Общество сарматов Подонья по материалам курганного могильника Новый
Общество сарматов Подонья по материалам курганного могильника Новый
Аннотация
Код статьи
S207987840001185-2-1
DOI
10.18254/S0001185-2-1
Тип публикации
Статья
Статус публикации
Опубликовано
Аннотация
Статья посвящена социальной реконструкции сарматского общества по археологическим данным одного могильника. Могильник Новый — это один из крупнейших курганных могильников сарматов. В статье на основании статистической обработки данных погребального обряда определены характерные женские и мужские категории погребального инвентаря. Поставлен вопрос о существовании возрастных классов у сарматов Подонья. Отдельно проанализированы погребения с оружием, и предложены варианты их социальной интерпретации.
Ключевые слова
сарматы Подонья, сарматская археологическая культура, половозрастная характеристика, погребальный обряд, курганный могильник, могильник Новый, социальная реконструкция, возрастные классы, вооружение, I в. н. э.
Классификатор
Получено
02.05.2015
Дата публикации
30.06.2015
Кол-во символов
26031
Всего подписок
15
Всего просмотров
8751
Оценка читателей
0.0 (0 голосов)
Цитировать Скачать pdf 100 руб. / 1.0 SU

Для скачивания PDF необходимо авторизоваться

1

В последнее время достигнуты значительные успехи в археологических исследованиях в области сарматологии. Преобладающее количество исследований номадов раннего железного века связано с публикацией комплексов, выявлением их историко-культурного контекста, периодизации. Возникает необходимость осмысления археологических материалов для их исторической интерпретации и создания социальной реконструкции сарматского общества. Проблема социальных реконструкций по археологическим данным достаточно сложна и требует комплексного подхода. Для характеристики сарматского общества необходим анализ погребений, погребального обряда и инвентаря сарматов, а также статистический подсчет различных элементов погребального обряда и инвентаря, а также их взаимовстречаемости.

2

В качестве объекта исследования целесообразно выбирать комплексы отдельных могильников, а затем и отдельных регионов какого-либо периода. Чрезвычайно интересен могильник Новый в междуречье Сала и Маныча. В 1981—1982 гг. могильник был охвачен раскопками в ходе строительства Мартыновской оросительной системы. Всего было обнаружено около 175 курганов, а раскопано 137, в 126 из них было 211 погребений сарматской культурно-исторической общности, в свою очередь из них около 193 погребений относятся примерно к одному времени. Некоторые курганы оказались вне зоны строительства оросительной системы и не были исследованы.

3

Могильник Новый занимает особое место среди множества сарматских некрополей. При обилии исследованных курганов сарматского времени, раскопанных за последние десятилетия, Новый выгодно отличается по ряду параметров. Это большой могильник, в котором раскопано более 200 комплексов, что делает его крупнейшим на Нижнем Дону. Материалы были в дальнейшем опубликованы в известной монографии авторами раскопок1. В раскопках участвовала антрополог Е. Ф. Батиева, и она проделала большую работу по обработке антропологических материалов. Эти данные использовались в указанной монографии, а в 2011 г. Е. Ф. Батиева опубликовала результаты своей диссертации, посвященной физической антропологии населения Нижнего Подонья раннего железного века2. В этой работе были уточнены данные и определения возраста и пола по могильнику Новому3. Таким образом, антропологически могильник изучен, и, что очень важно, антрополог присутствовал при раскопках памятника. В дальнейшем данные по могильнику активно использовались специалистами при рассмотрении проблем археологии и истории сарматского времени. Половозрастные особенности погребального обряда курганного могильника «Новый» исследовались М. В. Курасовой4.

1. Ильюков Л. С., Власкин М. В. Сарматы междуречья Сала и Маныча. Ростов-на-Дону, 1992.

2. Батиева Е. Ф. Население Нижнего Дона в IX в. до н. э. — IV в. н. э.(палеоантропологическое исследование). Население Нижнего Дона в IX в. до н. э. — IV в. н. э. (палеоантропологическое исследование) / отв. ред. М. М. Герасимова. Ростов-на-Дону, 2011.

3. Там же. С. 100—102.

4. Курасова М. В. Половозрастные особенности погребального обряда курганного могильника «Новый» (погребения ранне- и среднесарматского времени) // Рубикон. Сборник работ молодых ученых. № 59. Ростов-на-Дону, 2011. К числу недостатков этой публикации следует отнести использование устаревшей информации по антропологическим погребениям Е. Ф. Батиевой. Также автором не были учтены последние хронологические разработки по могильнику.
4

Следует обратить внимание на культурно-историческую принадлежность могильника. Авторы монографии разделили погребения на две группы, одну из которых отнесли к позднему периоду раннесарматской культуры, а другую, меньшую, к среднесарматскому времени.

5

По мере разработки хронологии отдельных категорий инвентаря, стало ясно, что этот памятник датируется не I в. до н. э. — началом I в. н. э., а в основном всем I в. н. э., то есть уже среднесарматским временем. В результате была сформулирована гипотеза, согласно которой могильник Новый оставлен раннесарматским населением, частично сохранившимся в донских степях и включенным в состав нового среднесарматского этно-политического объединения5. Работа с материалами могильника показала, что Новый — могильник раннесарматского по этно-культурной принадлежности населения, адаптированный к среднесарматской культуре. Погребения и кенотафы могильника у хут. Новый сегодня В. П. Глебовым практически все определяются как среднесарматские6.

5. Сергацков И. В. Проблема формирования среднесарматской культуры // Археология Волго-Уральского региона в эпоху раннего железного века и средневековья. Волгоград, 1999. С. 149.

6. Глебов В. П. К полемике о проблемах становления среднесарматской культуры // Раннесарматская и среднесарматская культуры: проблемы соотношения: Материалы семинара Центра изучения истории и культуры сарматов. Волгоград, 2006. Вып. 1. С. 62.
6

Методика исследования

В ходе исследования были выделены 184 комплекса, в которых найдены 228 погребенных. Из них мужчин — 90 (39,4 %), женщин — 68 (29,8 %), взрослых, неопределенных по полу — 13 (5,7 %), детских — 57 (25 %).

Расчет шел не по погребенным, а по погребальным комплексам. Для анализа половозрастных особенностей обряда индивидуальных погребений сарматов были выделены категории взрослого населения (по мужчинам и женщинам отдельно): 16—20 лет; 21—35 лет; 36—50 лет; старше 50 лет. Детские комплексы разбиты на две группы — от 1 до 5 лет и от 6 до 15 лет. В отдельной графе рассчитывались погребения взрослых, неопределенных по полу.

7

Следует учесть, конечно, условность определенных здесь возрастных границ — они установлены, исходя из определенной антропологической традиции. Особо следует отметить первую возрастную группу — 16-20 лет. Ее значимость в том, что именно в этом возрасте мы можем предполагать переход во взрослую жизнь и соответствующее изменение статуса (то, что известно как инициации по этнографическим данным). Также следует отметить весьма высокую активность этой возрастной группы в жизни общества.

8

Как погребальный обряд, так и погребальный инвентарь рассчитывался по каждой из этих групп и определялся процент от численности всех погребений.

Следует учесть такой серьезный фактор, как разграбленность значительного количества комплексов могильника. Из 197 могил ограблено 74, то есть 38 %. Однако информация в выборке приводится по всем комплексам, в том числе и ограбленным, поскольку и ограбленные погребения содержат важные сведения (тип погребения, остатки инвентаря и т. п.). Но следует учитывать неполноту исходной базы данных и ограниченность выводов исследования.

9

Одним из важных шагов в социальных реконструкциях по археологическим данным является определение половозрастных особенностей погребального обряда и инвентаря7. Это тем более важно, что опыт этнографических исследований показывает большую роль половозрастных принципов организации общества у номадов. Выделение признаков, характеризующих «мужскую», «женскую» и «детскую» субкультуры, а также субкультуры отдельных социальных групп, позволяют проверить соответствие социальных институтов этнографических номадов сарматам, известных по археологическим данным. Между погребальным обрядом и половозрастными характеристиками общества номадов, конечно, есть существенная разница, обусловленная значительными трансформациями между «живой» культурой сарматов и тем археологическим материалом, который попадает в руки археологов. Однако анализ погребального обряда и инвентаря дает материал для размышления и анализа.

7. Гуляева Н. П. Социальные реконструкции в археологии: проблема глазами социолога // Теория и практика археологических исследований: сборник научных трудов. Барнаул, 2006. Вып. 2.
10

Погребальный обряд

Следует обратить внимание на демографические диспропорции в выборке — мужчин больше, чем женщин, а детей только 25 % от всего количества погребенных. В этом отношении могильник довольно типичен для среднесарматской эпохи8.

8. Батиева Е. Ф. Население Нижнего Дона... С. 40.
11

В могильнике есть как основные, так и впускные погребения (как в курганы эпохи бронзы, так и современные им курганы сарматского времени). Табл. 1—2 показывает, что основными погребениями являлись мужские погребения и женские с ребенком. Их количество вполне сопоставимо с количеством впускных в этих категориях. У мужчин в возрастной категории 36—50 лет основные погребения абсолютно преобладают — впускных погребений в три раза меньше основных. Практически не встречается основных погребений у женщин в возрасте. Интересно, что весьма значимый процент основных погребений — больше половины — характерен для индивидуальных погребений молодых женщин.

12

Таблица 1. Местоположение погребенного в кургане. Женские погребения.

  Женщина+ребенок Женщины
Возраст   16–20 лет 21–35 лет 36–50 лет Старше 50 лет
Основные 10 1 14 1
Впускные 10 5 11 7 4
Процент основных погребений, % 50 16 56 12,5
13

Таблица 2. Местоположение погребенного в кургане. Мужские погребения.

  Мужчины
Возраст 16–20 лет 21–35 лет 36–50 лет Старше 50 лет
Основные 4 17 17 3
Впускные 5 19 6 4
Процент основных погребений, % 44 47 74 42
14

В могильнике встречаются прямоугольные/овальные ямы (57) и подбои (75). Ямы с заплечиками встречаются реже (23), и подквадратные/широкие прямоугольные — еще реже (13). Исследование показало слабую зависимость между типом погребения и полом. В настоящее время трудно сказать, чем определяется тип погребения — этнокультурными особенностями, социальным статусом, обстоятельствами смерти погребенного, или же неизвестными нам факторами x, y, z.

15

Могильник Новый является довольно специфическим памятником с большим разнообразием погребальных сооружений и смешанными традициями. В. П. Глебов выдвинул гипотезу, что огромное скопление курганов с выделяющимися внутри отдельными курганными группами и цепочками в могильнике Новый напоминает размерами и структурой кладбища индейских резерваций в Северной Америке. Искусственное сокращение территории обитания до размеров небольших резерваций у ирокезов привело к объединению родовых и клановых могильников в большие племенные некрополи, где каждому роду отводился свой участок9. Поскольку могильник принадлежит раннесарматскому населению, живущему в среднесарматское время, мы можем допустить осторожное предположение, что в политической ситуации утраты независимости население, оставившее могильник, было вынуждено ограничить ареал обитания и использовать для погребений только этот район в междуречье Сала и Маныча.

9. Глебов В. П. К полемике... С. 62.
16

Главная зависимость, которую можно проследить — это высокий статус погребений — ям с заплечиками, которые являются центральными в кургане с несколькими комплексами. Любопытен факт, что из 15 погребений с заплечиками в семи попадаются сосуды из бронзы, в основном котлы, а исследования показывают социальную значимость этого маркера для номадов. Ямы с заплечиками чаще встречаются в мужских комплексах, а также в погребениях женщин с ребенком и женщин от 21 до 35 лет.

17

В могильнике абсолютно преобладает ориентировка костяков в южный сектор, как среди мужских, так и женских погребений. Однако встречаются и иные ориентировки. Данные таблицы показывают, что наибольший процент нестандартной ориентации (западная, восточная, северная) мы видим в детских погребениях и комплексах со старыми людьми.

18

Погребальный инвентарь

Погребальный инвентарь по разным группам показан в табл. 3—4.

Мы можем выделить в материале общекультурные категории инвентаря, присущие как женским, так и мужским погребениям. Это керамика, кости овцы, часто в наборе с ножом (но нож попадается и отдельно), более редкие находки зеркал, курильниц. Здесь сложно выявить яркую половозрастную специфику. Конечно, предпочтения есть — например, ножи и курильницы чаще встречается в женских погребениях.

19

Женские предметы — бусы, бисер, пряслица, алебастровые сосуды, куски мела и т. п. Характерны для женских погребений ритуальные вещества и сакральные предметы — например, куски мела (каждое третье погребение).

В нескольких мужских погребениях встречаются такие типично женские предметы, как бусы, но исключительно одиночные экземпляры, которые, например, могли быть частью военной экипировки. В мужских погребениях найдено только одно пряслице и один алебастровый сосуд. В недавно вышедшей статье М. Г. Мошковой анализируются пряслица в мужских погребениях. По ее мнению, пряслица могли выполнять функции культовых предметов и в мужских погребениях играть роль амулетов-оберегов10.

10. Мошкова М. Г. О назначении пряслиц в погребениях мужчин // Евразия в скифо-сарматское время. Памяти И. И. Гущиной. М., 2012. (Труды ГИМ; Вып. 191). С. 348—349.
20

Таблица 3. Распределение основных категорий находок. Женские погребения.

  Женщина+ ребенок Женщины
Возраст   16–20 лет 21–35 лет 35-50 лет Старше 50 лет
Количество комплексов 15 6 25 8 4
Керамика кружальная 11 3 19 4 3
%11 55 50 76 50 75
Керамика лепная 4 1 5 1
% 20 16 20 12
Нож 13 4 6 8 3
% 65 66 24 100 75
Бусы 12 5 12 5
% 60 83 48 62
Бисер 5 4 4 2 1
% 25 66 16 25 25
Пряслице 5 4 5 2
% 25 66 20 25
Зеркало 3 2 5 1 1
% 15 33 20 12 25
Бронзовый сосуд 1 1 1
Алебастровые сосудики 2 1 6
Курильницы 5 4 2
11. Здесь и далее — процент находок от общего количества комплексов этой группы.
21

Таблица 4. Распределение основных категорий находок. Мужские погребения.

  Мужчины
Возраст 16–20 лет 21–35 лет 35–50 лет Старше 50 лет
Количество комплексов 9 36 23 7
Керамика кружальная 3 26 11 1
%12 33 72 49 14
Керамика лепная 3 6 3 1
% 33 16 13 14
Нож 7 19 10 1
% 77 52 43 14
Бусы 1 4 1
% 11 11 14
Бисер 2
% 5
Пряслице 1
% 4
Зеркало 3 3 1
% 8 13 14
Бронзовый сосуд 7 1
Алебастровые сосудики 1
Курильницы 3
12. Здесь и далее — процент находок от общего количества комплексов этой группы.
22

Мужские погребения отличаются в первую очередь оружием и сопутствующим инвентарем: мечи, стрелы, в меньшей степени элементы конской сбруи. Следует отметить вооруженность молодых мужчин, особенно в парных подбоях, где встречаются погребенные примерно одного возраста с самыми большими наборами стрел, конской сбруей, наконечниками копий и т. д. (к. 59, погр. 3; к. 70, п. 5; к. 79, п. 5). Любопытным маркером возрастных мужских комплексов является оселок.

23

Оружие в погребальном инвентаре

Оружие по разным группам показано в табл. 5—6.

Особую роль в погребальном инвентаре играет вооружение. Анализ вооружения позволяет исследовать не только военную историю. Статусность и значение оружия позволяют реконструировать некоторые институты прошлого.

24

Таблица 5. Распределение вооружения. Мужские погребения.

  Мужчины
возраст 16–20 лет 21–35 лет 35–50 лет Старше 50 лет
Количество комплексов 9 36 23 7
Стрелы 7 18 10 3
% 77 50 43 42
меч 7 27 6 4
% 77 75 26 57
Оселок 4 1
Конская сбруя 1 5 1
25

Таблица 6. Распределение вооружения. Женские погребения.

  Женщина+ребенок Женщины
Возраст   16–20 лет 21–35 лет 35–50 лет Старше 50 лет
Количество комплексов 15 6 25 8 4
Стрелы 4 1 4
% 20 16 16
Меч 3 4
% 15 16
Оселок
Конская сбруя 1
26

Мужские погребения отличаются в первую очередь оружием и сопутствующим инвентарем: мечи, стрелы, в меньшей степени элементы конской сбруи. Таким образом, оружие — важный маркер именно мужских погребений, однако есть и женские погребения (они будут рассмотрены ниже).

27

Что в большей степени является символом вооруженности и военного статуса — меч или стрелы (сочетавшиеся, возможно, с луком)? Для молодежи характерна высокая степень вооруженности и одинаковый процент и меча, и стрел (77 %). Для мужчин возрастной категории от 20 до 35 лет — это в большей степени меч (75 % погребений содержат мечи), а для старшего возраста более характерны стрелы. Возможно, что именно люди в возрасте 16—35 лет играли ключевую роль в войне, и у них вооруженность была практически поголовной. В комплект вооружения входили и меч, и лук со стрелами, однако с возрастом остается только лук и стрелы.

28

У пожилых людей степень вооруженности снижается, чаще попадаются находки всего лишь нескольких наконечников стрел — от 1 до 4, возможно, лишь символизирующих воинский статус погребенного. Любопытным маркером возрастных мужских комплексов является оселок.

29

Следует отметить особую вооруженность молодых мужчин, особенно в парных подбоях, где встречаются погребенные примерно одного возраста с самыми большими наборами стрел, конской сбруей, наконечниками копий и т. д. (к. 59, погр. 3; к. 70, п. 5; к. 79, п. 5). Мною уже высказывалась версия в пользу существования молодежных союзов у сарматов13. Наличие в таком случае самых полных комплектов вооружения и самых больших комплектов стрел в колчане (до сотни) у молодежи вполне логично и согласуется с этой гипотезой.

13. Вдовченков Е. В. Проблема существования мужских союзов у сарматов // Ранние формы потестарных систем. СПб., 2013. С. 182—201.
30

Как можно охарактеризовать форму военной организации сарматов, оставивших могильник Новый? С. А. Яценко относит их к типу клановых ополчений «народа-войска»14. Как мне представляется, идея молодежных союзов не противоречит идее «народа-войска». Молодежь всегда вооружена и с помощью такой формы организации может моментально откликнуться на любой вызов. Но масштабные военные мероприятия требуют участия многих мужчин племени. Впрочем, в дальнейшем использование обширных материалов нижнедонских могильников позволит, смею надеяться, продвинуться в этом вопросе и прояснить формы военной организации сарматов.

14. Яценко С. А. К интерпретации групп воинских погребений в сарматских некрополях // Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. XXVIII Крупновские чтения. Материалы международной научной конференции. Москва, 21—25 апреля 2014 г. Москва, 2014. С. 300—302.
31

Привлекают к себе внимание отклонения от погребального обряда и находки традиционных мужских предметов у женщин и женских у мужчин. При характеристике гендерных особенностей сарматского общества (которые на археологическом материале могут быть только намечены) эти отклонения, возможно, являются отклонениями только на наш взгляд. Внутренняя логика развития сарматской культуры от нас скрыта, а отрывочные сообщения письменных источников и этнографические свидетельства не всегда дают возможность для надежной интерпретации. Тем не менее, культурное пространство содержит в себе информацию о социальном, в том числе о гендере.

32

Любопытный факт у номадов скифо-сарматского времени, вызывающий много споров — вооружение в могилах девушек и молодых женщин. 16 % женщин, погребенных в могильнике Новый в возрасте от 16 до 35 лет, имеет оружие (меч, стрелы, кинжал). Также снабжены оружием погребения женщин с ребенком (20 %). В одном женском погребении найдены элементы конской упряжи.

33

Вооруженность молодых женщин — интересный феномен, который дает повод в очередной раз поговорить об «амазонках». Оружие встречается у молодых женщин и в погребениях женщин с детьми. В комплексах женщин с ребенком наличие оружия можно было бы объяснить тем, что это оружие принадлежит сыну, как будущему воину. Однако в детских погребениях нам известно только одно с оружием, и принадлежит оно подростку ориентировочно 13—15 лет (к. 31, п. 3). Во всех остальных случаях оружие является деталью инвентаря у погребенных от 16 лет и старше.

34

Вышедшая недавно монография по женщинам-воительницам южнорусских степей15 позволяет нам не останавливаться на этом моменте подробно. Мифологические представления греков накладывались на странные для греков этнографические реалии номадов, порождая в литературе причудливый образ амазонок.

15. Богаченко Т. В. Женщины-воительницы южнорусских степей: Исторические основы сказаний. Saarbruecken, 2011.
35

Есть данные, которые могут содержать историческую информацию о женщинах, участвующих в войне в сарматское время. Так, упоминание Помпонием Мелой (I в. н. э.) женщин-воительниц восходит к древней ионийской традиции, текстам Геродота и Псевдо-Гиппократа, но не ограничивается этими источниками. Помимо сведений об убийстве врага как условии для замужества, Помпоний Мела сообщает следующее: «…У самого устья реки — иксаматы. Женщины у них занимаются теми же делами, что и мужчины, до такой степени, что не свободны даже от военной службы. Мужчины сражаются пешими и стреляют из луков, а женщины вступают в конный бой и убивают не мечом, а арканами, набрасывая их на врагов и волоча за собой» [Мела, I, 3, 114]16. Упоминание аркана как оружия сарматских женщин встречается в литературе впервые17. Помпоний Мела был современником сарматов, оставивших могильник Новый. На рубеже эр резко усиливается внимание римлян к Северному Причерноморью, и информация Плиния могла происходить из современных ему источников. Таким образом, женщины у сарматов действительно могли принимать участие в боях и воевать на коне.

16. Подосинов А. В., Скржинская М. В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. Тексты, перевод, комментарий. М., 2011. С. 57.

17. Там же. С. 102.
36

Итоги

Многие выводы не являются неожиданными и подтверждают наши знания о сарматском обществе. Самые выдающиеся погребения (содержащие маркеры статусности, богатства) — это погребения мужчин и молодых женщин. Это наблюдение перекликается с выводами Н. Е. Берлизова18, сделанными на основании использования очень широкой выборки комплексов савромато-сарматских культур: «наиболее сложный обряд и престижный инвентарь характерен для погребений возмужалых мужчин и молодых женщин»19.

18. Берлизов Н. Е. Отражение возрастной стратификации савромато-сарматских племен эпохи раннего железа в погребальной обрядности // Теория и практика общественного развития. 2011. № 2. С. 255—258.

19. Там же. С. 257.
37

Мужские и женские погребения утрачивают статусные маркеры с возрастом, так же как и ослабевают гендерные отличия. Увеличивается вариативность такого показателя, как ориентировка костяка. Отмечая простоту обряда и скромность инвентаря в погребениях пожилых людей и младенцев, Н. Е. Берлизов делает вывод о том, что дети и старики были ограничены в правах20. Если ограниченность в правах детей никакого сомнения не вызывает, то ограниченность в правах стариков, предполагаемая исследователем, является очень любопытной гипотезой. Здесь мы вплотную подходим к постановке вопроса о наличии у сарматов такого института как возрастные классы, известных по этнографическим данным.

20. Там же.
38

Широкое распространение в разных обществах возрастных классов позволяет нам сделать предположение о существовании таковых у сарматов. На эту мысль наводят некоторые сообщения античных авторов об иранских кочевниках древности. Косвенные данные позволяют говорить о мужских союзах у сарматов21.

21. Ustinova Yu. B. Lycanthropy in sarmatian warrior societies: the Kobyakovo torque // Ancient West and East. 2002. № 1. P. 102—123.
39

Не очень надежный с точки зрения исторической достоверности Валерий Флакк в своей поэме «Аргонавтики 8 книг» вскользь дает характеристику одного из кочевых племен: «…Не знающие убеленного сединой возраста языги» и далее описывает обычай убийства стариков [VI, 120]22, что говорит о четком определении возрастных групп. А языги происходили из среды раннесарматских племен Восточной Европы и были близки сарматам Подонья.

22. Латышев В. В. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе. Том. II. Латинские писатели. Вып. 1. СПб., 1904. С. 210.
40

Разность возрастных статусов отражалась в погребальном инвентаре и погребальном обряде. Анализ сарматских комплексов подводит к выводу о культурных различиях между разными половозрастными группами. Следует отметить, что в курганном могильнике Новый встречаются курганы, в которых встречаются только мужские (10 курганов — курганы 53, 59, 64, 67, 70, 80, 82, 100, 116, 119) или только женские погребения (5 курганов — курганы 14, 83, 86, 114, 134). Заметим, что «мужские» курганы встречаются в два раза чаще23. Такое разделение может быть следствием институциональных границ в сарматском обществе. Разработка гипотезы о существовании возрастных классов у сарматов возможна при изучении значительного массива сарматских комплексов ранне- и среднесарматского времени (позднесарматская культура весьма специфична и резко выделяется на фоне предшествующих).

23. Ильюков Л. С., Власкин М. В. Сарматы междуречья Сала и Маныча. Ростов-на-Дону, 1992. С. 182.
41

Итак, исследование позволило определить характерные женские и мужские категории погребального инвентаря. Прямой зависимости между половозрастными группами и погребальными сооружениями не выявлено. Некоторые данные позволяют предположить существование возрастных групп (возрастных классов?) у сарматов Нижнего Подонья.

42

Статистический подсчет данных по погребальному обряду — это только первый шаг в исследовании сарматских обществ. Полученные данные нуждаются в интерпретации и осмыслении, а также проверке с помощью разных гипотез.

Библиография



Дополнительные библиографические источники и материалы

  1. Батиева Е. Ф. Население Нижнего Дона в IX в. до н. э. — IV в. н. э. (палеоантропологическое исследование). Население Нижнего Дона в IX в. до н. э. — IV в. н.э. (палеоантропологическое исследование) / отв. ред. М. М. Герасимова. Ростов-на-Дону, 2011.
  2. Берлизов Н. Е. Отражение возрастной стратификации савромато-сарматских племен эпохи раннего железа в погребальной обрядности // Теория и практика общественного развития. 2011. № 2. С. 255—258.
  3. Богаченко Т. В. Женщины-воительницы южнорусских степей: Исторические основы сказаний. Saarbrucken, 2011.
  4. Вдовченков Е. В. Проблема существования мужских союзов у сарматов // Ранние формы потестарных систем. СПб., 2013.
  5. Глебов В. П. К полемике о проблемах становления среднесарматской культуры // Раннесарматская и среднесарматская культуры: проблемы соотношения: Материалы семинара Центра изучения истории и культуры сарматов. Волгоград, 2006. Вып. 1.
  6. Гуляева Н. П. Социальные реконструкции в археологии: проблема глазами социолога // Теория и практика археологических исследований: сборник научных трудов. Барнаул, 2006. Вып. 2.
  7. Ильюков Л. С., Власкин М. В. Сарматы междуречья Сала и Маныча. Ростов-на-Дону, 1992.
  8. Курасова М. В. Половозрастные особенности погребального обряда курганного могильника «Новый» (погребения ранне- и среднесарматского времени) // Рубикон. Сборник работ молодых ученых. № 59. Ростов-на-Дону, 2011.
  9. Латышев В. В. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе. Том. II. Латинские писатели. Вып. 1. СПб., 1904.
  10. Мошкова М. Г. О назначении пряслиц в погребениях мужчин // Евразия в скифо-сарматское время. Памяти И. И. Гущиной. М., 2012. (Труды ГИМ; Вып. 191).
  11. Подосинов А. В., Скржинская М. В. Римские географические источники: Помпоний Мела и Плиний Старший. Тексты, перевод, комментарий. М., 2011.
  12. Сергацков И. В. Проблема формирования среднесарматской культуры // Археология Волго-Уральского региона в эпоху раннего железного века и средневековья. Волгоград, 1999.
  13. Яценко С. А. К интерпретации групп воинских погребений в сарматских некрополях // Крупнов и развитие археологии Северного Кавказа. XXVIII Крупновские чтения. Материалы международной научной конференции. Москва, 21—25 апреля 2014 г. Москва, 2014. С. 300—302.
  14. Ustinova Yu. B. Lycanthropy in sarmatian warrior societies: the Kobyakovo torque // Ancient West and East. 2002. № 1. P. 102—123.