The problem of manning of customs and pub’s administration in the south of Russia in the XVII century
Table of contents
Share
Metrics
The problem of manning of customs and pub’s administration in the south of Russia in the XVII century
Annotation
PII
S207987840000196-4-2
Publication type
Article
Status
Published
Abstract
The article concerns with the problem of manning of customs and pub’s administration in the south of Russia in the XVII century. The author analyses the social background of the heads of Voronezh customs and its middle parts: tax-collectors, clerks and copyists.
Keywords
administration, the head of customs, tax-collectors, clerks, Voronezh district
Received
16.10.2012
Publication date
30.11.2012
Number of characters
33208
Number of purchasers
15
Views
5218
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

1

Проблема комплектования местных учреждений, в том числе таможенных изб и государственных кабаков (с 1651 г. кружечных дворов), находилась в сфере внимания исследователей с середины XIX века. Социальный состав таможенных и кабацких чиновников рассматривали Б.Н. Чичерин1, В.Н. Захаров, В.Н. Булатов и др. 2

1. Чичерин Б.Н. Областные учреждения России в XVII веке. М.: Тип. А. Семена, 1856. С. 409-416.

2. Захаров В.Н. Таможенное управление в России в XVII в. // Государственные учреждения России XVI - XVII вв.: сб. науч. тр. М., 1991. 49-77; Булатов В.Н, Минаева Т.С., Петров О.В., Санников Л.И. История архангельской таможни XVI-XX вв. Архангельск, 2001. 192 с. См. также: Демидова Н.Ф. Служилая бюрократия в России XVII в. и ее роль в формировании абсолютизма. М., 1987; Колесникова Е.А. Приказные и выборные местные органы управления// Дискуссионные вопросы российской истории. Арзамас, 1995.
2

Следует отметить, что на юге России вследствие традиционно невысоких таможенных и кабацких сборов и из-за проблем с наличием компетентных штатов, руководство таможней нередко объединялось с руководством сбора питейных и более мелких пошлин.

3

В некоторых городах, например, в Ливнах, Ельце, могло происходить совмещение таможенных и питейных сборов с другими, предположим, банными или квасными. Так, в 1636-1637 гг. ливенские таможенные и кабацкие головы И. Юршин, и сменивший его Е. Онтипов собирали вместе с таможенными и питейными деньгами еще и доходы с бани3. В Ельце в 1640 г. на откупе у головы тяглеца Конюшенной слободы М. Белоглаза находились таможня, кабак, баня и мельничий доход4.

3. РГАДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. Приказн. ст. Д. 74. Л. 101.

4. Там же. Д. 127. Л. 62-70.
4 Административный аппарат южнорусской таможенной избы и кабака представлял собой иерархическую структуру, состоящую из нескольких звеньев. Высшее звено – таможенный и кабацкий голова осуществлял руководство таможенными и кабацкими сборами из городской таможенной избы. Он руководил деятельностью таможенных и кабацких целовальников, подьячих и дьячков, а также контролировал сбор пошлин в сельской местности, на таможенных заставах и перевозах.
5 Среднее звено - ларечные и рядовые целовальники, дьячки и подьячие могли находиться на своей должности несколько лет подряд при разных верных головах или откупщиках. Функции целовальников были размыты. Им поручалась самая разнообразная работа, которая представляла собой повинность и не оплачивалась. По мнению М.Б. Булгакова, таможенные и кабацкие целовальники могли быть универсальными сборщиками или специализироваться на особом виде пошлин5. Один из целовальников назначался старшим, он же по совместительству являлся ларечным (ларешным). Ларечный целовальник фактически являлся казначеем. Он же занимался приготовлением и покупкой вина. Судя по всему, должность ларечного целовальника была очень ответственной. В некоторых документах он именуется даже ларечным головой. Так, в 1683-84 гг. ларечным головой при воронежском верном голове К.М. Масалитинове состоял Н. Горденин. В 1687-1688 гг. при орловском таможенном и кабацком голове И. Горбунове находился Н. Высоцкий.
5. Булгаков М. Б. Организация мелких откупов в России первой половины XVII столетия. Тюмень. 1997. С. 244.
6 Остальные целовальники, как таможенные, так и кабацкие, именовались рядовыми. Среди них выделялись «ходячие» и караульные целовальники. Они, как правило, направлялись для сбора пошлин в торговые места и охраняли таможенную избу. Таможенные и кабацкие целовальники могли оставаться на своей должности несколько лет, при разных головах. При повторном избрании в выборных документах и росписях указывалось, при каком голове находился этот целовальник ранее. Так, например, в 1679 г. в Воронежском уезде был составлен выбор по новому голове А.Т. Михневу. В число выбранных ему в помощь вошли целовальники 1678 г. «Максимова году Протопопова» М. Демин и Л. Гнеушев. Целовальники сменялись ежегодно, работали они по одной - две недели, затем переменялись и занимались торговыми делами.
7 Должность целовальника считалась важной, он являлся правой рукой таможенного головы и в случае непредвиденных обстоятельств мог его заменить. Так, например, в 1649 году елецкому воеводе А. Хрущеву пришлось самостоятельно заняться проблемой внеочередного выбора нового головы. В своей челобитной в Москву он сообщил о том, что в 1649 году прежний выборный голова ельчанин Ефим Гаврилович Забелин в ноябре скоропостижно «судом божьим» умер. Елецкая таможня осталась без начальника. Тогда А. Хрущев созвал к себе всех целовальников, и из кабака и из таможни. Их попросили выбрать голову из своего круга, «кому меж себя верят». В результате был выбран целовальник М. Митрофанов. На него были составлены поручные записи, и воевода передал ему все амбарные и ларцовые ключи в присутствии всех целовальников и «при многих сторонних людях». М. Митрофанову и целовальникам наказали «чтоб они кабацкую и таможенную денежную казну сбирали с великим радением неоплошно». Сам Митрофанов должен был находиться в таможне до государева указу6.
6. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 295. Л. 7-8.
8 В Москве поступок воеводы одобрили. По присланной царской грамоте в Елец Митрофанов должен был собрать «перед прежними годами прибыль», иначе его бы разжаловали опять в целовальники7.
7. Там же. Л. 49-51.
9 Для ведения письменной документации на таможне и кабаке обязательно находился дьячок или подьячий, который вел всю отчетность. По мнению М.Б. Булгакова, наличие в штате таможни и кабака подьячих и дьячков, то есть специальных лиц, сосредоточивших в своих руках всю канцелярскую работу, является явным признаком бюрократического стиля8. В обязанности дьячков и подьячих входило «записывать винные браги имянно, сколько какова хлеба и хмелю и на колько дров на брагу пойдет, и что пивовару и винокуру, и ярыжникам корму и на сколько дней… будет те все деловцы в год наняты будут, и … пивные вари и медвеные ставни».
8. Булгаков М.Б. Посадские люди в системе государевых служб в XVII веке: дис. … док. ист. наук. М., 2007. С. 291.
10 Дьячки, как правило, находились на своей должности в таможне многие годы. В 1657-1658 гг. при воронежском верном голове П. Митрофанове служил таможенный дьячок Игнат Тархов. Он же упоминается в качестве подьячего в 1664 г. при составлении выбора нового головы И. Михнева. По челобитью всего города в Воронеже в 1664 прежний выборный подьячий И. Тархов был оставлен при таможне и кабаке на следующий срок, так как он «никакого дурна государевой казне и порухи не учинил».
11 Некоторые из дьячков, работающих в таможенной избе, делали здесь карьеру. В августе 1655 г. воронежский таможенный дьячок Денис Девятого писал в челобитной, что накануне полтора года работал по выбору на таможенном и кружечном дворе при голове М. Прибыткове. Теперь он хотел получить назначение в воронежскую приказную избу на место Захария Кошкина. В том же месяце воеводе Воронежа В.Я. Непейцину была направлена грамота с приказанием, принять Д. Девятого на работу в съезжую избу9.
9. РГАДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. Приказн. ст. Д. 289. Л. 150-151.
12 Дьячки и подьячие не были материально-ответственными людьми на таможне и кабаке. Они могли занимать свою должность по найму или по выбору. Наемные давали поручную запись, а выборные работали по крестному целованию 10. Так, в сентябре 1678 года по государеву указу и по грамоте из Разряда и по приказу воронежского воеводы Максима Михайловича Карташова воронежские дворяне и дети боярские выбрали таможенным головой сына боярского Максима Григорьевича Протопопова. В помощь ему, «для письма», тогда же был выбран дьячок Мартын Петров, «чтоб государевой казне приход вел и приходные книги писал в правду против евангельской заповеди»11.
10. Подробнее см. Булгаков М.Б. Посадские люди в системе государевых служб в XVII веке : дис. … док. ист. наук. М., 2007.

11. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 2. Д. 50. Л. 5-7.
13 Низшим звеном в этой иерархии являлся многочисленный вспомогательный аппарат, состоящий из сторожей, истопников, посыльных, пивоваров и пр. Их труд был наемным и оплачивался из таможенных и кабацких доходов. В помощь таможенным и кабацким головам местные воеводы нередко выделяли приставов и стрельцов. Их работа на таможне и кабаке (кружечном дворе) считалась службой и не оплачивалась. Так, например, в январе 1694 года по «царскому указу» голове воронежских стрельцов и казаков С.Ф. Малцову было велено прислать из стрелецкой и из казачей приказной избы посыльных людей воронежских стрельцов два человека в съезжую избу для посылки на Воронежскую таможню и кружечный двор «по неделе переменяясь»12.
12. Там же. Оп. 1. Д. 47. Л. 10.
14 По законодательным источникам XVII века, таможенные и кабацкие головы и целовальники должны были выбираться или назначаться из числа посадского населения и крестьян дворцовых сел13. Однако, в ряде регионов России, в том числе на юге страны, где посад был немногочисленным, административный аппарат таможни и кабака (кружечного двора) имел более широкие источники комплектования.
13. Соборное уложение 1649 г.: Текст, комментарии. АН СССР. Ин-т истории, авт. кол.: А.Г. Маньков (рук.) и др.; коммент. Г.В. Абрамовича и др. Л., 1987. С. 29. В комментариях к статьям указывается, что откупщиками могли стать также частновладельческие крестьяне, независимо от их крепостного состояния (см. С. 287).
15

Проследить социальное происхождение служащих таможенной избы и государственного кабака (кружечного двора) позволяют документы о выборе голов и о назначениях откупщиков. Помимо архивных документов, сведения об источниках комплектования административного аппарата южнорусских таможенных изб и кабаков (кружечных дворов) почерпнуты из таможенных книг разных лет14. Часть сведений о социальном статусе таможенных и кабацких голов можно найти в Переписной книге 1646 г.15 и в десятнях XVII в., проанализированных В.Н. Сторожевым16.

14. Памятники южновеликорусского наречия. Таможенные книги / изд. подгот. С.И. Котков, Н.С. Коткова. М., 1982. 343 с.

15. Переписная книга Воронежского уезда 1646 г. Воронеж, 1998. 208 с.

16. Сторожев В.Н. Воронежское дворянство по десятням XVII в. // Памятная книжка Воронежской губернии на 1894 г. Воронеж, 1894. Отд. III. С. 90.
16

По Воронежскому уезду мы располагаем следующими данными, характеризующими ситуацию до 1652 г. Из числа таможенных и кабацких голов 32 % были откупщиками и 68% - находящимися на своей должности «по выбору». Среди откупщиков 50% были выходцы из крестьян и 25% из посадских людей. В других городах юга России откупщики имели такое же социальное происхождение. Например, в Осколе в 1635-1636 гг. таможенные и питейные доходы собирал посадский человек М. Горбун. В тот же период времени в Курске «тамгу и кабак» взял на откуп Ф.М. Олтухов. По своему социальному происхождению он был крестьянином боярина Ивана Никитича Романова села Спасского17.

17. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 74. Л. 105.
17

Во второй половине XVII века, после временного отказа от откупной системы, желающих стать откупщиками было меньше. Изменился и их социальный состав. Кабацкие и таможенные сборы на откуп брали теперь люди еще более зажиточные, крупные торговцы. Процент передачи воронежской таможенной и кабацкой избы на откуп упал до 6%, тогда как верный способ достиг 94 %. Среди откупщиков второй половины столетия – люди иногородние, в основном, москвичи.

18

Откупщик вносил в казну, заранее оговоренную денежную сумму, и все доходы сверх нее оставлял себе. Преимущество откупщика заключалось также в том, что в случае обнаружения беспошлинного товара, он изымался, и половина его стоимости доставалась откупщику18. Как правило, выставление права собирать таможенные и другие «прибыли» на своеобразный «аукцион» - то есть «на откуп» осуществлялось перед тем, как начать процедуру выбора. Об этом сообщалось заранее, уездным воеводам приказывали в соответствующих грамотах «кликать биричем по все дни».

18. Мизис Ю.А. Формирование рынка Центрального Черноземья во второй половине XVII -первой половине XVIII вв. Тамбов, 2006. С. 146.
19 Желающие стать откупщиками таможенных и кабацких сборов должны были подать челобитную о своей просьбе в Москву. Формулировки таких челобитных отличались простотой и формальным содержанием. Будущие откупщики просили дать им «тамгу и кабак на откуп из наддачи».
20 При оформлении откупной грамоты уплачивалась печатная пошлина. Порядок сбора печатных пошлин при оформлении откупов на кабаки и другие доходные статьи устанавливался Соборным уложением 1649 г. Пошлина называлась рублевой, так как ее исчисление шло в зависимости от дохода из расчета 7, 5 копеек с рубля. В случае малых размеров дохода с откупа – от 1 до 6 рублей – пошлина бралась с челобитья по 25 копеек с человека. Здесь учитывалось то обстоятельство, что челобитье об откупе могло исходить от двух и более человек19.
19. Соборное уложение 1649 г.: Текст, комментарии / [АН СССР. Ин-т истории, авт. кол.: А.Г. Маньков (рук.) и др.; коммент. Г.В. Абрамовича и др.]. Л., 1987. С. 94.
21 С 1 сентября 1634 г. воронежскую таможню и кабак хотел взять крестьянин боярина И.Н. Романова из с. Спасского Калужского уезда А. Григорьев. Он предложил новую наддачу в 15 рублей и еще 3 рубля пошлины. Его соперником выступил кадашевец Б. Захарьин, который предложил 15 рублей наддачи и пошлины. Однако он оказался менее удачлив, и откуп достался А. Григорьеву, который пообещал уплатить 1686 рублей 25 алтын 5,5 денег. С 1 сентября 1634 г. новый откупщик должен был выплачивать деньги два раза в год: 1 марта и 1 сентября. Первую половину суммы он заплатил сразу, поэтому в грамоте воеводе оговаривался отказ иным откупщикам в этом откупе20. В 1635/1636 гг. откупщиком был крестьянин Новодевичьего монастыря И. Федоров, а с сентября 1637 г. по 1 сентября 1638 г. верный голова сын боярский П. Полозов с 10 целовальниками 21. Видимо, желающих взять воронежскую таможню и кабак на откуп в тот год не нашлось.
20. РГАДА. Ф. 210.Оп. 13. Столбцы Приказного ст. Д. 74. Л. 31-32.

21. Там же. Оп. 12. Столбцы Белгородского ст. Д. 75. Л. 7.
22 В других южнорусских городах откупная система работала по такой же схеме. В 1637 г. откупщиком ливенской таможни и кабака пожелал стать посадский человек Коломенского уезда Е. Онтипов 22. В своей челобитной он просил дать ему на откуп ливенские кабак и тамгу, а также банные доходы на текущий год «из наддачи»: «а наддачи, чем ты государь, пожалуешь»23. Просьба Е. Онтипова была удовлетворена. Ливенский воевода Я.А. Дашков, выполняя распоряжение из столицы, передал откуп новому голове24. Последний должен был заплатить в царскую казну ранее собранную сумму и «наддачу» в размере одного рубля 25.
22. Там же. Л. 99.

23. Там же. Л. 101.

24. Там же. Л. 102-103.

25. Там же. Л. 104-105.
23 Взять «кабак и тамгу» на откуп мог как один, так и несколько человек. Остальные назывались «товарыщами» откупщика и должны были помогать ему собирать положенные пошлины. По документам довольно сложно проследить, сколько было таких помощников у откупщика. Чаще всего, это 1-2 человека. Так, товарищем воронежского головы 1634/1635 гг. А. Григорьева был И. Москвитин.
24 Откупщик не обязательно должен был быть жителем уезда, в котором он хотел взять на откуп таможенные и питейные сборы. Судя по документам, зачастую откупщиками становились жители соседних или более удаленных уездов. Отсутствие родственных связей в данной местности не могло не облегчать бесперебойные сборы пошлин и обеспечивать самим откупщикам более высокий доход. В своей деятельности они оказывались свободными от необходимости учитывать интересы друзей и родственников, другими словами «норовить им».
25 Проанализировав многочисленные челобитные откупщиков и их структуру, можно сделать несколько выводов. Во-первых, в начале столетия таможенные и кабацкие сборы были довольно популярным видом откупа, на которые находились желающие. Это говорит об их большой доходности. Во-вторых, в столице не ориентировались на то, из какой местности и из какого сословия происходит откупщик. Более важными были вопросы «наддачи» - то есть дополнительных денежных сборов.
26 После принятия Соборного уложения 1649 г. и отмены откупов в 1652 г. таможенные и кабацкие сборы до середины 1660-х гг. собирались, в основном, «на веру». В период до 1690-х гг. передача этих «доходов» на откуп носила единичный характер. Так, в Воронежском уезде с 1665 г. откупщиком был москвич Л. Елизарьев. В Орлове таможенные и кабацкие сборы собирали откупщики 1667 и 1668 гг. И. Семенищев и И. Бечевин соответственно.
27 В отличие от откупной системы, которая приносила голове личные доходы, «верная» была повинностью для населения. В этой связи, закономерно проанализировать социальный состав таможенных и кабацких верных голов. Основной социальной группой, из которой выбирались таможенные и кабацкие головы в южных уездах России, были служилые люди «по отечеству» - дети боярские. В виду того, что посадское население на юге страны было немногочисленным, они обязаны были нести дополнительные повинности. Из известных нам около ста голов таможни и кабака (кружечного двора) Воронежского уезда 72 % происходили из числа детей боярских. Примерно такая же ситуация по другим южнорусским уездам. Тем не менее, в XVII столетии верным таможенным и кабацким головой мог стать посадский человек или мелкий служилый человек – пушкарь или стрелец. Так, в Курске в начале столетия таможенные и кабацкие пошлины собирали по царской грамоте воронежские посадские люди Л. Титов (голова 1628 г.) и Д. Веневитинов (голова 1629 г.). Последний уже был ранее верным головой в Воронежском уезде в 1619/1620 гг. В 1683/1684 г. воронежские таможенные и питейные пошлины собирал на вере посадский человек К.М. Масалитинов.
28 Ю.А. Мизис называет «верный способ» таможенных и питейных сборов прямой эксплуатацией местного населения. По его мнению, это была принудительная, безвозмездная и материально ответственная работа. Обязанности по поставке обслуживающих кадров для таможен и кабаков были возложены государством на местных жителей. Оно лишь контролировало через своих агентов (воеводу, центральные приказы) работу этих кадров. В частности, выборы голов и целовальников 26.
26. Мизис Ю.А. Формирование рынка Центрального Черноземья во второй половине XVII -первой половине XVIII вв. Тамбов, 2006. С. 155.
29 Как правило, в грамотах, направляемых воеводам на места, за исключением тех лет, когда откупная система была временно запрещена, указывались оба способа организации сбора пошлин: и «вера» и «откуп». Так, например, в 1637 году воронежскому воеводе М. Вельяминову была направлена царская грамота о выборе на следующий год таможенного и кабацкого головы или отдачу этих прибыльных статей на откуп27. Прежний голова Алексей Шиловский вместе с целовальниками М. Ушековым и П. Хариным, деньгами и книгами были отправлены в Москву 28.
27. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 104. Л. 14.

28. Там же. Л. 19.
30 Существовало несколько способов занять должность «верного» головы. Во-первых, судя по дошедшим до нас источникам, нередко практиковалось назначение таможенных и кабацких голов особым указом из Москвы. В этом случае, воеводам присылалась грамота не об организации выбора, а об отправке конкретных лиц в соответствующий уезд для сбора таможенных пошлин и питейных денег. Так, например, в 1628 году в Елец были посланы лучшие воронежские торговые люди К. Мосалитинов, С. Корамышев, П. Онисимов, Д. Веневитинов. Они должны были сменить там голову Ивана Хромого, находящегося «у денежного сбора»29. В 1629 году воронежский торговый человек Денис Веневитинов «за поруками безсрочно» был прислан в Курск «в головах»30. В 1647/1648 году по указу из Москвы в Воронежском уезде должность головы исполнял житель Ельца Наум Плеханов31.
29. Там же. Д. 52. Л. 38-39.

30. Там же. Л. 151-152.

31. Там же. Д. 58. Л. 36.
31 Во-вторых, нередким было избрание верных голов в таможни других уездов. В 1648-49 гг. в Ливнах таможенным и кабацким головой был ельчанин Ф. Кожухов32. В Белгороде таможенными головами могли стать жители Курска 33. Третьим и более частым способом было избрание на должность таможенного и кабацкого головы местного жителя.
32. Там же. Л. 68-71.

33. Там же. Д. 295. Л. 52.
32 Процедура «выбора» в любом случае целиком и полностью контролировалась воеводой, который обязан был проследить за тем, чтобы на этой важной должности оказался кто-то из числа людей «добрых и прожиточных», то есть обладающих определенным имуществом, которое выступало в качестве гарантии в случае недобора таможенных денег. Обычной формулировкой в царских грамотах для подобных случаев было: «велено выбрать в головы … самых добрых и прожиточных людей, которых с такое дело будет и в денежном зборе мочно верить»34. Так, например, в 1678 г. по указу из Москвы и по приказу воеводы М.М. Карташова в Воронеже был выбран голова М.Г. Протопопов, «потому что он Максим у нас человек добрый душою прям и животами прожиточен» 35.
34. Там же. Д. 271. Л. 81.

35. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 2. Д. 50. Л. 1.
33 Выбор проводился осенью, обычно в начале года, в сентябре, и представлял собой сложную процедуру с письменной отчетностью. Сигналом к началу «выборов» служила «царская грамота» из Москвы. Согласно этому документу ответственность за процедуру нес воевода, который должен был найти подходящих кандидатов на эту должность по описанным выше критериям. Избрание головы осуществлялось одновременно с выбором вспомогательного аппарата – целовальников и дьячков по отдельным сословным группам. Предложенные кандидатуры обсуждались в съезжей избе. Окончательное назначение таможенного головы оформлялось царским указом. Срок, на который выбирались должностные лица таможни и кружечного двора, был почти всегда годовой (с 1 сентября до 1 сентября).
34 После выборов составлялся «выбор» - документ об избрании, который подписывали все его участники. Это повышало ответственность избранных и наделяло их правами действовать от имени той части населения, которая выдвинула их на эту должность. «Выбор» вместе с поручными записями отправлялся в Москву.
35 Документ «выбора» составлялся по однотипной схеме и оригинальностью не отличался. Так, например, в 1648 г. был составлен выбор по новому воронежскому таможенному и кабацкому голове М. Пареному. Он содержал в себе перечисление имен выборщиков по социальным группам (дворяне, дети боярские поместные, атаманы и казаки ), а также возможные санкции для них в случае недобора необходимой суммы36.
36. РГАДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. Приказн. ст. Д. 177. Л. 6.
36 В число выборщиков, судя по присылаемым в столицу документам, входили люди из числа местных жителей из разных сословных групп. Состав выборщиков различался в каждом городе и уезде и зависел от структуры населения.
37 В поручных записях прописывались указания новому голове или содержалась ссылка на уставную грамоту. В сентябре 1638 года процедура выбора нового головы проводилась в Воронеже. Как было сказано в поручных документах, «за нашим выбором им учинить прибыль збирать денежные доходы вправду с великим раденьем и неоплошно безо всякие хитрости и ни с кем не сужатся и не корыстоваться»37.
37. Там же. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 104. Л. 20-26.
38 В 1688 г. в поручных документах в Орлове городке на голову Ф. Щепкина содержались следующие указания: «казну не красть, и своими товарами беспошлинно не торговать, и по свойству и по дружбе пошлинами никому не поступаться и на зборные деньги товаров себе не покупать и кружечного двора никаких питей безденежно не пить и никого не поить и ничем не корыстоваться и ни в чем казне потери не учинить иначе пеня на выборщиках» 38.
38. ГАВО. Ф. И-287. Оп. 2. Д. 8. Л. 18.
39 После процедуры выбора в городской приказной избе проводилось крестоцелование в присутствии служилых и «жилецких» и уездных людей. Выбранные должностные лица давали обещание «не корыстовать». Целовальники принимали присягу в присутствии воеводы, земского старосты и священника. К крестоцелованию обязывали и дьячка, он обещал «кабацкую прибыль и таможенные пошлины и всякие доходы в приход и расход записывати в книги в правду… и не корыстовать»39.
39. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 271. Л. 82-83.
40 Судя по всему, желающих стать верными таможенными и кабацкими головами было немного. В 1681 г. в столице стало известно, что в южнорусских городах многие «лучшие люди», не захотев становиться головами, «себя в выборе обошли». Поэтому на эти должности были выбраны менее богатые жители уездов, которые стали уличаться в корысти. «А ныне ведомо учинилось, что не во всех городах в таможни и на кружечном дворе к зборам… выбраны, что лучшие люди себя в ыных городах в выборе обошли» 40.
40. ГАВО. Ф. И-287. Оп. 4. Д. 22. Л. 5-6.
41 Причиной нежелания местного населения становиться головами «на вере» можно искать в повышенном внимании и контроле над их деятельностью со стороны местных властей и столицы. Помимо того, что верный голова на год лишался возможности вести собственную торговлю, он обязан был поддерживать бесперебойность таможенных и питейных сборов, в случае необходимости на собственные средства осуществлять закупку припасов, ремонт помещений и т.д.
42 Как и откупщики, верные головы должны были предоставить спустя положенный годовой срок собранные денежные суммы в размере не ниже предыдущих, а еще лучше, выше – то есть с «наддачей». В случае недобора верные головы ставились на правеж.
43 И.Г. Прыжов следующим образом описывает правеж: «Праветчики, разделив между собою виновных, ставили их в ряд и, начав с первого, били тростью, длиной в полтора локтя, поочередно ударяя каждого по икрам и, таким образом, проходя ряд от одного края до другого. За расправой наблюдал судья из окна. Расправа производилась ежедневно, кроме праздников, от восхода солнца до 10-11 часов утра, и каждый подвергался правежу, пока не выплачивал долга...»41. Помимо подобной расправы верные головы лишались своего имущества, которое конфисковывалось в пользу государства.
41. Прыжов И.Г. История кабаков в России в связи с историей русского народа. М., 1991. С. 94-95.
44 Примеры правежа в отношении верных голов – довольно частое явление в истории таможенных и кабацких сборов. В 1633 году был поставлен на правеж воронежский верный голова Трофим Михнев. «С правежу» он подал челобитную в Москву и был отпущен в столицу для разбирательства42. В своей челобитной в Москву Трофим сообщал, что по грамоте из Москвы был выбран головой вместе с 10 целовальниками. После годового срока он приезжал в Москву для отчета и «волоченился на Москве десятую неделю». Т. Михнев просил «сыскать и … сызнова счесть, чтоб … на правежу напрасно в конец не погибнуть»43.
42. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 71. Л. 272.

43. Там же. Л. 290.
45 Воронежский воевода М.С. Языков сообщал в Москву, что Михнев собрал 255 рублей 8 денег. Из этой суммы было «дано на корм турским послам деньгами 50 рублей да на винокурню куплено котлов» 44. По всей видимости, именно эти затраты и послужили причиной недобора верного головы. Дальнейшая судьба Т. Михнева в источниках не отражена.
44. Там же. Л. 292-294.
46 В 1652 г. на правеж был поставлен елецкий верный голова М. Гулевский, в 1671 г. подобная участь постигла воронежского таможенного и кабацкого голову Ф. Струкова.
47 Если таможенные и кабацкие головы могли быть жителями соседних уездов, так называемыми «сторонними» людьми, то целовальники при них всегда выбирались из среды местного населения. На юге России, вследствие немногочисленности посадского населения, целовальники могли выбираться из числа местных мелких служилых людей: пушкарей, казаков, затинщиков и пр. Судя по всему, каждая социальная группа выбирала из своей среды одного-двух целовальников. Можно предположить, что количество целовальников зависело не только от размеров таможенных и кабацких сборов и, следовательно, от объемов работ в таможенной избе и на кабаке (кружечном дворе), но и от количества значимых социальных категорий местного населения, на которых повинность предоставления выборных целовальников должна была раскладываться более или менее равномерно.
48 Повсеместно сигналом к началу новых выборов служила грамота из Москвы. Так, в 1650 году 21 декабря в Белгороде была получена грамота о выборе к новому кабацкому и таможенному сбору. Как было сказано в документе, «велено выбрать в головы из детей боярских, а целовальников из торговых из жилецких людей и из крестьян 10 человек самых добрых и прожиточных людей, которых с такое дело будет и в денежном зборе мочно верить»45 . В ноябре 1671 года в валуйскую приказную избу была прислана царская грамота воеводе Гавриле Демидовичу Пасынкову об избрании к таможенным и кабацким сборам выборных голов и целовальников «из числа городских жителей разных чинов, людей добрых и прожиточных» 46 .
45. Там же. Д. 341. Л. 81.

46. ГАВО. Ф. И-8. Оп. 1. Д. 6. Л. 2.
49 Как видим, основным критерием для занятия должности целовальника было имущественное благосостояние и честность. Помощники головы непосредственно контактировали с населением и должны были пользоваться его доверием. В том же документе обозначено, из каких социальных слоев вели свое происхождение целовальники. Они выбирались из числа посадского населения и из крестьян.
50 Однако данные анализа многочисленных документов выбора южнорусских целовальников указывают и на другие категории населения. На юге России, вследствие немногочисленности посадского населения, целовальники могли выбираться из числа местных мелких служилых людей: пушкарей, казаков, затинщиков и пр.
51 Судя по всему, в Воронежском уезде каждая социальная группа выбирала из своей среды одного-двух целовальников. Так, 1 сентября 1638 года по государеву указу воронежские стрелецкие пятидесятники выбрали в целовальники стрельца И.Ф. Кольцова и беломестного казака П. В. Толмочова47. Воронежские пушкари и затинщики выбрали целовальника пушкаря К.А. Чеботаря48. Жители слободы Напрасная выбрали целовальников стрельцов Семена Колесникова и Филиппа Плешивого49. Как было сказано в поручных документах, «за нашим выбором им учинить прибыль збирать денежные доходы вправду с великим раденьем и неоплошно безовсякие хитрости и ни с кем не сужатся и не корыстоваться»50.
47. РГАДА. Ф. 210. Оп. 12. Стб. Белгородск. ст. Д. 104. Л. 20-26.

48. Там же. Л. 27.

49. Там же. Л. 28.

50. Там же. Л. 20-26.
52

В 1648 году в Воронеже проводились выборы нового головы и целовальников. Документ о выборе этого года был составлен очень подробно с перечислением имен выборщиков. «Воронежские полковые городовые и беломестные атаманы десятники (имена) выбрали усманского атамана Назарья Картавого, стрелецкие пятидесятники и десятники (имена) и все рядовые стрельцы 400 человек выбрали воронежского стрельца Терентья Васильева сына Швецова»51. Беломестные и полковые казаки пятидесятники и десятники и рядовые казаки 606 человек выбрали в целовальники трех человек – Константина Солодовникова, Алексея Зенина и Игната Грибанова 52. Воронежские пушкари и затинщики выбрали воронежского затинщика Агея Сидоровича Кузнецова. Напрасной слободы оброчные люди – оброчных людей Томилу Деива сына Синельника да Лукьяна Ивановича Даншина. Воронежские жильцы Успенской оброчной слободы – Т.И. Золотарева, К.Ф. Сапожника.

51. Там же. Оп. 13. Ст. Приказн. ст. Д. 177. Л. 12-13.

52. Там же. Л. 14.
53

В этом же документе указывалась мера наказания за превышение своих полномочий в должности целовальника. «Если учнут питии и воровать», то наказание должны были понести не только виновные, но и сами выборщики.

54

1 сентября 1678 г. воронежцы Усманского стана выбрали в целовальники воронежца села Усмани атамана М. Демина «таможенные и кабацкие денежные доходы сбирать в правду с великим радением неоплошно». Стрелецкие пятидесятники выбрали целовальника воронежского стрельца Якова Уксусова. Беломестные и полковые казаки пятидесятники и десятники выбрали целовальников воронежских полковых казаков Юрия Сенцова, Сергея Фролова и Ивана Милованова53.

53. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 2. Д. 50. Л. 10-15.
55

Как говорилось в выборных документах, целовальники обязывались «казну не красть, и своими товарами беспошлинно не торговать, и по свойству и по дружбе пошлинами никому не поступаться и на зборные деньги товаров себе не покупать и кружечного двора никаких питей безденежно не пить и никого не поить и ничем не корыстоваться и ни в чем казне потери не учинить иначе пеня на выборщиках» 54.

54. Там же.
56

Необходимость выбирать целовальников по одному или два от каждой социальной категории можно объяснить стремлением с одной стороны, местных жителей, обезопасить себя от притеснений «чужих» целовальников, а с другой стороны намерением центральных властей даже в случае недоборов гарантировать высокие доходы.

57

Таким образом, проблема комплектования таможенного и кабацкого административного аппарата на юге России в XVII столетии осознавалась на местном и на государственном уровне и решалась с учетом местных традиций, с опорой на процедуру «выбора». На юге России посадское население было немногочисленным и, поэтому, не могло активно участвовать в процессе таможенного и питейного управления. Эти функции взяли на себя другие сословные группы, главным образом дети боярские и мелкие служилые люди.