The changeable past of the mozarabs: the historiographical evolution
Table of contents
Share
Metrics
The changeable past of the mozarabs: the historiographical evolution
Annotation
PII
S207987840000236-8-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Abstract
Essay is dedicated to the mozarabic studies in European historiography of the XIX-XXI century. The author attempts to trace the shift of the research approaches (in chronological order) and the expansion of issues analysed in the researches of the Christian population of al-Andalus.
Keywords
mozarabs, historiography, ethno-confessional minority
Received
24.11.2011
Publication date
30.12.2011
Number of characters
21047
Number of purchasers
18
Views
4369
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Изучение истории испанских мосарабов – христианского населения Аль-Андалуса, имеет довольно богатую и разнообразную традицию (здесь речь идет об исследованиях XIX-XXI вв.), в которой можно выделить несколько исследовательских направлений, более или менее представительных. Трудно найти общее исследование по истории Испании, где не было бы раздела под названием «Мосарабы». Здесь общий набор сведений об этой группе остается, как правило, неизменным, однако расстановка акцентов зависит часто от той проблематики, которая выходит на первый план в специализированных работах. Так, во втором томе «Истории церкви Испании»1 (1982), в разделе о мосарабской церкви, написанном Р. Гонсалвесом, рассматривается вопрос о социально-экономическом положении общины мосарабов в христианских королевствах. Этот ракурс, не совсем обычный общих работ, возникает в данном случае как реакция на публикации Р. Пастор де Тоньери2 о социально-экономической истории толедских мосарабов (1970, 1975 гг.).

1. Historia de la Iglesia en España. Dir. por R.Garcia-Villoslada. V II-1, Madrid, 1982. P. 46-60.

2. Pastor de Togneri R. Problèmes d`assimilation d`une minorité: les mozarabes de Tolède de 1085 à la fin du XIII siècle. // Annales. 25, N2, 1970. P.351-390; Eadem. Del Islam al cristianismo: en las fronteras de dos formaciones económico-sociales : Toledo, siglos XI-XIII. 1975.
2

Взаимосвязь между общими и специальными работами могла быть и обратной – некоторые суждения, высказанные в общих работах, определяли постановку проблемы и полемический пафос исследований специалистов. Автор первой «Истории мосарабов Испании»3 (1897-1903) – Ф.Х. Симонет (1829-1897 гг.) писал свой труд как хорошо аргументированное опровержение суждений М. Менендеса Пелайо и Р. Дози. Первый писал о мосарабах как о народе, обреченном на рабство и мученичество, судьба которого представляет яркое, но печальное зрелище. Из работ Р.Дози следовало, что на территории, завоеванной мусульманами, господствовали арабская культура и арабский язык, который полностью вытеснил латынь. По мнению ученого, это оказало исключительно благотворное влияние на испанскую историю. Мосарабы, несмотря на то, что сохранили христианскую веру, в других сферах жизни подверглись очень сильному воздействию окружавшей их культуры и переняли многое из нее - от элементов быта до литературного языка.

3. Simonet F.J. Historia de los mozárabes de España. Amsterdam, 1967.
3

Ф.Х.Симонет хотел опровергнуть складывавшееся под воздействием трудов голландского коллеги представление о глубоком влиянии, оказанном на мосарабов мусульманскими завоевателями, так как, по его мнению, это было исключительно отрицательной характеристикой, не соответствовавшей действительности. Он утверждает, что культурный обмен происходил как раз в обратном направлении – не завоеватели влияли на слабых побежденных, а цивилизованные мосарабы передали свое богатое вестготско-римское наследие мусульманам, которые им обязаны последующим расцветом культуры Аль-Андалуса. Мосарабы, по его мнению, сохранили чистоту веры и национальную самобытность в тяжелых условиях арабского владычества, что стало возможным благодаря «чистоте расы», т.к. даже если и случались смешанные браки, то рожденные в них дети считались мусульманами.

4

Тема религиозной и национальной идентичности мосарабов осталась центральной и в работе И. де лас Кахигаса4. Он полагает, что причиной значительного числа политических событий и массовых движений в ту эпоху были этно-конфессиональные различия. Шел процесс распада одних этнических объединений и складывания других; они то противоборствовали, то мирно сосуществовали. Исходя из этого, И.Кахигас делит историю мосарабов на несколько этапов, каждый из которых характеризуется определенным уровнем развития «национального самосознания". [1 -VIII в. - начало формирования самосознания мосарабов, когда у них еще отсутствует ощущение резкого разрыва с предыдущим периодом; 2 - IX в. - период подъема «патриотических» чувств и начало массовых движений ("кордовские мученики" (см. с.) и др.); 3 - Х в. - период их мирного существования внутри мусульманского социума, соблюдение исламским государством прав мосарабской общины в полном объеме; 4 – XI в. период тайф - фактический распад единой до того мосарабской общины на несколько частей, но сохранение единства ее самосознания; 5 – ХII-XIII вв. - постепенное исчезновение мосарабов из-за ужесточения позиции мусульманских властей и начала гонений.] По мнению И.Кахигаса, на протяжении всей своей истории мосарабы были сплоченной общностью с ярко выраженным осознанием своего единства перед лицом мусульманских завоевателей: «Мосарабы, хотя и подвергались влиянию мусульманской культуры, прекрасно осознавали, что они живут на своей земле, по законам своих предков, их религия – национальная религия».

4. I. de las Cagigas. Minorias étnico-religiosas de la Edad Media española. I.Los mozárabes. tt.1-2. Madrid, 1947
5

К началу XX в. оформилась концепция синтеза культур и их взаимовлияния, которая возникла в немалой степени благодаря тому, что среди испанских арабистов, считающихся основоположниками испанской школы арабистики, позиция Р.Дози была гораздо популярнее позиции Ф.Х.Симонета. Развитию идей синтеза двух культур очень способствовали работы филологов-арабистов Ф.Кодеры-и-Саидина и Х.Риберы. Первой работой, развивающей эти идеи применительно к истории мосарабов, стал двухтомный труд М. Гомеса Морено под названием «Мосарабские церкви», изданный в 1919 г. Автор анализирует конструктивные особенности и детали декора церквей, которые, по его мнению были построены выходцами из аль-Андалуса, знакомых с мусульманской техникой строительства (поэтому эти церкви названы им мосарабскими). Гомес Морено для подкрепления своей гипотезы происхождения рассматриваемых зданий воссоздает картину исторических условий, в которых они созданы. Результатом этого стала довольно интересная «концепция мосарабизма». Для М. Гомеса Морено воздействие на христианское население мусульманских земель арабской культуры очевидно, т.к. оно четко прослеживается по архитектурным особенностям церквей, построенных либо самими мосарабами, либо под их влиянием, распространившимся в северных христианских королевствах по причине эмиграции мосарабов. Они несли элементы арабо-мусульманской культуры в своем языке, обычаях и быте, архитектуре и т.д. М.Гомес Морено даже выделяет особый мосарабский период – X в., когда мосарабская культура («самобытная испанская культура»5) процветала как в изобразительных искусствах и архитектуре, так и в литературе и науках. Позже, со второй четверти XI в., ее вытесняют французские влияния на севере, берберские - на юге. В исследовании М.Гомес Морено представление о постоянном противоборстве двух культур заменяется идеей их синтеза, яркое воплощение которой он первым увидел в истории и культуре мосарабов.

5. Gomes Moreno M. Iglesias mozárabes. vol.1-2. Madrid, 1919.
6

Очень близким к работе А.Гомеса Морено по духу и подходам стало издание т.н. архива толедских мосарабов, осуществленное А.Гонсалесом Паленсией в 1928-1930 гг. – три тома документов частноправового характера, составленных на арабском языке6. В четвертом томе А.Гонсалес Паленсия обобщил результаты своей работы с этими документами7. Он полагает, что прошло время отстаивания «доброго имени» мосарабов, теперь необходимо беспристрастное изучение их истории и прежде всего взаимовлияния их и мусульман, степени их арабизации. Для этого, по его мнению, как нельзя лучше подходят те документы, которые он издал8. Сам А.Гонсалес Паленсия собрал и частично систематизировал материал для будущих исследований, не претендуя на создание какой-либо концептуальной работы. Этим объясняется минимальное количество теоретических посылок и выводов в его тщательном и очень информативном исследовании.

6. González Palencia A. Los mozárabes de Toledo en los siglos XII y XIII. Madrid, 1926-1930.

7. В этом томе собрано множество статитстических данных – упоминания о той или иной церкви или того или иного известного исторического лица, список алькальдов и других должностных лиц, чьи имена встречаются в документах и т.п. Кроме того дана краткая история собирания публикуемых грамот и их описание.

8. González Palencia A. Op. cit. Vol. IV, pp.117-118.
7

С конца 40-х годов появляется ряд исследований, посвященных отдельным проблемам истории мосарабов. Эти работы обычно представляют собой детальное изложение и сопоставление фактов, извлеченных из документов, хроник и исторических сочинений, благодаря чему в них можно найти большое количество ценной информации. Характерной чертой таких исследований является отсутствие четко сформулированных выводов и заключений. Назову несколько направлений, в которых велись исследования. Во-первых, это - история мосарабской церкви. Здесь следует упомянуть работы Х.Ф.Ривера Ресьо о Толедском архиепископстве9. Во-вторых, исследования локальных мосарабских общин. Наиболее подробно разработана история мосарабов Толедо, Валенсии и Кордовы10. В Толедо после проведения в 1975 г. I Международного Конгресса по исследованию истории толедских мосарабов был организован институт св. Евгения вестготско-мосарабских исследований11, приоритетными направлениями в деятельности которого стали изучение структуры и истории мосарабской церкви, мосарабской литургии, генеалогии мосарабских семей, мосарабской литературы и исскуства. II международный Конгресс (1985 г.) был целиком посвящен отвоеванию Толедо и его последствиям.

9. Rivera Recio J.F. La provincia eclesiastica de Toledo en el siglo XII.// Anthologia annua. 7, 1955; idem. San Eugenio de Toledo y su culto. Toledo, 1963; idem. Los arzobispos de Toledo en la Baja Edad Media (XII-XV). Toledo, 1969; idem. Los arzobispos de Toledo. Desde sus origenes hasta fines del siglo XI. Toledo, 1973; idem. La iglesia de Toledo en el siglo XII (1086-1208). Roma, 1966.

10. Burns R.I. Jaime I i els valencians del segle XIII. Valencia, 1981; Epalza M. de y Llobregat E. Hubo mozarabes en tierras valencianas? Proceso de islamización del Levante de la Peninsula. // Revista del Instituto de Estudios Alicantinos. 36, 1982; Llobregat Conesa E. Teodomiro de Oriola. Su vida y su obra. Alicante, 1983; Epalza M., Rubiera Mata M.J. Los cristianos toledenos bajo dominación musulmana.// Simposio Toledo Hispanoárabe. Toledo, 1986; Menéndez Pidal R., García Gómez E. El conde mozárabe Sisnando Davidiz y la política de Alfonso VI con los Taifas. // Al-Andalus. XII, 1947; Colbert E.P. The Martyrs of Cordoba. A Study of the Sources. Washington, 1962; Pérez de Urbel J. San Eulogio de Cordoba o la vida andaluza en el siglo IX. Madrid, 1942; Hernández F. Language and Cultural Identity: the mozarabs of Toledo. // Boletín Burriel. 1, 1989. p.29-48; M.Jesus Rubeira. La taifa de Denia. Alicante, 1985; eadem. Los cristianos toledanos bajo dominación musulmana // Simposio Toledo Hispanoárabe. Toledo, 1986. pp.129-133; Wolf K. Christian Martyrs in Muslim Spain. Cambridge, 1988.

11. I Congreso Internacional de Estudios Mozárabes de Toledo. Actas. Toledo, 1978.
8

Вполне самостоятельное направление исследований, которое можно было бы определить как «структурное», представлено работами М.Б.Карасс12 и Р.Пастор де Тоньери13. Их характерной чертой является интерес не столько к мосарабам как особой группе населения, сколько к той формации (структуре), которая определила их социально-экономические отношения. Обе исследовательницы оперируют такими понятиями, как «феодальная формация», «производственные отношения» и т.д. Тем не менее? их позиции несколько различны. М.Б.Карасс, концентрируя внимание на аграрных отношениях, на материале архива толедских мосарабов стремилась показать специфику испанского феодализма: она заключается, по ее мнению, в большом количестве независимых мелких земельных собственников, которые свободно распоряжаются своими землями. М.Б.Карасс также пыталась обозначить процесс исчезновения этой группы в результате перехода земель во владение церковных и светских феодалов. При этом выводы работы распространяются на все кастильское крестьянство, что, конечно, очень спорно, так как необходимо учитывать ряд специфических черт мосарабов как особой группы населения. Эти черты сложились в период мусульманского владычества и не исчезли сразу после установления власти христиан. Сама по себе идея исследовать социально-экономическую историю мосарабов, прежде всего поземельных отношений, весьма плодотворна, но поскольку автора интересовала только та часть процессов, которые шли в направлении, предсказываемого марксистской теорией финала, а именно к складыванию крупной феодальной собственности, то результаты исследования в целом некорректно представляют данные, содержащиеся в источниках.

12. Карасс М.Б. Толедская деревня в XII-XIII вв. Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук. Л, 1955; она же. О хозяйстве толедской деревни // Средние века. VII, 1955; она же. Материалы архива толедских мосарабов.//Вопросы истории. №10, 1955; она же. Реконкиста и колонизация в истории кастильского крестьянства // Средние века. XXII.

13. Pastor de Togneri R. Op. cit.
9

Несколько иной подход мы находим у Р.Пастор де Тоньери, которая ставит задачу исследовать переход от «налогово-торговой восточной формации» к «феодальной западной». Здесь обнаруживается значительное отличие от позиции М.Б.Карасс, которая под понятием «формация» имеет в виду жесткую схему отношений производства и собственности, господствовавшую в отечественной историографии тех лет (50-е годы). Понимание Р.Пастор де Тоньери термина «формация» вполне соответствует духу методологического синтеза школы «Анналов», в одном из номеров которых была опубликована ее большая статья о мосарабах. Формация, по мнению исследовательницы, - это сложная структура, составными элементами которой, помимо социальной и экономической сфер, являются право, религия, политика. Связи между этими элементами не строго вертикальные и однонаправленные, как между классическими базисом и надстройкой. В силу этого у Р.Пастор де Тоньери дана более объемная картина социально-экономического процесса. Важное преимущество ее исследования состоит в том, что она очень четко осознает специфику местных условий и особенности положения толедских мосарабов. Поэтому созданная Р.Пастор де Тоньери модель эволюции социально-экономических отношений относится только к Толедо и его округе. Тем не менее выводы, к которым пришла эта исследовательница, сходны с заключениями М.Б.Карасс. Р.Пастор де Тоньери говорит о господстве в округе Толедо мелкой земельной собственности, которая постепенно интегрируется в феодальную систему, обычно на четко фиксированных в фуэро различного уровня условиях. Именно с исчезновением свободного землевладения, которое было экономической базой существования мосарабов, она связывает ассимиляцию этой группы.

10

Опыт рассмотренных исследований интересен попыткой подойти к изучению мосарабов не с точки зрения их специфики как группы населения (читай, самосознания), а с точки зрения структуры социально-экономических отношений и влияния ее изменений на жизнь мосарабов. Этот опыт можно было бы считать вполне удачным, если бы не одно “но”. Обе исследовательницы уделили совершенно недостаточное внимание специфике того документального комплекса, который послужил основой для их выводов. Они априори считают арабоязычные грамоты мосарабскими, только М.Б.Карасс не видит необходимости как-то оговорить особенности положения этой группы по сравнению с другими христианами Кастилии, а Р.Пастор де Тоньери полагает, что по грамотам можно проследить изменения в положении именно мосарабов, а не кастильцев и франков. Кроме того, в рассмотренных работах никак не оговаривается, в какой степени происхождение большей части собрания из архива собора города и монастыря Сан-Клементе могло повлиять на наше представление о социально-экономических процессах, отразившихся в документах.

11

В 80-90-е годы появились исследования, отличающиеся большой скрупулезностью в анализе источников. Здесь следует упомянуть многочисленные работы П. Молена14, монография Л. Пеньяроха Торрехона - «Христиане под властью ислама. Мосарабы до завоевания Валенсии»15, Т.Э.Бермана об интеллектуальной истории мосарабов в XI-XIII в.16

14. J. P. Molénat. Campagnes et monts de Tolède du XII au XV siècle. Madrid, 1997; Idem. Le problème du rôle des notaires mozarabes dans l'oeuvre des traduecteurs de Tolède (XIIe-XIIIe siècles) // En la España medieval, Nº 18, 1995, págs. 39-60; Idem. Los mozárabes, entre al-Andalus y el norte peninsular // Minorías y migraciones en la historia / coord. por Angel Vaca Lorenzo, 2004, p. 11-24; Idem. Los mozárabes: un ejemplo de integración // Toledo, siglos XII-XIII : musulmanes, cristianos y judíos : la sabiduría y la tolerancia / coord. por Louis Cardaillac, José Luis Arántegui, 1992, p. 101-108; Idem. Des Beni Abd Al-Malik aux comtes d'orgaz: le lignage de Gonzalo Ruiz de Toledo // Estudios sobre Alfonso VI y la reconquista de Toledo. Actas del II Congreso Internacional de Estudios Mozárabes (Toledo, 20-26 Mayo 1985), Vol. 2, 1988, p. 259-279.

15. Автор детально исследует все данные, касающиеся мосарабов Валенсии. Особое внимание уделяется церковной организации, отношениям с альморавидами и альмохадами, завоеваниям Сида и миграции валенсийских мосарабов. Кроме того, он кратко касается истории других мосарабских общин, что позволяет выделить особенности каждой. Исследование Л.Пеньяроха Торрехона, хотя тоже не так полно, как хотелось бы, показывает необходимость такого сопоставления, так как это позволит более детально выявить специфику данной группы населения и, что особенно важно, степень ее единства. Последний вопрос немаловажен из-за различия судеб мосарабских общин уже в христианских государствах: почему именно с Толедо связано большинство упоминаний о мосарабах в источниках и вплоть до XVIII в. эта группа ассоциировалась именно с историей этой территории? В других местах мы не встречаем ничего подобного.

16. Burman T.E. Religious polemic and Intellectual History of the Mozarabs, c.1050-1200. New York, 1994. Т.Э.Берман сосредотачивает внимание на анализе апологетических и антиисламских полемических произведений, созданных мосарабами. Свою задачу ученый видит в том, чтобы «оценить состояние мосарабской интеллектуальной среды путем установления того круга литературы, с которым были знакомы и который использовали авторы религиозных полемических сочинений». Т.Э.Берман полагает, что несмотря на малочисленность и зачастую фрагментарность последних, они позволяют говорить о значительном оживлении интеллектуальной жизни мосарабов в рассматриваемый период, которое был вызвано изменениями в положении мосарабских общин, переходивших из-под власти мусульман под власть королей единоверцев.
12

Главное заключение, к которому можно прийти на основании знакомства с последними исследованиями (2000е годы)17 – это невозможность сегодня написать новую обобщающую «Историю мосарабов». Слишком неравномерно распределение источников – и в хронологическом, и в географическом отношении. Сюжеты, которые можно изучать на их основе, очень разнообразны, но плохо стыкуются между собой и связи между ними выстраиваются лишь гипотетически: мы располагаем сведениями об общинах мосарабов в разных местах в разное время, а главное, в освещении разных по типу источников. Полагаю, что такая «дискретность» в исследовании истории мосарабов может дать в конечном итоге очень важные и интересные результаты, поскольку она предполагает воссоздание локального исторического контекста существования этой группы в каждом отдельном случае – контекста социального, конфессионального, языкового, экономического и пр.18

17. К самым интересным следует отнести монографию: D.A. Olstein. La era mozárabe. Los mozárabes de Toledo (siglos XII y XIII) en la historiografía, las fuentes y la historia. Salamanca, 2006, сборник статей: Existe una identidad mozárabe? Historia, lengua y cultura de los cristianos de al-Andalus (siglos IX-XII). Ed.: C. Aillet, M. Penelas, Ph. Roisse. Madrid, 2008.

18. Примером такого исследования, опубликованного уже после того, как этот доклад был представлен на коллоквиуме, стала монография: C. Aillet. Les mozarabes. Christianisme, islamisation et arabisation en Péninsule ibérique (IX-XII siècle). Madrid, 2010.