Accounting credit books: a historical source and its potential of researching of land lease relations in the Russian city, 1870 — 1917 (case study of Nizhny Novgorod
Table of contents
Share
Metrics
Accounting credit books: a historical source and its potential of researching of land lease relations in the Russian city, 1870 — 1917 (case study of Nizhny Novgorod
Annotation
PII
S207987840000221-2-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Abstract
In the paper the source study analysis is carried out in the book-keeping documentation which was maintained by the Nizhniy Novgorod town council in 1870-1917 for leased land data recording. In exploration of the land leasehold relations which were made up in post-reform Russian town the possibilities of the income accountant books were showed for confrontation of sources during the years 1873 and 1903.
Keywords
urbanization, urban land, the land fund of the city, land rental
Received
04.10.2012
Publication date
30.11.2012
Number of characters
33688
Number of purchasers
16
Views
5949
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Введение в проблему

2

В настоящее время развитие отечественных городоведческих исследований по истории русского города второй половины XIX – начала XX вв., на наш взгляд, происходит несколько односторонне. При всем кажущемся многообразии тематик монографических и диссертационных работ существует традиционный, классический список проблем, которые решают ученые-городоведы (ясно, что это деление схематично):

3
  • социально-экономическое развитие русского города пореформенного времени, где упор делается на социально-сословные трансформации городского населения;
  • развитие городского общественного управления, где неизменно в региональном разрезе затрагиваются вопросы функционирования городских дум и управ по Городовым положениям 1870 и 1892 гг.;
  • развитие социокультурной среды города с изучением образовательной и досуговой среды горожан, деятельности общественных организаций.
4

Теоретической основой этих исследований является концепция модернизации.

5

Следовательно, о модернизационных процессах в городе пореформенного периода судят преимущественно по указанным выше темам. Полагаем, что из этого ряда выпадают не менее значимые пространственные аспекты модернизации, которые стали все активнее проявлять себя во второй половине XIX и, особенно, в начале XX вв.: город разрастался вширь, захватывая все новые и новые земли, их функциональное назначение становится все более и более разноплановым, разнообразным. Поэтому мы считаем важным и актуальным изучать такой аспект модернизации русского городского центра именно сейчас.

6

Судить об изменении пространственной структуры городского поселения можно, однако, с разных позиций – изучая движение официальных административных границ, изучая особенности сословного зонирования города по полицейским частям и варьирование стоимости цен на землю в пределах каждой из них. Наконец, можно в целом исследовать земельный рынок и земельный фонд городского центра и вопросы прав собственности и аренды городских земель. Последняя из позиций является, в частности, предметом рассмотрения в настоящей статье.

7

В связи с этим в данной публикации мы попытаемся показать, какие документы сохранились в региональных архивах (на примере Нижнего Новгорода) по данной проблематике, проведем соответствующий краткий источниковедческий анализ таких документов, и покажем возможности этого типа источников в отношении изучаемой темы.

8

Отметим, что изучение земельных ресурсов города начал осуществлять в 1950-е гг. еще П.Г. Рындзюнский, посвятив небольшие разделы своего капитального труда1 по истории дореформенного гражданства практике арендования общегородских земель (в частности, выгонных земель). В изменении функционального назначения этих земель автор видел, прежде всего, следствие «буржуазного предпринимательства»2. Источником для подобных выводов для Рындзюнского явились материалы обследований материальных ресурсов городов в 1840-е гг., отложившиеся в архиве министерства внутренних дел. Известный историк не случайно изучал аренду именно выгонных земель, т.к. именно их эксплуатация наиболее выпукло отражала все новые тенденции в развитии любого городского поселения России как до так и пореформенного времени. Что же представляли из себя эти земли?

1. Рындзюнский П.Г. Городское гражданство дореформенной России. - М.: Изд-во Акад. наук СССР, 1958. – 557 с.

2. Рындзюнский П.Г. Городское гражданство … С. 289.
9

Для ответа на этот вопрос необходимо в общих чертах охарактеризовать все категории земель, которые существовали в русском городе изучаемого периода:

10
  • по типу функционального назначения городской земельный фонд состоял из территорий, предназначенных для жилой застройки и для выпаса городского стада, т.е. выгона. По закону 1785 г. выгон окружал жилую застройку (селитьбу, городские кварталы) кольцом в двухверстной пропорции и являлся городской окраиной. Таким образом, у города было как бы две границы, одна внутренняя – отделяла селитьбу от выгона и другая внешняя – отделяла селитьбу с выгоном от уездных территорий. Официальной границей считалась внешняя граница, именно на ней ставили межевые камни при проведении геодезических работ по межеванию городских земель.
  • по типу собственности городской земельный фонд состоял из частновладельческих, государственных и общественных земель. К частновладельческим мы условно отнесем все земли, которые принадлежали, как физическим, так и юридическим лицам (частным лицам, церквям, монастырям, акционерным обществам, фабрикам, железным дорогам и т.п.). К общественным землям относились все земли, которые принадлежали всему городскому обществу по закону, т.е. сюда относились территории как внутри городских кварталов (сады, скверы, земли под рынками, базарами), так и все выгонные земли. Государственные земли принадлежали казне. Для полноты картины отметим, что особое право собственности на землю существовало у сословных обществ – купеческого, мещанского, ремесленного, действовавших в том или ином городе, а также особым статусом пользовались земли, отданные под шоссейные дороги, тракты, бечевники.
11

Для создания объективной картины земельной аренды необходимо изучить, как мы полагаем, все типы городских земель. Мы решили начать с изучения аренды на выгоне - самой обширной незастроенной территории в городе, по крайней мере, в Нижнем Новгороде. Функционально-типологический анализ был выбран нами как инструмент для достижения этой цели. В рамках анализа необходимо выявить все многообразие функций, под которые арендовались выгонные земли, и провести последующую типологию использования выгонных участков.

12

Поскольку требуется найти сведения если не обо всех, то о подавляющем числе арендных мест на выгоне в динамике, то встает вопрос об историческом источнике (источниках), которые могли бы дать нам подобную информацию. Этот поиск становится еще более необходимым, потому что до сих пор, по крайней мере, по нашим сведениям, разработкой источниковой базы по данной теме никто не занимался. Безусловно, исследователи, занимающиеся вопросами развития русских городов в пореформенный период, обращались к вопросу эксплуатации городских земель. Однако картина получалась достаточно фрагментарной, потому что строилась на агрегированных сведениях протоколов заседаний городских дум, ежегодных финансовых отчетах городских управ, сметах расходов и доходов городов, статистических обзоров губерний3. Необходимы же не агрегированные сведения, а первичные данные.

3. Например: Заманова Г.Р. Городское самоуправление в Казани, 1870 - 1904 гг. : дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02. - Казань, 2002. - С.80. – Данные Таблицы 10; Литягина А.В. Городское самоуправление Западной Сибири в конце XIX -начале XX веков (по материалам Томской губ.) : дис. … канд. ист. наук : 07.00.02. - Томск, 1999. - С.131-132; Полянина О.А. Деятельность органов городского самоуправления Уфимской губернии в 1900-начале 1917 гг. : дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02. - Саратов, 2007. – С. 41 – 42, 44.
13

В итоге нами был найден комплекс источников, который способен в деталях и подробностях осветить особенности аренды выгонных земель в любом русском городе. Это бухгалтерские приходные книги, которые ежегодно велись в управе и в которых построчно фиксировались все арендаторы городских земель в тот или иной год.

14

Прежде чем начать рассмотрение этого типа источника необходимо вкратце остановиться на особенностях формирования доходной части бюджета русского города во второй половине XIX – начале XX вв., чтобы понять, в какой части бюджета учитывались доходы с изучаемых нами земель. Итак, деньги в городскую кассу приносили следующие поступления4:

4. Деление доходов приведено по характеру налогового изъятия, хотя могут быть приведены иные классификации городских доходов: по объекту или субъекту обложения, по экстраординарности поступления, по целевому назначению. В диссертациях по городскому общественному управлению этот сюжет, как правило, представлен схематично, авторы идут вслед за текстом Городовых положений 1870 и 1892 гг., где классификация городских доходов проработана в самых общих чертах. Однако работы Г.Р. Замановой и О.В. Самоцветовой являются в этом смысле исключением из правил.
15
  • прямые налоги (или окладные сборы, окладные доходы, доходы частноправового характера);
  • налог с недвижимых имуществ или городской оценочный сбор;
  • доход от аренды городских земель (сюда относились и выгоны);
  • доход от аренды городских зданий;
  • доход от использования рек(и) и ее берега(ов), на которых(ой) стоит город;
  • доход от аренды городских весов и мер;
  • и пр. более мелкие сборы;
  • косвенные налоги (или неокладные сборы, неокладные доходы, доходы общественно-правового характера):
  • сбор за выдачу документов на право торговли и промыслов;
  • доход с трактирных заведений, постоялых дворов и съестных лавок;
  • сбор за содержание лошадей, экипажей, собак;
  • доход от эксплуатации городского леса;
  • доходы от муниципальных предприятий (например, водопровода, транспорта, канализации, вывозного парка);
  • и пр. более мелкие сборы.
16

Как видно из этого неполного перечня, доходы с городских земель, к которым принадлежали и выгоны, относились к разряду прямых налогов.

17

В скобах заметим, что изучение бюджетной системы русских городов достаточно сложная для ученых-историков тема, т.к. по вполне понятным причинам сильно тяготеет к экономическим исследованиям. На сегодняшний момент нам известно не так много работ, в частности диссертаций, которые бы подробно рассматривали этот вопрос. Можно отметить весьма интересную работу О.В. Самоцветовой, в которой подробно рассматриваются имущества и капиталы Москвы в 1893-1913 гг., а также структура доходов и расходов второй столицы Российской империи5.

5. Самоцветова О.В. Московское городское общественное управление в конце XIX - начале XX века: финансы и бюджет : дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02. - Москва, 2010. - 251 с.
18

В приведенной нами классификации доходы с выгонных земель относились к статье «доходы от городских земель», т.е. земель принадлежавших городскому обществу. Общегородские земли составляли костяк оброчных статей, из которых город имел право извлекать доход. Оброчные статьи – это недвижимые имущества того или иного города, которые сдавались в аренду с торгов, или, если последние были безуспешны, или невыгодны для управы, оставлялись в ее хозяйственном ведении. Сведения обо всех городских оброчных статьях, вернее о тех землях и зданиях, которые сдавались в аренду, фиксировались в специальных бухгалтерских документах. Они были первичным источником информации и в общем виде назвались «Книги на записку оброчных статей N-ской городской управы на … год» или «Расчетные книги на записку оброчных статей N-ской городской управы на … год». Эти книги и их возможности являются предметом последующего изучения в данной статье.

19

Краткий источниковедческий анализ

20

Книги на записку оброчных статей – источник с долгой историей. Их непосредственные предшественники в императорский период прослеживаются практически с самого начала деятельности городской думы Нижнего Новгорода, учрежденной по Жалованной грамоте городам. Первая из дошедших до нас книг называлась «Окладная книга городских доходов с земли, сенных покосов, рыбных ловель, торгово-промышленных заведений»6 и относилась к 1809 г. В течение XIX в. название источника менялось, как например, «Книга окладная городской думы для записи оброчных статей» на 1835 г. или «Окладная книга для записи оброчных статей» на 1853 г.7 пока, наконец, не приобрело в 1872 или 1873 г. название «Книги на записку оброчных статей Нижегородской городской управы на … год».

6. Центральный архив Нижегородской области (далее – ЦАНО). Ф.27. Нижегородская городская дума. Оп.638. Д.414.

7. ЦАНО. Ф.27. Оп.638. Д.1194, Д.2226.
21

Источник представляет собой достаточно большие по формату в твердом переплете книги, отпечатанные типографским способом. Первая из дошедших до нас книг со времени формирования новых органов власти по Городовому положению 1870 г. и передачи им дел содержит таблицы из 9 столбцов:

22
  1. В чем именно заключается оброчная статья с объяснением в местности;
  2. Кому отданы в содержание и когда заключен контракт;
  3. На сколько лет;
  4. За какую цену в год;
  5. Когда окончится срок аренды;
  6. Какие представлены залоги в обеспечение исправного платежа оброка;
  7. В какие сроки по контракту обязан уплачивать оброчную статью;
  8. Когда именно и сколько уплачено оброчной суммы;
  9. В случае неисправного платежа оброчной суммы, какое сделано распоряжение.
23

Более поздний формуляр (например, за 1901 г.8) представляет собой немного усложненный вариант таблицы с такими сказуемыми:

8. ЦАНО. Ф.30. Нижегородская городская управа. Оп.35а. Д.7081. Книга городских оброчных статей по г. Нижнему Новгороду на 1901 г. 256 л.
24
  1. №№ оброчных статей по росписи;
  2. Оброчные статьи;
  3. Назначено к поступлению по росписи 1901 г.;
  4. Арендаторы;
  5. Годовая аренда;
  6. Время заключения контрактов;
  7. Сроки аренды;
  8. Сроки платежей;
  9. Отметка об уплате;
  10. Осталось в недоимках на 1 января 1902 г.;
  11. Примечание;
  12. Сумма залога.
25

Показательно изменение последовательности столбцов. Если в 1870-е гг., по-видимому, более значимым являлись сведения о залоговом обеспечении контракта, о чем обязательно делалась отметка, то в начале 1900-х гг. этот столбец идет последним по счету и практически никогда не заполнялся, оставаясь пустым. Книги велись в счетно-податном отделении бухгалтерского стола Нижегородской управы.

26

Аренда выгонных земель по данным источника

27

Екатерина II в Жалованной грамоте городам постановила не застраивать выгоны, а тому городу, который это допустит, «выгонов вновь не отводить». Однако время брало свое и к концу XIX в. окраины русских городов стали усиленно застраиваться и эксплуатироваться в соответствии с потребностями активно развивавшейся городской экономики и социальной инфраструктуры. Для подтверждения своих слов приведем данные анализа двух оброчных книг Нижегородской городской управы, взятых с временным интервалом в 30 лет – за 1873 и 1903 гг. Оговоримся, что выбранный период – это определенная условность и произвольность, ясно, что на документах только за эти два года нельзя выстроить полную картину земельно-арендных отношений в Нижнем Новгороде.

28

По данным первых дошедших до нас со времени принятия Городового положения 1870 г. бухгалтерских книг9 (1873 г.) на «городской выгонной земле и другой земле вне городской черты» было сдано 82 участка. Арендаторы взяли эти оброчные статьи для следующих нужд. На большинстве из них построили на них деревянные сараи – склады (41 участок), в которых хранили лесоматериалы. С преобладающим разрывом (14 участков) шли земли, на которых занимались глинодобычей и тут же на месте производством кирпича. Кирпичные заводы, размещенные на этих участках, представляли собой также деревянные сараи, которые внутри были снабжены печами для обжига сырцового кирпича. Именно за счет этих заводов шло все каменное строительство в городе. Большинство заводов было частными, даже имевшийся муниципальный завод был сдан в тот год частному арендатору – нижегородскому купеческому сыну А.И. Лопашеву. С равным успехом земли использовались под канатные фабрики и заводы (10 участков) и под мясные бойни и салотопни (10 участков). Канатные фабрики и заводы – наследие, как мы полагаем, еще Петровской эпохи, когда производство корабельных снастей имело общегосударственное значение. Три оброчные земельные статьи были арендованы под хлебопашество, т.е. под посев яровых и озимых хлебов, этим стабильно занимались крестьяне близлежащих деревень Нижегородского уезда, который граничил с губернским городом.

9. ЦАНО. Ф.30. Оп.35. Д.756. Книга Нижегородской городской управы на записку оброчных статей на 1873 г. Ч. 1. Л.1-12, 15-22, 24-35, 37-39, 175-189; ЦАНО. Ф.30. Оп.35. Д.757. Книга Нижегородской городской управы на записку оброчных статей на 1873 г. Ч.2. Л. 1-25.
29

Всего один участок был сдан под т.н. вывозной хутор, городскую свалку, куда отправляли нечистоты со всего города – предшественник общегородской централизованной канализации, которой крупнейшие русские города стали обзаводиться лишь в конце XIX в. На участке, который был арендован нижегородским купцом А.Ф. Рогозильниковым под мясную бойню и салотопню, закалывали крупный и мелкий скот, чье мясо шло потом на городские рынки и базары. Наконец еще один участок использовался в 1873 г. под «проложение пути», видимо, за этим стоит потребность конкретного арендатора в организации подъездных путей к своему предприятию. Еще один участок был арендован под «угород» - это означает, что он был обнесен оградой для каких-то целей, в источнике не отраженных.

30

Наибольшую сложность для атрибуции того или иного участка составили склады лесных и других материалов: склады могли располагаться как на выгонных общегородских землях, так и на берегу Волги в зоне т.н. бечевника, который по закону исключался из разряда общегородских земель. В источнике нет никаких прямых указаний на местоположение земель, отданных под склады в 1873 г. Только по косвенным признакам – измерению отдельных участков в погонных, а не в квадратных саженях, мы выявили те из них, которые были арендованы именно на выгоне, а не на волжском берегу. Таковых оказалось 31 наименование. Впоследствии в бухгалтерских книгах за более поздние годы лесные склады по берегам рек стали переписываться отдельно.

31

Таким образом, в первом приближении мы можем реконструировать следующие функции окраинных территорий Нижнего Новгорода в 1870-е гг. (расположены по убыванию значимости):

32
  • обеспечение пожарной безопасности городского жилого фонда;
  • снабжение городского строительного рынка кирпичом;
  • обеспечение санитарно-гигиенической безопасности горожан.
33

Поясним. Прежде всего, за счет таких земель реализовывалась функция пожарной безопасности городского жилого фонда, который освобождали от легковоспламеняющихся материалов, в частности древесины, хранившейся на многочисленных складах на выгоне. Не секрет, что в 1870-е гг. даже Москва являлась преимущественно деревянной, поэтому проблема городских пожаров была весьма актуальна для всех русских городов этого времени. Далее, выгонные земли выполняли функцию снабжения города строительным материалом – кирпичом. Именно из местного красного кирпича возводились все каменные здания в Нижнем Новгороде. Также констатируем, что только начинала закладываться санитарно-гигиеническая функция выгонов в виде обязательной утилизации отходов и продуктов жизнедеятельности городского населения вне селитьбы на вывозных хуторах и организации мясных боен с салотопнями при них.

34

Реконструкция функций выгонных земель будет неполной, если не сказать о традиционном использовании выгонов по прямому их назначению – о выпасе городского стада. В лето 1872-1873 гг., как и в предыдущие годы, оброчная статья, по которой фактически сдавался не участок земли, а услуга – «пастьба стада», была отдана многолетнему пастуху, нижегородскому цеховому И.А. Букину10.

10. ЦАНО. Ф.30. Оп.35. Д.756. Л.40.
35

Рассмотрим основные характеристики аренды выделенных нами типов участков – площадь, стоимость, сроки. Источник не позволяет нам судить о размерах лесных складов, они перечислены просто под номерами, также как нет сведений за 1873 г. и о площади единственного на то время в Нижнем Новгороде вывозного хутора. Однако относительно остальных участков такой информацией мы располагаем. Наибольший средний размер участка на выгонной земле составил 302.401 кв.сажень11. Эти поистине огромные территории в сравнении с другими были арендованы под хлебопашество. Счет каждой такой оброчной статьи шел на сотни десятин земли. Это было вполне понятно, учитывая земледельческий характер использования участка, представлявшего из себя хутор с жилым домом и хозяйственными сараями при нем. На втором месте с большим отрывом находилась средняя площадь участка под кирпичный завод – 2.295 кв. сажени, т.е. менее десятины. Для производства кирпича требовалось также достаточное количество земли, т.к. необходимо было постоянно выкапывать все новую и новую глину. Размеры территории канатных фабрик и заводов составляли в среднем также менее десятины, но, приближаясь к ней – 2.038 кв. саженей. Мясные бойни и салотопни требовали минимум земли – всего 114 кв. саженей, представляя из себя сараи с отведенными стоками в овражистую часть городской окраины.

11. Квадратная сажень – недесятичная единица измерения площади, принятая в дореволюционной России. Равнялась 9 кв. аршинам или 4,5522 м.кв. Десятина равнялась 2400 кв.саженям или 1,09 га. Здесь и далее при расчете средних величин данные округлялись до целого числа. Для расчета использовалась функция СРЗНАЧ (среднее арифметическое), представленная в программе MS Excel.
36

Стоимость аренды также была различна для участков разного функционального назначения. Минимальная стоимость квадратной сажени в среднем была зафиксирована для канатных фабрик и заводов – всего 3 копейки, а максимальная – 2032 рубля для засеянные хлебами земли. В промежутке между этими двумя показателями располагались цены за аренду участков под кирпичные сараи (5 коп./кв.саж.), лесные склады (12 коп./кв.саж.), мясные бойни (15 коп./кв.саж.) и колокольный завод (39 коп./кв.саж.).

37

Сроки аренды для участков разного назначения могли колебаться в пределах от 6 до 22 лет, т.е., как правило, городская управа сдавала выгоны надолго. Средняя длительность составляла 11,28 лет. Интересно, что в бухгалтерской книге максимальная длительность была зафиксирована для участков, сданных под хлебопашество. Они были арендованы еще в дореформенное время – в 1859 г., 1861 г.,1867 г. А один участок даже был отдан в потомственное пользование за фиксированную плату, являясь примером чиншевого землевладения в городе. Позднее муниципалитет уже не позволял себе так «нерыночно» распоряжаться общегородскими землями, отказавшись как от долгосрочной аренды, так и от передачи земель в наследственное пользование за установленную плату.

38

Перейдем к рассмотрению земельно-арендных отношений на выгонах через 30 лет по данным книги 1903 г.12 Тогда было сдано 107 участков, больше, но не намного, чем в 1873 г. К сожалению, мы не можем интерпретировать эту цифру объективно в связи с отсутствием дополнительных данных за промежуточные годы. Они позволили бы выявить тенденцию и построить тренд развития данного показателя. Однако мы можем выявить назначение участков и посмотреть, как количественно они распределились согласно этому назначению. На первое место по количеству арендованных участков вышли вывозные хутора – 34 участка было заарендовано под эти цели. Вслед за ними шли 15 складов под лесные и иные материалы с более чем двукратным отрывом. Одиннадцать участков арендовались под «жилые строения», видимо это были небольшие одноэтажные деревянные дома бедных жителей со службами, расположенные компактно на выезде из города с волжской стороны. По 7 участков было отдано под мясные бойни и под дачи в городском лесу Марьиной роще, находившейся на выгоне. По 5 участков арендовалось под кирпичные заводы и огороды. Наконец, от четырех и менее участков было отдано под заводы по обжиганию извести, заводы для варки масла и костей и обработки кишок, постоялый двор при скотобойне, под дробильный завод и кузницы, под экипажную мастерскую, экипажные сараи, птичник, молочную ферму, хлебопашество, луговодство, циклодром для Нижегородского общества трезвости, стрельбище для местного кадетского корпуса, место для гуляний в городском лесу.

12. ЦАНО. Ф.30. Оп.35. Д.7630. Расчетная книга по текущим платежам за городские оброчные статьи Нижегородской городской управы на 1903 г. Л.2-4, 7-9, 11, 15-16, 19-28, 32-38, 41-47, 50-51, 54-57, 60-61, 64-65.
39

Мы не случайно перечислили подробно вслед за источником все виды аренды, дабы на этом примере показать расширение функционального использования выгонных территорий в начале XX в. На городских окраинах как в зеркале отражались изменения городской экономики, усложнение городской инфраструктуры, развитие городского образа жизни в целом. Вместе с тем, некоторые виды аренды просто исчезли, отмерли со временем за ненадобностью, как это произошло с канатными фабриками и заводами. Сведения о колокольном заводе также отсутствуют в источнике за 1903 г., возможно, его хозяин Д. Чарышников к этому времени прекратил свою деятельность.

40

Таким образом, мы можем говорить о следующих функциях городских выгонных земель в Нижнем Новгороде в начале XX в. (выстроены в порядке убывания значимости):

41
  • обеспечение санитарно-гигиенической безопасности горожан;
  • обеспечение пожарной безопасности городского жилого фонда;
  • обеспечение землей для строительства новых жилых кварталов;
  • осуществление дачного строительства;
  • снабжение городского строительного рынка кирпичом;
  • снабжение городского населения сельскохозяйственной продукцией.
42

Приведенный перечень показывает перемещение на первое место функции, связанной с санитарно-гигиенической обстановкой в городах. Для городских поселений и тем более крупных это была проблема номер один. Увеличение городского населения, как местного, так и пришлого, и отсутствие общегородской канализационной сети – вот причины того, что по сравнению с 1873 г. вывозных хуторов в Нижнем Новгороде стало больше, чем в 30 раз. Проблема пожарной безопасности и попытки ее решения за счет городских окраин также оставалась весьма злободневной для муниципальных властей. Косвенно это свидетельствует о том, что городская застройка оставалась деревянной или смешанной каменно-деревянной, но не целиком каменной. Здесь интересно отметить, что в списке складов по данным источника присутствуют теперь не только лесные склады, но и пороховые погреба, керосиновые склад, т.е. опять-таки легковоспламеняющиеся и потому опасные материалы.

43

Обратимся к характеристике условий арендного пользования выгонными участками в начале XX в. Размер таких участков колебался как и прежде весьма сильно от минимального значения 36 кв.саженей до максимальной цифры 61.333 кв.саженей. Эти показатели мы установили для мест под кузницы и хлебопашество соответственно. При этом размер посевных площадей при Нижнем Новгороде по сравнению с началом пореформенного времени значительно сократился, почти в 5 раз. Данное сокращение произошло, прежде всего, за счет того, что еще в 1880-е гг. закончился срок аренды огромных хуторских владений, и городские власти не стали больше сдавать такие большие земельные наделы в аренду, признавая это невыгодным для себя. Если ранее арендаторами хуторов выступали представители нижегородского купеческого сословия, то спустя 30 лет эти оброчные статьи полностью перешли в руки крестьян граничащих с городом деревень.

44

Большие земельные площади требовались под разведение огородов, т.е. опять-таки для земледелия, в среднем на каждую подобную оброчную статью приходилось по 11.112 кв.саженей. С заметным отрывом по площади шли места под кирпичные заводы – 2842 кв.саженей, что было немного больше, чем аналогичный средний показатель в 1873 г. Земельные наделы во всех остальных случаях были менее десятины, т.е. менее 2400 кв.саженей.

45

В целом же средний размер арендованного земельного участка на выгоне сократился, но зато виды аренды стали более многообразными.

46

Рассмотрим, как изменилась стоимость квадратной сажени спустя тридцатилетие. Минимальная стоимость аренды была зафиксирована под стрельбищами кадетского корпуса, размещенного в Нижегородском кремле, – всего 1 коп./кв.сажень. Эту цену нельзя признать рыночной, она, вероятно, была установлена не без давления на городские власти военного ведомства и губернатора, как это было в случае с совершенно невыгодной для города арендой земель военным ведомством под лагери и летние учения артиллерии и пехоты13.

13. См. например: Доклад городской управы о городской выгонной земле, занимаемой лагерями // Протоколы Нижегородской городской думы. – 1890. – 26 января. – Ст.15; По делу о городской земле, занимаемой лагерями // Протоколы Нижегородской городской думы. – 1891. – 15 ноября. – Ст.261.
47

В общем, участки навскидку можно объединить в три стоимостных кластера – до 10 копеек, от 10 копеек до рубля, выше одного рубля. В разряд от 1 до 10 копеек за кв.сажень попадает большинство участков - под мясные бойни и салотопни (по сравнению с 1873 г. стоимость выросла незначительно, на 2 копейки), кирпичные сараи (по сравнению с 1873 г. стоимость земли под ними выросла вполовину), молочную ферму, огороды, вывозные хутора. Дороже стоила земля под заводы по обжиганию извести, экипажные сараи, склады лесных и других материалов, места под жилые строения. Стоимость кв. сажени на этих участках находилась в пределах от 10 копеек до 1 рубля. Наконец, дорогостоящей следует признать аренду под заводы по варке масла, переработке костей и кишечное заведение, а также под дробильным заводом. Самой дорогой была земля под кузницами, составляя 2,15 рубля за кв.сажень (при том, что площадь под ними была наименьшей). К сожалению, нет сведений о стоимости дачных мест в городском лесу Марьиной роще.

48

Особо остановимся на стоимости пашенных земель. По данным источника стоимость кв.сажени составляла в среднем 0,002 копейки, можно сказать земля была бесплатной для арендаторов и убыточной для городской управы. Пока мы не можем объяснить этот удивительный факт, нуждающийся в дополнительном подкреплении данными из других источников. Ясно одно, за прошедшие 30 лет пашня на городской окраине резко обесценилась. Подтверждает ли это тот факт, что сельскохозяйственная функция большинства русских городов ушла из жизни к началу XX в., как это было показано в исследованиях Б.Н.Миронова?

49

Наконец, остановимся на характеристике длительности аренды выгонных земель. По всем участка, независимо от их функционального использования произошло сокращение средних арендных сроков, который стали составлять порядка 4,4 лет, т.е. почти 2,5 раза меньше в 1873 г. Максимальный срок аренды был характерен для дачных мест в Марьиной роще – почти 12 лет, а минимальный – менее года, был установлен для места под циклодромом, отданного только на одно лето, также как и для участков, на которых крестьяне косили сено, т.е. занимались луговодством. Как мы уже писали выше, длительная аренда была невыгодна городской управе, т.к. чем короче арендный срок, тем более галопирущей может быть цена, повышаясь год от года, в то время как при длительной аренде на весь арендный срок сохранялась одна и та же ставка, оставаясь фиксированной согласно контракту. В тоже время нуждается в дополнительной проверке еще один фактор сокращения сроков аренды – нежелание, боязнь арендаторов связывать себя длительными отношениями с управой. К сожалению, бухгалтерские книги не могут помочь в обосновании или опровержении этой гипотезы, здесь требуется привлечение конкретных арендных дел, отложившихся в архиве текущего делопроизводства Нижегородской городской управы.

50

Напоследок рассмотрим еще один сюжет, связанный с социально-сословными характеристиками арендаторов. Здесь мы можем опираться на данные только за 1873 г., поскольку в книге 1903 г. уже отсутствует указание на сословную принадлежность человека. Среди арендаторов преобладали, во-первых, местные нижегородские предприниматели, во-вторых, в большинстве своем купцы, купчихи, один купеческий сын. На второй позиции шли мещане, затем бывшие солдаты – вольноотпущенные, отставные рядовые, поручик. Совсем немного занимались подобным предпринимательством представители нижегородского чиновничества (коллежский асессор и коллежский секретарь). Наконец, было всего 2 представителя крестьянского сословия.

51

Заключение

52

Таким образом, в данной статье нами были рассмотрены источники, помогающие изучить вопросы земельной аренды на выгонных землях в губернском городе Нижнем Новгороде в 1870-1917 гг., а также возможности этих источников, показанные на примере анализа документов за 1873 и 1903 гг.

53

Поскольку Городовое положение 1870 г. требовало четкой фиксации всех поступающих сумм в городскую кассу, то логично предположить, что аналогичные документы отложились в фондах управ других региональных архивов России. Это открывает широкие возможности для проведения сравнительно-сопоставительных исследований по означенной тематике, тем более, что до настоящего время таковых не проводилось.

54

Что касается Нижнего Новгорода, то его выгонные земли, являвшиеся окраинными территориями, отделявшими жилую застройку от граничащих уездов, претерпели серьезные изменения в сторону все большей антропогенной нагрузки. Изменялись функции выгонов от простых (размещение кирпичных и канатных заводов и выпас городского стада) до сложных видов (размещение серьезных фабричных производств и стационарных дачных поселков с соответствующей инфраструктурой).

55

Изменялась и политика управы в отношении сдаваемых в аренду участков. Со временем исполнительные власти старались извлекать все больший доход от выгонных оброчных статей, приходя в тоже время к необходимости рациональной эксплуатации таких земель и проведения соответствующих восстанавливающих мероприятий, которые бы поддерживали доходность окраин на высоком уровне.

56

В целом, изучая арендные отношения, складывавшиеся на выгонных землях русского города, мы можем судить о модернизации и урбанизации, охватившей его в пореформенное время.