Marquis of Hartington and the Whigs in the Political Fates of English Liberals in 1870s
Table of contents
Share
Metrics
Marquis of Hartington and the Whigs in the Political Fates of English Liberals in 1870s
Annotation
PII
S207987840001422-3-1
DOI
10.18254/S0001422-3-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Abstract
The article is devoted to the analysis of the aristocratic Whigs in the political life of the Liberal Party in the period of the Conservative government of B. Disraeli (1874—1880). The problems of the election of the party leader in 1874 and the position of the Whigs towards the questions of the imperial and colonial policy of the Conservatives, in particular of a role of Whigs in the development of the strategy of Liberals during the Anglo-Afghan war, are viewed. In article the participation of the Marquis of Hartington and his supporters in the election campaign of 1880 is also considered.
Keywords
Whigs, liberals, radicals, Marquis of Hartington, W. Gladston, the Russian-Turkish War, the Afghan War, the parliament election
Received
28.01.2016
Publication date
14.05.2016
Number of characters
27838
Number of purchasers
45
Views
7446
Readers community rating
5.0 (1 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

К началу 70-х гг. либеральная партия представляла собой организацию, объединявшую несколько политических течений. Наиболее влиятельной группировкой среди либералов были виги. Концепции вигизма сводились к положениям о верховенстве землевладельческих классов, представители которых в духе предков защищали «традиционные» свободы «народа» против короны и способствовали распространению «идей свободы». Однако вигизм сложное политическое явление. Такие понятия, как «монархия», «палата лордов» и «господствующая церковь», имели большое значение для представителей этого течения. Именно эти институты объявлялись ими неприкосновенными, и именно они, по их мнению, олицетворяли британский образ жизни. В то же время виги и их лидеры открыто призывали к управлению во имя народа в рамках представительной системы1. В статье «Прошлое и будущее вигской партии», опубликованной в журнале «Эдинбург Ревью» за 1874 г., отмечалось, что партия вигов не была ни нонконформистской, ни католической, ни ирландской, ни демократической2. Из этого вытекало, что только виги, элита, в силу права наследования, традиций, общественного положения, богатства и опыта обладали прерогативой управления страной и регулирования политикой реформ. Союз либеральной партии с ними необходим, но именно в нем должны с наибольшей силой проявляться традиции, принципы и социальное влияние вигов. Таким образом, автор статьи отводил вигам роль цементирующего центра в либеральной партии, предотвращавшего ее от раскола на несколько соперничающих фракций.

1. Southgate D. The passing of the whigs. 1832—1886. L., 1962. P. 322.

2. Edinburgh Review. 1874. Vol. 139. P. 558—559.
2

Выборы 1874 г. принесли победу консерваторам. Оппозиционные годы (1874—1880), являлись сложными в истории либеральной партии. Американский исследователь Дж. Росси полагал, что с 1874 г. до зарождения так называемой «Болгарской кампании» (1876 г.) «либеральная партия едва ли существовала как жизнеспособный политический инструмент»3. 14 января 1875 г. У. Гладстон, ставший главной мишенью для критики со стороны нескольких фракций либеральной партии, направил своим бывшим коллегам по кабинету меморандум, обосновывающий его решение об уходе с поста партийного лидера. В записке, прочитанной Гладстоном на встрече с представителями либерального руководства, указывалось на наличие в партии нескольких фракций, в «войне» которых он не хотел бы участвовать.

3. Rossi J. P. The transformation of the british liberal party: a study of the tactics of the liberal opposition 1874—1880 // trans. by the american philos. soc. Vol. 68. Philadelphia, 1978. P. 12.
3

Либералы столкнулись с необходимостью выбора своего лидера. В политических кругах обсуждались две кандидатуры — маркиза Хартингтона и У. Е. Форстера, автора школьной реформы 1870 г. Хартингтон являлся представителем старой вигской аристократической фамилии, будущим наследником герцога Девонширского. О значении последнего факта очень точно заметил П. А. Шувалов: «Тот факт, что Хартингтон — будущий герцог, является, наверное, самым реальным фактором, который поможет ему набрать большинство голосов либеральной партии»4. На политическое поприще Хартингтон вступил в 1863 г. в должности товарища военного министра в кабинете лорда Рассела, затем занял и сам пост военного министра, в кабинете У. Гладстона он возглавлял департамент связи, а с 1871 г. стал государственным секретарем по делам Ирландии5. Дж. Гамильтон в своих «Воспоминаниях» так характеризовал Хартингтона: «Будучи вигом, он не был приспособленцем или оппортунистом; он обладал сильным и сосредоточенным умом, но работал очень медленно»6. Принадлежность Хартингтона к вигам не мешала росту его популярности в парламенте. «Эдинбург Ревью» как-то писал, что «вигская партия всегда была популярна в Англии, потому что она является умеренной партией, а англичане любят умеренность»7. Как отмечала «Таймс», Хартингтон в целом придерживался стратегии Гладстона: «невмешательство» в секционную жизнь партии, соблюдение гарантии секционной свободы, без связывания себя с какой-либо определенной позицией»8. Возможно, именно «умеренность» Хартингтона и привлекала к нему симпатии членов парламента и либеральной партии.

4. Patridge M. Gladstone. L., New York, 2003. P. 146.

5. Вестник Европы. 1875. № 2. С. 820.

6. Hamilton J. Parliamentary reminiscences and reflections, 1868 to 1885. New York, 1917. P. 87.

7. Edinburgh Review. 1874. Vol. 140. P. 584.

8. The Times. 1875. 28 Jan.
4

Положение У. Форстера в партии было более сложным. Его школьная реформа, сохранившая наряду со светским и религиозное образование, вызвала негодование со стороны нонконформистов и части радикалов. Действительно, именно представители радикального крыла партии — Г. Фаусет, А. Дж. Мунделла и Дж. Тревельян — развернули кампанию в поддержку кандидатуры Форстера на пост лидера партии9.

9. Jenkins R. Victorian scandal. A biography of the right honourable gentleman sir Charles Dilke. New York, 1965. P. 96.
5

30 января 1875 г. члены парламентской фракции либеральной партии отдали предпочтение лорду Хартингтону. Лорд Гренвилль, лидер либералов в палате лордов, в письме к королеве Виктории объяснял этот выбор тем, что ни Форстер, ни Хартингтон не стремятся к работе, но избрание первого привело бы к кризису среди либералов10. Глава правительства консерваторов Б. Дизраэли не скрывал своей радости по поводу отставки Гладстона и выбора Хартингтона лидером либералов в палате общин, а его коллега по партии — лорд Дерби — находил, что это «было для них (тори — Т. Г.) большим облегчением»11.

10. Victoria. The letters of queen Victoria. Ser. 2. L., 1926. P. 378—379.

11. Архив внешней политики Российской империи МИД РФ (Далее — АВПРИ), Ф. 133. Оп. 470. Д. 71. Т. 1. Л. 24; Disraeli B. The letters of Disraeli to lady Beaconsfield and lady Chesterfield. Vol. 1. L., 1929. P. 250.
6

Избрание нового лидера либеральной партии не решило всех ее проблем. Представитель российского посольства в Лондоне М. Бартоломей сообщал летом 1875 г. в Петербург: «Оппозиция, не собиравшаяся реорганизовываться, оказалась как и в прошлом году близкой к состоянию окончательного распада. Выбор лорда Хартингтона как «лидера» либеральной партии был скорее формальной уступкой, чем результатом серьезного союза между фракциями оппозиции»12. Вигское руководство, безусловно, вызывало тайное, а иногда и явное недовольство радикально настроенных либералов. С образованием Национальной либеральной федерации в 1877 г. позиции радикалов в партии укрепляются. Хартингтон даже высказывал мысль, что федерация имела задачу раскола партии. Лорд Гренвилль также утверждал, что Чемберлен, как один из главных ее организаторов, преследовал собственные цели, так как его задача заключалась «не в реорганизации всей либеральной партии, а в усилении позиции молодых либералов»13.

12. АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. Д. 71. Т. 2. Л. 520—520 об.

13. Gladstone W. E., Granville G. The political correspondence of Mr. Gladstone and lord Granville. 1868—1876. Vol. 1. / ed. by A. Ramm. L., 1952. P. 41; Rossi J. P. Op. cit. P. 96.
7

Во время русской-турецкой войны 1877—1878 гг. продолжалась конфронтация среди политических лидеров. В частности, отношение вигов к Болгарской кампании Гладстона была неоднозначной. Вигское крыло партии с настороженностью отнеслось к ней, так как во время «Болгарской кампании» стал подниматься вопрос о возвращении Гладстона в ряды партийного руководства в качестве лидера. А это мало устраивало вигов и, в частности, самого Хартингтона. Более того, последний вместе с Гренвиллем опасался, что самостоятельная кампания Гладстона может привести к расколу либеральной партии в тот момент, когда консерваторы представляли собой довольно сплоченную силу14.

14. Crosby T. L. The two Mr. Gladstone. A story in psychology and history. New Haven, L., 1997. P. 154.
8

В разработке тактики либеральной оппозиции по проблемам англо-афганских отношений в 1878—1879 гг. во многом заметна роль представителей вигского крыла партии. Это объяснялось тем, что многие из них по роду своей политической деятельности были связаны с индийскими делами и администрацией. Это в первую очередь относилось к бывшим вице-королям Индии — лорду Лоуренсу и лорду Нортбруку — и статс-секретарям по делам Индии при либеральном кабинете Гладстона — герцогу Аргайлу и лорду Халифаксу, а также представителю Индийского департамента и будущему вице-королю — лорду Рипону. Характерны их выступления в палате лордов в июне 1877 г., когда шло обсуждение вопроса о намерении консервативного правительства направить британских представителей в Кабул. Герцог Аргайл обращал внимание членов высшей палаты на то, что афганский эмир крайне настороженно отнесется к приезду английских агентов, поскольку он «очень хорошо знал, что назначение подобного чиновника представляло собой один из шагов, благодаря которому развивается Британская агрессия и образуется Британское владение». Герцог высказал мысль, что «хотя эмир Афганистана и не представлял, возможно, собой великую силу, но следующая афганская война будет очень серьезным делом»15. Лорд Лоуренс в своем выступлении указывал на нецелесообразность в настоящий момент поднимать вопрос об оккупации Кветты, подчеркнув, что такой шаг не принесет много выгод англичанам. А лорд Нортбрук ратовал за сохранение неизменного курса в отношении соседнего с Индией государства. Хотя он подчеркивал, что «мы не можем рассчитывать на то, чтобы вести переговоры с эмиром Афганистана в той же манере, что и с европейскими государствами». Но политика Англии, по его мнению, должна заключаться в том, чтобы убедить эмира в нежелании англичан «оказывать на него давление присутствием британских чиновников на его территории, если только он сам действительно не пожелает их прибытия...»16

15. Hansard’s parliament debates (Далее — HPD). 3 Ser. 1877. Vol. 234. Col. 1831—1833.

16. Ibid. Col. 1838—1839; 1842—1843.
9

Решение вице-короля Индии лорда Литтона направить в сентябре 1878 г. английскую миссию в Кабул и последовавшие за этим осложнения в отношениях с афганским правителем вызвали у либеральной оппозиции, как отмечал историк Дж. Росси, «беспокойство, замешательство и страх. Специалисты по делам Индии в либеральной партии не могли оставить без внимания действия индийского правительства. 2 октября 1878 г. лорд Лоуренс опубликовал письмо в «Таймс», в котором расценил отправку английской миссии в Кабул как ошибку, так как это могло подтолкнуть Афганистан к сближению с Россией. Он высказывал мысль, что сохранить английское господство в стране будет крайне сложно. Лоуренс, следуя либеральным концепциям о моральной стороне внешнеполитических действий, писал, что афганцы имеют право отклонить иностранное вмешательство в свои внутренние дела. В другом письме, опубликованном в «Дейли Ньюс», Лоуренс защищал проводимую им в 60-х гг. политику «искусственного бездействия» в отношении Афганистана. Точку зрения Лоуренса разделяли Нотрбрук и Халифакс. Первый, в частности, не склонен был строго судить русское правительство за отправку миссии в Кабул. В своих выступлениях он призывал англичан к всестороннему рассмотрению и оценке этого вопроса. Нотрбрук говорил: «Мы все знаем, что британское правительство придерживалось решительной линии против России. Заняв такую позицию, мы отправили войска на Мальту и в самом деле тогда считали, что вопрос войны или мира висит на волоске. Со своей стороны я не колеблюсь сказать, что если мы имели право отправить туземные войска на Мальту, то и русские имели право предпринять такие шаги, которые они считали необходимыми для защиты своих территорий»17. Он также считал, что в результате военных действий Англия безусловно одержит победу, но война для нее будет трудной из-за условий местности и в силу того, что афганцы — хорошие солдаты. Его волновала и финансовая сторона событий. По его мнению, индийский бюджет может и выдержит материальные затраты на ведение войны, но не длительную оккупацию Афганистана.

17. The Times. 1878. 12 Nov.
10

15 октября 1878 г. Халифакс, Нортбрук и Рипон составили проект меморандума по афганскому вопросу. В нем давался анализ правительственной политики и выдвигалось обвинение в том, что действия кабинета, в частности, отправка индийских войск на Мальту, вызвали контрмеры со стороны России в отношении Афганистана. Показательно, что эти политики не отвергали полностью возможность военного столкновения с афганцами. Более того, они полагали, что если возникнет потребность силой принудить Шир Али хана принять английские требования, то целесообразней будет оккупировать Кандагар, а не начинать широкое вторжение в страну18.

18. Holland B. The life of Spencer Compton, eight Duke of Devonshire (1833—1908). Vol. 1. L., 1911. P. 226—228.
11

Меморандум был представлен на одобрение лорду Гренвиллю, лидеру либералов в палате лордов, но он колебался с ответом. Дело в том, что официальные руководители партии — Хартингтон и Гренвилль — не заняли еще определенных позиций по данному вопросу, особенно это касалось первого из них. Как и в период Восточного кризиса, он придерживался выжидательной тактики, опасаясь, что резкие выпады со стороны оппозиции могут испортить отношения с правительством. Хартингтон считал, что избежать войны с Афганистаном невозможно и потому Англия должна воевать. Что же касается тактики либералов, то он задавался вопросом, а стоит ли вообще выступать против правительства. 13 ноября 1878 г. он писал Гренвиллю, что ввиду отсутствия необходимой информации, он не думал, что «было бы мудрым ругать их (консерваторов — Т. Г.) сильно за политику, о которой мы не знаем и которая, может случиться, будет успешной»19. Гренвилль же, лавируя между крайними точками зрения, придерживался промежуточной линии: он считал, что либералы должны позволить афганским событиям развиваться беспрепятственно и в то же время дать таким политикам, как Лоуренс, Нортбрук и другие, возможность высказывать свое мнение от имени либеральной партии20. Он, в частности, опасался, что война будет иметь тяжелые последствия для либералов. Он писал в октябре — начале ноября 1878 г. Хартингтону: «Если будет война, то она приведет к огромным будущим индийским трудностям и, возможно, будет крепким орешком для России, но она может привести к падению правительства (в Англии — Т. Г.), а я сомневаюсь, что это будет радостью для либеральной партии». Он считал, что либералы, расколотые на фракции, не готовы еще возглавить правительство21.

19. Ibid. P. 229.

20. Ramm A. The political correspondence 1876—1886. Vol. 1. P. 80; Fitzmaurice E. The life of Granville George Leveson Gower Second Earl Granville, K. G. 1815—1891. Vol. 2. L., 1905. P. 180—181.

21. Fitzmaurice E. Op. cit. P. 179, 181—182.
12

Осенью 1878 г. позиции либералов по афганскому вопросу фактически носили выжидательный характер и отличались разобщенностью мнений среди лидеров партии.

13

Начало афганской войны 21 ноября 1878 г. положило конец колебаниям либералов. В эти дни Крэнбрук, статс-секретарь по делам Индии, опубликовал письмо, получившее название «Записка Крэнбрука», в котором он привел доводы в оправдание действий правительства. Одним из них он называл якобы «несостоятельность» афганской политики первого кабинета У. Гладстона, ошибки которого пришлось исправлять торийскому правительству22.

22. Annual Register. 1878. L., 1879. P. 253—259.
14

Письмо вызвало крайне отрицательную реакцию в либеральных кругах. Они считали, что своими заявлениями относительно слабости средневосточного курса правительства Гладстона Крэнбрук возлагал тем самым ответственность за афганскую войну на либералов. Его письмо послужило своеобразным толчком для активизации их выступлений. Постепенно различия в подходах и во мнениях среди либералов стирались. В ответ на заявление статс-секретаря Нортбрук, Чалдерс и Аргайл опубликовали в прессе целую серию писем, в которых подвергали критике торийскую интерпретацию афганских событий. Они были единодушны в защите политики либерального правительства в отношении Афганистана, но слабость их заявлений заключалась в отсутствии альтернативных предложений. Правда, они умело отвергали аргументы Крэнбрука, подчеркивая, что ухудшение отношений между Англией и Афганистаном наступили не в 1873 г., а в 1875 г. в результате недальновидной политики торийского министерства23.

23. The Times. 1878. 20, 28 Nov.
15

На фоне возраставшего недовольства со стороны либеральной оппозиции и английской общественности, вызванного начавшейся войной, консервативный кабинет Дизраэли созвал в декабре 1878 г. специальную сессию парламента по афганскому вопросу.

16

В палате лордов от имени оппозиции выступил лорд Гренвилль. В целом его речь носила критический характер. Фактически позиция Гренвилля по этому вопросу сводилась к тому, что, признавая необходимость критики консервативного кабинета, который отошел от политики «искусственного бездействия» в отношении Афганистана, высказываясь против самой идеи войны с ним, он считал, что, коль скоро война началась, либеральная оппозиция должна выступить единым фронтом с правительством для успешного ее завершения.

17

Позицию Гренвилля поддержал лорд Нортбрук, который также обвинил правительство в том, что его политический курс в отношении Афганистана привел к развязыванию «несправедливой и неразумной войны». Он высказался против переложения на плечи индийского правительства расходов на ее ведение24. С критической речью в адрес правительства выступил и лорд Лоуренс. Он детально проанализировал англо-афганские отношения в конце 60—70-х гг. и, как другие его коллеги по партии, сделал вывод, что именно недальновидная политика нынешнего правительства и вице-короля Индии лорда Литтона привела к войне с Афганистаном. Он охарактеризовал войну как «несправедливую» и в данной политической ситуации опасную для Англии. В то же время он высказался за ее успешное завершение, но полагал, что никакие территориальные приобретения не следовало делать. Он был против переложения на индийское правительство военных расходов, заявив при этом, что вопрос справедливости требовал, чтобы «Англия одна несла эти расходы на войну»25.

24. HPD. 3 Ser. 1878. Vol. 243. Col. 64—74.

25. Ibid. Col. 262—271.
18

Выступление маркиза Хартингтона в палате общин было полностью созвучно с высказываниями по этому вопросу лорда Гренвилля и других либеральных ораторов. В своей парламентской речи он подробно проанализировал все шаги консервативного кабинета и сделал заключение, что именно вследствие такой политики война стала возможна. Он открыто осудил действия вице-короля Индии, который, по его мнению, полностью нарушил данные ему инструкции по взаимоотношениям с афганским правительством. Хартингтон считал, что своим недальновидным курсом кабинет консерваторов способствовал усилению влияния России в Афганистане26.

26. Ibid. Col. 95—111.
19

Тактика либералов и их лидеров в парламенте, несмотря на ее определенную сдержанность и неконструктивность, способствовала уточнению их взглядов на развитие англо-афганских отношений, выявляла различия между либеральным и консервативным подходом к данной проблеме и закладывала основу для будущей афганской политики второго кабинета У. Гладстона.

20

Осенью 1880 г. должны были состояться новые парламентские выборы. Политические круги задолго до назначенного срока стали вести предвыборную кампанию. Характерно, что в этот важный для либералов период при наличии в ней видных деятелей, среди которых виги — Хартингтона, Гренвилля, Кимберли играли одну из ведущих ролей. При этом не менее важную роль играли Чемберлен, Дилк, Харкорт, Форстер и многих других, и, конечно, Гладстон, приближавшегося к своему 70-летнему юбилею, голос которого звучал громче и убедительнее всех. Особо это было заметно во время т. н. Мидлотианской кампании.

21

Вопрос о лидерстве партии и правительства в случае победы на выборах стал одним из острых для либералов в конце 1879 — начале 1880 гг. В партии не было единства мнений по этому поводу. Так, часть вигов предпочитала, как сообщал М. Бартоломей, видеть лорда Гренвилля премьер-министром, а маркиза Хартингтона — канцлером казначейства, тогда как «передовая часть партии и большинство в стране» хотели бы иметь последнего главой правительства27. Как отмечал биограф Гладстона Р. Дженкинс, Хартингтон обладал определенными амбициями, и быстрый старт в его политической карьере, сделавший его одним из либеральных лидеров, давал ему основания надеяться и на роль премьер-министра28. В это время у Хартингтона имелись достаточно сильные сторонники: в его поддержку выступало правое крыло партии, сохранявшее довольно стабильные позиции в стране. В начале 1880 г. «Эдинбург Ревью» опубликовал статью, посвященную концепциям вигизма. «Либералы представляли мнение большинства средних классов, так называемого «левого центра», и не важно, как будет именоваться эта большая и значимая «срединная партия», — «вигами, умеренными либералами или либеральными консерваторами», — замечал автор статьи. Он утверждал, что большинство английского общества состояло из людей, которые «уважали рассудительность в общении, чувство собственного достоинства в поведении и твердость в действиях...» Именно такой класс людей, которые являлись либералами без того, чтобы быть радикалами или демократами, «составляли действительный центр тяжести, на котором основывалась Либеральная партия»29. Именно такой «класс людей» оказывал поддержку лидеру вигов. В пользу маркиза Хартингтона выступали и некоторые радикалы и умеренные либералы, находя, что лидерство его и лорда Гренвилля более для них желательно, чем Гладстона. К их числу можно отнести Фаусетта, Дилка, Форстера, Рипона, Харкорта30. Одних привлекала мысль о том, что в случае победы либералов Хартингтон и Гренвилль пригласят в правительство большее число радикально настроенных либералов, тогда как Гладстон отдаст предпочтение вигам. Других интересовала умеренная позиция вигов по международным и колониальным вопросам.

27. АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. 1879 г. Д. 78. Л. 407.

28. Jenkins R. Gladstone, Whiggery and the Liberal Party, 1874—1886. Oxford, 1988. P. 429—430.

29. Edinburgh Review. 1880. Vol. 151. P. 257—258.

30. Jenkins T. A. Gladstone, the Whigs and the leadership of the Liberal Party, 1879—1880 // Historical Journal. 1984. Vol. 27. N 2. P. 350; Rossi J. P. Op. cit. P. 106.
22

Представители всех фракций партии — виги, умеренные либералы, радикалы — действовали накануне выборов достаточно активно и сплоченно. В проведении успешной предвыборной кампании большое значение имели новая, вторая по счету, Мидлотианская поездка Гладстона в марте 1880 г. и его выступления перед избирателями. Однако нельзя не учитывать и той роли, которую сыграли в победе либералов и другие представители партии. Маркиз Хартингтон, лорд Гренвилль, У. Р. Адам (главный парламентский организатор либералов) проделали большую организационную работу по отбору кандидатов в парламент. Они использовали свои контакты с видными вигами, особенно из имущих слоев, с тем, чтобы пополнить партийную кассу необходимыми средствами для проведения избирательной кампании. В своем предвыборном манифесте Хартингтон критиковал торийский кабинет Дизраэли за то, что он «далек от достижения серьезных успехов» во внешней политике, относительно же внутриполитических дел он, как отмечал А. В. Лобанов, «упрекал правительство в отсутствии программы...»31 В послании к избирателям из рабочего округа Ланкашира он заявлял, что «либеральная партия не будет отдавать предпочтение какому-либо классу» и постарается вести дела в интересах всего общества. Он критиковал внешнюю политику консерваторов и пытался убедить рабочих, что либералы не меньшие патриоты, чем их политические противники32. Хартингтон и Гренвилль обещали англичанам стабильность после яркого, но беспокойного периода правления консерваторов. Историк Дж. Росси полагал, что Гладстон задал выборам тон своей второй Мидлотианской кампанией, тогда как Гренвилль, Хартингтон и другие лидеры партии внесли огромный вклад в практическое достижение победы либералов на них33.

31. АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. 1880 г. Д. 106. Л. 55—55 об.

32. Узнародов И. М. Политические партии Великобритании и рабочие избиратели (50-е — начало 80-х гг. XIX в.). Ростов н/Д., 1992. С. 159.

33. Rossi J. P. Op. cit. P. 121.
23

Парламентские выборы принесли победу либеральной партии — она получила 351 место, консерваторы — 239 и ирландские националисты — 62. Либералы встали перед необходимостью формирования правительства и выбора его главы. Авторитет У. Гладстона в начале 1880 г. был настолько велик, что не включить его в состав нового либерального кабинета было просто невозможно. Таймс» фактически выражала общественное мнение, когда писала о том, что именно Гладстон должен занять один из важнейших постов в правительстве, возглавляемом Хартингтоном34. Авторитет последнего также был велик. В самой партии в пользу премьерства Хартингтона склонялись многие умеренные либералы и даже радикалы, кто по политическим, а кто и по личным мотивам. Так, Дж. Чемберлен делал ставку на лидера вигов, поскольку, как он говорил Дж. Морли, если во главе правительства встанет Гладстон, для многих радикалов настанут трудные времена. Фигура Хартингтона в роли главы кабинета была предпочтительна и для У. Харкорта, вига, не чуждого радикальной фразеологии. Он рассчитывал, по мнению Ч. Дилка, занять одно из ведущих постов под его началом, тогда как в кабинете Гладстона ему была бы отведена второстепенная роль35.

34. The Times. 1880. 12 Apr.

35. Morley J. Recollections. Vol. 1. P. 165—166; Gwynn St., Tuckwell G. M. The life of Sir Ch. Dilke. Vol. 1. L., 1917. P. 300.
24

21 апреля 1880 г. королева Виктория предложила маркизу Хартингтону сформировать правительство либералов. Последний не согласился, сославшись на то, что такое предложение должно было быть сделано У. Гладстону. В течение двух последующих дней велись переговоры между королевой, Хартингтоном, Гренвиллем и Гладстоном о назначении главы правительства. И только 23 апреля королева Виктория предложила последнему сформировать новый кабинет министров36. Таким образом, не будучи официальным лидером победившей на выборах партии, У. Гладстон стал главой либерального правительства.

36. The Gladstone diaries with cabinet minutes and prime-ministerial correspondence / ed. by H. Matthew. Vol. 9. Oxford, 1986. P. 504—505, 596; Victoria. The letters... Ser. 2. Vol. 3. P. 80—85.
25

В 70-х гг. XIX в. вигское крыло либеральной партии было той реальной силой, которое активно влияло на политическую атмосферу в рядах либералов, определяло партийный курс по вопросам как внутренней, так и внешней политики консервативного правительства Б. Дизраэли. Придерживаясь умеренных позиций, виги сохраняли определенную стабильность в партийных рядах, хотя и не смогли избежать внутрифракционной борьбы. Уступив премьерский пост У. Гладстону, лидеры вигов — маркиз Хартингтон, лорд Гренвилль и др. — сохранили за собой фактическое лидерство в партии и новом либеральном кабинете 1880 г.

References



Additional sources and materials

  1. Arkhiv vneshnej politiki Rossijskoj imperii MID RF. F. 133. Op. 470. 1875.
  2. Vestnik Evropy. 1875.
  3. Uznarodov I. M. Politicheskie partii Velikobritanii i rabochie izbirateli (50-e — nachalo 80-kh gg. XIX v.). Rostov n/D., 1992.
  4. Annual Register. 1878. L., 1879.
  5. Crosby T. L. The two Mr. Gladstone. A story in psychology and history. New Haven, L., 1997.
  6. Disraeli B. The letters of Disraeli to lady Beaconsfield and lady Chesterfield. Vol. 1. L., 1929.
  7. Edinburgh Review. 1874. 1880.
  8. Fitzmaurice E. The life of Granville George Leveson Gower Second Earl Granville, K. G. 1815—1891. Vol. 2. L., 1905.
  9. Gladstone W. E., Granville G. The political correspondence of Mr. Gladstone and lord Granville. 1868—1876. Vol. 1. / ed. by A. Ramm. L., 1952.
  10. Gwynn St., Tuckwell G. M. The life of Sir Ch. Dilke. Vol. 1. L., 1917.
  11. Hamilton J. Parliamentary reminiscences and reflections, 1868 to 1885. New York, 1917.
  12. Hansard’s parliament debates. 3 Ser. 1877.
  13. Holland B. The life of Spencer Compton, eight Duke of Devonshire (1833—1908). Vol. 1. L., 1911.
  14. Jenkins R. Gladstone, Whiggery and the Liberal Party, 1874—1886. Oxford, 1988.
  15. Jenkins T. A. Gladstone, the Whigs and the leadership of the Liberal Party, 1879—1880 // Historical Journal. 1984. Vol. 27. № 2. P. 309—337.
  16. Jenkins R. Victorian Scandal. A biography of the right honourable gentleman Sir Charles Dilke. New York, 1965.
  17. Morley J. Recollections. Vol. 1. P. 165—166.
  18. Patridge M. Gladstone. L., New York, 2003.
  19. Rossi J. P. The transformation of the British Liberal Party: a study of the tactics of the liberal opposition 1874—1880 // trans. by the American philos. soc. Vol. 68. Philadelphia, 1978.
  20. Southgate D. The passing of the Whigs. 1832—1886. L., 1962.
  21. The Gladstone diaries with cabinet minutes and prime-ministerial correspondence / ed. by H. Matthew. Vol. 9. Oxford, 1986.
  22. The Times. 1875, 1878. 1880.
  23. Victoria. The letters of queen Victoria. Ser. 2. L., 1926.