Commons Sitting. Defence. Column 1174. 22 March 1977 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1977/mar/22/defence-1#column_1174

56. House of Lords. Lords Sitting. Malta And Defence Of The Mediterranean. 22 March 1979 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1979/mar/22/malta-and-defence-of-the-mediterranean#column_1274

57. Вывод войск, ВВС сил ВМФ Британии из Адена был завершен к 1967 г. по причине политического поражения Соединенного Королевства в Южном Йемене. В дальнейшем Аден использовался как база 8й ОПЭСК ВМФ СССР. Под военно-морской миссией и базой в Индии, скорее всего подразумеваются заходы кораблей 8й ОПЭСК в индийские порты и наличие советников из СССР в ВМФ Индии.

58. House of Commons. Commons Sitting. Defence. Column 1344. 6 May 1975 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1975/may/06/defence#column_1344
39

Важным этапом в истории Мальты можно считать окончание срока действия Соглашения о военных базах 3 марта 1979 г., день которого отмечается на острове как праздник Дня Свободы. Мальта объявила о выводе всех британских сил с баз, занимаемых ими на острове, в соответствии с достигнутыми в 1972 г. договоренностями59.

59. Goodwin S. Malta, Mediterranean Bridge. Westport, 2002. Р. 98.
40

Следующим шагом мальтийцев стало провозглашение курса на нейтралитет во внешней политике. Это позволило Мальте позиционировать себя как страну, не принадлежащую к враждующим блокам, но как одну из средиземноморских держав60, имеющую право говорить от имени всех стран региона. В частности, именно мальтийская делегация во время Совещания в Хельсинки настояла на необходимости включения в итоговые документы гарантий безопасности в Средиземноморье61.

60. Stråth В. Europe and the Other and Europe as the Other. Bruxelles, 2010. Р. 243.

61. Love J., O`Brien J. Western Europe. L., 2003. P. 436.
41

Отношения между Мальтой и Ливией были дружественными лишь в течении краткого периода. Причиной ухудшения отношений стал спор относительно разграничения территориальных вод, и, следовательно, прав на месторождения углеводородов. Демарш последовал со стороны Минтоффа, охарактеризовавшего Каддафи как «угрозу мира в Средиземноморье» и удалившего к 1980 г. с Мальты ливийских советников, осуществлявших программу подготовки пилотов62.

62. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000. Р. 315.
42

Определенную роль в процессе обеспечения безопасности в регионе после разрыва с Ливией играли традиционные связи Мальты и Италии, средиземноморской страны-члена НАТО, с особой позицией в региональной политике. Переговоры с Италией завершились успешно для мальтийского руководства. Следует отметить, что в британском парламенте возможность переложить часть ответственности за поддержание «западной» ориентации Мальты на Италию рассматривалась как возможная альтернатива в случае отказа Мальты стать полноправным членом НАТО63.

63. House of Commons. Commons Sitting. Defence. 22 March 1977 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1977/mar/22/defence-1#S5CV0928P0_19770322_HOC_306
43

В качестве внешнеполитического успеха мальтийских лейбористов и Минтоффа следует рассматривать переговоры с СССР, направленные на подтверждение нейтралитета Мальты советской стороной. Это можно объяснить характерным для советской дипломатии того времени подходом, при котором приоритетом была нейтрализация потенциальных членов НАТО.

44

Несмотря на это, для британской стороны подобная внешняя политика лейбористов казалась обратимой. Надежды возлагались на сменяемость власти на Мальте. Обе ведущие партии — Националистическая, и Лейбористская, в целом, несмотря на попытки закрепить свою власть в случае победы, оставались демократическими партиями. Существование двухпартийной системы на Мальте оставляло возможность смены правящей партии в случае крупнх внешне — или внутриполитических провалов.

45

В случае с лейбористами это правило подтвердилось и сработало, в целом, в пользу стабилизации ситуации в Средиземноморье. После смены правительства Минтоффа националистами в результате событий Черного Понедельника 1979 г. (произошедших в этот день столкновений сторонников лейбористов и националистов и нападения лейбористов на дома и редакции оппозиционеров), позиции партии Минтоффа пошатнулись, и в дальнейшем внешнеполитический курс стала диктовать Националистическая партия, придерживавшаяся политики западноевропейской интеграции.

46

Мальта для Британии являлась примером своего рода «ложной тревоги» в рамках проблемы поддержания безопасности в Средиземном море. Политика лейбористов в целом была скорее нейтралистской, чем анти-западной64, и особые связи, сложившиеся исторически между Мальтой и рядом стран НАТО, в первую очередь, Британией, не могли быть нивелированы волей одного правительства. В силу демократических традиций, полученных в рамках британской политической системы, Мальта являлась страной со сменяемой властью, что позволило умеренным силам взять верх над радикально настроенным кабинетом Минтоффа.

64. Murphy Philip. Monarchy and the End of Empire. Oxford, 2013. Р. 157.
47

Мальта под руководством Минтоффа может быть примером малой страны, вынужденной лавировать как между региональными державами, так и между блоками. Во многом политика лейбористов была направлена на поиск гарантий безопасности страны. Экономическая политика диктовалась необходимостью поддержания уровня жизни населения в условиях непростых отношений с метрополией, ранее поддерживавшей колонию экономически, что толкало кабинет Минтоффа на поиски спонсоров, в том числе таких стран, как Ливия и КНР.

48

Тем не менее, в итоге победила линия на западноевропейскую интеграцию, обусловленная историческими связями с Италией и странами Средиземноморья. Можно отметить также, что Италия сыграла на Мальте роль страны — гаранта нейтралитета65, что параллельно с ослаблением позиций Британии в Средиземноморье существенно способствовало усилению позиций Италии в регионе.

65. Heere Wybo P., Bos. M. International Law and Its Sources. The Hague, 1989. P. 72.
49

Республика Кипр

Наибольший конфликтный потенциал для всего региона в 1969—1975 гг. несла в себе Республика Кипр. Получившая независимость в 1950 г. в результате нелегкого компромисса между Великобританией, турецкой и греческой общинами острова, а также двумя странами-покровительницами расколотого острова: Грецией и Турцией, Кипр был молодым государством со сложной конфедеративной структурой66. Три страны, являвшиеся гарантами конституции Кипра, имели закрепленное в ней право вмешательства во внутренние дела острова67. На территории республики сохранялось военное присутствие (как Британии, сохранившей суверенные военные базы68, так и греческой и турецких армий).

66. Borowiec Andrew. Cyprus: A Troubled Island. Westport, 2000. Р. 40.

67. Шмаров В. А. Кипр в средиземноморской политике НАТО. М., 1982. C. 14.

68. Sovereign Base Areas of Akrotiri and Dhekelia.
50

У Соединенного Королевства, как члена НАТО, внешняя политика бывшей колонии вызывала тревогу из-за ее сближение с СССР69, ставшего частью политики диверсификации внешних связей правительства архиепископа Макариоса. Не меньшую угрозу для Британских позиций на острове представлял тлеющий конфликт между Грецией и Турцией за преобладающее влияние на Кипре.

69. Mirbagheri Farid. Cyprus and International Peacemaking 1964—1986. NY., 1998. Р. 78.
51

С 1967 г. Греция находилась под управлением военно-политического режима, известного также как «диктатура чёрных полковников». Придерживаясь националистической внешнеполитической доктрины, военное правительство проводило политику активного вмешательства на Кипре.

52

Греция «чёрных полковников» взяла на вооружение идеологию Энозиса70, требующую объединения Кипра и Греции в одном государстве. Важным рычагом влияния на островную ситуацию стала Национальная гвардия Кипра71, возглавляемая греческими офицерами, а также расквартированные на острове греческие войска. Последние подчинялись Афинам, а не Макариосу.

70. Идеология, исповедующая объединение населенных греками территорий в одном государстве.

71. Constandinos Andreas. America, Britain and the Cyprus Crisis of 1974. Norwich, 2009. Р. 151.
53

Турция проводила политику вмешательства во внутренние дела Кипра с целью не допустить его присоединения к Греции и обеспечения прав турок-киприотов. Для этого Турцией активно использовались военный шантаж и угроза вторжения.

54

Итогом борьбы двух стран-гарантов за влияние на Кипре было нагнетание противоречий в регионе Восточного Средиземноморья. Помимо ситуации на Кипре, Турцию и Грецию разделяли проблемы морской границы и демаркации морского шельфа Восточного Средиземноморья. Территориальные споры усилились после нахождения там запасов газа и нефти. В этом клубке противоречий Кипр превращался в катализатор спора двух стран, угрожавшего как региональной стабильности в Восточном Средиземноморье, так и глобально — всему южному флангу НАТО.

55

Таким образом, из трех стран-гарантов на Кипре лишь Британия могла играть роль стороны, поддерживающей стабильность и мир в регионе. Ключевым условием выполнения Британией своих обязательств перед Кипром и Альянсом было сохранение на острове британских суверенных военных баз Акротири и Декелия.

56

Эти базы были важным британским форпостом в регионе Восточного Средиземноморья, обладание ими позволяло оказывать влияние на не только на Средиземноморье, но и на Ближний Восток, выполняя в числе прочего и важные миссии в рамках НАТО. Помимо важности баз для НАТО, существовала проблема наличия на Кипре войск ООН, которые с 1964 г. в рамках военной миссии разделяли враждующие общины и были призваны предотвратить провокации на острове. По причине этого член Палаты Общин от лейбористов, Уильямом Уорбли, поднял вопрос о включении территорий суверенных баз непосредственно в состав метрополии и возможности создания на их территории штаб-квартиры расположенных на Кипре миротворцев ООН: «…британские базы на Кипре могли бы быть подходящим местом для международного военного штаба Объединённых Наций…», — заявил он в Палате общин в феврале 1964 г.72.

72. House of Commons. International Headquarters And Defence Organisations. Bill 11. Clause 2. (Extension of Act to Colonies and Dependencies). Column 329. February 1964 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1964/feb/11/clause-2-extension-of-act-to-colonies#column_329
57

Одной из возможных причин появления этой идеи был спорный статус баз во внутренней политике Кипра. Одною из опор режима архиепископа Макариоса была местная коммунистическая партия АКЕЛ, активно критиковавшая иностранное военное присутствие на острове73. Эта партия в своей внешнеполитической ориентации разделяла установки СССР во внешней политике в средиземноморском регионе.

73. Шмаров В. А. Кипр в средиземноморской политике НАТО. М., 1982. C. 6.
58

Одним из ключевых моментов «Средиземноморской доктрины» СССР в рассматриваемый период было требование вывода британских баз с Кипра, равно как и любых иностранных контингентов. С советской точки зрения нейтрализация присутствия вооруженных сил членов НАТО позволила бы рассматривать Кипр, к тому моменту уже ставший получателем военной помощи со стороны стран ОВД74, как один из потенциальных плацдармов советского влияния в Средиземноморье.

74. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/50/8. Р. 4. 17 February 1972 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931639#imageViewerLink
59

Помимо этого, вывод британских баз ослабил бы стабилизирующее влияние Лондона, что позволило бы советской стороне играть на противоречиях между Грецией и Турцией75. Только сохранение британских баз на Кипре позволяло не допустить резкого роста советского влияния в регионе.

75. Mirbagheri Farid. Cyprus and International Peacemaking 1964—1986. NY., 1998. Р. 79.
60

В изучаемый период греческая политика в отношении Кипра зависела от логики фракционной борьбы в хунте «чёрных полковников». В период нахождения у власти в 1967—1973 гг. Георгаса Пападопулоса, сторонника курса постепенной демократизации в Греции, попытки дестабилизации ситуации на Кипре предпринимались с использованием каналов Национальной Гвардии и Церкви Кипра. Национальная гвардия оказывала поддержку террористической организации ЭОКА Б (ЭОКА 2), возглавляемой одним из лидеров борьбы за Энозис, генералом Гривасом76. Церковь использовалась для попытки лишения Макариоса одного из его титулов, титула архиепископа, путем создания Синода. В обоих случаях данные попытки не имели успеха во многом из-за поддержки президента и его сторонников странами — членами ОВД и в первую очередь СССР.

76. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/50/15. Р. 3. 09 March 1972 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C8931646#imageViewerLink
61

Приход к власти в Греции новой хунты, возглавляемой бригадиром Димитрисом Иоаннидесом в 1973 г. привел к еще большему ухудшению отношений Греции и Кипра. Результатом стал переворот, возглавленный членом ЭОКА Б Никосом Сампсоном и проведенный при участии сил Национальной гвардии77. Приход к власти сторонника Энозиса78, поддержанного Грецией, не мог остаться без реакции Турции. Британия напрямую вмешалась в ситуацию на острове, укрыв на территории суверенных баз президента Макариоса и эвакуировав его с острова79.

77. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/55/2. Р. 3. 18 July 1974 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C9118815#imageViewerLink

78. Constandinos Andreas. Britain and the Cyprus Crisis of 1974: Responsibility without Power. P. 9 [Электронный ресурс]. URL: http://www.lse.ac.uk/europeanInstitute/
research/hellenicObservatory/pdf/3rd_
Symposium/PAPERS/CONSTANDINOS
_ANDREAS.pdf (Дата обращения: 25.09.2015).

79. Salih Halil Ibrahim. Reshaping of Cyprus: A Two-State Solution. Texas, 2013. Р. 3.
62

Результатом переворота стало вооруженное вмешательство Турции 20 июля 1974 г. в ситуацию на Кипре, военный конфликт с участием Греции и падение режима полковников80. Конфликт также привел к оккупации части Кипра турецкими войсками. В условиях фактически военного столкновения между двумя членами НАТО перед Британией как страной-гарантом стояла задача не допустить разрастания конфликта и стабилизация ситуации в Средиземном море.

80. Mallinson William. Britain and Cyprus: Key Themes and Documents Since World War II. London, 2011. Р. 62. Улунян Ар. А. После режима. М., 2005. С. 8.
63

Положение, в котором оказалась Британия, было сложным. Будучи страной-гарантом, Соединенное Королевство обязывалось поддерживать независимость и целостность Кипра, допуская в виде крайней меры федерализацию острова81. Конфликт за влияние на острове грозил перерасти в полномасштабный кризис в рамках НАТО и его управляющих органов.

81. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/57/15. 30 October 1975. Р. 3. [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C9298639#imageViewerLink
64

Непосредственным результатом турецкой интервенции стало ухудшение отношений между Грецией и НАТО в целом. В то же время Турция, как страна, осуществившая вторжение на Кипр, подверглась эмбарго на поставку оружия со стороны США. Отношения двух ключевых стран южного фланга НАТО с Альянсом были испорчены.

65

Для Британии, как страны-гаранта, проблема действий по отношению к Турции зачастую имела не столько практический, сколько моральный характер. Часть лейбористской партии восприняла операцию на Кипре как нападение на одну из стран Содружества и, следовательно, считала недопустимыми поставки оружия Турции82.

82. House of Commons. Commons Sitting. Cyprus. Column 1387. 21 May 1975 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1975/may/21/cyprus#column_1387
66

При этом Британия пыталась играть роль гаранта стабильности на острове на протяжении всего конфликта. Президент Макариос был признаваем британцами в качестве законного руководителя Кипра в течение всего кризиса83. Лондон считал восстановление его прав на управление Кипром в этом качестве необходимым условием стабильности на Ближнем Востоке84. Попытки решить противоречия с Турцией также предпринимались Британией в рамках альянса СЕНТО85.

83. House of Lords. Lords Sitting. CYPRUS. Column 1320. 19 July 1974 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1974/jul/19/cyprus#column_1320

84. House of Lords. Lords Sitting. CYPRUS. 17 July 1974 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1974/jul/17/cyprus#S5CV0877P0_
19740717_HOC_169

85. House of Commons. Commons Sitting. Cyprus. 20 October 1976 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1976/oct/20/cyprus#S5CV0917P0_
19761020_HOC_29
67

Но основным средством для достижения взаимопонимания и стабильности в регионе Средиземноморья британские парламентарии считали, в первую очередь, договоренности между греками — киприотами и турками-киприотами86.

86. House of Lords. Lords Sitting. Turkish / Cypriot State. Column 974. 26 February 1975 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1975/feb/26/turkishcypriot-state#column_974
68

Несмотря на однозначную поддержку Макариоса в период кризиса, у британцев оставались сомнения в лояльности президента Кипра Западу87. Одним из средств противодействия возможному влиянию СССР, как и раньше, оставалось присутствие на острове сил бывшей метрополии88.

87. House of Commons. Commons Sitting. Cyprus. Column 1384. 21 May 1975. [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1975/may/21/cyprus#column_1384

88. Cabinet Conclusion: Minutes and Papers. CAB 128/55/22. 20 November 1974. Р. 1. [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C9118835#imageViewerLink
69

Для Британии стабильный и независимый Кипр представлялся ключевым фактором для поддержании безопасности Средиземноморья и недопущения появления «новой Палестины»89.Одним из возможных средств недопущения нового конфликта могло бы стать подключение к переговорному процессу Европейского Сообщества90, членом которого Соединенное Королевство стало в 1973 г.

89. House of Commons. Commons Sitting. Cyprus. Column 813. 7 August 1975 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1975/aug/07/cyprus#column_813

90. Ibid. Column 815. [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1975/aug/07/cyprus#column_815
70

Помимо сложного клубка противоречий между странами региона, Кипр являлся серьезной проблемой для глобального противостояния Запада и Востока в Средиземноморье. В частности, для стран-членов НАТО оставалась проблема недопущения роста советского влияния на острове. В этой ситуации Британия придавала особую важность роли миссии ООН91 и ее участию в судьбе Кипра, что разительно отличалось, к примеру, от британской позиции по Гибралтару.

91. Cabinet. Memorandum: Cyprus. CAB 129/178/2. 22 July 1974. Р. 6 [Электронный ресурс]. URL: http://discovery.nationalarchives.gov.uk/
details/r/C9118576#imageViewerLink
71

Помимо этого, перед Британией стоял вопрос недопущения выхода Турции из военной организации НАТО, подобно вышедшей из военной организации блока в 1974 г. Греции (в знак протеста против действий турецкой стороны и неспособности командования НАТО повлиять на Стамбул)92. Во многом именно опасения выхода Турции из НАТО, и, следовательно, обрушения южного фланга Североатлантического Альянса привели к тому, что Британия не воспользовалась правом непосредственного вмешательства в ситуацию на Кипре, ограничившись дипломатическими методами воздействия.

92. House of Lords. Lords Sitting. Cyprus. 14 June 1976. [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1976/jun/14/cyprus#S5LV0371P0_1976
0614_HOL_482
72

Несмотря на усилия дипломатов, как Британии, так и в целом НАТО и ООН разрешить конфликт так и не удалось. Произошло замораживание конфликтной ситуации, что негативно сказывалось на безопасности и стабильности в Восточном Средиземноморье. Турецко-греческий конфликт вокруг Кипра также перешёл в «замороженное» состояние.

73

Для НАТО в целом Кипрский кризис стал свидетельством неразрешимости противоречий на Южном фланге, особенно в условиях эмбарго Турции и выхода Греции из Североатлантического Альянса. В рамках европейской безопасности, ситуация на Кипре продемонстрировала условность концепции «незыблемости границ в Европе», равно как и трудность обеспечения безопасности нейтральных стран в условиях региональных конфликтов.

74

В этом свете поиск Мальтой гарантий безопасности как со стороны стран НАТО, так и стран ОВД и неприсоединившихся держав, мог быть отражением негативного опыта Кипра как нейтрального государства, чью безопасность не смогли обеспечить гарантии трех стран-членов Североатлантического Альянса.

75

Гибралтар

Гибралтар являлся уникальной территорией по сравнению с Кипром и Мальтой. Особую роль в его истории в ХХ в. играл фактор «соседства» с франкистской Испанией93. Гибралтар в политическом отношении являлся достаточно гомогенным, и полуостров в целом оставался единым в лояльности к метрополии.

93. Морозов Е. В. Гибралтарский вопрос в международных отношениях периода Второй мировой войны // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/05/3117 (дата обращения: 12.11.2015).
76

Ключевым моментом в судьбе Гибралтара стал референдум о суверенитете 1967 г. Фактически это было ответным действием на предложение испанской стороны, заключавшееся в сохранении прав Британии на Гибралтар как базу в обмен на передачу суверенитета над полуостровом Испании. Результатом референдума 1967 г. стал провал испанских притязаний на Гибралтар. Более 99 % голосовавших отдали голоса за сохранение связей с Британией и против присоединения к Испании, являвшейся в тот период страной с диктаторским режимом и развивающейся экономикой. В поддержку присоединения к Испании проголосовали только 44 человека94.

94. Jordine Melissa R. The Dispute Over Gibraltar. NY., 2007. Р. 19; Haigh R. H., Morris D. S. Britain, Spain and Gibraltar 1945—1990: The Eternal Triangle. London, 1992. P. 34.
77

В 1969 г. Гибралтар получил право на собственное законодательное собрание и самоуправление. Фактически, Гибралтар становился самоуправляемой колонией. Это было значительным шагом к установлению исключительно гражданского правления, по сравнению с его существовавшим до реформы двойственным статусом колонии и военной базы. В преамбуле к конституции 1969 г. отдельно указывалось на то, что британское правительство и королевская семья уважают волеизъявление жителей Гибралтара, и не будут вступать в какие-либо сношения с третьими странами для возможной передачи им полуострова95.

95. Ibid. Р. 40.
78

Во многом позиция Британии относительно Гибралтара объяснялась тем, что обладание полуостровом давало возможность вносить весомый вклад в систему безопасности НАТО в Средиземноморье96 в традиционной для британцев схеме контроля за стратегически важными точками в регионе. Доказали необходимость поддержания британского присутствия на Гибралтаре и события «Революции Гвоздик»97 1974 г., также как и период политической борьбы после Революции когда возникла угроза резкой смены политического курса страны. Но даже прямой контроль над Гибралтаром в свете роста советского военно-морского присутствия в Средиземном море начинал казаться консервативным политикам Британии недостаточным для обеспечения безопасности в регионе98. В Британии развернулись дискуссии о необходимости усиления базы на полуострове на случай ухудшения обстановки. Помимо советского давления в Средиземном море, для Лондона оставалась проблема враждебно настроенной по отношению к Британии Испании99.

96. House of Commons. Commons Sitting. Defence. Column 318. 2 July 1974 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1974/jul/02/defence-2#S5CV0876
P0_19740702_HOC_326

97. House of Commons. Commons Sitting. Defence. 6 May 1975.

98. House of Commons. Commons Sitting. Defence. 22 March 1977 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/com
mons/1977/mar/22/defence-1#S5CV0928
P0_19770322_HOC_306

99. House of Lords. Lords Sitting. British Colonial Territories. Column 67. 12 January 1971 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/lords/
1971/jan/12/british-colonial-territories-1#column_67
79

Испания отказалась признать результаты референдума и выпустила заявление, ставящее под сомнение его результат100. В дальнейшем были введены ограничения на передвижение по суше между Испанией и Гибралтаром. Фактически, Испания начала блокаду полуострова101.

100. Морозов Е. В. Гибралтар и Западное Средиземноморье в международных отношениях Нового и Новейшего времен. СПб., 2010. С. 22.

101. Truver Scott C. The Strait of Gibraltar and the Mediterranean. Washington, 1980. Р. 175; Archer Edward G. Gibraltar, Identity and Empire. NY., 2006. P. 82.
80

На полуострове также существовала теневая оппозиция ведущим политическим течениям Гибралтара со стороны «голубей» — сторонников объединения с Испанией. «Голубями» была предпринята попытка добиться признания своей политической позиции демократическим путем после смерти Франко и начала демократизации в Испании. После принятия в Испании закона об автономии, в 1977 г. гибралтарские «голуби» сформировали «Партию за Автономию Гибралтара»102.

102. Ibid. P. 85.
81

Целью партии был декларируемый гибралтарский национализм и борьба против колониального статуса полуострова путём включения в состав Испании на правах автономии. Тем не менее, даже подобная позиция не помогла «голубям» показать достойные результаты на выборах. Настроение гибралтарцев оставалось в целом пробританским, что выражалось в постоянных отказах любым испанским предложениям103.

103. Gibraltar Issue Rises Again. Electronic Telegram. 8 November 1974. From: United Kingdom London to: Commander in Chief European Command Vaihingen Germany | Department of State | France Paris | Germany Bonn | Italy Rome | North Atlantic Treaty Organization (NATO) | Secretary of State | Spain Madrid | United Nations (New York) // Public Library of US Diplomacy. Wikileaks [Электронный ресурс]. URL: https://wikileaks.org/plusd/cables/1974
LONDON14567_b.html (дата обращения: 19.05.2015).
82

Гибралтар на протяжении рассматриваемого периода был наименее проблемной для Британии территорией. Лояльное население обеспечивало возможность опираться на остров как на военную базу и осуществлять эффективный контроль над регионом. Гибралтар оставался владением, благодаря которому Британия могла обеспечивать свое участие в системе обороны НАТО и поддерживать стабильность во всем регионе Западного Средиземноморья.

83

Заключение

Средиземноморье, бывшее некогда для Британии «внутренним морем», в рассматриваемый период претерпевало изменения, связанные с глобальными процессами деколонизации и переформатирования отношений бывшей метрополии и новых независимых участников международных отношений. На карте региона появилась плеяда новых стран, зачастую становившихся членами Движения Неприсоединения.

84

Для Британии проблема поддержания безопасности в регионе сводилась к сохранению прав базирования в важнейших стратегических пунктах, что обеспечивало Британии ведущие позиции в командной структуре НАТО. Это сочеталось с политикой сохранения особых отношений с рядом территорий Средиземного моря, в первую очередь, Кипром и Мальтой, вплоть до предоставления им гарантий безопасности и независимости.

85

Специфичностью ситуации являлась невозможность для Британии следовать одновременно имперским и атлантическим «курсами». Во многом эта особенность проявилась на Кипре, в конфликте, затронувшим интересы других стран-членов НАТО. Не имея возможности действовать со всей полнотой полномочий государства — гаранта конституции и целостности Кипра, Британия была вынуждена ограничиться дипломатическим давлением.

86

Ситуация, с которой Британия столкнулась на Мальте, оказалась отражением противоборства сторонников британского присутствия на острове, представленных консерваторами, и лейбористами, и сторонниками разделения обязанностей на Мальте в рамках НАТО. В результате, система безопасности на Мальте, удовлетворяющая как оба противоборствующих блока, так и мальтийское правительство, была сформирована без британского присутствия.

87

В описываемый период британский подход к поддержанию безопасности в Средиземноморье вырабатывался исходя как из необходимости поддержания неоимперских интересов, так и необходимости участия в поддержании системы обороны НАТО. Позиции НАТО в Средиземном море все больше обеспечивались региональными странами-членами блока в результате роста их влияния в Североатлантическом Альянсе (как политического, так и военного). В первую очередь это относится к Италии, усиление которой привело, в числе прочего, к ослаблению позиций Британии в регионе.

88

Как показывает проводимый в статье кейс-стадис Мальты, Кипра и Гибралтара, в рассматриваемый период Британия чаще следовала атлантическому курсу, чем более традиционному для начального периода холодной войны имперскому. Это время стало этапом окончательного формирования системы атлантической безопасности и командной структуры НАТО в Средиземном море, вызванной отчасти реакцией на вынужденный уход Британии с позиций геополитического гегемона и замены единоличного британского присутствия системой поддержания коллективной безопасности.

Библиография



Дополнительные библиографические источники и материалы

  1. Арзаканян. М. Ц. Де Голль. М., 2007.
  2. Морозов Е. В. Гибралтар и Западное Средиземноморье в международных отношениях Нового и Новейшего времен. СПб, 2010.
  3. Морозов Е. В. Гибралтарский вопрос в международных отношениях периода Второй мировой войны // Гуманитарные научные исследования. 2013. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2013/05/3117 (дата обращения: 12.11.2015).
  4. Улунян Ар. А. После режима. М., 2005.
  5. Шмаров В. А. Кипр в средиземноморской политике НАТО. М., 1982. WikiLeaks [Электронный ресурс]. URL: https://wikileaks.org/plusd/
  6. Archer Edward G. Gibraltar, Identity and Empire. NY., 2006.
  7. Azzopardi R. M. Social Policies in Malta. London, 2011.
  8. Borowiec Andrew.Cyprus: A Troubled Island. Westport, 2000.
  9. Busky Donald F. Democratic Socialism: A Global Survey. Westport, 2000.
  10. Calandri Elena, Varsori Antonio, Caviglia Daniele. Détente in Cold War Europe: Politics and Diplomacy in the Mediterranean and the Middle East. NY., 2012
  11. Chipman John. NATO's Southern Allies: Internal and External Challenges. NY., 2004.
  12. Constandinos Andreas. America, Britain and the Cyprus Crisis of 1974. Norwich, 2009
  13. Constandinos Andreas. Britain and the Cyprus Crisis of 1974: Responsibility without Power [Электронный ресурс]. URL: http://www.lse.ac.uk/europeanInstitute/research/hellenicObservatory/pdf/3rd_Symposium/PAPERS/CONSTANDINOS_ANDREAS.pdf
  14. Encyclopedia of Nationalism, Two-Volume Set. Volume 2. London, 2000.
  15. Goodwin S. Malta, Mediterranean Bridge. Westport, 2002.
  16. Haigh R. H., Morris D. S. Britain, Spain and Gibraltar 1945—1990: The Eternal Triangle. London, 1992.
  17. Hansard 1803—2005 [Электронный ресурс]. URL: http://hansard.millbanksystems.com/
  18. Hattendorf John B. Naval Policy and Strategy in the Mediterranean: Past, Present, and Future. NY., 2000.
  19. Heere Wybo P., Bos. M. International Law and Its Sources. The Hague, 1989.
  20. Jordine Melissa R. The Dispute Over Gibraltar. NY., 2007.
  21. Love J., O`Brien J. Western Europe. L., 2003. P. 436.
  22. Mallinson William. Britain and Cyprus: Key Themes and Documents Since World War II. London, 2011.
  23. Mayall J. The Fallacies of Hope: The Post-colonial Record of the Commonwealth Third World. Manchester, 1991.
  24. Mirbagheri Farid. Cyprus and International Peacemaking 1964—1986. NY., 1998.
  25. Murphy Philip. Monarchy and the End of Empire. Oxford, 2013.
  26. Ogunsanwo А. China's Policy in Africa 1958—1971. Cambridge, 2003.
  27. Rosenthal Glenda G. The Mediterranean Basin: Its Political Economy and Changing International Relations. NY., 1982.
  28. Salih Halil Ibrahim. Reshaping of Cyprus: A Two-State Solution. Texas, 2013.
  29. Stråth В. Europe and the Other and Europe as the Other. Bruxelles, 2010.
  30. The National Archives [Электронный ресурс]. URL: http://www.nationalarchives.gov.uk/
  31. Truver Scott C. The Strait of Gibraltar and the Mediterranean. Washington, 1980.
  32. Wallman S. Perceptions of Development. Cambridge, 1977.