In Memoriam D. M. Tougan-Baranovski
Table of contents
Share
Metrics
In Memoriam D. M. Tougan-Baranovski
Annotation
Title (other)
En Mémoire de D. M. Tougan-Baranovski
PII
S207987840001357-1-1
DOI
10.18254/S0001357-1-1
Publication type
Thesises
Status
Published
Abstract
Keywords
Received
28.01.2016
Publication date
15.03.2016
Number of characters
4513
Number of purchasers
39
Views
3841
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

5 января 2015 г. в Волгограде безвременно скончался известный российский историк, специалист по истории наполеоновской эпохи, доктор исторических наук, профессор Джучи Михайлович Туган-Барановский.

2

Родился Джучи Михайлович в 1948 г. в Саратове. По окончании Саратовского государственного университета он до 1982 г. преподавал в alma mater, пока не перебрался в Волгоград, где в 19912007 гг. заведовал кафедрой Новой и Новейшей истории, а затем работал профессором кафедры археологии и зарубежной истории Волгоградского государственного университета.

3

Д. М. не раз признавался мне в своем огромном интересе и глубочайшем уважении к Наполеону Бонапарту и его маршалам, однажды добавив, что отец его даже корил за чрезмерное внимание к ним. Несомненно, именно по этой причине история наполеоновской эпохи изначально оказалась в центре научных изысканий Д. М. Туган-Барановского. Три монографии, вышедшие из под его пера, обеспечили ему высокую репутацию среди советских, а позднее российских исследователей той эпохи: «Наполеон и республиканцы» (Саратов, 1980), «У истоков бонапартизма» (Саратов, 1986) и «Наполеон и власть. (Эпоха Консульства)» (Балашов, 1993).

4

Как подавляющее большинство советских историков, Д. М. Туган-Барановский не имел возможности проводить изыскания в зарубежных архивах. Такова была советская действительность. Однако он зачастую использовал очень интересные старые французские издания, имевшиеся в российских библиотеках, а также опубликованные источники, изданные его французскими предшественниками. Когда я представил его последнюю книгу читателям журнала Annales historiques de la Révolution française (1996, № 306), он остался доволен моей рецензией, не преминув, впрочем, упрекнуть меня за то, что некоторые допущенные им неточности я предпочел обойти молчанием.

5

Работая за пределами Москвы, Д. М. в советское время поддерживал постоянные научные связи с такими известными историками-франковедами, как В. М. Далин, А. В. Адо и др. Он часто мне рассказывал о своих беседах с Виктором Моисеевичем, которого считал своим учителем. Д. М. говорил мне, в частности, о тех наблюдениях, которыми В. М. Далин делился с ним не только относительно изучения наполеоновской эпохи, но и о различных историографических подходах к истории Франции в целом. Очень хорошо зная Виктора Моисеевича, могу подтвердить, что такую щедрость же он проявлял и по отношению к другим молодым историкам. Он ко всем относился хорошо.

6

Находясь еще в начале своей научной карьеры, я как-то сказал моему учителю, что хочу написать рецензию на книгу Д. М. Туган-Барановского о деятельности республиканцев при Наполеоне, которую он сам рекомендовал к публикации. Виктор Моисеевич мне ответил: «Напишите, конечно, если сможете показать, что там есть нового». Подумав, я отказался от своего намерения. По свидетельству Д. М. Туган-Барановского, В. М. Далин ему однажды в другой связи сказал почти то же самое: «И я пишу рецензии, но когда владею материалом». И Д. М., так же как я, остался ему весьма признателен за этот совет.

7

Джучи Михайлович говорил с большим уважением и об А. В. Адо, в особенности, о его моральной и научной поддержке. Не забудем об их плодотворном научном сотрудничестве: Д. М. принял участие в издании серии «Великая французская революция: документы и материалы», опубликованной под редакцией А. В. Адо. Он был одним из соавторов четвертого тома этого издания: «Буржуазия и Великая французская революция» (М., 1989), для которого написал главу «На пути к брюмеру: буржуазия и политическая борьба в 17971799 гг.».

8

Нельзя не сказать и о доброжелательном отношении Д. М. к своим коллегам. Он всегда был готов поддержать историков моего поколения и, в частности, меня самого при защите наших диссертаций по революционной и наполеоновской эпохам. Как в Москве, так и в других городах, он выступал официальным оппонентом, за что мы ему были весьма признательны.

9

Последние годы своей жизни Джучи Михайлович посвятил изучению проблем социально-экономической истории России конца XIX  начала XX вв., исследовал политическую и научную деятельность своего деда  выдающегося российского ученого Михаила Ивановича Туган-Барановского. Наполеоновскую же тематику он по непонятным для меня причинам оставил.

10

Кончина Д. М. Туган-Барановского, несомненно, большая утрата для его коллег и сообщества российских историков в целом, которые, уверен, сохранят о нем самую светлую память.