Le Monde: History of Newspaper, Newspaper in History
Table of contents
Share
Metrics
Le Monde: History of Newspaper, Newspaper in History
Annotation
PII
S207987840001374-0-1
DOI
10.18254/S0001374-0-1
Publication type
Reference
Status
Published
Abstract
The review is devoted to the monograph «“Le Monde” in the changeable world» (Moscow, 2014) by Lyudmyla Sharonchikova (Ph.D. in Philology, Associate Professor, Journalism Department, Lomonosov Moscow State University). The author analyses the history of this well-known French «independent newspaper» from its foundation in 1944, during 70 years. However, in 2010 “Le Monde” lost the status of «newspaper of journalists» and became «business enterprise». In author’s opinion, the survival as «national institution» for Le Monde depends on different aspects of modern «digital era».
Keywords
L. Sharonchikova, Le Monde, history of French media
Received
02.02.2016
Publication date
15.03.2016
Number of characters
5700
Number of purchasers
39
Views
7167
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Интерес историков к периодике значителен, и периодика как исторический источник уже не раз становилась предметом профессионального обсуждения1. Действительно, существуют издания, без которых картина эпохи окажется неполной, например, мнение парижской «Монд» о событиях Четвертой и Пятой республик во Франции и в мире. В декабре 2014 г. эта газета, которую заслуженно называют одним из институтов французской политики и культуры, отметила 70-летие. Ее собственной истории посвящена новая монография исследователя СМИ Франции с сорокалетним стажем, автора более ста печатных работ Людмилы Васильевны Шарончиковой, доцента кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова, кандидата филологических наук. Три главы монографии отражают «три времени» «Монд»: «Эпоха Бев-Мери (1944—1969 гг.)»; «От Жака Фове до Жана-Мари Коломбани (1969—2008 гг.)»; «Кризис “Монд” и продажа газеты (2008—2010 гг.)». Завершают исследование заключение «Качественная газета в цифровую эпоху» и — «Вместо эпилога» — перевод отрывка из ностальгической книги «Мое путешествие в “Монд”» Эрика Фотторино, четверть века отдавшего газете, но вошедшего в ее историю «директором, который продал “Монд”». Перевод из Фотторино в работе не единственный: автор счел необходимым включить в свой текст «живой голос “Монд”» — некоторые программные статьи издания (например, обращение Юбера Бев-Мери «К нашим читателям» в первом номере газеты от 19 декабря 1944 г.; статью-провозвестник «Красного Мая» «Когда Франция скучает» Пьера Вьянсон-Понте от 15 марта 1968 г. и ряд других), а также фрагменты публикаций газет «Либерасьон» и «Круа», связанные с ключевыми переменами в редакционной стратегии «Монд». Монография дополнена Приложением («Президенты и главы правительств Франции ХХ—ХХI вв.»; двуязычный список сокращений, встречающихся в тексте) и библиографией на русском и французском языках.

* В заголовке нами использовано название одного из многочисленных зарубежных исследований, посвященных «Монд»: Thibau J. “Le Monde”. 1944—1996. Histoire d’un journal. Un journal dans l’histoirе. P., 1996. 1. Например, на круглом столе «Периодика как исторический источник: Америка и Россия в ХVIII—ХХ вв.» (февраль 2004 г., ИВИ РАН).
2

На страницах своего исследования автор ищет ответ на ряд вопросов: удавалось ли «Монд» на протяжении 70 лет быть газетой, «независимой от политических партий, церкви и финансовых воротил» (программа первого директора издания Юбера Бев-Мери), оправдывать звание «символа независимости французской прессы» и «газеты журналистов» и главное — всегда ли информация «Монд» была объективной и беспристрастной? Хорошо известно, что «Монд» обязана своим рождением Ордонансам 1944 г. и лично Шарлю де Голлю, которому нужна была «солидная газета для внешнего мира» (вот откуда такие постоянные тесные контакты с МИД Франции!) и который желал, чтобы новое издание не уступало в качестве информации довоенной «Тан», которой было отказано в возобновлении. Тем не менее, «Монд» не стала «газетой де Голля» (резкие публикации против войны в Алжире, глубокие сомнения в «атлантическом курсе» правительства). Кроме того, именно в «эпоху Бев-Мери» появилось основное отличие редакционной политики «Монд» от других СМИ: журналисты впервые заявили о своем праве на владение изданием, и это важное решение вошло в историю французской прессы. Было создано «Общество журналистов», которому принадлежала значительная часть акционерного капитала, а право журналистов являться совладельцами газеты было юридически закреплено в 1951 г. Однако преемники Бев-Мери не сумели сберечь его основополагающие достижения: политическую независимость издания, неосуществимую без независимости финансовой (покидая газету, Бев-Мери оставил в кассе 1,5 млрд франков). Второго директора «Монд» Жака Фове с его явными симпатиями к социалистам во главе с Миттераном будут упрекать в «потворстве гошизму». Андрэ Фонтэн продаст историческое здание на улице Итальянцев и пригласит заведовать финансами газеты Алена Мэнка, который впоследствии окажется «ангажированным» Николя Саркози. Жан-Мари Коломбани впервые откроет двери «Монд» для внешнего капитала. Наконец, в 2010 г. Эрик Фотторино продаст издание триумвирату, состоящему из банкира Матье Пигасса, мецената Пьера Берже и интернет-олигарха Ксавье Ньеля. Французская исследовательница медиа Одиль Беньайя-Куидер с объяснимым пессимизмом так писала об этой сделке: «…Лишенные газеты, которой они владели 66 лет, журналисты “Монд” теперь могут только присутствовать на этом спектакле…» Но, как оказалось, журналисты были и остались главным достоянием «Монд» — ее читали и продолжают читать, несмотря на сменявшихся директоров и их столь различные приоритеты. Наверное, прав был создатель «Монд» Юбер Бев-Мери, когда незадолго до кончины, в 1988 г., попытался определить секрет притягательности «Монд» для читательской аудитории: «Конечно, значительная часть читателей “Монд”, и так было всегда, не любят газету. Они ее читают, потому что не находят лучшую, они находят в ней то, чего не находят в других изданиях».

3

Как сложится судьба «Монд» под крылом триумвирата? Автор монографии не дает однозначного ответа на этот вопрос. Изложив историю издания, этого «монумента эпохи бумажной информации», Л. В. Шарончикова напоминает о наступившей «цифровой эре» и возможном движении «Монд» в этом направлении. Как бы то ни было, по мнению автора монографии, «Монд» открыла новую страницу своей истории, и, как говорится, qui vivra verra2.

2. Поживем — увидим (фр.).